Грант

Yandex.Browser [CPI, Android] RU UA BY UZ KZ

Телефонный звонок от Дина раздался в тот момент, когда я проезжал через большие железные ворота на въезде в клинику «Усадьба на холмах». Я не собирался заходить внутрь здания. Я просто хотел припарковаться и подождать Харлоу снаружи. Она была здесь уже более двух часов. Я вышел из машины, закрыл дверцу и пошел туда, откуда я мог видеть входную дверь. Когда Харлоу выйдет, я замечу её.

Если она не захочет меня видеть, что ж, ничего страшного. Я просто поеду вслед за лимузином обратно в Вегас. Но если она будет нуждаться во мне, я окажусь рядом. Я был бы полным идиотом, если бы считал, что Харлоу простила меня за всё только потому, что мы трахались в ванной. Мне следовало многое доказать ей. И каждый раз, когда она будет давать мне шанс сделать это, я воспользуюсь им.

Я прождал около десяти минут, когда дверь клиники открылась и вышла Харлоу. С того места, где я стоял, я мог заметить, что она плакала. Я пошел к ней навстречу. Сначала Харлоу не заметила меня. Она вытирала глаза, спускаясь по ступеням, когда я подошел к лестнице. Она подняла голову, и её глаза расширились от удивления, когда она увидела меня. Ну вот, она собиралась либо закричать на меня и потребовать, чтобы я убирался либо…

Харлоу быстро сбежала по ступеням, бросилась в мои объятия и начала всхлипывать. Я крепко прижал её к своей груди и закрыл глаза. Я обрадовался тому, что приехал. Я был прав, она нуждалась во мне.

Я ни о чем не спрашивал, а просто обнимал Харлоу и позволял ей выплакаться. Она сжимала в кулаках мою футболку, пока её тело сотрясалось от слез. Каждый всхлип, что вырывался из неё, отдавался болью в моей груди. Я хотел зайти в эту клинику и исправить все, что так расстроило Харлоу, но как, черт возьми, я мог сделать это? Я не мог ничего изменить.

— Он… он расчесывает ей волосы, — сказала Харлоу, когда её тело содрогнулось от очередного всхлипа.

Он расчесывает ей волосы? Что? Она говорила о своем отце? Я не стал спрашивать. Я просто позволил ей говорить дальше.

— Она улыбается ему, — выдохнула Харлоу.

Да, она говорила о своем отце. Я попытался представить, как Киро расчесывает волосы женщине, которая не может ни говорить, ни двигаться. Эти две вещи никак не складывались в единую картинку. Я не мог представить себе, как Киро расчесывает чьи-либо волосы, если только свои, и то это бывало редко.

— О Боже, Грант, мое сердце разрывается от боли. Он очень нежный с ней. Такое ощущение, что там мужчина, о существовании которого я не знала. Она ничего не может делать. Ничего. Я даже не знаю, понимает ли она, что он говорит, но он разговаривает с ней так, будто она все понимает. Он все еще любит её. Всецело. И ничего не получает взамен.

Я посмотрел вверх на здание, возвышающееся передо мной, и попытался представить то, о чем Харлоу мне сказала, но так и не смог это сделать. Я видел, как Киро трахал девушек на своем бильярдном столе, которым, я был более чем уверен, едва исполнилось девятнадцать. Он пил водку прямо из горла бутылки и в то же самое время затягивался косяком. Это навсегда запечатлелось в моем мозгу еще в то время, когда мне было тринадцать.

Я обнял Харлоу и провел рукой по её волосам, стараясь утешить, если это было вообще возможно. Она больше ничего не сказала. Наконец, её всхлипы стихли, она отпустила мою футболку и разгладила её в том месте, где сжимала. Меня это нисколько не волновало. Она могла забрать эту футболку себе, если бы только захотела.

— Ты здесь, — наконец сказала она, и подняла на меня влажное от слез лицо, которое было все равно до умопомрачения красивым. Как она делала это? Всегда выглядела так чертовски идеально. Она могла возбудить любого мужчину.

— Я подумал, что ты, возможно, будешь нуждаться в ком-то.

Харлоу застенчиво улыбнулась.

— Ты был прав.

Я потянулся вперед и большими пальцами вытер слезы, которые все еще катились по её щекам.

— Когда бы ты не нуждалась во мне, я буду рядом, — сказал я ей.

Она вздохнула и на краткий миг закрыла глаза.

— Это не поможет, — сказала Харлоу.

— Почему? — я думал, что иметь меня на побегушках было полезно.

— Я стараюсь держать тебя на расстоянии вытянутой руки. Если ты будешь таким милым, то это все затруднит.

Так вот о чем шла речь. Она еще многое не понимала. Я собирался намного сильнее осложнить её жизнь, прежде чем между нами всё будет кончено.

— Я думал, что мы разобрались с вопросом по поводу держать-на-расстоянии— вытянутой-руки еще в ванной комнате на борту самолета, — ответил я, стараясь вызвать у неё искреннюю улыбку.

Харлоу вскинула брови.

— Нет. Тогда все случилось только потому, что ты чертовки сексуальный и умеешь дарить мне действительно потрясающие оргазмы.

Я мог принять это.

— В любое время, когда ты захочешь это повторить, только помани своим маленьким прекрасным пальчиком, — ответил я, и на этот раз она улыбнулась. По-настоящему улыбнулась. Отчего свет прорезал темноту в её глазах.

Я опустил руку вниз и переплел свои пальцы с её. Харлоу не сопротивлялась.

— Я приехал на арендованной машине. Хочешь поехать со мной?

Она посмотрела на лимузин.

— Да, хочу. Папа решил остаться до вечера и мне нужно оставить лимузин ему.

Хорошо. Я хотел, чтобы она была рядом.

— Готова сейчас ехать? — спросил я.

Харлоу оглянулась на здание клиники.

— Да, готова. Не могу больше находиться здесь сегодня. И папе нужно время, чтобы побыть с ней наедине. Думаю, она тоже нуждается в нем.

Я не знал, что произошло в клинике, но я точно знал, что это изменило многое для Харлоу. Её жизнь теперь станет другой. Слез будет много. У меня было ощущение, что ей еще придется страдать. И я намеревался быть рядом. Ей не следовало проходить через это в одиночку.

* * *

Мы выехали на пустынную местность, и я позволил Харлоу выбрать музыку. Я также решил оставить её наедине со своими мыслями. Ей нужно было обдумать и принять все, что она сегодня увидела. Я понимал это. Раз за разом я бросал на неё взгляд для того, чтобы убедиться, что она не плачет.

— Я не собираюсь снова раскисать, — наконец сказала она.

— Хочешь поговорить об этом? — спросил я. Харлоу не была хорошей рассказчицей, когда дело касалось её чувств, но после сегодняшнего дня я понимал, что ей нужно было выговориться. Если она будет держать все в себе, от этого может стать только хуже.

— Я так злилась на него. На всех, кто лгал мне. Но потом… я увидела его с ней. Никто не смог бы подготовить меня к такому, — Харлоу покачала головой и посмотрела на свои сцепленные в замок руки. — Безусловно, сегодня многое изменилось между нами. Я всегда знала, что папа любил меня больше остальных своих детей. Мне не нравилось произносить это вслух, но так оно и было, и я испытывала чувство вины за это. Но сейчас я всё поняла, и не думаю, что именно меня папа любил больше других. Я просто была ребенком, которого она подарила ему. Я его связь с ней.

Я подумал о Мейсе, и о том, каким он казался отстраненным, когда говорил о Киро. Как будто Киро вовсе не был его отцом. А еще была Нан. Я знал, что Киро не был её поклонником. Однако Харлоу нуждалась в Киро, она любила его. Я не стал спорить с ней, но помимо её матери было кое-что еще, почему она была его любимым ребёнком.

— Это его последний тур. Ему не нравится оставлять маму. Я не могу спорить с ним по этому поводу. Возможно, весь остальной мир и хочет Киро, но сам Киро хочет быть с ней. Даже если она… он просто хочет быть рядом с ней. — Харлоу мягко улыбнулась. — Подумать только, я считала, что мой отец похоронил свое сердце вместе с моей мамой.

Я посмотрел на неё.

— Ты планируешь возвращаться туда, чтобы проведать её, — спросил я.

Харлоу кивнула.

— Да. Мама не может разговаривать со мной, и я не уверена, понимает ли она, кто я такая. Но сейчас я знаю о ней, и этого достаточно. Я хочу… я хочу быть единственной, кто расскажет маме о моей жизни. И, может быть, она на самом деле улыбается, когда с ней разговаривают. Если я буду проводить с ней больше времени, то возможно найду способ наладить отношения.

Я смог расслышать надежду в голосе Харлоу. Она хотела узнать свою маму. Это имело смысл. Только я не знал, смогу ли я сам справиться с тем, что она будет каждый раз выходить из клиники такой подавленной. Я потянулся, расцепил её руки и переплел свои пальцы с её.

— Я всегда рядом, если ты захочешь, чтобы я поехал с тобой. Не думаю, что ты должна быть там одна.

Нежная улыбка тронула губы Харлоу, потом она откинула голову на спинку сиденья, повернулась и посмотрела на меня.

— Спасибо, — просто сказала она.

— Проси все, что хочешь, Харлоу. Все, что хочешь, — сказал я ей.

Она пожала мне руку.

— Не могу выкинуть из головы образ, как мой отец разговаривает с ней. Он был нежным и ласковым. Киро никогда не бывает нежным. Только мысли об этом, вызывают новую волну боли в моем сердце.

— Скажи, что я могу сделать, чтобы отвлечь тебя от этих мыслей, и я сделаю это. Я могу очень хорошо спеть что-нибудь, но я отстойно рассказываю анекдоты, сейчас я могу предложить тебе только это.

Харлоу улыбнулась, но ничего не сказала. Она просто продолжала смотреть на меня, и от этого мне было трудно сконцентрироваться на дороге.

Когда мы выехали на длинный прямой участок трассы, я обрадовался, так как теперь мог оборачиваться на неё чаще. Смотреть на Харлоу было слишком заманчиво, чтобы отказываться от этого. Прежде чем я успел обернуться в очередной раз, она наклонилась и скользнула рукой у меня между ног.

Мое тело замерло, а внимание рассеялось. Я двумя руками ухватился за руль и выдохнул, успокаиваясь. Её рот оказался около моего уха раньше, чем я успел что-либо сказать, а её рука стала гладить мой твердеющий член через ткань джинс.

— Съезжай с дороги, — сказала Харлоу, прежде чем прижалась поцелуем к моей шее, и стала ласкать её. Твою же мать. Что она делала?

— Харлоу, детка, что ты делаешь? — спросила я. Я знал, что она пыталась таким образом очистить свой мозг от тягостных событий сегодняшнего дня, но я не был уверен, что это было правильно. Даже если мой член не соглашался со мной.

— Мне нужно, чтобы ты помог мне забыть сегодняшний день, — сказала она хриплым шепотом.

Ох, черт. Это была плохая идея, но её рука ощущалась так чертовски хорошо. Я решил, что съехать с дороги было не такой уж плохой идеей. Наконец, когда я смог сконцентрироваться, и взять себя в руки, я съехал на обочину и остановил машину.

Харлоу откинулась на свое сиденье. Я уж решил, что она передумала, пока не увидел, как она расстегивает свои джинсы, стаскивает их с себя вместе с трусиками, которые я уже видел сегодня.

Я застыл в шоке, когда она перелезла со своего сиденья и оседлала меня. Потом она задрала свою рубашку, чтобы освободить свои груди.

— Хочешь заставить меня умолять? — спросила Харлоу, пока сидела у меня на коленях и смотрела мне в глаза.

Умолять? Что же я ей хотел сказать раньше? Я не мог вспомнить.

— Харлоу, я не думаю, что ты на самом деле хочешь этого, — кое-как удалось произнести мне.

— Ради Бога, только не надо говорить, что я хочу или в чем я нуждаюсь. Я устала, что все вокруг решают, что мне нужно. Я взрослая женщина, и прямо сейчас мне нужно, чтобы ты помог мне забыться. Дал мне возможность подумать о чем-то другом.

Я посмотрел в её глаза, и боль в них меня сломала. Как я мог сказать ей «нет»? Харлоу нуждалась во мне. Разве не за этим я приехал? Чтобы быть рядом, когда она нуждается во мне? Несмотря на то, что мой мозг кричал, что это была ужасная идея, я потянулся вперед, обхватил ладонями её лицо и провел большими пальцами по её заплаканным щекам. Ведь Харлоу была особенной.

— Я сделаю все, что ты хочешь, — сказал я, прежде чем прижался своими губами к её губам.

Она была невероятно вкусной, и мне захотелось прогнать прочь всю печаль, что терзала её. Поцеловав каждый уголок её рта, я провел языком по её нижней губе и вздрогнул, когда она выдохнула. Её язык нашел путь в мой рот, и она попробовала свой собственный вкус.

Я мог заниматься этим часами. Даже если мы собирались делать только это, я буду наслаждаться каждой минутой. Крепко прижимать Харлоу к себе и быть в таком тесном контакте с ней, значило для меня много больше, чем весь мой предыдущий опыт. За исключением того, когда я был внутри неё.

Харлоу приподняла бедра с моих колен, я опустил руку и скользнул между её ног. Влажность, которую я почувствовал, удивила меня. Я боялся, что она принуждала себя к близости, чтобы забыться. Но Харлоу была готова, и довольный стон около моего рта, сказал мне, что она хотела большего.

— Да, так хорошо. Мне нужно больше, — сказала она, когда начала двигаться на моей руке. Черт возьми, откуда все это взялось? Такими темпами, я кончу прямо в свои джинсы.

Я убрал от неё руку, и она, протестуя, застонала, пока не увидела, как я быстро расстегнул свои джинсы и опустил их вниз, чтобы высвободить свой член.

— Ох, — сказала Харлоу с восторгом, и схватила член двумя руками, а потом провела большим пальцем по его головке. Я наклонился и ухватил её за руки.

— Малышка, ты голая и умоляешь меня дотронуться до тебя. Я сейчас взорвусь. Тебе не следует трогать меня. Как бы хорошо это не ощущалось, я слишком близко…

Хмурое выражение на её лице сменилось пониманием, когда смысл моих слов дошел до неё, и её глаза расширились от удивления.

— Ты имеешь в виду близко к тому, чтобы кончить?

Черт. Харлоу в самом деле произнесла это слово? Если её ротик будет произносить подобные слова, это станет моей погибелью.

— Да. Очень близко.

— Я хочу увидеть это, — ответила она.

— Харлоу, милая, это неприлично, мы же в машине. Клянусь, я позволю тебе посмотреть на это с близкого расстояния, если ты захочешь, но не в машине, где я не могу привести себя в порядок.

Харлоу посмотрела на свою сумку.

— У меня в сумке есть салфетки.

Неужели она говорила это серьезно? Или я просто умер и попал на небеса, где милый ангел рассказывал мне о своем грязном желании увидеть, как я кончаю.

— Пожалуйста, Грант, дай мне поиграть с ним, пока ты не кончишь. Я все вытру потом, — сказала Харлоу.

Я стиснул зубы, когда мой член дернулся в её руках. Ему сильно нравилась эта идея. Слишком сильно. Ей не придется долго с ним играть.

— Но я думал, что ты хочешь, чтобы я трахнул тебя, — сумел выдавить из себя я.

— Я хочу. Мы сможем это сделать, после того, как я посмотрю. Мы же сможем сделать это жестко, разве не так?

Я посмотрел на её гладкую киску и решил, что мы легко это сделаем.

— Да, я уверен, что сможем. Я чертовски уверен в этом.

Харлоу просияла мне и потянулась к своей сумке, от чего её круглая обнаженная попка уткнулась мне в лицо. Я протянул руку и сжал её, Харлоу взвизгнула и опустилась обратно на мои колени, держа в руках целую упаковку салфеток.

— Видишь, — сказала она, улыбаясь. Затем бросила их в подстаканник и снова потянулась к моей эрекции. Я откинул голову на спинку сиденья и закрыл глаза. Если я буду смотреть, как она делает это, то опозорюсь, так как разрядка наступит слишком быстро. А моя девочка хотела поиграть.

— Такая нежная кожа. Я думала, что она будет на ощупь грубой или что-то в этом роде, но кожа очень нежная, несмотря на то, что он твердый и выглядит распухшим. Тебе не больно?

Неужели Харлоу спросила у меня это. Твою мать.

— Немного болит, но это приятная боль, и ты заставляешь его чувствовать себя очень хорошо. Слишком хорошо.

— Правда? — невинно спросила она, я открыл глаза и посмотрел на неё.

Харлоу смотрела на мой член и нежно поигрывала с ним. Я чуть не лишился рассудка от этого зрелища. Я потянулся, взял её руку и обхватил вместе с ней свой член.

— Сожми его, — проинструктировал я.

Она сделала, но недостаточно сильно.

— Сильнее, детка, — сказал я ей.

Харлоу сделала. Да, именно так, как я хотел.

— Хорошо, а сейчас двигай рукой вверх-вниз, вот так, — Я обхватил её руку своей, сжал её сильнее и стал двигать вверх и вниз.

— Будешь делать это и увидишь, как кто-то кончит очень быстро.

Харлоу прикусила нижнюю губу, и сконцентрировалась на том, чтобы делать в точности то, что я ей сказал. Я не мог не смотреть на неё. Она была такой сексапильной. Я потянулся вперед и прикоснулся к влажности у неё между ног, вынуждая её остановиться на мгновенье и застонать от удовольствия.

— Если ты решила поиграть, то я тоже хочу, — сказал я ей.

— Хорошо, — сказала Харлоу, выдохнула и крепче обхватила меня, пока я ласкал пальцем её клитор, чувствуя, как он набухал от моих прикосновений.

— Ох, это… это так хорошо, — простонала она, и прижалась ко мне еще сильнее.

Мне нужно было попробовать её на вкус. Я засунул свои пальцы в рот и стал слизывать с них влагу, пока Харлоу смотрела на меня. Она высунула язык и облизнула свои губы. Мой яйца дернулись, и я знал, что взрываюсь. Я хотел прикрыть себя, чтобы не испачкать Харлоу, но она хотела видеть это, поэтому я откинул голову назад, выкрикнул её имя и кончил ей в руку.

Харлоу издала удивленный звук, но продолжала удерживать мой член, пока я кончал. Мои бедра дернулись в наслаждении, чтобы она смогла увидеть это. Когда её рука потянулась к головке моего члена, чтобы прикоснуться к сперме, которая все еще вытекала из меня, я схватил её за талию и выругался.

— Черт, детка, не надо. Слишком чувствительно.

Дыхание Харлоу было быстрым и глубоким, как и моё. Это тоже её завело. Я посмотрел на мою девочку, и увидел следа моего освобождения на ней. Она не стала вытирать это с себя, а тоже внимательно изучала. Её грудь вздымалась с каждым вдохом. Черт. Я уже снова был твердым.

Я схватил салфетки и стал оттирать её.

— Могу я сделать так еще как-нибудь? Мне понравилось. Мне понравилось, как выглядело твое лицо в этот момент, — сказала Харлоу.

Её прямота расшевелила мой член, и он вновь стал твердеть.

Только Харлоу могла такое.

— Детка, в любое время, когда ты захочешь прикоснуться к моему члену, он в твоем распоряжении. Ты можешь делать с ним всё, что, черт возьми, захочешь.

Она улыбнулась и поднесла свою руку, которую я еще не успел почистить, к своему рту и слизнула сперму со своих пальцев. Я перестал двигаться. Я перестал дышать.

— Мне нравится вкус, — сказала она и слизнула со своей руки еще одно пятнышко.

Я был мертв. Другого объяснения тому, что происходило, просто не было. Я попал в такое место, где маленький, сексапильный, падший ангел воплощал в жизнь мужские фантазии.

— Сделаешь так в следующий раз мне в рот? — спросила Харлоу, протягивая мне руку, чтобы я закончил её очищать.

— Ты хотела, чтобы у меня снова встал. Что ж ты добилась этого, — сказал я ей, вытирая остатки моей спермы, потом я потянулся в карман своих джинс за презервативом, достал его и натянул на член. — Я не могу просто сидеть и разговаривать так с тобой. Сейчас я нуждаюсь в тебе, — сказал я, после чего приподнял Харлоу за бедра и усадил на себя, отчего она вскрикнула.

— Ты хочешь поиграть с моим членом, что ж ты можешь это сделать, черт возьми, — сказал я, когда приподнял её за бедра и вновь опустил на себя.

— Да! — Она откинула голову назад и выставила грудь прямо мне в лицо. Два больших розовых соска требовали, чтобы я прикоснулся к ним. Я начал посасывать один из них, когда Харлоу схватила мою голову, стараясь удержать её на месте.

— Сильнее. Соси меня сильнее! — сказала она, и я немного прикусил этот жесткий бутон, не в силах контролировать себя.

— О Боже, Грант! Как хорошо. Еще, — взмолилась она, пока я переключал внимание с одной груди на другую. Харлоу начала сходить с ума, бешено поднимая свои бедра и опуская их на меня.

— Это то, что ты хотела? — спросил я, пока она скакала на мне все быстрее и быстрее.

— Да! — закричала она.

— Скажи это. Скажи, что ты хочешь. — Мне нужно было услышать, как этот сладкий ротик говорит непристойности.

Харлоу открыла глаза и посмотрела прямо на меня, потом облизнула свои губы.

— Я хочу, чтобы ты трахал меня жестко, — медленно произнесла она, я зарычал и стал двигаться в ней так сильно, как только мог. Ей груди подпрыгивали перед моим лицом, делая сцену еще более эротичной.

Я никогда не представлял себе Харлоу такой. Но будь я проклят, если мне это не нравилось. Она просто занималась потрясающим сексом и делала его умопомрачительным.

— Я сейчас кончу, — сказала она, хватая меня за голову и прижимая её к своей груди. Мне это понравилось. Я укусил её за разбухшую грудь, когда она выкрикнула мое имя и начала вздрагивать подо мной. Харлоу снова вцепилась ногтями мне в спину и продолжала выкрикивать мое имя вновь и вновь.

Я схватил обе её груди и сжал их, когда мое освобождение сотрясло меня, и я кончил внутри неё, желая, чтобы не было никаких барьеров. Я хотел пометить её, показать всем, что Харлоу принадлежит мне. Я не собирался ни с кем делиться. Никогда.

Оглавление