Глава 13. Мышиная возня больших котов

Йаарх в ярости несся по коридорам. Он не знал дороги, просто бежал, не понимая ничего и не обращая внимания на окружающее. Воздух казался жидким огнем, обжигающим легкие, и он задыхался, постоянно сглатывая комки в горле. Хранитель проносился по коридорам с такой скоростью, что слуги едва успевали отскакивать в сторону, удивленно глядя ему вслед, а близнецы изо всех сил старались не отстать от него.

«А теперь – стой!» – ударом кнута прозвучал приказ Меча.

«Да пошел ты!..» – прохрипел в ответ Хранитель, но тело вдруг перестало ему повиноваться.

Он так резко остановился, что хралы чуть не налетели на него. Пытаясь освободиться, Йаарх бешено рвался, но не мог сдвинуться с места, будто Меч сковал его по рукам и ногам.

«Прекрати, сволочь!» – взвыл он.

«Слушай меня, и внимательно!» – рявкнул в ответ Меч.

«Отпусти!» – ничуть не любезнее отозвался Йаарх.

«Нет, ты будешь меня слушать!» – тон Совмещающего Разности стал еще непреклоннее.

«Ну, чего ты от меня хочешь?!» – чуть ли не в голос заорал Хранитель.

«Хватит! Запрячь свою ярость вглубь и используй по мере надобности. Тебя ждут дела поважнее, чем судьба одной девчонки!»

«Ничего нет важнее, чем прекратить мучения невинных…» – устало буркнул Йаарх.

«Есть!»

«Я должен запретить и подобные законы, и рабство!»

Меч наконец отпустил его и Хранитель обхватил руками голову, протяжно застонав сквозь зубы. Телохранители забеспокоились, и Махр спросил что-то, но Йаарх не обратил внимания.

«Отменишь – и получишь кровавую баню, – пояснил Совмещающий Разности. – Ты обязан понимать, что происходит в случае изменения основ того, чем люди жили долгие поколения. Вспомни шок после падения „коммунистического“ режима в Советском Союзе!»

«Это далеко не одно и то же! – возмутился Хранитель, перед его глазами стояла несчастная рабыня. – Я хочу только уничтожить нечеловеческие законы!»

«Уничтожить их надо. Но не так! И не сейчас».

«А что тогда сейчас?!» – Йаарх едва удержался, чтобы не заорать вслух.

«Война! – коротко ответил Меч. – Тебе принесли клятву шесть монархов, а остальные, подзуживаемые Советом Магов, вскоре накинутся на вас, как стая голодных псов. В этой войне погибнут и будут искалечены десятки, если не сотни миллионов. Это ты понимаешь?! Они все надеются, что ты совершишь чудо и спасешь их! Они ухватились за тебя, как за последнюю надежду избавиться от тех самых законов, которыми ты так возмущен. Вот о чем нужно думать!»

«Сотни миллионов?..» – от необъятности этой цифры Йаарх просто растерялся.

«Война будет страшной, твои не сдадутся до последнего, прекрасно понимая, что пощады им не будет. Магам не впервой выпалывать народы, как сорную траву!»

«И я этому причина?!» – едва не задохнулся Йаарх.

«Нет, – с легкой насмешкой ответил Меч. – Ты – повод. Твои вассалы давно уже не согласны жить в таком мире, но возможности изменить что-либо у них не было, и они вынуждены были смиряться, чтобы выжить. Ты им эту возможность предоставил, вот за нее и ухватились. Ко всему, конечно, примешиваются еще и личные амбиции, ненависть к магам и так далее…»

«Ясно…» – пробормотал Хранитель, ошеломленный «великолепной» перспективой стать инициатором всемирной бойни.

«Ничего тебе, парень, не ясно!» – буркнул Совмещающий Разности.

«И войны никак не избежать?» – мрачно спросил Хранитель, ярость жгла его, будто холодным огнем.

«Увы».

«Хорошо, – губы Йаарха сжались, глаза опять стали серебряными. – Я исполню свой долг».

«Именно так, парень! – сказал Меч. – Ты за них всех теперь в ответе. Поэтому я и не хотел, чтобы на тебя так быстро валилась власть. Ты еще не готов…»

– Научусь, – твердо и вслух ответил Хранитель. – Научусь.

«Хорошо, коли так…» – с глубоким сомнением буркнул невидимый собеседник.

Йаарх не ответил, он поймал за шкирку пробегавшую мимо служанку и приказал отвести его к Морхру. Девушка поклонилась и повела его через вереницу коридоров, комнат, залов, зальчиков, лестниц и галерей. Хранитель был погружен в свои невеселые мысли о нечеловеческой ответственности, внезапно свалившейся на него. Он ведь не хотел власти, а пришлось ее принять.

«Война, значит? – ощерил он зубы в хищной ухмылке. – Ну что ж, господа маги, держитесь!..»

«Стой, Йаарх! – в голосе Меча звучала паника. – В покоях Морхра маг! И очень сильный. Маг Предела! Я-то, по наивности своей, думал, что их уже не осталось…»

«Маг?! – зашипел, как разъяренная кошка, Хранитель. – Морхр меня предал?!»

«После клятвы он просто не способен это сделать. Тут что-то другое…»

Служанка привела Йаарха к огромной двери, охраняемой четырьмя стражниками. Не обратив на них внимания, он попытался войти, но охрана скрестила перед его лицом копья. Хранитель несколькими невидимыми глазу движениями расшвырял стражников в стороны и обеими руками толкнул створки. Те распахнулись, и он ворвался в небольшой зал, где за круглым столом сидели семеро.

Шестеро монархов и маг обернулись на звук распахнувшихся дверей и увидели разъяренного Владыку с нечеловеческими глазами. Он казался воплощением ярости, и каждый в комнате содрогнулся, представив, что эта ярость направлена на него. Владыка указал пальцем на мага и прохрипел:

– Морхр, кто это?

Эльнор встал, поклонился, ощущая жуткую силу Предела, клубящуюся вокруг Повелителя Тени, и ответил:

– Мое имя Эльнор, маг высшей степени, член Совета Магов Серой Башни.

– Маг Совета Башни… – Хранитель не заметил, что его тело на глазах потрясенных зрителей изменилось – оно подернулось серебристо-серым туманом, и через несколько секунд перед столом стоял, хлеща хвостом по полу, совсем небольшой, метров четырех росту, серебристый дракон.

Но дракон!

Меч пребывал в восторге. Без подготовки, совершенно инстинктивно принять вид дракона, перейти в истинный облик? Это казалось совершенно невозможным, но, тем не менее, произошло. В который раз нынешний Хранитель поразил его. Такого Хранителя у Совмещающего Разности и в самом деле еще ни разу не было. За каких-то восемнадцать дней настолько овладеть Пределом? Видимо, на Йаарха возлагалась особая задача. Какая и кем? Этого Совмещающий Разности не знал, но не особо беспокоился – придет время, и он все поймет. Ему хотелось хихикать от возбуждения, но Меч сдержал себя. Пусть парень гневается, устраивает войны, революции, казнит, милует – лишь бы только не увлекся кровопролитием, а то может и забыть о своем предназначении. От остального его можно уберечь. Йаарх нравился Совмещающему Разности все больше, хоть и был несколько наивен. Меч фыркнул про себя – уж от этой проблемы Архр его быстро избавит. Даже хорошо, что этот мир таков, иначе Хранитель мог остаться при своих заблуждениях, и пришлось бы ломать его значительно более жестоко, чем хотелось бы.

Маг медленно встал с места, вышел в центр комнаты и, глядя прямо в пылающие глаза дракона, сказал:

– Я не враг вам, Владыка… Я – ваш человек!

– Это правда, Повелитель, – поклонился дракону олтиярский король. – Именно от господина Эльнора я и узнал, что тот, за кем нам приказали охотиться – Серый Убийца.

Огонек ярости начал притухать в глазах дракона, его хвост уже не бил по полу, а серебристо-черные крылья перестали судорожно подергиваться.

– Вот как? – прогрохотал гулкий голос. – И почему же?

Эльнор неспешно и обстоятельно рассказал свою историю. Он не скрыл ничего – ни своих сомнений, ни диких выходок, ни безумных экспедиций. И попытался подробно объяснить за что так ненавидит Совет, членом которого недавно стал.

– Значит, пятая колонна? – в голосе Владыки слышалась ирония.

– Что? – переспросил маг.

– Не обращайте внимания, идиома из моего мира, – уже добродушно махнул передней лапой дракон, осмотрелся и остановил взгляд на пустующем кресле. – Я хотел бы сесть.

– Сейчас мы что-нибудь придумаем, Владыка, – вновь подхватился с места Морхр. – При ваших нынешних габаритах…

– А что такого в моих габаритах? – удивился дракон. – Я просто сяду вон в то свободное кресло.

И направился в обход стола. Но Йаарх не знал, что у него появился хвост, и тут же споткнулся, грохнувшись на пол. Хранитель только сейчас начал понимать, что с ним что-то не так, и растерянно уставился на собственный хвост, на котором и сидел, с трудом осознавая, что у него эдакое чудо выросло. Потом обратил внимание на крылья, застонал, схватился за голову и наткнулся на клыки. Внимательно обследовав себя на ощупь, он тупо спросил:

– Что это?

– Вы, Владыка, – поклонился Эльнор, с величайшим трудом сдерживая ехидную ухмылку. – Вы превратились в дракона

– В дракона? – в полном недоумении переспросил Йаарх. – Но как?!.

«Ой, держите меня, я падаю! – ржал Меч. – Превратился в дракона и даже не заметил, что у него хвост вырос? Ну, дорогой друг, ты и номера откалываешь!»

«Чего ржешь, железяка ржавая?! – возмутился Хранитель. – Лучше помоги! Что мне теперь, в этом облике до смерти расхаживать?!»

«А что плохого? – продолжал хохотать Меч. – Большой, красивый, и все боятся. А хвост какой… Хвост-то, хвост!»

«Иди ты в задницу! – взвыл в полном отчаянии Йаарх. – Помоги!»

«Ну, так и быть… – протянул Меч, продолжая непотребно хихикать, и в голове Йаарха возникло заклинание изменения облика. – Только не делай такого больше, особенно если не знаешь, что именно делаешь. Надо было бы оставить тебя в таком виде на недельку, чтобы прочувствовал. Ну, да ладно…»

Хранитель отмахнулся от него и знакомым усилием перешел Предел. Он быстро произнес необходимое заклинание, на ходу подставляя в него необходимые параметры, и с облегчением уставился на собственные обтянутые черным металлом боевого костюма ноги. Несколько секунд он еще сидел на полу, приходя в себя, затем, пошатываясь, встал и направился к пустому креслу. Усевшись, обвел присутствующих дикими глазами и хрипло прокаркал:

– Морхр, дайте вина.

Король налил и протянул ему полный кубок, стараясь не улыбаться – и Владыка, выходит, ошибается.

Хранитель, между тем, осознал, что после случившегося конфуза гнев отступил внутрь и стал холодным, отстраненным. Наконец-то! Он оглядел своих вассалов, решая, что делать дальше, затем приказал Морхру:

– Нам с магом необходимо переговорить наедине. Покажите, где можно это сделать и пришлите к нам паренька по имени Гадал, которого я привел с собой.

Король склонил голову, лицо его стало непроницаемым. Подойдя к двери, Морхр коротко отдал какой-то приказ стражнику. Затем подошел к столику у стены, налил себе бокал вина, выпил и показал на небольшую дверцу слева от стола со словами:

– Прошу сюда, господа. Там вам будет удобно и никто не помешает.

«А ведь ты обидел их, парень, – услыхал Хранитель негромкий голос Меча. – Зря ты с ними так, они короли, и тебе с ними жить, и воевать…»

Йаарх ничего не ответил, он окинул взглядом сидящих за столом монархов: Совмещающий Разности, к сожалению, прав. То на одном, то на другом лице он видел признаки тщательно скрываемой обиды. «Эх ты, идиот! – обругал он себя. – Не хотел ведь обижать людей, они тебе и себя, и свои народы отдали, а ты…» Хранитель смущенно улыбнулся и негромко сказал:

– Простите меня, господа, если я вас чем-то обидел. Просто ваш мир подбрасывает мне столько сюрпризов, что я почти постоянно в ярости. А в этом состоянии чего только не наговоришь… С магом мне нужно обсудить наедине некоторые вещи, касающиеся только магии.

– Ничего страшного, Владыка, – мягко улыбнулся Светоч Древа. – Мы понимаем.

Судя по глазам, вассалам понравилось, что Владыка извинился перед ними. И это хорошо – затаенная обида, как знал Хранитель еще по земной жизни, приводила порой к очень печальным последствиям. Он мысленно поблагодарил Меч за помощь и коротко передернул плечами от необходимости удерживать в памяти столько всего. Затем, вслед за Эльнором, вошел в узкую дверь, затворив ее за собой. Комната, в которой они оказались, была небольшой, но довольно уютной. В правом углу стояли у небольшого низкого столика два мягких, удобных на вид кресла, а напротив – диван. На столике лежали сигары, стояло вино нескольких сортов и три костяных кубка. Йаарх сел и разлил по кубкам красное колхрийское вино. Маг расположился напротив него и настороженно спросил:

– О чем вы хотели поговорить со мной, Владыка?

– Хочу подробнее расспросить о некоторых гнусных законах вашего мира.

– Я с удовольствием просвещу вас.

– Я имею в виду, – глухо проговорил Йаарх и от воспоминаний в нем вновь начала подыматься волна гнева, – закон о лишении пола совершившего запретное в интимных отношениях. И о рабах для удовольствий.

– Ах, это? – горько усмехнулся Эльнор, и рассказал все, что знал, включая и то, что сам недавно услышал от схорра.

– И ведь с благими намерениями… – столь же глухо, как и раньше, протянул потрясенный его рассказом Хранитель.

– В том-то же все и дело! – с болью ответил маг. – Сперва казалось, что найдена панацея от всех бед. Ведь после установления этих законов за каких-то сто лет исчезли войны, по всему миру был введен единый язык, ликвидированы эпидемии, голод, улучшена жизнь людей в столь многих областях, что остается только удивляться. Были построены десятки новых городов, городков и поселков, освоены новые, незаселенные до сих пор земли, огромные эскадры кораблей поплыли от материка к материку, перевозя товары и поселенцев. Едва ли не в каждом городе мира открыли университеты, десятки тысяч талантливых молодых людей стремились попасть в Академию Магии на Колхрии. И если человек действительно был способен на что-то, он мог поступить, невзирая на свое происхождение. Единственное, чего требовали маги очень жестко – это соблюдения их законов.

– Но не слишком ли велика цена за все это «благоденствие»? – с иронией спросил Йаарх.

– Увы, слишком, – тяжело вздохнул Эльнор. – Древние маги довели мир до определенного ими уровня, и развитие остановилось. Вся человеческая энергия и фантазия были направлены на достижение запретных видов наслаждения. Сперва узаконили обычное рабство, а затем придумали рабов для удовольствий. Вы даже себе представить не можете, до каких жестокостей способна дойти человеческая фантазия, особенно если людей поощрять в ней…

– Уже могу… – поморщился Хранитель. – К сожалению, могу.

– Была разработана и воплощена в жизнь программа воздействия на молодежь, и люди привыкли жить с уверенностью, что только так и нужно. Если кто-нибудь начинает всерьез заниматься наукой и придумывать что-нибудь новое, неугодное Серой Башне, его или забирают на Колхрию, или уничтожают. С тех пор, уже больше двух тысяч лет, нового в нашем мире почти не появляется. Даже магия начала забываться: когда все силы отдаются грязным политическим играм, на разработку новых заклинаний их не остается. Иногда мне кажется, что магию Предела предали забвению сознательно. Почему? Не понимаю, хоть и очень много размышлял над этим.

– Но неужели нет никакого движения вперед? – недоверчиво спросил Йаарх. – Так не бывает.

– Если это движение искусственно направлять по кругу, бывает, – с ненавистью выдохнул маг. – Да, иногда вводятся небольшие новшества с целью облегчить жизнь в какой-нибудь области. Но именно небольшие. Серая Башня изо всех сил поддерживает свою пресловутую стабильность. Они не учли только одного – когда нет ни эпидемий, ни войн, население начинает расти. Фофар уже кормят искусственно, забирая львиную долю продуктов у остальных – страна с таким населением при нашем уровне развития сельского хозяйства и промышленности просто не выживет.

– И какое же там население?

– Больше миллиарда, – ответил маг.

– Что?! – не поверил Хранитель.

– Как ни странно, это так, – с каким-то горячечным блеском в глазах подтвердил маг. – И это при том, что принимаются постоянные меры, направленные на снижение рождаемости. Очень жесткие меры.

– И что?

– Они не слишком-то помогают.

– Понятно, – пробормотал себе под нос Йаарх, потирая виски.

– Я хотел спросить у вас, Владыка: за какое время ваш мир развился от нашего уровня, до того, который сейчас?

– Примерно за четыреста лет.

– За четыреста лет?! – маг заскрипел зубами. – А мы за два тысячелетия не только не ушли вперед, но и забыли больше половины того, что знали!

– Вот как? – откинулся на спинку кресла Йаарх.

– Все, конечно, куда сложнее, но основа их действий именно такова, – со злостью бросил маг. – Как я уже говорил, всех, кто хоть немного выделяется из толпы, или заставляют служить себе, или уничтожают. И маги искренне уверены, что они спасают мир от гибели.

– Самые страшные палачи всегда уверены в своей особой ценности для истории, – презрительно фыркнул Йаарх. – Хоть в вашем мире, хоть в нашем.

– На Архре есть еще одна проблема, Владыка.

– Какая?

– После усиления древними магами половых инстинктов разумных стало рождаться женщин вдесятеро больше, чем мужчин.

– Знаю уже. Отсюда должно вытекать естественное многоженство.

– И это тоже, – кивнул Эльнор. – Но куда более распространено рабство. Особенно много рабов для удовольствий, не меньше десяти-пятнадцати процентов населения относятся к этой категории. Среди них, как вы сами понимаете, подавляющее большинство – бывшие женщины. Хотя и мужчин тоже немало.

– О, Господи! – сжал ладонями щеки Йаарх, представив себе эти толпы искалеченных. – А когда подобное несчастное существо состарится и станет непривлекательным – что с ним бывает?

Лицо Эльнора перекосила кривая ухмылка.

– Тогда ему велят идти в специальную комнату или здание Ухода, где это существо и выполняет ритуальное самоубийство… Таков их закон… – прохрипел маг, его взгляд при этом походил на взгляд затравленного волка, которому уже нечего терять. – Но и это не самое страшное, Владыка. То, что происходит каждый день в «просвещенной» империи Фофар, значительно страшнее.

– Что же там такое происходит? – глаза Йаарха вновь превратились в лужицы расплавленного серебра.

Эльнор зажмурился и вздрогнул.

– Детей с ранних лет приучают участвовать в самых жестоких истязаниях, – заговорил через некоторое время он. – Наградой за хорошую учебу в школе является направление в Дом Пыток, где ребенку позволяют собственноручно замучить раба или рабыню. Проявившие в этом наибольшую фантазию получают премию. У детей и подростков главное желание таково: поймать кого-нибудь из «друзей» или «подруг», силой заставить сделать запретное, а затем замучить. И смеясь, уйти, оставив за спиной истекающее кровью тело. Подобная практика поощряется взрослыми.

У Хранителя Меча застучало в висках, он едва смог пробормотать:

– Но как такое возможно?..

Маг сжал кулаки:

– Мне никогда не забыть моего путешествия по Фофару. Мне никогда не забыть, как ко мне, так как я был в мантии мага, подошли пятнадцатилетние девочки в школьной форме и с невинным видом попросили сделать бесполыми трех их однокласниц. Эти «милые» девочки заставили подружек сделать запретное и намеревались до каникул использовать их, как рабынь для удовольствий, а затем продать, чтобы выручить деньги для поездки на море. Очень практично, вы не находите, Владыка?

Йаарх только зевал, как рыба, вытащенная из воды.

– И я вынужден был сделать это, – с горькой, кривой усмешкой продолжил маг, – чтобы не выдать себя. Как вы думаете, кем я себя после этого чувствовал?

– Наверное, чудовищем… – буркнул Хранитель.

– Именно, – тяжело вздохнул Эльнор. – Понимаете теперь, почему я так ненавижу Совет и выступаю против него? Они насадили свои законы насильно, не считаясь ни с кем. Даже тем народам, которые сопротивлялись. И особенно тем, кто сопротивлялся.

– Значит война неизбежна?

– Абсолютно неизбежна.

– Спасибо, я понял, Эльнор, – тихо произнес Йаарх, в его глазах уже не было ярости, в них плескалась боль. – Еще вопрос. Меч сказал мне, что вы маг Предела.

– Это так, – опять поклонился маг. – Я нашел в развалинах заброшенного подземного города храргов одну из легендарных книг Предела, и она приняла меня, разрешив себя изучить. Кроме вас, я единственный маг Предела в мире. К сожалению, магия Совмещения Разностей была забыта…

– Благодарю за разъяснения.

Эльнор настороженно заглянул ему в глаза:

– Позвольте спросить, Владыка…

– Спрашивайте.

– Вы говорили, что вам сказал меч…

– А вы разве не знали, что Серый Меч разумен и имеет душу, а не просто магический артефакт? – удивился неведению Магистра Книги Хранитель.

– Нет, этого я не знал… – покачал головой Эльнор, с сочувствием глядя на Йаарха. – Тяжко это, наверное, – жить, имея внутри себя кого-то, кто знает каждое твое побуждение и каждую мысль.

«Я стараюсь как можно меньше вмешиваться в жизнь своего Хранителя, особенно – в личную, – услышал каждый внутри себя сухой голос Серого Меча. – Только при самой крайней необходимости, уважаемый маг».

– Благодарю вас за разъяснения, Совмещающий Разности! – поклонился в пространство Эльнор, а Йаарх с очень большим сомнением фыркнул.

«И нечего мне тут фыркать!» – уже только ему раздраженно бросил Меч.

– Есть одно, что я хотел бы прояснить, Владыка, – заговорил молодой маг.

– Что?

– Я не могу принести вам клятву вассалитета, – по лицу Эльнора пробежала тень, – любой маг сразу поймет, что я стал чьим-то вассалом.

«Клятва ученичества», – услышали оба голос Меча.

– Не лишено остроумия, Совмещающий Разности, – по губам мага пробежала едва заметная ехидная усмешка. – Совсем не лишено. Пусть себе ломают головы, к кому мог поступить в ученики самый сильный маг Колхрии…

Поймав удивленный взгляд Йаарха, он подтвердил:

– Это не похвальба, Владыка. Я говорю правду.

– Что ж, тем лучше… – с некоторым сомнением в голосе сказал Хранитель.

– Тогда приступим к клятве, – встал маг.

Йаарх последовал его примеру.

Эльнор опустился на одно колено и принес клятву Ученичества. Йаарх в который раз за этот бесконечный день выдернул Меч из тела, положил его лезвие на скрещенные над головой руки Магистра Книги, одновременно произнося слова принятия клятвы. Волна холода пронзила обоих, и клятва вступила в свои права.

Едва они успели закончить, как в дверь постучали, и голос олтиярского короля произнес:

– Владыка, юноша здесь.

– Пусть войдет, – ответил Хранитель.

Дверь приоткрылась, и в нее втолкнули бешено сопротивляющегося, шипящего, как дикая кошка, Гадала. Он окинул взглядом комнату, увидел учителя и расслабился. Но при виде человека в серо-серебристой мантии одного из высших магов Колхрии его глаза изумленно расширились. Эльнор с любопытством уставился на парнишку, одетого как крестьянин. Его брови поползли вверх, и Магистр Книги откинулся на спинку кресла.

– Владыка! – маг устремил потрясенный взгляд на Йаарха. – Где вы нашли это чудо? Это уже не талант, это уровень гения…

– А как вы думаете, Эльнор? – криво ухмыльнулся Хранитель.

– Раб?

– Именно так! – ответил Йаарх. – Вырвал его из-под кнута надсмотрщика. А назавтра парнишку должна была использовать одна любительница «композиций», если вы знаете, что это такое.

– Знаю, – коротко кивнул Эльнор. – И как вам удалось отобрать мальчика? Обычно подобные твари очень неохотно расстаются со своей добычей.

– Она получила то, – злобно ухмыльнулся Хранитель, – на что обрекала других.

– Это справедливо! – ничуть не менее злобно оскалился Магистр Книги.

Йаарх улыбнулся Гадалу и ласково сказал:

– Садись, ученик, вон туда, на диван. И извини, что мы говорили о тебе в твоем присутствии. Познакомься – это Маг Совета Эльнор.

– Маг Совета?! – подпрыгнул от злости парнишка.

– Эльнор на нашей стороне и тоже принес мне клятву Ученичества, – поспешил успокоить его Йаарх, встав и положив руку парнишке на плечо. – Сядь и успокойся. Вы с ним теперь – почти братья.

– Владыка прав, Гадал, – тонко улыбнулся Магистр Книги. – Именно я буду учить тебя началам магии, брат мой, если я правильно понял намерения учителя.

Маг покосился на Йаарха.

– Правильно, – подтвердил тот. – Этот алмаз необходимо как можно скорее огранить, а у меня абсолютно нет времени, да и необходимых систематических знаний тоже.

– Тогда я возьму его с собой на Колхрию, быстро обучу началам – Предел дает такую возможность – и устрою учиться в Академию. С его способностями и тем, что я дам, Гадал сможет поступить сразу на третий курс. В Серой Башне за него сразу ухватятся, не подозревая, что обучают на свою голову еще одного Эльнора…

Маг сухо рассмеялся. Гадал поднял взгляд на учителя, и Йаарх улыбнулся ему, кивнув в знак согласия. Парнишка встал и сказал, обращаясь к Эльнору:

– Я благодарю тебя, старший брат, и пойду с тобой, раз этого хочет наш учитель.

– Тогда я откланиваюсь, – встал с места Эльнор. – Только надо бы попрощаться с остальными.

– Хорошо, – улыбнулся Йаарх, и они вместе вышли из комнаты в зал, где их дожидались вассалы.

– Господа! – обратился к монархам Магистр Книги. – Я прошу принять мои извинения, но я вынужден отбыть в Колгарен – скоро начнется заседание Совета Магов. Мое отсутствие может вызвать ненужные подозрения, хотя все заседание, я уверен, выльется в бесполезные рассуждения о том, отчего каждый маг Архра сегодня не менее получаса вопил от боли.

– Каждый из магов сегодня испытал приступы боли? И вы? Почему? – с удивлением переспросил схорр.

– Когда Владыка на площади подчинял себе толпу, я тоже катался по полу и кричал не своим голосом, – усмехнулся Эльнор. – Но, в отличие от остальных, я знал, что происходит. А засим позвольте откланяться.

Маг взял за руку оторопевшего Гадала и повел его в библиотеку, где был открыт портал.

– И каков результат ваших переговоров с магом, Владыка? – поинтересовался после нескольких минут молчания Тла-Ан Ол-Ит.

– Маг Эльнор отныне мой ученик, – спокойно глядя ему в глаза, ответил Йаарх.

Схорр кивнул, удовлетворенный ответом. Хранитель, стоя на пороге, медленно обвел всех взглядом и с грустью в голосе произнес:

– Итак, господа, грядет война.

– К моему глубочайшему сожалению, Повелитель, – склонил седеющую голову олтиярский король.

Йаарх был абсолютно спокоен, белая стена ярости стояла где-то в глубине сознания. Он оскалился и продолжил:

– Но у нас есть для магов небольшой сюрприз.

– Какой, Владыка? – наклонившись вперед и сверля Хранителя маленькими глазками бурого цвета, спросил Молот Храргов.

– Они уверены, что против них выступил только Олтияр, и действовать будут соответственно. Когда мы ударим все вместе, это окажется для них неприятной неожиданностью.

Йаарх криво усмехнулся, подошел к столу, за которым сидели остальные, и протянул руку к его центру. Сперва никто ничего не понял, только через несколько секунд на его руку легла узкая ладонь аллорна.

Семь рук встретились над столом. И началась новая эра.

Они молчали, не разнимая рук, только смотрели в глаза друг другу, пытаясь осознать то новое, что пришло в мир, что должно изменить жизнь каждого. Никто не знал, станет ли лучше, но и жить по-прежнему они не могли.

Морхр внутренне торжествовал. Да, он прекрасно понимал, что будет война, что он и сам вполне может погибнуть, но все это было для короля уже не важно. Главное, что он прожил свою жизнь не зря, стал одним из первых, кто пошел с Владыкой. Олтиярец взял большую карту Архра и расстелил ее на столе.

– Но как мы сможем воспользоваться своим преимуществом? – нахмурился Тортфир, склонившись над картой.

– Магам, вероятнее всего, доложено о происшедшем здесь, – задумчиво сказал Хранитель. – Но в аллорнов, храргов и, тем более, схорров, они не поверят. Тогда как ваше присутствие, – он поклонился в сторону Тортфира с Кандагаром, – вызовет у них настороженность. Но вряд ли маги, исходя из вашей предыдущей вражды, поверят в ваш союз.

– Да, – согласился ланг Анрира, – Уверен, что они, после переговоров с вами, Морхр, сразу прикажут нам напасть на вас.

– Естественно, – кивнул олтиярский король.

– Необходимо найти причину, по которой вы не сможете этого сделать… – прошипел схорр, сложив руки под подбородком.

– Я достаточно уважительной причины не вижу, – сокрушенно вздохнул Тортфир.

– Я, к глубочайшему сожалению, тоже, – присоединился к нему шах.

– А если срочно переженить наследников? – тихо предложил Светоч Древа, поглядывая на ходящего взад-вперед Владыку.

– Это может и пройти, но проделать все необходимо тонко и сегодня же, – резюмировал храрг, незаметно ухмыляясь в окладистую бороду.

– И что вы думаете по этому поводу? – остановился возле столика с вином Йаарх.

– Идея может сработать, да и объяснит наше присутствие в Олтияре, – покивал Тортфир, потирая подбородок. – Я могу выдать свою старшую дочь, Изару, за вашего наследника, Морхр. Кажется, его зовут Дарх?

– Да, и я согласен на этот брак, – ответил король, затем повернулся к шаху Саммана. – Возможно моя дочь, Нанит, устроит вашего Исангара?

– А кто его будет спрашивать? – с мрачным юмором поинтересовался Кандагар.

– Разве ваши дети не станут возражать? – удивился Хранитель.

Тонкая улыбка осветила костистое лицо олтиярца.

– Каждый из них, – ответил он, – хорошо понимает, что такое государственная необходимость. Тем более, что жить вместе их никто заставлять не станет, если у них не будет желания.

Йаарх спросил:

– Если эта идея все-таки сработает, и от вас отстанут, то кого Совет может задействовать для нападения?

– Разрешите? – встал на ноги Кандагар.

– Конечно.

– Хорошо, – шах взял указку. – Перед вами, Владыка, карта Архра. Вот Мерхарбра, а вот и город Олтияр, где мы сейчас находимся. Видите недалеко от экватора цепь крупных островов?

– Вижу.

– Это Аллиорноинские острова, на которых расположено одноименное королевство. У них немалый флот и хорошая армия. Полностью зависимы от продуктовых и товарных поставок с Колхрии, поэтому по приказу магов, естественно, выступят.

– Кто еще? – спросил Йаарх, изучая карту.

– Недалеко от Аллиорноина – очень длинный, почти от полюса до полюса, материк, разделенный на два государства. Ближнее к нам – Онстерн – обязательно будет участвовать в войне.

– Почему?

– Великий герцог Таллиах безумен, то, что творили казненные вами жрецы – детские игрушки по сравнением с тем, чем он развлекается каждый день. Ему для войны и повода не надо… – ответил вместо шаха Тортфир.

– Ясно, – нахмурился Хранитель. – Еще кто-нибудь?

– Да, – ответил Кандагар, – прежде всего – Фофар. Какой-нибудь из огромных флотов империи обязательно примет участие в войне. И среди судов непременно будут грузовые платформы для перевозки Воздушной Гвардии.

– Воздушной Гвардии? – в недоумении переспросил Йаарх, остановившись возле стола – неужели в этом мире уже существует авиация?

– Воины на грифонах, – пояснил аллорн, прищурив свои огромные глаза.

– Но фофарский флот будет ждать очень неприятный сюрприз, – от смеха Повелителя Соухорна любого продрал бы мороз по коже, – наш объединенный флот. А кораблей у нас много…

– И еще никогда не выступали под одним флагом черные барки Соухорна и белые фрегаты Аллорна, – улыбнулся Светоч Древа.

– Броненосный флот храргов тоже будет готов, – мрачно уронил Рохтр-Урх-Мрок. – Нужно только скоординировать действия наших адмиралов и поручить командование достойнейшему.

– А кто из сухопутных полководцев, по вашему мнению, лучший? – спросил Хранитель.

– Без сомнения, князь Фархат, – безапелляционно заявил Кандагар. – Особенно для нестандартного ведения войны. Он ведь тоже ваш вассал, Владыка?

– Да.

– Хралы… – протянул Тла-Ан Ол-Ит. – Мне кто-то из вас сказал, что они сейчас здесь, хотя я совершенно не могу понять, как они сюда попали.

– Уже три тысячи лет они живут на Мерхарбре, – подтвердил Морхр. – И они лучшие в мире воины, с ними способны справиться разве что мастера ордена Принявших Смерть, но они все – одиночки.

– Не удивительно! – усмехнулся схорр. – Я уже говорил, что этот народ образовался из лучших воинов всех племен и народов. Они действительно снова с вами, Владыка?

– Да, Фархат принес мне клятву, Тла-Ан Ол-Ит, – произнося имя схорра, Йаарх едва не сбился и с досадой взглянул на того. – Извините, что несколько не в тему, но может, вы и Молот Храргов разрешите называть вас сокращенными именами, а то с непривычки трудно…

– Конечно, – почти незаметная улыбка скользнула по узким губам Повелителя Соухорна, – можете звать меня Тла-Ан.

– А меня – Мрок, – встал и поклонился храрг.

– Вот и отлично! – улыбнулся Йаарх и, подойдя к дверям, позвал: – Махр, Кват, зайдите.

Дверь распахнулась, и в комнату ступили двухметровые близнецы. Хранитель показал на них схорру и объяснил:

– Вот это и есть нынешние хралы, Тла-Ан.

Повелитель Соухорна встал и медленно обошел вокруг молодых гигантов, внимательно рассматривая их. Воины с недоумением поглядывали на странное существо, незнамо чего от них хотящее.

– Когда-то, – сказал Тла-Ан своим обычным слегка шипящим голосом, – наши народы были братьями и вместе сражались на стороне Владыки.

Близнецы уважительно поклонились. Хранитель улыбнулся, увидев энтузиазм обычно невозмутимого схорра, подошел к хралам и сказал:

– Махр, ты сейчас же пошлешь кого-нибудь к князю. Завтра утром я жду Фархата с лучшими воинами в этой комнате.

Воин молча кивнул, и братья вышли.

– Возможно, кто-нибудь объяснит мне, каково общее соотношение сил? – попросил Йаарх.

– Очень неутешительное, Владыка, – поежился Морхр. – Численность армий и флотов Фофара вместе с остальными странами, противостоящими нам, почти десятикратно превышает численность наших.

Йаарх едва не сел от такого известия. Он с изумлением посмотрел на своих вассалов – и при таком раскладе они рискнули бросить вызов Совету и стать на сторону Серого Убийцы? Как же им надоело происходящее на Архре… Он снова покачал головой, что-то мыча себе под нос, и забегал вокруг стола. Затем остановился возле столика с вином и принюхался – в одном из кувшинов явно было не вино, а бренди.

– Морхр, – попросил он короля, – пусть сюда принесут хорошо зажаренного мяса, а то мне есть сильно хочется.

– Сию минуту, Владыка, – склонил голову тот и отдал кому-то невидимому приказ.

Йаарх глотнул бренди, выдохнул и задумался. Но ничего не приходило на ум. Даже если им удастся выиграть первые битвы, то когда вступят в действие основные силы, его вассалов сметут, как стайку котят. Вдруг он едва не ухватил за хвост вычитанную где-то идею. Но как только попытался вспомнить, она тут же ускользнула. Хранитель досадливо поморщился – выход все равно должен быть. Нет безвыходных ситуаций, а найти возможность победить – его долг, ведь все эти люди возложили на него последние безумные надежды, которые он не имеет права не оправдать. Необходимо только обдумать все, что он слышал сегодня, и выход обязательно найдется.

«Да-а-а… – усмехнулся Йаарх. – В книгах-то герою все и всегда легко удавалось, а что, интересно, мне делать? Мне же ни на какой ляд не нужна была эта власть…»

Он грустно вздохнул, вспомнив сегодняшний день – от него, в общем, мало что зависело – власть свалилась на голову, не спросив, нужна она ему или нет. Самому Йаарху очень хотелось вернуться на несколько дней назад, когда он был еще никем…

«Владыка, тоже мне… – фыркнул про себя Хранитель. – Да из тебя Владыка, как из каховского раввина Папа римский!»

Его размышления прервал осторожный стук в дверь, и в комнату вошли несколько слуг с подносами.

«Вот уж заставь дурака богу молиться…» – растерянно подумал Йаарх, глядя, как принесшие, наверное, не меньше десятка блюд слуги сервировали столик в углу.

Он нервно повел плечами, налил себе полный бокал бренди, выпил и, подойдя к столику, с аппетитом съел несколько сочных кусков. То ли под влиянием спиртного, то ли еще отчего, но идея, которую Хранитель сперва упустил, начала проявляться в сознании.

– Каким оружием располагают стороны? – спросил он.

– Самым обычным, – пожал плечами Тортфир, – мечи, секиры, алебарды. У кого что есть. Из стреляющего – луки, самострелы, катапульты, баллисты. У обеих сторон оружие, в общем-то, одинаковое. Мы давно им торгуем, я знаю этот рынок. Все дело в количестве и качестве бойцов.

– Что еще?

– Магическое оружие и артефакты, но их очень мало, – непонимающе посмотрел на Йаарха толстяк.

– А есть ли на Архре что-нибудь взрывающееся? – продолжал допрашивать его Хранитель.

Тортфир задумался, затем лицо его просветлело:

– Владыка, наверное, имеет в виду хартгордовы шары? Но их делают только в двух или трех городах Фофара, и они очень дороги.

– Спасибо за консультацию, – поблагодарил Йаарх, – а теперь я прошу у вас несколько минут тишины, мне надо подумать.

«Эй, Серый деляга, ты где там?» – обратился он к Мечу.

«Опять обзываешься? – проворчал тот. – Смотри, обижусь…»

«Не до обид тут! – отмахнулся Хранитель. – Скажи мне лучше, сможем ли мы переместиться обратно на Землю?»

«Сможем, – буркнул Совмещающий Разности. – Вот только необходимости не вижу».

«Увидишь, – засмеялся Йаарх, возбужденно теребя волосы на затылке. – Еще вопрос: возвращаясь, мы можем попасть только в ту пещеру, или в другое место тоже?»

«Отсюда мы уходим в межмирье, а из него легко переместиться в любую точку твоего бывшего мира, незначительно изменив координаты, – ответил явно заинтересованный Меч. – Правда, обратно на Архр вернемся туда, откуда ушли. Ты что-то придумал?»

«Да! – довольно ответил Хранитель, теша себя лестной мыслью о том, какой он умненький мальчик, на что Меч ехидно хмыкнул. – Но объясню чуть позже. Мне сперва нужно понять кое-что. Мы можем переходить только сами, или есть возможность захватить с собой кого-нибудь или что-нибудь?»

«Кого угодно, что угодно и сколько угодно. Нетрудно даже открыть постоянный портал в любую точку Земли… – в голосе Меча все сильнее сквозило любопытство. – Но скажи мне…»

«Погоди! – оборвал его Хранитель и, торжествующе улыбаясь, повернулся к вассалам.

– Итак, господа! Я, похоже, нашел выход.

С этими словами он достал из кобуры пистолет, разрядил его и протянул олтиярскому королю. Тот взял непонятный предмет, несколько секунд крутил его в руках, пытаясь понять, что дал ему Владыка, затем с удивлением взглянул на своего сюзерена:

– Что это?

– Вы посмотрите и передайте другим, – улыбнулся Йаарх.

Морхр еще раз внимательно осмотрел пистолет, пожал плечами и передал его по кругу. Когда все монархи осмотрели «Беретту» и она вернулась к Хранителю, он поинтересовался:

– Как по вашему, господа, что это такое?

– Возможно, магический талисман? – осторожно предположил аллорн, ничего другого ему в голову не пришло.

Остальные пожимали плечами в недоумении.

– Это оружие, господа! – засмеялся Йаарх. – Личное оружие из моего мира.

Он вставил обойму на место, передернул затвор и, повернувшись к дальнему углу, навскидку выстрелил в статуэтку, стоящую на небольшой тумбочке. Статуэтка разлетелась мелкими осколками, Хранитель довольно улыбнулся и спрятал оружие. Вассалы, ошеломленные звуком выстрела, повскакивали с мест и бросились осматривать то, что осталось от статуэтки. Йаарх видел, как Тортфир, нашедший в стене выбоину от выстрела, что-то горячо доказывал спокойному, как всегда, аллорну; Мрок, оглаживая окладистую бороду, внимательно изучал каждый осколок и что-то мычал себе под нос; остальные тоже не остались спокойными.

– Это магическое оружие, Владыка? – недоверчиво спросил Кандагар.

– Нет, – усмехнулся Йаарх.

И чтобы доказать свои слова, он, направляя руку каждого и перезаряжая «Беретту», дал монархам выстрелить по разу.

– Очень даже неплохо, – констатировал довольный Морхр. – Я не понимаю только одного, чем этот, как вы назвали его «пи-и-исто-о-лет», может нам помочь в войне. Ведь он у вас один.

– В моем мире – огромные запасы мощного оружия, – ответил Хранитель. – Есть даже способное за несколько мгновений уничтожить город с многомиллионным населением.

Увидев вытянувшиеся лица вассалов, Йаарх поспешил успокоить их:

– Но нам, как вы сами понимаете, такое не нужно. А вот летающие машины, способные плеваться огнем, стрелковое оружие, морской и наземный транспорт, да и многое другое, помогло бы выиграть войну. Но красть там оружие почти невозможно, придется покупать.

– А что ценят в вашем мире? – сразу насторожился прирожденный торговец Тортфир.

– Золото, драгоценности, различные редкие металлы, уран, лес.

– Ну, золото и драгоценности мы найдем, с лесом тоже проблем нет, по металлам же нужно точно знать, что пользуется спросом, – начал быстро перечислять ланг Анрира. – А вот что такое уран?

– Сейчас это неважно, – отмахнулся Йаарх. – Лучше всего драгоценные камни. Для начала. Но и это позже – на реализацию этого проекта потребуется значительное время, а враги ждать не станут. Поэтому сперва придется воевать известными средствами, без земного оружия. Так что будем, пока, придерживаться первоначального плана и…

Его прервал торопливый стук в дверь, и в комнату ворвался возбужденный Свирольт.

– Владыка, Ваши Величества! – выдохнул он. – В Хрустальном Чертоге дворца впервые за последние сто лет заговорил шар дальней связи с Серой Башней! Маги хотят говорить с королем…

– Началось! – с этими словами Морхр встал с кресла, его глаза горели какой-то полубезумной решимостью, покрытое морщинами лицо даже помолодело.

– Мы будем слушать из-за двери, друг мой, – положил ему руку на плечо Йаарх. – И помните – мы с вами, мы – вместе, именно в этом наша сила. И, как говорят у нас на Земле, надерите-ка задницу этому старому козлу Фолергу!

Все негромко, слегка нервно, рассмеялись в ответ на шутку Владыки и гуськом вышли из комнаты. Принц шел впереди, следом двигались переговаривающиеся Морхр с Владыкой, за ними – все прочие. Хранитель обратил внимание, что на этот раз они идут в северное крыло дворца, где он еще не бывал. Шли довольно долго, прежде чем увидели широко распахнутую покрытую ржавчиной железную дверь, из-за которой несло холодом и сыростью. За ней была крутая лестница, ведущая куда-то в подземелье, и Йаарх вслед за Свирольтом и Морхром начал спускаться. Судя по всему, этой лестницей не пользовались очень давно.

После долгого и тяжелого спуска, во время которого идущий не раз рисковал сломать ноги, они увидели внизу одну-единственную небольшую дверь. Она оказалась приоткрыта, из щели пробивалось пульсирующее голубоватое сияние и доносился монотонный мужской голос: «Серая Башня вызывает короля Олтияра! Серая Башня…»

Морхр остановился перед входом, покосился на Владыку, родного и кровных братьев, и резко втянул в себя воздух, как перед прыжком в холодную воду. Королю было страшно до жути, страх перед магами Башни впитался с молоком матери, а теперь именно он должен объявить им войну. Морхр поежился и решительно толкнул дверь, входя в помещение, которое его предки почему-то назвали Хрустальным Чертогом. Это была совсем небольшая комната, отделанная черным мрамором, посреди которой над высоким каменным постаментом вращался в воздухе хрустальный шар, окутанный туманом. Морхр не спеша подошел к нему и сказал:

– Король Олтияра Морхр из рода Орт здесь. Кто хочет меня видеть?

– С вами будет говорить верховный маг Высшего Совета магов Колхрии, Магистр Высших Изменений Света и Тьмы, Фолерг, – тут же отозвался голос.

В туманной поверхности шара начали медленно проступать черты чьего-то лица. Это было лицо крючконосого старика с цепкими, умными и властными глазами. Правда, цвет его глаз уже не угадывался, от бесчисленных прожитых лет они выцвели. Он был очень стар, но никак не производил впечатления дряхлого, скорее, казался способным смести человека и, не задумываясь, отправиться дальше. Смерив пронзительным взглядом короля, старик качнул лысой головой и хрипло прокаркал:

– И что это у вас там происходит? Где эмиссар Совета?

Морхр растянул губы в довольной ухмылке и, не выдавая своего страха, ответил:

– Я посадил его на кол.

– Вы осмелились?! – глаза Фолерга расширились.

– Совет Магов мне не указка, я больше не потерплю ваших шпионов на своей земле! – дерзко ответил король все с той же довольной ухмылкой.

– Вы пьяны? – с недоумением спросил маг.

– Абсолютно трезв! – уже хохоча во все горло, бросил Морхр.

– Тогда, я думаю, – язвительно заметил Фолерг, – вы просто сошли с ума.

– Все возможно… – продолжал смеяться олтиярский король.

– А что это за дикие слухи про аллорнов и храргов у вас во дворце? – прищурился верховный маг.

– Если ваши наблюдатели перепились на свадьбе и им начали мерещиться аллорны, то это их личная проблема, – ничуть не менее язвительно сказал Морхр. – Аллорны на Мерхарбре… Надо же было такое выдумать!

За дверью иронично усмехнулся Светоч Древа.

– На какой свадьбе? – заинтересованно приподнял брови старый маг.

– Детей переженили.

– На ком?

– На наследниках ближайших соседей, – улыбка короля стала еще шире. Он с наслаждением вешал магу «лапшу на уши», как выразился бы Йаарх.

Фолерг смотрел на Морхра и размышлял. Да, варвар оказался умен и сумел обезопасить свои границы, его новым родственникам теперь не прикажешь напасть на него, будут бессмысленно мычать и отнекиваться. Но он, видимо, просто не понимает, что одной десятой армий и флотов Фофара хватит, чтобы мир навсегда забыл о существовании какого-то там Олтияра.

– На что вы надеетесь, Морхр? – удивленно спросил он.

– Ни на что! – отрезал король. – Будь что будет, но вы и ваши скотские законы мне надоели!

– Как хотите, – безразлично сказал маг, цепко и внимательно изучая худое лицо короля Олтияра.

Если бы Эльнор в этот момент мог увидеть его, то многое в его мнении о Главе Совета изменилось бы, слишком непохож был сейчас Фолерг на маразматика, которым его привыкли видеть в Серой Башне.

Через несколько мгновений шар прекратил свое вращение, погас и мягко опустился на подставку. Морхр привалился к косяку двери, тяжело дыша и утирая пот со лба. После этого разговора он чувствовал себя выжатым.

– От-тлич-ч-шно, брат мой! – первым оказался возле него схорр.

Морхр поднял голову и встретился взглядом с Владыкой. Йаарх ободряюще улыбался ему. Королю полегчало, он хотел было что-то сказать, но в этот момент каждый услышал в своей голове сухой и спокойный голос Серого Меча.

«Не обольщайтесь, господа! Фолерг намного опаснее, чем хочет казаться. Перед вами очень умный враг, который с непонятной целью носит маску замшелого ретрограда. И цель эта известна только ему самому. Наш друг Эльнор сильно ошибся в оценке Верховного Мага Совета. Это я утверждаю с точки зрения своего опыта, насчитывающего сотни тысяч лет».

Оглавление

Обращение к пользователям