Глава 9

Нархгал. Место действия: неизвестно. Время действия: неизвестно.

Сначала не было ничего.

Позже, спустя вечность, пришла боль.

Боль взорвала пустоту, заполнила собой все, расколола сознание.

А потом шел дождь, холодные капли стекали по лицу и холодили горячую кожу.

Где-то на грани слуха раздавались возбужденные голоса, кто-то с кем-то ожесточенно спорил – Нархгал не мог понять, о чем. Он медленно разомкнул спекшиеся губы, чуть смоченные дождем, полной грудью вдохнул свежий ночной воздух – пахло железом, чем-то маслянистым и дымом. Жгло в груди, чуть правее сердца.

Лишь спустя несколько минут эльф рискнул открыть глаза.

Над ним нависало темное, затянутое тучами небо. Капли дождя звонко разбивались о ровную каменную поверхность, на которой он лежал, раскинув руки и ноги. Голоса и странный рев доносились откуда-то снизу.

Очень медленно и очень осторожно, Нархгал повернул голову. Движение отдалось огненной волной боли, прокатившейся по всему телу. Он замер, прислушиваясь к ощущениям и пытаясь определить масштаб повреждений.

Переломанные кости уже срастались, как и растянутые или порванные мышцы. Еще полчаса – и все будет в порядке. Сильно болела голова – но это было естественным последствием перехода. Но это все было ерундой, в сравнении с тем, как жгло в груди.

Скосив глаза, Нархгал увидел ее источник.

Чуть правее сердца из груди на ладонь торчал острый железный штырь, пронзивший тело насквозь. Сталь мешала регенерации, и в то время, когда остальные раны затягивались, эта оставалась.

Тихо шипя и ругаясь сквозь зубы, эльф заставил себя чуть приподняться на локтях, уперся ногами, толкнулся бедрами от мокрого бетона, на котором лежал… и, не рассчитав силы, с криком рухнул обратно.

Ему казалось, что до этого было очень больно. Нет. Очень больно стало сейчас.

Несколько долгих секунд в голове плавал вязкий, мутный туман, приглушающий боль. А потом холодные капли дождя сделали свое дело, приведя Нархгала в чувство.

На новую попытку он решился лишь спустя полчаса. Но вновь – безрезультатно, с тем только успехом, что, упав, он потерял сознание…

– Тише, тише… Осторожнее!

– Да, извини…

– Перед ним извиняться будешь!

– Кай, а ты уверен, что он разумный?

– Да. Ничего, придет в себя – узнаем точно.

– А куда мы его денем?

– Потом разберемся. Давай!

Нархгал хрипло вскрикнул в тот момент, когда сильные руки осторожно, но резко подняли его, снимая со стального штыря. Боль на миг стала нестерпимой – но тут же стихла.

– Спасибо… – тихо выдохнул он, пытаясь открыть глаза.

– Помолчи и не двигайся лишний раз, – бросил тот, кого назвали Каем. У него был странный голос – чуть рокочущий, перекатывающий букву «р».

– Кто вы?

– Потом все, потом. Ран, ты подготовил биованну?

– Да, давай его сюда…

Эльфа осторожно подняли, пронесли несколько шагов – он отстраненно удивился мягкости и плавности походки человека, который держал его на руках – и опустили на что-то очень мягкое, обволакивающее. Свет, который ощущался даже сквозь опущенные веки, неожиданно стал приглушеннее, а затем вообще исчез. Над головой что-то щелкнуло, теплая субстанция, обволакивающая тело, поднялась выше, он почувствовал еле ощутимый укол в плечо – и провалился в глубокий сон…

Пробуждение было неожиданным и очень странным. Нархгалу казалось, что густая голубоватая жидкость вокруг одновременно и сдавливает тело, прижимая его к ложу и проникая внутрь, и не чувствуется совсем. Он попытался поднять руку – и с изумлением увидел, как полупрозрачная кисть легко отделяется от обычной, физической.

Нархгал резко сел.

И тут же, с трудом подавив вскрик, рухнул обратно на ложе.

Смотреть внутри металла оказалось очень неприятно.

Во второй раз он был гораздо осторожнее. Закрыл глаза, сосредоточился, развернулся – физически это сделать было невозможно, но в таком состоянии – вполне – и, резко рванувшись вперед, по плечи высунулся из биованны, или как там оно называется.

И почти по пояс вывалился в небольшое помещение.

Здесь никого не было, поэтому эльф позволил себе выскользнуть из ванны полностью и, поднявшись на ноги, оглядеться.

Он никогда не был в таких местах – по крайней мере ничего о подобном не помнил – но как-то сразу же понял, что это помещение похоже на что угодно, но только не на то, чем являлось.

Стены обиты чем-то светло-бежевым и даже на взгляд удивительно мягким, плюшевым. На стыке стен стоит пушистый – да-да, именно пушистый – диванчик-уголок, овальный низкий столик и несколько пуфиков в серо-рыжую полоску. На одной из стен – картина, изображающая…

Тут Нархгалу стало почему-то не по себе.

На холсте в резной раме раскинул огромные крылья серебристо-синий дракон с витыми светящимися рогами. Взгляд его полночно-фиолетовых глаз, казалось, прожигает насквозь того, кто смотрел в них. В узких, вертикальных зрачках отражались вызов и мудрость. Странное сочетание…

Мотнув головой, эльф стряхнул оцепенение и продолжил осмотр комнаты.

Во второй стене была большая, двухстворчатая дверь, третья тускло мигала светло-бирюзовыми лампочками – та самая, из которой он вывалился. Видимо, в ней и были те самые «биованны». А на четвертой…

Четвертой стены не было. Вместо нее был огромный проход в другую комнату, похожую на… Нархгал не мог подобрать нужного слова, но ему казалось, что он где-то уже видел подобное и это было как-то связано с управлением чем-то.

Он увидел большое стекло, за которым клубились облака и порой очень быстро пробегали строчки значков – вероятно, букв и цифр, два кресла перед каждым – широкая панель с цветными лампочками. В одном из кресел сидел кто-то – из-за высокой спинки его было практически не видно, только руки, стремительно скользившие над панелью. Что-то в его движениях показалось необычным.

Нархгал сделал несколько осторожных шагов в сторону прохода – и вдруг помещение полностью сменилось.

Новая комната была чем-то похожа на ту, в которой сейчас находился эльф. Мягкие, плюшевые стены, пушистая и на первый взгляд не очень удобная мебель, низкий столик, проход в предыдущую комнату – уже в стене новой…

Но это все неожиданно перестало быть интересным. Потому что Нархгал увидел двух сидевших друг напротив друга за столиком и о чем-то тихо разговаривавших.

Нет, они не были людьми. А также эльфами, и кто там еще наделен разумом.

Разумеется, они не были и драконами.

Перед Нархгалом сидели существа, не похожие ни на одну разумную расу, которую он знал.

Ростом, если выпрямятся, они были бы с людей или даже чуть повыше. Круглые, покрытые шерстью головы с большими ушами – у одного круглыми, у другого – чуть заостренными, с пушистыми кисточками на кончиках. Крупные, сильные… нет, не руки – лапы, с очень длинными пальцами, из пазов над которыми чуть выглядывали кончики острых выпускающихся когтей. Плечи покатые, почти не выраженные, гибкие, стройные тела, затянутые в мягкую ткань странной одежды. Мощные задние лапы, устроенные на манер кошачьих, разумеется – никакой обуви. Они вообще были похожи на смесь каких-то крупных кошек и людей. Шерсть одного была светло-серой, с темными кисточками на ушах, второго – угольно-черной с рыжими подпалинами.

И эти странные существа спокойно разговаривали, не замечая стоящего у самого входа эльфа.

Немного отойдя от шока, Нархгал сделал шаг вперед, в проем.

И резко шарахнулся назад, когда вместо светлой комнаты оказался опять полностью в толстом слое металла.

Во второй раз он решил быть осторожнее и сперва протянул вперед только руку – она коснулась невидимой преграды и оказалась в стали.

Проем оказался просто движущейся картинкой, которая к тому же сменилась – теперь из того помещения, в котором находился эльф, была видна третья комната, в которой никого не было.

Вздохнув, Нархгал направился к двери.

Узкий коридор, несколько шагов – начинаются двери. Эльф медлил. Он не знал, как снаружи выглядит та дверь, за которой беседовали двое кошаков – темный и светлый, но попасть почему-то хотелось именно туда.

Внезапно одна из дверей распахнулась и в коридор вышел светло-песочный кот в облегающем костюме. Нархгал попытался спрятаться за дверью – но кот прошел мимо него, словно не замечая.

Эльф задумался. Похоже, его никто не видит… тогда все гораздо проще.

Он пошел вперед по коридору, заглядывая за каждую дверь – благо для этого достаточно было просто просунуть голову сквозь стену.

О причине такого своего «прозрачного» состояния Нархгалу думать не хотелось.

С пятой попытки он нашел искомое – комнату, в которой беседовали двое котов, серый и черный.

– Ты собираешься дать ему свободу, когда он очнется?

– Да. Не держать же его взаперти.

– Кай, ты не подумал, что он может быть опасен.

– Опасен может быть кто угодно. Мы понятия не имеем, что он такое. Может быть, это даже не он, а она.

– Нет, судя по данным из медблока – самец.

– Это не так важно. Ран, пойми – если он действительно опасен для нас, то держа его взаперти, мы только настроим его против себя. Если он не опасен – то я просто не вижу поводов сажать его под замок.

– По инструкции мы вообще должны связаться с драконами и передать это существо им, – пробурчал Ран.

Кай рассмеялся. Смех кота звучал очень странно, как будто он, смеясь, еще и пытался мурлыкать.

– Вообще-то все, что мы сейчас делаем, является прямым нарушением половины драконьих инструкций. И мне бы очень не хотелось привлекать к нам внимание этой крылатой братии.

– Слушай… – Ран на несколько секунд задумался. – Гер говорил, что слышал что-то о подобных существах.

– И что он слышал?

– Что кого-то, похожего на нашу с тобой находку, видели при Повелителе!

Кай резко выпрямился, его длинный хвост несколько раз с силой ударил по бокам. Вертикальные кошачьи зрачки сузились.

– Найди Гера. Он должен быть на корабле. Срочно!

Ран вскочил, вытянулся, как-то по особому сложил лапы и быстрым, пружинящим шагом вышел из комнаты, пройдя прямо сквозь Нархгала.

Эльф тихо отошел в сторону.

Итак, что вырисовывалось на данный момент. Первое – при упоминании о драконах Нархгал ощутил, что очень не хочет к ним попадать. Второе – коты, как он их пока что условно для себя окрестил, настроены не то чтобы дружелюбно – но по крайней мере не враждебно. Третье – они никогда не сталкивались с представителями гуманоидных рас, если не считать «чего-то похожего» у загадочного Повелителя. Четвертое – похоже, они и представления не имеют о магии – по крайней мере, чувствительный к магическим энергиям Нархгал не почувствовал на этом, как его назвал Кай, корабле ничего, испускающего магический фон. Следовательно, все то, что эльф здесь видел – техника.

– Я понимаю только то, что ничего не понимаю, – прошептал он себе под нос.

Как-то раз ему довелось побывать в мире, где уровень технического развития значительно превышал обычный, привычный ему. Магии в том мире почти не было – Нархгал еле вырвался оттуда и тогда сделал вывод, что техника и магия – вещи несовместимые. Но и там уровень развития этой самой техники был значительно ниже, чем здесь. Следовательно…

Эльф похолодел. Если этот мир не является конечной точкой его пути, в чем он пока что не был уверен, то у него проблемы.

– Ладно, – тихо сказал он самому себе. – Буду решать проблемы по мере их поступления. Сейчас надо разобраться, где и у кого я и что со мной собираются делать далее.

Тем временем Кай – тот, который светло-серый – нервно прошелся по комнате, выпуская и втягивая когти.

– Если это существо как-то связано с Повелителем, то мне либо очень повезло, либо очень не повезло, – рассуждал он вслух. Допустим, он на стороне Повелителя – тогда надо выяснить, насколько он Повелителю важен, и в зависимости от результатов либо шантажировать Повелителя, либо… ладно, это маловероятно. А вот если он сам по себе… то это может быть очень интересно. Но… чем он может быть нам полезен? Ох, неспроста это все…

В дверь негромко поскреблись. Кай серой молнией метнулся к дивану и принял невозмутимо-начальственный вид.

– Войдите.

Дверь бесшумно отворилась, и на пороге появился высокий коричнево-полосатый кот. Он низко поклонился Каю.

– Вызывали, лорд Кай?

– Да, Гер. Садись. Насколько мне известно, ты в свое время работал на Повелителя?

– Да, лорд Кай, это указано в моем личном деле, как и причина, по которой я перешел на вашу сторону.

– Это сейчас неважно. Я хотел тебя спросить о другом.

Кай взял со столика продолговатый предмет, нажал на небольшую кнопку – на стене появилось изображение Нархгала.

– Скажи, ты видел в окружении Повелителя подобное существо?

Гер задумался, внимательно изучая портрет.

– Подобное – да, лорд Кай. Но советник Повелителя, во-первых, самка, а во-вторых… она человек. Этот самец – нет. У людей округлые уши, другие очертания морды – они называют это лицом. Люди чуть ниже ростом и более широкие в кости обычно. Этот похож на человека, но он не человек.

Поза Кая, напряженно вслушивающегося в слова полосатого кота, напоминала охотничью стойку.

– Гер, расскажи мне про советника Повелителя.

Кот откинулся на спинку дивана, прикрыл глаза, помолчал с полминуты и начал рассказ.

– Кьяна появилась на нашей базе примерно через год после меня. Ее привели охранники – она пыталась проникнуть внутрь базы и попалась на камеры наружного наблюдения. Повелитель лично беседовал с ней около трех часов, а потом велел освободить и дать возможность передвигаться по базе свободно. Сперва она вела себя очень странно – шарахалась от мониторов и автоматических дверей, не доверяла любой технике, даже боялась принимать душ. Мы следили за ней через камеры по приказу Повелителя и заметили одну странность – Кьяна умела несколькими фразами на неизвестном нам языке ломать электронную технику. То, что работало на чистой механике, продолжало работать, а вот все электронные приборы в ее каюте – например, система управления душевой – приходилось несколько раз менять. Причем она ломала электронику не специально и даже сама не понимала, что делает.

Когда мы доложили об этой странности Повелителю, он очень заинтересовался и потребовал запись тех фраз, которые произносила Кьяна. А после того, как ее получил – снова вызвал Кьяну к себе и разговаривал с ней несколько часов. После этого был срочно сформирован какой-то особый, очень секретный исследовательский отдел, о котором я знаю только то, что это все было построено вокруг Кьяны, и то, что глава отдела отчитывался непосредственно перед самим Повелителем.

Где-то через год отдел был расформирован, причем, судя по всему, не потому, что ничего не получилось, а потому что отдел выполнил свою задачу. Кьяна была назначена советником Повелителя, к общему неудовольствию входящих в Совет мирров. Но что они могли сделать против воли Повелителя? А через полгода после ее назначения я сбежал с базы и больше ничего не знаю. – Гер умолк и потянулся за стаканом молока.

– Ясно… что ничего не ясно. – Кай задумчиво изучал узоры на стене. – Что вообще представляет собой человек анатомически, ты знаешь? Я имею в виду внутреннее устройство организма.

– Знаю.

– Я хочу, чтобы ты провел обследование нашего… гостя и сравнил результаты с данными о человеческом организме. Узнай о нем все, что можешь узнать, не приводя его в сознание, в том числе – о его ненормальной регенерации. Доложишь лично мне.

– Хорошо, лорд Кай. А можно насчет регенерации поподробнее? – На морде Гера появилось смутно знакомое Нархгалу выражение – так часто смотрят на очень интересный объект исследователи-фанатики.

– На теле были обнаружены практически полностью зажившие раны. Судя по характеру повреждений, они были получены тогда же, когда он оказался на крыше, соответственно – тогда же, когда и рана от арматуры, которая не регенерировала из-за того, что мешала сталь. Посмотришь в отчете, я дам тебе допуск.

– Спасибо!

– Можешь идти. И – постарайся как можно скорее провести исследования.

– Да, лорд Кай.

Гер встал, поклонился и вышел. Спустя пять минут Кай тоже покинул комнату, не подозревая, что так интересующий его объект слышал весь их разговор и, как ни странно, понял больше, чем он сам или Гер.

Оставшись в одиночестве, Нархгал прошелся взад-вперед по комнате, пытаясь привести скачущие мысли в порядок.

Судя по всему, эта самая Кьяна обладала магией. И как раз ее попытки использовать эту магию и привели к поломке этой… электроники. Воздействия на тонком уровне – проще говоря, эта самая магия – всегда негативно отражались на технике, если, конечно, проводились достаточно сильным магом.

Скорее всего, загадочный Повелитель тоже это понял, и, если здесь так уж полагаются на технику, наверняка его отдел разрабатывал какой-то способ при помощи магии вредить вражеской технике, не задевая при этом свою.

– Интересно, как, например, эти движущиеся картины – экраны, кажется? – отреагируют на мою магию? – поинтересовался эльф у собственного отражения в зеркале.

«Вообще-то у тебя нет нормальной магии, только то, что стихийно проявляется в экстремальных ситуациях», – ехидно напомнил внутренний голос.

Нархгал усмехнулся, посмотрел на зеркало – и представил, как на нем расцветает черная роза. Мысленно нарисовал картинку – и влил в нее немного собственной энергии.

Зеркало со звоном разлетелось на множество осколков.

А в следующую секунду он почувствовал, что его тело, и без того не являющееся физическим, тает, сознание уплывает куда-то…

В следующую секунду он открыл глаза. Над биованной склонился рыжий мирр в белоснежном комбинезоне.

– Мне следует считать себя вашим пленником? – холодно осведомился Нархгал, приняв как можно более независимо-отстраненный вид.

– Ну что вы… – Мирр оскалился. Видимо, это должно было изображать улыбку… а может, и нет. – Вы просто у нас в гостях. Мы обеспечиваем вашу безопасность, так как существам вашего вида может быть небезопасно на улицах Аргонрада. Здесь не привыкли к представителям иных рас.

– Приглашение, от которого нельзя отказаться? – ехидно осведомился эльф.

– Что-то вроде того. Скорее, приглашение, от которого в высшей степени неразумно было бы отказываться.

– И что же меня ждет?

– Всего лишь разговор с лордом Каем, нашим главнокомандующим. Поверьте, это безопасно, – похоже, Гер очень быстро перехватил язвительную манеру речи от собеседника.

– А потом?

– Это уже зависит от результатов вашей беседы.

– И когда же состоится эта самая беседа?

– Когда лорд Кай вернется. Дня через три-четыре. А пока что – отдыхайте, набирайтесь сил.

– Мне будет предоставлена хоть какая-то информация о том месте, где я оказался? – набрался наглости Нархгал.

– Какая именно информация вас интересует?

– Что это за страна, кто ею правит, какой у вас политический строй и так далее.

– Я думаю, доступа в обычную инфосеть вам хватит для того, чтобы найти всю интересующую вас информацию. Вы умеете пользоваться компьютером?

– Нет, – как можно спокойнее ответил Нархгал. Почему-то этот полосатый кот – то есть мирр, как они сами себя называют, – его жутко раздражал.

– Это не сложно, я думаю, вы научитесь. Пойдемте, я покажу вам вашу каюту.

В принципе, Нархгалу не на что было жаловаться. Его передвижения по кораблю практически не ограничивались, с компом он разобрался на удивление быстро и теперь в огромном количестве поглощал информацию.

Он оказался в Аргонраде. Небольшой материк, единая страна с демократическим строем, высокий уровень технического развития – и никакой магии. Что интересно – несмотря на то, что местные технологии позволяли некоторые совершенно невозможные вещи, местные ничего не знали о том, что есть за пределами их материка. Не было ни единого летательного аппарата, способного совершать дальние перелеты, хотя технологии вполне позволяли их разработать. То же самое касалось кораблей, которые просто отсутствовали, как класс.

Кроме того, в истории страны немалую роль играли… драконы. Они помогали, когда Аргонрад был на грани очередной катастрофы, гасили вспыхивавшие во времена раскола войны, всячески способствовали объединению нескольких мелких государств в единую Федерацию. Когда случилась эпидемия чумы – полсотни крылатых развернули на территории Аргонрада что-то вроде походных госпиталей, где всем оказывалась медицинская помощь, и каким-то образом заблокировали распространение заразы.

В общем, драконов в Аргонраде чтили и уважали. И, в общем-то, было за что. Они ничего практически не требовали взамен, но когда требовалась их помощь – работали как проклятые.

И что-то в этих драконах Нархгалу категорически не нравилось. И в то же время, они его притягивали. Он перекопал всю инфосеть, узнал о драконах все, что только можно было узнать, но так и не смог определить, почему же ему так хочется встретиться с кем-нибудь из них.

Лорд Кай все не возвращался. С того дня, как эльф пришел в себя, прошла уже неделя, а о главнокомандующем не было ни слуху, ни духу. Лорд Ран, замещавший Кая в его отсутствие, ходил мрачнее тучи, а Гер, у которого Нархгал пытался что-нибудь выяснить, в конце концов посоветовал ему держаться как можно незаметнее, потому что если Кай не вернется – за его жизнь никто не даст и шерстинки с хвоста.

Из этого эльф сделал вывод, что он интересен только Каю и лучше пока действительно стать как можно более незаметным – и продолжал обследовать корабль, но уже в прозрачно-невидимом состоянии.

Кстати говоря, ему так и не удалось понять, откуда взялось это самое странное состояние – просто удавалось погружать себя в глубокий сон, более похожий на кому, и покидать тело, оставаясь бесплотной тенью.

Эксперименты с прохождением сквозь стены и прочие предметы Нархгал прекратил только после того, как едва не погиб. Дело было так…

Отчаянно скучая, эльф добрался до рубки корабля – того самого помещения, которое увидел на экране в медотсеке первым. За стеклом все так же клубились облака, и ему вдруг стало очень интересно – а какие будут ощущения, если оказаться почти полностью в воздухе? Узнать это можно было только одним способом – проверить опытным путем.

Решено – сделано. Нархгал подошел к стене, глубоко вдохнул и сделал широкий шаг прямо в стальную перегородку.

Стена и обшивка корабля оказались гораздо тоньше, чем он рассчитывал.

А в облаке было… просто мокро. И очень страшно – когда эльф понял, что порывами ветра его начинает полностью выносить из корабля. Он попытался ухватиться за что-нибудь – но, как и следовало ожидать, бесплотные руки проходили сквозь материальные предметы, не встречая ровным счетом никакого сопротивления.

Стоп, как его могло выносить порывами ветра, когда он бесплотен? Или… не совсем бесплотен? – замелькали судорожные мысли.

Стоило задуматься на эту тему, как ответ пришел сам собой – это не его вынесло, это корабль продолжал свое движение, в то время как Нархгал оставался на месте. Но почему тогда раньше эта чертова махина не пролетала сквозь него?

– Так, если ветер не может на меня влиять – то я могу перемещаться просто по собственной воле, – пробормотал эльф, старательно желая переместиться к кораблю.

Желать можно было долго – результатов это не принесло ровным счетом никаких.

И вот тут Нархгалу стало по-настоящему страшно.

– Интересно, что станет с моим телом? – прошептал он.

Впереди показалось узкое крыло, выступающее из обтекаемого тела корабля. Что там находилось, он не помнил, но это был шанс.

Эльф изогнулся, пытаясь хоть как-то зацепиться. В тот миг громада корабля чуть дрогнула, крыло шевельнулось – и Нархгал оказался внутри.

– Да ну к черту такие эксперименты, – пробормотал он, уже привычно гася сознание, чтобы очнуться в теле.

Очнувшись же, он минут пять ругал себя последними словами за тупость и недогадливость. Ведь можно было отключиться и прийти в себя уже в теле еще тогда, когда он болтался на ветру среди облаков!

Следующие два дня прошли спокойно и отчаянно скучно. От нечего делать Нархгал читал новости.

«Террористы из так называемого «Ордена Свободы» предприняли попытку захвата флаера Президента, но, благодаря быстрым и профессиональным действиям охраны, трагедии удалось избежать. Из шестерых нападавших трое погибли, двое схвачены и еще одному удалось уйти. Казнь двоих захваченных состоится завтра.

Первая леди Ана-о-Сани ро Херика Коллэ объявила о проведении в Столице седьмого большого карнавала, приуроченного ко дню Освобождения. На карнавал приедут представители всех республик, но главы – только двенадцати. Президент Тринадцатой республики приносит свои извинения за то, что не сможет присутствовать на карнавале, как и на празднике вообще, – она со дня на день ждет прибавления.

После трех месяцев комы скончался, не приходя в сознание, глава Комитета по борьбе с терроризмом. Напоминаем – министр Нев был тяжело ранен во время террористического акта. Преступники известны, это бывший глава Комитета государственной безопасности Кай-и-Йенир ро Кари Санато, возглавляющий террористическую организацию «Орден Свободы», и его брат, Ран-и-Леони ро Кари Санато. В настоящий момент оба комитета проводят совместное расследование, которое, безусловно, приведет к поимке преступников».

– Вот, значит, как, – пробормотал Нархгал, перечитав последнее сообщение. – Я в гостях у террористов? Похоже на то. Вот только что им от меня надо?

В коридоре послышался какой-то шум, крики, характерные посвистывания, которыми сопровождались выстрелы из лазерных пистолетов…

Нархгал вскочил, перевернув стул, на котором сидел, метнулся к двери, на ходу хлопнув ладонью по кнопке, открывающей дверь.

В коридоре шел бой. Трое мирров, во главе с Каем, оказались зажаты в тупичке, которым заканчивался коридор. Из-за угла периодически раздавались выстрелы – противники палили навскидку, не целясь. Один высунулся – Нархгал успел разглядеть ощерившуюся морду мирра, покрытую черной шерстью, – но тут же получил лазером по шее, и его мертвое тело распласталось на полу.

Остальные лезть на рожон не решились.

– Интересно, почему Кай и остальные не сунутся в какую-нибудь из дверей? – тихо спросил эльф у самого себя. Впрочем, ответ был у него перед глазами – над всеми дверьми горели лампочки датчиков, оповещающие о том, что двери заблокированы, дабы исключить попадание врагов внутрь корабля. Если Кай и остальные погибнут, то пилот откроет из рубки шлюзы и нападающих вышвырнет из корабля.

«Откуда я это знаю?»

Нархгал не успел удивиться. Он просто понял, что знает не только то, что произойдет в случае гибели Кая, но и что ему самому сейчас делать.

Опуститься на пол – медленно и абсолютно бесшумно. У мирров великолепный слух, а если его заметят – конец. Выползти в коридор – и к нападающим. Шанс только один – и лишь бы Кай понял его правильно…

Главнокомандующий на миг поймал взгляд эльфа, секунду помедлил – и кивнул. В следующее мгновение мирр полоснул лучом лазера по стене напротив, словно бы пытаясь хоть как-то зацепить врагов.

С грохотом отвалился кусок перегородки – ничего, основную стену лазер повредить не мог, слишком прочные и жаростойкие там сплавы.

Эльф полз как можно быстрее. Мирры создавали достаточно много шума, и он мог не бояться, что его услышат.

Последние несколько футов. Медленно подняться, прижимаясь к стене. В последнюю секунду увернуться от куска стали, отрезанного лазером.

Толчок – и прыжок вперед, как сжатая пружина.

Нархгал не мог понять, откуда он вдруг узнал, что и как делать. Впрочем, он пока что не особо и задумывался об этом – лишь надеялся, что не забудет по окончании боя.

Тело эльфа распласталось в полете, он вытянул руки вперед, закрыв глаза.

И за миг до того, как в него ударили лучи лазеров нападавших, несколько опешивших от такой наглости, Нархгал выпустил из рук поток черного пламени.

Мирры даже не успели понять, что произошло. От них не осталось ни доспехов, ни оружия, ни даже горсточки пепла.

А эльф рухнул на пол, сворачиваясь в клубок, прижимая колени к груди и пытаясь унять дикую боль, пронзившую все тело. Под ним с пугающей быстротой расползалась лужа крови.

Кай оказался рядом первым, попытался подхватить Нархгала, но когда мягкие подушечки кошачьих лап коснулись обнаженной кожи – вся верхняя часть комбинезона Нархгала превратилась в лохмотья – эльф закричал. Прикосновение жгло невыносимо.

Он не замечал, что в коридоре погас свет, что едва сдвинувшаяся дверь главного отсека замерла, не успев открыться, что датчики на лазерах мирров жалобно мигнули и погасли навсегда…

Нархгал проваливался в безбрежный океан боли…

На этот раз он очнулся от холода. Боль отступила, только ныла уже почти зажившая рана на животе и боку и голова казалась чугунной.

В тишине слышалось только хриплое дыхание двух выживших мирров – Кая и еще кого-то.

– Кай, ты там жив? – поинтересовался Нархгал, не особо надеясь на ответ. Лорд был слишком изранен и, скорее всего, находился без сознания.

– Жив. Ты как?

– Я уже в порядке. Что случилось после того, как я отключился?

– Открыли шлюзы. Видимо, решили, что мы все погибли. Я едва успел затащить тебя и Кина сюда. Зар погиб… – Кай говорил коротко, отрывисто.

– Ясно. Идеи есть?

– Нет. Я не знаю, что ты сделал. Но все двери намертво заклинило. Вся техника не работает. Я не могу связаться ни с кем.

– Проклятие… Ладно, есть идея. Лежи пока, я попробую кое-что сделать. Что бы не случилось – не трогай меня.

– Хорошо.

Похоже, у гордого главнокомандующего уже не осталось сил спорить.

Эльф закрыл глаза, сосредоточился, и спустя несколько секунд его бестелесный прозрачный образ отделился от тела и прямо сквозь стену прошел в коридор и потом – сразу в главный отсек.

Он, не останавливаясь, шел сквозь все преграды прямо в рубку – все управление осуществлялось оттуда.

Возле главного монитора центра управления стояли поникший Ран, два пилота и какой-то палевый мирр без одного уха. Ран, чьи усы, обычно встопорщенные, сейчас жалко свисали вниз, негромко спорил с палевым.

– Нужно взрезать двери в коридор мощными лазерами.

– Это противоречит технике безопасности, лорд Ран. Мы не имеем права так рисковать даже ради милорда Кая.

– Мы не имеем права позволить ему там умереть! Это… это бесчестно! – взорвался мирр.

– Если мы последуем вашему безрассудному плану, мы можем погубить всех, включая того, благодаря кому вы вообще до сих пор живы и даже чего-то добились!

– Если у него есть хоть толика благородства, он меня поймет!

– Замолчите все, – негромко произнес Нархгал.

Он еще раньше заметил, что он не ощущаем физически, но его прекрасно слышно, и теперь пришло время этим воспользоваться.

Ран отпрыгнул в сторону, прижал уши, выхватывая из кобуры плазмер. Палевый мирр мгновенно окинул всю рубку цепким взглядом специалиста по безопасности, пилоты растерянно заозирались.

– Мое имя – Нархгал. Лорд Ран, вы обо мне знаете.

Мирр кивнул, но плазмер не убрал, больше того – по звуку нацелил его на то место, где стоял эльф.

– Не надо оружия. Сейчас оно мне все равно не навредит. Я хочу только сообщить вам, что милорд Кай и еще один из ваших, Кин, живы. Они нуждаются в срочной медицинской помощи. Все солдаты Федерации уничтожены.

– Почему не работают средства связи? – спросил безопасник.

– А черт их знает. Там вообще вся техника отказала, – солгал Нархгал.

– Что будет нам гарантом искренности ваших слов?

– Ничего. Я не могу дать вам гарантий.

– Но тогда мы не имеем права рисковать всем…

– Зато я могу просто заставить вас всех выполнять мою волю. Но все же – хочу выполнить просьбу милорда Кая и договориться по-хорошему.

– Вы блефуете, – уверенно заявил палевый мирр, выпрямляясь.

Он почему-то понравился Нархгалу. И только поэтому эльф не стал его сильно унижать.

– Дотроньтесь лапой до носа лорда Рана, – коротко бросил он приказ, вкладывая в него столько силы, сколько мог.

Надо отдать должное безопаснику, около десяти секунд он сопротивлялся ментальной атаке, но на большее его не хватило.

Ран удивленно дернулся, когда палевая лапа с выпущенными когтями осторожно коснулась его носа и тут же резко отдернулась.

– Все еще блефую? – в голосе Нархгала слышалась явственная усмешка. – Повторяю, я могу просто заставить вас сделать то, что мне нужно. Но…

Эльф многозначительно не договорил, предоставив собеседникам возможность самим продолжить фразу.

На самом деле вот здесь он уже блефовал. После использования даже такого краткого и простого внушения Нархгалу было до того больно, что хотелось кататься по полу и выть. На что-то более серьезное его бы просто не хватило.

Но демонстрации оказалось достаточно. Палевый подумал несколько секунд и обратился к стоящему рядом мирру.

– Лорд Ран, вы можете отдать приказ о вскрытии главной двери отсека.

Ран коротко кивнул и несколькими прыжками – эльф впервые видел, как мирры передвигаются по-настоящему быстро – покинул центр управления.

– Господин Нархгал, мне бы хотелось с вами в дальнейшем побеседовать, – негромко сказал безопасник, глядя прямо в глаза эльфу.

«Чутье у него, что ли, такое развитое? Не может же он и в самом деле меня видеть…» – подумал тот, а вслух сказал:

– В дальнейшем – с превеликим удовольствием.

И отпустил контроль над своим призрачным двойником, привычно гася сознание…

Потом было очень больно. Но это тоже было уже почти привычно.

Дверь вскрыли очень быстро. Обоих раненых мирров успели донести до биованны, и через несколько дней они должны были быть уже здоровы. Нархгал, придя в себя, вежливо отклонил предложение палевого – его, кстати, звали Йон – пообщаться, сославшись на усталость и плохое самочувствие. Йон пытался настаивать, но грозный, хотя и тихий, рык благодарного эльфу Рана заставил его отступиться, предварительно выпытав обещание поговорить позже.

Оказавшись наконец в своей каюте, Нархгал забрался в душ, включил горячую, почти обжигающую воду, сел на пол кабины, скрестив ноги, и задумался. Он плохо понимал, что происходило в течение последних нескольких часов, и его это бесило.

Это странное знание, что надо делать, эти способности – раньше, когда он оказывался в экстремальной ситуации, ему приходила на помощь странная мощь, но это было совершенно иначе. Он не понимал, что и как делает, и никогда не знал, что из этого получится. А в этот раз…

Нархгал полз по коридору к врагам, точно зная, как и что надо сделать, чтобы призвать черное пламя. И как заставить кого-то что-то сделать, он тоже знал. И это знание теперь осталось с ним – вместе с пониманием, что повторное использование заклинания вновь вызовет болевой откат – пусть и не такой сильный, как в первый раз.

Больше того, теперь он знал, как управлять кораблем, вспомнил очень многое о технологических мирах – как, впрочем, и о магических, пришло воспоминание о мире, в который он так стремился, и имя этого мира – Аенгрост.

Но он так и не вспомнил ничего о себе. Единственное, что он знал абсолютно точно – он не был эльфом. Это было просто временное тело или что-то еще в этом духе. Его суть не являлась сутью эльфа.

Правда, сейчас проблема заключалась в другом – что теперь делать? Само понятие «терроризм» вызывало жгучую неприязнь и отвращение. Но, с другой стороны, Кай и Ран не казались существами, способными заниматься этой мерзостью. Значит, либо Нархгал обманулся в своей оценке ситуации, что почему-то казалось маловероятным, либо он чего-то очень важного не знает как о братьях ро Кари Санато, так и об истинном положении вещей в Федерации Аргонрад.

Еще одна странность, которую нельзя было не принимать во внимание – странная реакция самого Нархгала на все, связанное с драконами. Песня неизвестного менестреля в таверне, драколич – мерзкая пародия на дракона, картина в медотсеке…

В общем, странностей накопилось слишком много. И все эти кусочки сложной мозаики никак не хотели складываться в стройную картину.

Задумавшись, эльф едва не уснул прямо в душе. Преодолевая чудовищную усталость, он выбрался из кабины, наскоро обтерся полотенцем и рухнул на кровать.

– Обо всем этом я буду думать после разговора с Йоном, – сонно пробормотал он, прежде чем отключиться.

Нархгал не знал, что все это время за ним наблюдали.

Высокий, стройный человек выключил монитор компа и откинулся на спинку кресла, протирая разболевшиеся от долгого сидения за компом глаза.

– Йон, что скажешь о нем? Это, может быть, тот, о ком мы думали?

– Пока – не знаю. Но вероятность высока. Слишком много совпадений. – Палевый мирр поерзал на стуле, пытаясь устроиться удобнее – безрезультатно, хвост все равно мешал. Безопасник мысленно плюнул и растянулся на ковре.

– Вот и я так думаю. Ладно, пока продолжим наблюдение, если что – подкинешь парочку провокаций.

– Хорошо. Вольфганг, в разговоре с ним мне вас упоминать или пока не стоит?

– Не стоит. Рано еще, – Вольфганг отбросил с лица светлые волосы.

– Как скажете.

– Ты же сам понимаешь, в игре против драконов у нас нет ни единого шанса… почти ни единого.

– И этот единственный шанс…

– Черный Дракон Предела. А в идеале – весь Черный Властитель целиком.

Йон ушел, а Вольфганг вновь включил монитор и еще долго задумчиво разглядывал спящего «эльфа».

Оглавление

Обращение к пользователям