V

Я прі?халъ въ Орелъ, остановился въ гостинниц?; на другой день ко мн? входитъ коридорный.

— Васъ спрашиваетъ какой-то господинъ.

— Кто такой?

— Не знаю-съ.

— Зач?мъ? Проси.

Входитъ ко мн? въ нумеръ баринъ не высокаго росту, прилизанный, въ пальто съ м?ховымъ воротникомъ, въ калошахъ; шапку, правда, при вход? снялъ.

— Здравствуйте, сказалъ онъ, входя въ комнату и подавая мн? руку.

— Что вамъ угодно? спросилъ я.

— Мн? до васъ есть д?ло.

— Прошу садиться.

Онъ с?лъ.

— Ч?мъ могу вамъ служить? спросилъ я пришедшаго господина.

— Я къ вамъ съ просьбою, отв?чалъ баринъ.

— Позвольте узнать?

— Я думаю, что и вамъ будетъ пріятно исполнять мою просьбу; просьба моя такого рода объяснилъ мн?, улыбаясь, баринъ.

— Позвольте узнать?

— Вотъ извольте вид?ть: у меня мельница; я отдалъ эту мельницу въ арендное содержаніе, на моей попрудк?; сперва мн? попрудка ничего не стоила: вышлю лишь мужиковъ, они и запрудятъ; а теперь не пошлешь мужика — шалишь… Я и говорю мельнику: твоя попрудка — бери мельницу; а не хочешь — другому отдамъ. Тотъ не захот?лъ взять на себя попрудку, я сдалъ другому; а старый мельникъ въ губернатору. Губернаторъ посмотр?лъ на контрактъ и вел?лъ согнать новаго мельника, а держать по прежнему старому мельнику.

— А и контрактъ былъ у васъ заключенъ съ прежнимъ мельникомъ?

— Былъ! быть-то былъ! отв?чалъ баринъ, лукаво, очень лукаво улыбаясь.

— Такъ какъ же?

— Да какой контрактъ?

— Какъ какой?

— Да я тамъ закорючку ввернулъ.

— Закорючку?

— А губернаторъ не обратилъ вовсе вниманія на этотъ пунктъ; это, говоритъ, мошенницкая штука, да и водворилъ стараго мельника.

— Скажите!..

— А у меня д?ти, я для нихъ долженъ хлопотать! Я хлопочу не для себя: мн?, собственно мн? — ровнешенько ничего ненужно!..

— Ч?мъ же я вамъ могу быть полезнымъ? спросилъ я, никакъ не понимая, для чего мн? было знать объ этихъ мельникахъ, объ мельниц?, губернатор? и даже о существованіи самаго пом?щика.

— Разв? не понимаете?

— Р?шительно не понимаю.

— Р?шительно? допытывался, улыбаясь, мой собес?дникъ.

— Р?шительно.

— Да вы напишите на этотъ сюжетецъ какую нибудь хорошенькую пов?сть.

— Изъ этого сюжетца никакой пов?сти не выйдетъ, отв?чалъ я.

— Неужто?

— Никакой пов?сти не выйдетъ.

— Ну, такъ напечатайте.

— Какая же изъ этого будетъ польза для васъ? спросилъ я.

— Будетъ! отв?чалъ баринъ, съ твердымъ уб?жденіемъ въ польз? для него гласности въ этомъ д?л?.

— Пожалуй! отв?чалъ я.

Черезъ нед?лю я былъ въ Малоархангельск?; ко мн? пришелъ знакомый священникъ, разговорились мы съ нимъ; входитъ дворникъ и говорить, что меня кто-то спрашиваетъ.

— Проси.

Челов?къ вышелъ и черезъ минуту вернулся.

— Просить баринъ васъ вызвать на крыльцо, объявилъ мн? дворникъ.

— Что ему нужно?

— Не объявляетъ.

— Скажи ему, что выйдти въ нему не могу, сказалъ я, а ежели ежу угодно меня вид?ть, проси его придти сюда во мн?.

Черезъ минуту входитъ ко мн? баринъ л?тъ за 50, съ усами, съ перваго разу видно было, что этотъ господинъ — военная косточка.

— Я къ вамъ по д?лу! закричалъ онъ, входя во мн? и подавая развязно мн? руку.

— Что прикажете?

— По секрету, таинственно проговорилъ вошедшій, по секрету, милостивый государь!

— Позвольте, батюшка, васъ просить выйдти на минуту въ другую комнату, попросилъ я священника.

Священникъ вышелъ.

— Видите въ чемъ д?ло: напишите мн? статью…

— Какую?

— Я послалъ къ становому людей наказать…

— Батюшка! пожалуйте сюда, позвалъ я священника, — секретъ, кажется, небольшой!..

— Да, небольшой, подтвердилъ господинъ, можно и при батюшк?.

— Что же вамъ угодно? спросилъ я.

— Такъ изводите вид?ть: послалъ я людей къ становому наказать хорошенько.

— За что?

— А такъ, фантазія пришла!

— Фантазія?

— Ну да, фантазія! Я управляю им?ніемъ съ полною отъ пом?щика дов?ренностію…

— Что же становой?

— А что становой?!.. Не сталъ наказывать, а мн? вел?лъ сказать, что наказалъ!.. Каково?

— Вы почему же узнали?

— Какъ не узнать!.. Я привелъ ихъ въ комнату, двери на замовъ… Разд?вайся!.. Смотрю: ни одного рубчика на т?л?!.. Ну, скажите, поролъ становой этихъ людей?

— Что же вамъ отъ меня нужно?

— Напечатайте этотъ казусъ!..

Никакъ не понимая пользы гласности для этихъ господъ въ этихъ д?лахъ, я обратился за толкованіемъ къ н?которымъ пом?щикамъ.

— Да что ваша гласность?! запальчиво заговорилъ одинъ пом?щикъ:- ваша гласность вы?деннаго яйца не стоитъ!.. Пишутъ, пишутъ; а какая польза!.. да что пользы!.. хоть волоскомъ кто тряхнулъ ли отъ этой вашей гласности?!.. Голоси сколько хочешь!..

Другой господинъ еще энергичн?й выразился.

— По мн?, пожалуй, голоси обо мн? что хочешь!.. Обо мн? голосили, голосили, — а я все свое д?лаю!.. Ужъ обо мн? писали во вс?хъ журналахъ и газетахъ!.. вс?мъ полнымъ именемъ, отечествомъ и фамиліей величали, а я все-таки буду свою линію тянуть!..

Третій господинъ, бол?е понимающій россіянъ, совершенно отвергалъ пользу гласности; но совершенно по другимъ причинамъ.

— Какою гласностію, какимъ краснор?чіемъ проберешь нашего брата!! говорилъ онъ:- насъ я н?мымъ краснор?чіемъ — дубиной — не вдругъ ошибешь, а вы суетесь съ вашею гласностію!..

Да и о чемъ голосить въ самомъ д?л?? Посмотрите вы губернскія в?домости; тамъ вы найдете во многихъ отд?лы подъ названіемъ: «Наша, общественная жизнь», «N-скія зам?тки» и проч. Чтожъ вы тамъ найдете? «Г-ну Б. за его добрыя д?ла поднесли жители картину и кубокъ». Ну, слава Богу, думаете вы, г. Б. на картину посмотритъ, читаете, что выпьетъ, посл? и закусить можетъ. Берете другую газету и изъ кубка «благод?тельная барыня для б?дныхъ благотворительный спектакль устроила и, что б?дные никогда не забудутъ»… Думаете вы, да намъ-то какое до этого д?ло?

Въ н?которыхъ газетахъ, въ «м?стномъ отд?л?», изв?щаютъ, что съ 1865 г. будутъ издаваться «въ Петербург? и Москв? равныя изданія», а своихъ происшествій — неим?ется; но н?которыя редакціи объявляютъ, «что Иванъ Петровъ, крестьянинъ, скоропостижно умеръ, Петръ Ивановъ — скоропостижно умеръ». Царство небесное, думаете вы. Къ чему тутъ гласность?… Да что говорить, если ужъ посл? 19 февраля, во 2 No Псковскихъ в?домостей, за 1865 г.

«Псковское Губернское Правленіе объявляетъ, не окажется-ли кому принадлежащими арестантъ, бродяга Иванъ Андреевъ, прим?тами онъ: 35 л?тъ, в?роиспов?данія православнаго (прим?та!) росту… и проч… особыхъ прим?тъ н?тъ»…

Можетъ быть, найдется и теперь баринъ у этого арестанта, которому онъ принадлежитъ.

Какая у насъ гласность!

1866

Оглавление
Обращение к пользователям