Желябов Андрей Иванович

1851–1881

Русский революционер, член Исполнительного комитета «Народной воли».

Андрей родился в семье крепостных дворовых крестьян в Таврической губернии. Чтению мальчика обучил его дед по матери. Владелец Желябова помещик Нелидов, узнав, что мальчик грамотен, дал ему сказку А.С. Пушкина. «Он самолично объяснил мне гражданскую азбуку и открыл для меня целый новый мир», — вспоминал Желябов. В 1860 году Нелидов определил Желябова в Керченское уездное училище, позже преобразованное в классическую гимназию. В 1861 году, учась в гимназии, Желябов узнал об освобождении крепостных крестьян. В обстановке общественного подъема он прочел книгу Чернышевского «Что делать?» и считался в гимназии неблагонадежным, поэтому получил лишь серебряную медаль.

В 1869 году Желябов поступил на юридический факультет Новороссийского университета. Убежденный, что «история движется ужасно медленно, надо ее подталкивать», Желябов возглавил студенческие выступления, за что в 1871 году был исключен из университета. Женился он на дочери сахарозаводчика. У них родился сын, после чего Желябов, вероятно, по просьбе друзей, был восстановлен в университете, но жить с семьей не стал. Вторично исключенный с 3-го курса, он переехал в 1872 году в Киев, жил случайными уроками, установил связь с революционными кругами Киева.

С 1874 года Желябов стал активным участником «хождения в народ», не раз арестовывался. В 1877–1878 годах был судим по «Процессу 193-х», но оправдан.

В 1878 году Желябов ушел на нелегальное положение. К тому времени он «возмужал умственно и физически… все существо его было проникнуто каким-то радостным светом и великой надеждой»; этой надеждой была вера в необходимость борьбы с правительством методами террора во имя народного счастья.

В июне 1879 года Желябов принял участие в воронежском съезде народников, где его приняли в организацию «Земля и воля». После раскола организации Желябов стал одним из организаторов политического террора. Он пришел к выводу, что террор есть «средство исключительное, героическое, но зато и самое действительное». С августа 1879 года он — главный организатор и идейный вдохновитель санкт-петербургской организации «Народная воля», которую он лично именовал партией, защитник террористического направления ее деятельности. Он полагал, однако, что «захватывать власть можно лишь с тем, чтобы передать ее в руки народа». В то время в нем проявились задатки народного трибуна: «приятный и сильный голос», предельная «ясность, горячность, порывистость речи».

При руководящем участии Желябова были основаны рабочая, студенческая и военная организации «Народной воли», написаны программные документы. Они, в частности, предусматривали уничтожение самодержавия, созыв Учредительного собрания, введение демократических свобод, передачу земли крестьянам, издание нелегальных печатных органов.

В 1880 году Желябов стал фактическим руководителем Исполнительного комитета «Народной воли», участвуя в разработке партийной программы и определении тактики борьбы. Он сумел собрать Боевую организацию, непосредственно участвовал в подготовке нескольких покушений на Александра II. Обосновывал он необходимость покушений на царя тем, что само царское правительство запретило мирную пропаганду социалистических идей. Он лично участвовал в подготовке и определении тактики терактов. Желябов был человеком «неукротимой энергии, державшим в руках все нити подготовлявшегося цареубийства».

27 февраля 1881 года он был случайно арестован на квартире своего товарища.

Дело подготовки покушения, намеченного двумя днями позже, взяла на себя его гражданская жена — Софья Перовская. По ее сигналу 1 марта 1881 года Гриневицкий бросил в царя бомбу и подорвался сам. После ареста Перовской на Невском проспекте 10 марта 1881 года Желябов сделал заявление: «…Было бы вопиющей несправедливостью сохранить жизнь мне, многократно покушавшемуся на жизнь Александра II и не принявшему физического участия в умерщвлении его лишь по глупой случайности» — и потребовал приобщения себя к делу 1 марта. Перед судом Желябов был помещен в Трубецкой бастион Петропавловской крепости. На суде он отказался от защитника и использовал трибуну для изложения программы и принципов «Народной воли». Объясняя террор революционеров, Желябов сказал: «По своим убеждениям я оставил бы эту форму борьбы насильственной, если бы только явилась возможность борьбы мирной, то есть мирной пропаганды своих идей, мирной организации своих сторонников». По приговору суда был повешен вместе с Перовской, Кибальчичем, Михайловым, Рысаковым. Это была последняя публичная казнь в России.

Оглавление