И где же вы видите коррупцию?

Стоп, а что же такое коррупция? Это взяточничество или что-то гораздо большее? Увы, система круговой поруки как раз и создает климат для взаимодействия мздоимцев всех мастей. В юридической литературе принято такое определение коррупции: использование государственными, муниципальными или иными публичными служащими (в том числе депутатами и судьями) либо служащими коммерческих или иных организаций (в том числе международных) своего статуса для незаконного получения каких-либо преимуществ (имущества, прав на него, услуг или льгот, в том числе неимущественного характера) либо предоставление последним таких преимуществ. Или, говоря проще: подкупаемость и продажность государственных чиновников, должностных лиц, общественных и политических деятелей, лоббирование групповых интересов, проведение выгодных для чиновников законов.

Коррупция — это сращение всех типов власти с финансовыми потоками, то есть это экономика плюс право, плюс политика. Естественно, при таком удачном стечении обстоятельств появляются два лагеря: те, кто берет, и те, кто вынужден давать. Берут те, кто имеет власть, а дают, соответственно, все остальные. И чем более высокий пост занимает чиновник, тем большие доходы стекаются в его взяточный карман. Недавно проводился опрос среди выборочных групп населения, и вот его результаты. Наиболее коррумпированным институтом страны россияне считают правоохранительные органы, на втором месте стоит милиция, на третьем — политические партии, за ними — парламент, следом — судебная власть. Слова «наиболее коррумпированные институты» для простого человека обозначают очень простое понятие: без взяток там не живут, без хищений — тоже. Все устроено просто и разумно. для взяточника.

Относительно проведенной в стране реорганизации аппарата мнение экспертов было практически однозначным: ничего хорошего это не может дать. По новому курсу ведомства разделили на три «этажа» власти: министерства, находящиеся на верхнем, должны заниматься разработкой стратегических планов, комитеты (средний этаж) должны заниматься контролем за выполнением этих планов, а агентства (нижний этаж) должны заниматься конкретной работой с клиентами. Экономист А. Шохин справедливо заметил, что теперь вместо прежней системы, именуемой «матрешкой», придется кормить трехглавого змея коррупции и платить сразу по трем адресам. Но самое неприятное в новововведениях то, что фактически произошло уничтожение системы разделения властей, как раз то, о чем говорила мне Нина Петренко, а это может привести только к усилению коррупции. Чиновники сразу все просекли и стали брать точно так же, как и раньше, только теперь — больше. С падающего доллара они тут же перешли на более стабильный евро. Беда!

Что же делать? Может, создать Комитет по борьбе с коррупцией?

Владимир Римский, заведующий отделом социологии фонда ИНДЕМ, говорит:

«Если со взятками будут бороться только чиновники, такой комитет обязательно появится. И в этом случае его появление, скорее всего, приведет к резкому усилению коррупции. Представьте: некие чиновные лица решают, кто является коррупционером, а кто нет. Самое простое — договориться с этими лицами о том, чтобы они использовали свои полномочия избирательно. Меня не трогай, а конкурента убери. У нас коррупция постоянно используется таким образом в конкурентной борьбе. Хорошая зарплата ничего не гарантирует. Даже небольшой процент от коррупционной сделки позволяет обеспечить взяточника и его семью на десятилетия вперед. Никакими повышениями окладов чиновников эту ситуацию исправить невозможно. Коррупция — это системная проблема, и эффективно бороться с ней можно только системно, по всему фронту возможных ее проявлений».

В докладе Б. Немцова и В. Милова, опубликованном 7 февраля 2008 года на сайте grani.ru, говорится:

«По уровню воровства среди чиновников мы официально признаны одной из самых худших стран в мире. В мировом рейтинге уровня коррупции Transparency International. мы опустились на 143-ю позицию. Дальше некуда. Наши соседи — Гамбия, Индонезия, Того, Ангола, Гвинея-Бисау. В этом рейтинге мы намного отстаем от таких стран, как Замбия (123-е место), Украина (118-е), Египет (105-е), Грузия (79-е), Южная Африка (43-е). Еще в 2000 году мы находились „всего“ на 82-м месте, а теперь дошли до самого дна. По оценкам фонда ИНДЕМ, объем коррупционных сделок в России вырос с менее 40 млрд долларов в год в 2001 г. до более 300 млрд долларов (!). Взятки и чиновничий рэкет стали повсеместной практикой в России».[13]

«Так посадить всех взяточников!» — воскликнет нетерпеливый читатель. Если взят курс на борьбу с коррупцией, так бороться до последнего взяточника! Э, если бы все так легко! Немцов, например, открыто обвинил власть в том, что к ней, то есть власти, приходят люди из самой коррупционной системы, и потому у них есть стимул бороться с мелким взяточничеством, но не трогать крупного.

Авторы доклада предлагают такой путь борьбы с этой гидрой многоглавой — коррупцией:

«Нам нужно, чтобы к власти пришли люди с чистыми руками, за спиной которых нет никаких коррупционных скандалов и сомнительных связей. Нам нужно резко уменьшить власть чиновников над страной, сократить их полномочия, чтобы убрать почву из-под ног коррупционеров и воров во власти. Государство должно избавиться от несвойственных ему функций контроля над предприятиями и их денежными потоками. Необходимо возродить практику открытой и честной приватизации, которая начала формироваться в 1997–2002 годах.

Сроки пребывания конкретных чиновников у власти должны быть ограничены на всех уровнях. Это необходимо для того, чтобы люди не „врастали“ в альянсы с предпринимательскими структурами, а их преемники получали возможность гласно расследовать деятельность предшественников. Необходимо ограничить срок пребывания на высших властных должностях на всех уровнях — федеральном, региональном, местном. <.>

Нужно принять законы о лоббизме, конфликтах интересов, запрете для чиновников и связанных с ними лиц на занятия бизнесом. Нужна пожизненная дисквалификация чиновников, уличенных в коррупции, — им должно быть пожизненно запрещено занимать государственные должности.

Нам необходимы обновленные правоохранительные органы, прежде всего те, которые заняты расследованием коррупционных дел. России необходима независимая Федеральная служба расследований, в которой не было бы места лицам, связанным с потенциальными коррупционерами и замешанным в покровительстве обвиняемым по громким уголовным делам.

<.> Общество должно получить возможность открыто обсуждать темы коррупции во власти и требовать уголовного преследования коррумпированных чиновников. Журналисты должны получить возможность свободно проводить расследования коррупционных скандалов.

Важнейшим условием для борьбы с коррупцией является наличие в России независимых судов».[14]

Слова, слова. Поможет ли стране избавиться от коррупции рецепт Немцова? Не знаю. Взяточники и не такие рецепты переживали. Посадить взяточника-преподавателя проблемы не составляет. Он ведь стоит внизу «табели о рангах» нашего современного отечества! Но поймать на взятке крупного чиновника совсем не просто. Многие взятки искусно камуфлируются и выглядят как добровольные пожертвования. Только когда чиновник сдуру берет «меченые» деньги, можно предъявить ему обвинение. И то, даже после такого обвинения он может уйти от ответственности. А почему?

Комментарий юриста

А потому, говорит Нина Петренко, что наш независимый суд на самом деле чрезвычайно зависим от власти. И если судье намекнули, что чиновник необходим государству, то судья обязательно учтет этот совет в приговоре. А многие дела вообще до суда не доходят. И предпочитают наиболее зарвавшихся чиновников подводить под другие статьи, где вину доказать проще. Ведь кроме пресловутой 290-й (взяточничество), существует еще масса экономических статей: например, 174-я — легализация денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем; 286-я — превышение должностных полномочий; 198-я — уклонение физического лица от уплаты налога; 160-я — присвоение или растрата: 195-я и 196-я — неправомерные действия при банкротстве или преднамеренное банкротство: 159-я — мошенничество. Но и в этом случае крупный чиновник садится только в том случае, если его «сдали». И бывает это редко.

 

[13]http://grani.ru/Politics/Russia/rn.133236.html

[14]http://grani.ru/Politics/Russia/m.133236.html

Оглавление