Суд и прокуратура

Закон что дышло: куда повернешь, туда и вышло. Эти золотые слова сказаны о суде еще в незапамятные времена. Похоже, за века цивилизации картина не сильно изменилась. С законом и его вершителями лучше не сталкиваться на узкой дорожке. Купленные следователи, купленный суд. Я не хочу обидеть честных служителей Фемиды, но сколько нечестных! Недаром таким рейтингом пользуются юридические факультеты престижных вузов. Финансисты и юристы — вот две категории студентов, которые точно знают, что после института с голоду не помрут. Они идут туда учиться, чтобы потом делать деньги. Не обязательно в адвокатуру — прокурор или судья может зарабатывать ничуть не меньше адвоката. Нужно лишь подсуетиться. А дальше — все как по маслу.

«„Заведомо неправосудные приговоры“, как известно, связаны чаще всего с банальным взяточничеством. Что же касается форм дачи этих взяток, то, по убеждению многих адвокатов, они необычайно разнообразны, а подчас даже изысканны.

Одним из наиболее распространенных способов остается конверт с деньгами. „С давних времен и до наших дней самым надежным способом дачи взятки была и остается передача наличных из рук в руки, — выразил „НИ“ свое мнение адвокат Андрей Князев. — Такую взятку всегда легко скрыть. А вот если судья съездил за чужой счет в отпуск или его сын работает на юридической фирме, куда переводятся деньги, это в любом случае улика. На такое решатся немногие“.

Безналичные переводы на родственников судьи или на счета „липовых“ фирм и компаний, владельцами которых являются либо сами судьи, либо опять же их родные и близкие, используются реже, однако и здесь есть свои выгоды. В „черных“ бухгалтериях некоторых компаний специально выделяются графа на подкуп «нужных» людей. Деньги могут переводиться на счета фирм, принадлежащих родственникам судьи. В третьем случае взятку судье передают так называемые решалы. Как правило, они принадлежат к кругу друзей судьи и могут вручить ему деньги в неформальной обстановке. А нечистых на руку адвокатов, которые любят „заносить“ судьям деньги, в профессиональной среде зовут „инкассаторами».

Негласный прейскурант

Расценки на судейские взятки определить трудно. Дело в том, что это вопрос индивидуальный. Конкретная цифра зависит от многих факторов — „аппетита« судьи, региона, в котором происходит дача взятки, разновидности судопроизводства, высоты судебной инстанции.

<.>

Адвокат Андрей Князев оценил как вполне реалистичные для Москвы следующие расценки. Что касается гражданских дел, то „нужное« решение стоит от 1–2 до 10 тыс. долларов (в российской глубинке, для сравнения, цены ниже — 10–14 тысяч рублей). В уголовных делах в столице суммы взяток варьируются обычно от 10 до 100 тыс. долларов. В арбитражном судопроизводстве только в канцелярию, чтобы дело попало к „своему« судье, приходится платить не менее 3 тыс. долларов. За „нужное« решение судья берет от 5 до 10 тыс. долларов. В случае апелляции дело рассматривается уже тремя судьями. Здесь сумма меньше 10 тыс. долларов уже вряд ли спасет положение. В кассационных инстанциях (окружных арбитражных судах, где процесс судьи ведут опять же по трое) благоприятные решения могут обойтись в суммы от 20 тыс. долларов и до нескольких сотен тысяч.

„По моей информации, расценки на „нужные« решения в арбитражных судах Москвы таковы, что со 100 тысяч долларов только начинается разговор, — признается в интервью „НИ« адвокат, специализирующийся на вопросах коррупции, Алексей Завгородний. — Судьи-взяточники в любом судопроизводстве не берут меньше 25 тысяч „зеленых«».[40]

Весной 2007 года международная организация Transparency International опубликовала первый специализированный доклад об уровне коррупции в судах мира.

«…Объем бытовых взяток, которые приносят в суд россияне, достигает $210 млн, а 63 % граждан РФ, принимавших участие в опросе Transparency International (опрошены 7,5 тыс. человек из 40 регионов), считают суды коррумпированными. Подобные показатели недоверия к судебной системе (60–70 %), согласно докладу, у Польши, Венесуэлы, Чили, Конго, Тайваня, Марокко, Сенегала и Турции.

<.>

По данным президента фонда Индем, занимающегося проблемами коррупции, Георгия Сатарова, общий объем коррупции в России превышает $3 млрд. При этом суды занимают лишь пятую строчку в рейтинге коррупционных отраслей, подготовленном его фондом: хуже дела обстоят с вузами, бесплатной медицинской помощью, призывом на воинскую службу и получением жилплощади».[41]

К сожалению, суды, надзорные органы, налоговые органы — это очень хорошая кормушка. И приходят туда не только те люди, которые мечтают избавить страну от взяточничества и преступников, но и те, кто видит в своей должности лишь возможность обогащения. Поэтому известно немало дел, связанных с вымогательством служителями закона денег за прекращение ведения уголовных дел, за освобождение из-под стражи, за неправое решение арбитражных споров. Правда, большинство таких дел разваливается по дороге в суд. А обвинить и примерно наказать взяточника-судью практически невозможно.

Вот что по этому поводу писала Газета.ру, исследуя дело одной федеральной судьи, арестованной за получение взятки для решения жилищного спора в пользу одной из сторон.

«Согласно официальной процедуре, даже собрав доказательства, сотрудники прокуратуры не имеют права самостоятельно завести уголовное дело на судью. Для этого им необходимо согласовать свои материалы с генпрокурором, который отправляет запрос в областной суд, требуя от них заключения о серьезности представленных прокуратурой материалов. <.> Решение коллегии может быть обжаловано подозреваемой в 10-дневный срок. Только после этого, в случае, если решение обжаловано не будет, и с согласия квалификационной комиссии документы будут переданы в генеральную прокуратуру, которая начнет процедуру возбуждения уголовного дела. Согласно закону „О статусе судей“, лишь тогда против судьи-вымогателя может быть возбуждено уголовное дело по ст. 290 ч. 4 „в“ УК РФ (получение взятки должностным лицом) и начато расследование.

<.>

Уголовные дела против судей-взяточников — большая редкость в российской правовой системе.

Согласно УПК и закону „О статусе судей“, судьи пользуются особым статусом неприкосновенных лиц (закон гарантирует им неприкосновенность жилищ, служебных помещений, автомобилей, и даже для проведения оперативных мероприятий необходимо согласие коллегии в составе трех судей). Кроме того, подсудимые, дающие взятки судьям, неохотно пишут заявления на своих „спасителей“ в прокуратуру. Все это не позволяет эффективно бороться со взяточничеством в судейском корпусе. Кроме того, как показывает практика, даже если судью удалось разоблачить, заставить его нести ответственность крайне сложно».[42]

Очевидно, такая безнаказанность и дает судьям ощущение неуязвимости. Ведь привлечь к ответственности их можно только имея очень серьезные доказательства, да и то даже «особо доказательные дела» могут рассыпаться, например, если судья уйдет со своей высокой должности по собственному желанию, как обычно и поступают замаранные взятками нечистоплотные юристы.

Но как же быть простому человеку, который вынужден обращаться в суд, чтобы защитили его права? Как быть гражданину, арестованному за преступление, которого он не совершал?

Не секрет ведь, что нередко открыто советуют заплатить.

Комментарий юриста

Самое сложное — это бороться с людьми, которые должны способствовать торжеству закона, когда судьи не желают судить по справедливости.

Нередко судьи «работают» на своих криминальных хозяев, но такую связь доказать невозможно, хотя все могут об этом знать. У прокуратуры очень большие возможности давления на органы правопорядка, и в суде можно повернуть любое дело так, что за деньги преступник выйдет на свободу, а невиновный человек может оказаться оклеветанным и получить неправое решение своего спора.

Мне неприятно это признавать, но суды нередко рассматривают дела так, как выгодно тем, кто проплатил их решение, а не так, как предполагает закон. Есть немало случаев, когда вещественные доказательства «терялись» во время рассмотрения дела, исчезали, признавались сфальсифицированными и т. п. Иногда судьи вступают в сговор с преступниками или даже преступными группировками, помогая тем грабить, обманывать и разорять народ.

Для меня в этом плане показательно одно интересное судейское дело, связанное с недвижимостью. Некая прожженная мошенница, зарегистрировав брак с престарелым владельцем пятикомнатной квартиры в каком-то богом забытом поволжском городке, купила судью для благополучного решения своего квартирного вопроса. Почему-то судью не насторожило, что брак гражданки с владельцем жилья был зарегистрирован спустя месяц после его смерти, что у него имеется взрослая дочь, с которой, правда, из-за склочного характера старик практически не общался, что у этой дочери в свою очередь есть сын, то есть внук владельца спорной жилплощади. Она, ссылаясь на закон, присудила всю квартиру целиком якобы жене умершего владельца. Но дочка у старика оказалась упорная, она решение судьи оспорила в высших инстанциях. Тут-то и выяснилось, что в отношении этой дочери и ее сына были нарушены законы о праве наследования.

А мошенница, которая испугалась строгого приговора, «продала» судью-благодетельницу. И обе они отправились на нары.

Так как же быть, если судья откровенно говорит, что дело у вас сложное и практически неразрешимое в вашу пользу, или намекает, что способ решения — обратиться к нужному адвокату?

Прежде всего запомните, что предложенный адвокат в этом случае выступает посредником в даче взятки. Он запросит очень высокий гонорар, который потом разделит с судьей. И первое, что вы должны сделать: реально оценить собственные шансы на успех. Нередко судья вас только пугает, потому что большинство людей привыкли верить юристам. Тогда можно нанять более дешевого адвоката, который способен ваше дело выиграть даже в таком суде.

Нередко люди оказываются в тяжелом положении, когда доверяются лицам, обещающим им помощь в решении сложных дел. Вам могут предложить помощь и обычные мошенники. Недавно я видела в прессе информацию об аресте одной мошенницы, которая находила клиентов среди родственников заключенных следственного изолятора. Она сообщала, что работает в городском суде и имеет большое влияние на исход дел, поэтому называла конкретную сумму, которую якобы необходимо передать судье, ведущему дело. Обычно требуемая сумма колебалась от 500 до 2000 долларов. Когда она получала деньги, то на долгое время исчезала. Потом, уже после суда, она сама разыскивала «клиента» и с печалью в глазах сообщала, что, к несчастью, это дело срочно передали другому судье, на которого повлиять она не могла, и просила прощения, что ничего не получилось.

Конечно, ни с каким судьей у нее не было близких отношений и нив каком суде она не трудилась. Если и имелось у нее знакомство в суде, так только потому, что эта гражданка недавно освободилась по амнистии.

И как бы вы ни боялись, что суд примет несправедливое решение, не пытайтесь подкупить судей через посредников. Во-первых, посредники могут оказаться мошенниками. А во-вторых, выбранные вами посредники могут оказаться абсолютно честными людьми и попросту сообщат о вашем настойчивом желании в заинтересованные в ловле взяткодателей органы. В конце концов, если один суд решил дело не в вашу пользу, есть более высокие инстанции. А если и верховный суд официально вам отказал в пересмотре дела, то можно добиться справедливости, обратившись в Страсбургский суд по правам человека.

 

[40]Журавлев Л. Тариф на правосудие // Новые известия, 25 окт. 2006.

[41]Таратута Ю. Российским судьям измерили давление // Коммерсантъ. № 89 (3665), 25 мая 2007.

[42]Протасова О., Петракова И. Судья судила за десять тысяч // Газета. ru, 1 аир. 2004 (http://www.gazeta.ru/2004/04/01/oa_116564.shtml).

Оглавление