Глава 6. На военном совете

Над столицей нависли черные клубящиеся тучи. В свете многочисленных молний крепостные стены, башни и жилые здания города казались странными призрачными замками из недоброго колдовского сна.

Устрашающе смотрелась Изумрудная Башня. С каждым ударом грома ее верхушку опоясывали ветвящиеся молнии, а стены приобретали оттенок трупной зелени.

Со стороны городской ратуши появилась крытая повозка, влекомая двумя кау. Впереди них легкой трусцой бежал му’аман. Сквозь мокрые одежды, облепившие тонкое тело, проступали тяжело опадающие ребра.

Слева и справа скорым шагом двигались гвардейцы. Дюжина отборных головорезов с трудом поспевала за быками.

Солдаты были вынуждены снять доспехи и закутаться в длинные плащи, которые все равно мало спасали их от низвергающейся с небес воды.

Очередная молния ударила в шпиль башни и сбежала на мокрую землю с громким шипением. Кау остановились и испуганно замычали, отказываясь приближаться к логову колдунов, против которого словно обратились все стихии мира.

Му’аман подошел к дрожащим животным и поочередно гаркнул каждому из них в ухо. Но испытанный способ на этот раз не сработал. Повозка проехала совсем немного и вновь встала.

Пожав плечами, му’аман направился к воротам и с некоторым колебанием взялся за медное кольцо, выполненное в форме морского змея, жующего свой хвост.

После первого же удара дверь распахнулась. На пороге показалась закутанная в зеленые одежды фигура, намного превосходящая ростом высокого скорохода. Из-под капюшона холодно блеснули ненавидящие все и вся глаза.

— Я готов, смертный, — послышался глухой голос, и некромант шагнул под дождь, направляясь к повозке.

Кау вновь испуганно шарахнулись, а му’аман за спиной колдуна сделал знак, отгоняющий демона: несмотря на то, что с неба продолжали литься потоки дождя, зеленые одежды адепта тьмы оставались сухими.

Дверь Изумрудной Башни с глухим лязгом захлопнулась.

Некромант забрался внутрь крытой повозки, словно змея в нору, и процессия тронулась в обратном направлении.

Члены военного совета уже все собрались и ожидали посланца Зеленого Круга. Комендант, нервничавший больше других, кусал кончик своей длинной бороды и поминутно сплевывал прямо на пол залы, тяжело вздыхая. Командир гвардии метал тяжелый кинжал в подпирающий потолок столб, выдергивал его, возвращался к окну и вновь швырял с каким-то остервенением, словно метил разом во всех своих врагов.

Адмирал и офицер королевской службы скороходов переговаривались тихими голосами.

Открылась дверь, и в зал шагнула фигура в зеленом. От неожиданности гвардеец промахнулся — кинжал плашмя ударился в стену и остался лежать на полу.

Колдун откинул капюшон, и два изумленных голоса слабо вскрикнули: у посланника Изумрудной Башни оказалось лицо «младенца», вызвавшего их на совет.

— Зеленый Круг и мастер С’лорн, глава Темного Совета, приветствуют защитников столицы Объединенного Королевства, — прошелестели бледные губы некроманта, и гвардеец, не утерпев, шепотом выругался. Голос также оказался знакомым.

Колдун сразу же приступил к делу:

— Я собрал вас для того, чтобы вскрыть измену в рядах тех, кто призван остановить вторжение мятежников.

— Измену? — комендант растерянно развел руками.

— Именно так.

Некромант крадущимися шагами обошел зал, остановился напротив окна и, неожиданно повернувшись, упер костлявый палец в грудь адмирала:

— Он ввел короля Файра в заблуждение! Военный флот полностью уничтожен благодаря его некомпетентности и преступному небрежению, не так ли, адмирал?

— К столице движутся корабли… — залепетал было мореплаватель, но посланец Изумрудной Башни сделал пальцами неуловимое движение, и тот умолк, будто проглотил ощетинившегося иголками морского ежа.

— Это корабли корсаров, а также три легких сторожевика из Чизпека, — насмешливо сказал колдун.

— Никакого «ночного прорыва в открытое море» из гавани не было, суда сгорели или попали в руки мятежников.

— Ах ты лживый водяной лис! — возмутился комендант. — Стало быть, войска Лучар в любой миг способны вернуться и высадить десант в Черном Городе?

Так называли трущобы городской бедноты, лачуги и кабаки, ютящиеся вдоль побережья вне стен крепости.

— На восточных стенах находятся солдаты моей гвардии, — важно сказал его приятель, направляясь к тому месту, где на полу валялся его кинжал. — Мятежники могут сколько угодно лазить по Черному Городу, но в крепость им не ворваться, даже под прикрытием корабельных стрел ометов.

— Отрадно слышать, — губы коменданта испуганно дрожали, он косил глазами на замолчавшего некроманта, словно именно в его адрес посланец тьмы произнес страшные обвинения в лжи.

Адмирал громко и четко произнес:

— Я не намерен выслушивать никаких обвинений от площадных фокусников и гадателей! У меня есть король, который, разумеется, вправе казнить и миловать своих слуг. К нему я и направляюсь с покаянием.

С этими словами мореплаватель направился к выходу.

Колдун не сделал никаких резких движений, но его плащ налился всеми оттенками трупных цветов и взвился вокруг высокой фигуры мага.

Гвардейский офицер, не дойдя до своего кинжала одного шага, испуганно отшатнулся. Тяжелый клинок шевельнулся и пополз по полу в направлении двери.

— Вернись, мерзавец, и ответь за свои проступки, — послышался глухой голос некроманта.

Адмирал лишь дернул плечами и молча ускорил шаг.

Кинжал беззвучно взвился, со скоростью атакующей змеиной головы мелькнул в воздухе и с противным хрустом вонзился уходящему точнехонько между лопаток.

— Наказание должно следовать сразу же за преступлением, — наставительно произнес посланец Изумрудной Башни, откидывая свой капюшон.

Находись в зале заседаний любой выходец из Д’Алви, он немедленно признал бы советника покойного короля Даниэля, мастера Джозато, шпиона Зеленого Круга.

Тело адмирала мягко опустилось на пол. Глядя на него пустыми глазами холоднокровной рептилии, Джозато произнес:

— Хорошенько смотрите, защитники Объединенного Королевства, что бывает с теми, кто свое личное благо поставил впереди Великой Цели!

Незнакомый с присказкой мастеров Нечистого, комендант вновь задрожал всем телом. Он подумал:

«А что это за Великая Цель и в чем она состоит? Вдруг я тоже поставил свое благо на более важное место, чем ее реализация?»

Тело мертвеца окуталось зеленоватым паром, стало терять четкие очертания, вздрогнуло и растеклось лужей. Из тумана соткались три омерзительные крылатые фигуры, которые начали витать над лужей, разевая клыкастые рты и заглатывая какую-то невидимую субстанцию.

Лужа постепенно истаяла, а фигуры сделались полупрозрачными и еле различимыми. Вскоре исчезли и они.

— Этот негодяй, — указал рукой Джозато на пустое место, — погубил флот по своей безграничной глупости, усугубив вину наглой ложью. Но есть среди вас и больший враг Великой Цели, замешанный в прямом предательстве!

Некромант хотел было повернуться, но му’аман уже прыгнул к нему, на лету выхватив из широкого рукава белой одежды тонкий кривой нож. Клинок распорол плащ, но Джозато умудрился отшагнуть в сторону.

Степняк упал на дощатый пол, перекатился и, вскочив, снова метнулся к некроманту.

На его пути оказался гвардеец, который, недолго думая, пнул скамью под ноги скороходу. Тот споткнулся и упал прямо перед комендантом.

Дрожащей рукой начальник столичного гарнизона выхватил меч и дважды вонзил его в спину му’амана.

Джозато подлетел к коменданту, с неожиданной силой оттолкнул его руку с окровавленным клинком, схватил ослабевшего му’амана за виски и впился в его угасающие глаза своими белесыми буркалами.

Тело степняка задергалось, словно его поджаривали на медленном огне. Умирающий продолжал сжимать нож, но отчего-то не пускал его в ход.

Зрачки некроманта сделались темно-зелеными, потом черными и заполнили глазницы. Словно магнитом, они тянули из головы скорохода лиловый туман. Когда он иссяк, Джозато разжал руки, и на пол с сухим шорохом упала груда тряпья, а не человеческое тело, что совсем недавно еще было полно сил и жизненных соков.

— Жаль, что при коронации Файра я находился далеко на юге, во Флориде, — пробормотал колдун, глаза которого медленно возвращались в свое обычное состояние. — Я бы ни за что не позволил, чтобы гонцов набирали из му’аманов. Эти твари как были, так и остались по-прежнему верны королевскому дому Д’Алви.

— А в чем он провинился? — спросил гвардеец, но, столкнувшись взглядом с Джозато, скороговоркой добавил: — Кроме того, что напал на посланника Зеленого Круга?

— Вы ждете флота, который прогонит эскадру мятежников? Его не будет, — ответил Джозато. — Вы ожидаете подхода полков из отдаленных провинций? Приказ на выступление не дошел до губернаторов и наместников, потому что большинство королевских гонцов — предатели или тайные недоброжелатели Объединенного Королевства.

— Выходит, мятежники могут спокойно окружить город? — спросил командир королевской гвардии.

— Именно так. — Джозато с омерзением отряхнул ладони и пнул ногой кучу тряпья на полу. — Они могут осаждать столицу, строить штурмовые машины, рыть подкопы, обстреливать нас с суши и моря.

— Но мы можем послать верных солдат или даже офицеров в Чизпек и Калинну, а также на западную границу, — сказал комендант. — Ведь не одни только му’аманы могут передать королевский указ?

— И как скоро здесь окажется подмога? — спросил Джозато. — Командор Артив — грозный противник, можете мне поверить. Он очистил от войск Зеленого Круга Северную Флориду за пугающе короткий срок, взяв несколько крепостей и разбив самого Черного Герцога. А под началом у того были не какие-то банды и шайки, как у вас, а закаленные наемники и специально обученные для войны лемуты!

Оба офицера потупили головы, понимая, что спорить бессмысленно. Обученность их солдат оставляла желать лучшего, и оба это знали. Лучшие полки легли под копытами метсианских лорсов в сражениях на западе, остальные стояли в отдаленных провинциях.

— Но я прибыл не только с миссией покарать врагов, — смягчился Джозато. — Но и принес вам надежду. Зеленый Круг никогда не бросает своих союзников в беде! Несколько братьев моего ранга ведут сейчас к столице полки из отдаленных районов королевства, и выступили они в поход раньше, чем корабли мятежников появились в виду городских укреплений.

— Как же такое возможно? — вырвалось у гвардейца.

— Мы знали, что Лучар и Артив, нанеся нам великий урон во Флориде, готовятся двинуться на север с большим войском, — сказал Джозато. — Именно поэтому сюда прибыл я. Но вместо могущественной армии и короля Эфрема застал сопливого мальчишку на троне и шайку ни в чем не разбирающихся низших офицеров, командующих второсортными и малочисленными полками!

Оба его слушателя понуро молчали, не решаясь ни сказать слово в свое оправдание, ни как-то защитить своего короля.

Некромант продолжал:

— В довершение всех бед Лучар не высадилась в Калинне или в Д’Алви, как я ожидал, а прямиком направилась сюда, в самое сердце Объединенного Королевства! Но все равно, им не переиграть Зеленый Круг! Корабли мерзавца Гимпа еще боролись со штормом рядом с побережьем Калинны, а мы уже начали подтягивать войска к центральным провинциям. Скоро подойдут полки королевства, избежавшие мечей Канды, а также корабли корсаров. Этих сил будет достаточно, чтобы сорвать штурм города. А когда мастер С’лорн разберется с важными делами в центре континента, сюда потянутся отряды наемников и бойцовых зверей! Дорого нам обошлась идея держать лемутов подальше от поселений людей, дружественных Зеленому Кругу! Больше этому не бывать! Всадники на Псах Скорби в степях, Люди-Крысы и Волосатые Ревуны в лесах, норки и выдры в реках станут охранять покой Объединенного Королевства.

«Интересно, знает ли обо всем этом Файр?» — подумал комендант.

А его более практичный коллега хмыкнул себе под нос, решив:

«А ведь это шанс! Если мы отличимся при разгроме мятежников, то станем нужны не только мальчишке Файру, но и этому лысому упырю, наделенному полномочиями грозного Зеленого Круга!»

— Я сообщаю вам все это, надеясь вдохнуть в дрогнувшие сердца мужество, — сказал Джозато, презрительно кривя губы, словно вынужден был жевать дождевого червяка. — Я давно знаю Лучар. Она любит поиграть в благородство и повздыхать о случайных жертвах. Поэтому очень скоро, я думаю, она пришлет парламентеров или, что еще вероятнее, шпионов с миссией склонить вас к сдаче столицы. — Голос некроманта сделался страшен: — Не вздумайте пойти по стопам этих двух мерзавцев, чьи души я выпил, словно стакан воды! — И уже спокойнее он добавил: — Если мятеж будет разгромлен, награда Зеленого Круга превзойдет награду короля.

Колдун прошелся по залу, очередной раз поддав ногой останки несчастного му’амана.

— Кстати о короле! Файр — это далеко не Эфрем. Мальчишка обладает душой, черной как ночь, но на этом его достоинства заканчиваются. Мастер С’лорн считает, что за неимением лучшего, войну с мятежниками должны возглавить именно вы! Постарайтесь быть достойными этого высокого доверия! Иначе…

Джозато сплел длинные пальцы и издал суставами такой хруст, что у коменданта задергалось веко. Гвардеец остался внешне невозмутимым, но перед его внутренним взором раз за разом проносились картины расправ над адмиралом и скороходом.

Внимательно посмотрев на лица офицеров, он ухмыльнулся:

— Вижу, я вселил в вас надежду и мужество! А теперь, для гарантии вашей верности…

Солдаты гвардии, охранявшие вход в залу снаружи, не сразу услышали сквозь рев бури, что внутри наступила тишина. Открыв дверь, они обнаружили странное зрелище. Комендант и командующий королевской гвардии с остановившимися глазами раскачивались на носках над досками пола, повинуясь взмахам ладоней Джозато. Колдун дирижировал их движениями, словно ярмарочный кукловод, пристально глядя в их пустые и бездумные глаза. Из глотки некроманта доносился смех, весьма отдаленно похожий на человеческий. Больше всего он смахивал на хохот голодной гиены. По залу метались густые зеленые тени, которые то и дело умудрялись соткаться в призрачные крылатые фигуры.

От одного взгляда на этих демонов солдаты бросили свой пост и ринулись сквозь дождь к казармам, оглашая пустые городские улицы воплями ужаса.

Оглавление

Обращение к пользователям