Глава 15. Дорога на Восток

Собравшиеся вместе члены отряда некоторое время обменивались дежурными шуточками, когда сверху стали спускаться вэйлэ-ри. Представители разных рас, искренне пораженные видом друг друга, долгое время хранили молчание.

Больше всего поразился Желтый Ушан. Лис некоторое время отказывался подходить к дриадам, даже зарычал на их предводительницу, потом прошелся вокруг нее на четвереньках, чего не делал очень давно. Наконец ледок взаимного недоверия оказался сломлен.

Вэйлэ-ри защебетала, протянула руку и погладила любимца Кена за ухом — тот обнюхал ее и коротко лизнул в нос.

— Интересно, а несут они яйца? — громко спросил Вагр, пытаясь неуклюжей шуткой замаскировать свое смущение. — В таком случае я бы порекомендовал расставить лисьи капканы на пути к гнезду. Ведь этот рыжий вор обязательно попытается…

Аграв коротко сказал побратиму:

— Заткнись, Черная Борода!

Но было поздно. Прекрасно понимающие человеческую речь дриады возмущенно защебетали.

Вагр растерянно хлопал глазами:

— Да я, милые дамы, не собирался никого обидеть! Одичал на бесконечной войне. Давно не был в столь изысканном обществе…

Однако стало ясно, что чернобородый флоридянин уже попал в «черный список» лесного народа, как и его командир.

То же самое, но не в полной мере, касалось и братьев Монтанов. Хмурые следопыты, убедившись, что от странных женщин не исходит непосредственной угрозы, уселись в сторонке и меланхолично занялись своими обычными делами: один принялся полировать тряпицей лезвие топора, другой стал доставать из мешков снедь.

— Суровый народ северные жители, честное слово, — Аграв покачал головой. — Ведут себя так, словно ежедневно видят подобную красоту в своих гиблых чащобах и гнилых болотах!

— Народ в Атви угрюмый, но верный, — изрек пер Сагенай, который переводил взгляд с одной вэйлэ-ри на другую.

Вопреки ожиданиям Кена и Аграва, его не смутила нагота представительниц лесного народа. Видимо, священник относился к тем святым людям, которые считают, что все естественное — прекрасно и не должно вызывать недостойных мыслей.

Некоторое время спустя воин-священник хлопнул себя по лбу:

— Конечно же, мне ж рассказывал о них Иеро, во время экспедиции по северному берегу Внутреннего моря! Как же я мог забыть эту впечатляющую историю и не сопоставить ее со своим странным сновидением? Насколько я помню, они владеют ментальным общением.

Он безошибочно нашел предводительницу, продолжающую гладить Лиса, и подошел к ней, посылая невидимые глазу сигналы. Разом все вэйлэ-ри защебетали, а главная, оставив в покое загривок Ушана, уставилась на священника своими невероятными глазами.

Обиженный Лис слегка укусил пера Сагеная за плечо — чего тот, поглощенный общением, даже не заметил — и направился к Кену, оживленно помахивая хвостом.

— Да-да, давно не виделись, приятель, целых полдня, — рассеянно сказал атвианец, непроизвольно начиная выискивать репейник в шкуре Ушана. Тот, вскоре уловив живейший интерес со стороны друга к дриадам и полное отсутствие оного к персоне долговязого пушистого лемута, фыркнул, ушел к Монтанам и стал потрошить вещевой мешок Аграва.

— Все тебя бросили, дружок, это повод как следует закусить. Пользуйся, пока Рыжий таращит свои буркала на голых девиц с перьями вместо волос, — великодушно предложил младший Монтан. Лис не заставил себя долго упрашивать и занялся уничтожением запасов флоридянина.

Мысленный разговор Сагеная и вэйлэ-ри затягивался, поэтому Кен отозвал в сторону Вагра, махнув руками на рыжебородого, который, развесив уши, вслушивался в щебетание лесных нимф.

Усевшись рядом с Монтанами, атвианец коротко изложил историю с похищением Вельда и свои планом. Старший Монтан кашлянул и сказал, откладывая сверкающий топор в сторону:

— Конечно, кроме нас, никто не доберется отсюда до Атви. Да и след большой толпы лемутов мы не потеряем. Но аббат Демеро, брат Альдо и Коршун настоятельно требовали нашего присутствия во время войны в Объединенном Королевстве.

— Точно, — поддакнул младший и, отдав Лису недоеденную лепешку с полоской вяленого мяса, вытер руки о подол рубахи. — Север должен знать, как идет война и, главное, чем она закончится.

— Закончится она исчезновением государства Эфрема с карты мира, и это произойдет очень скоро, — убежденно сказал Кен. — А я вам даю слово, что королева Лучар сделает все, чтобы и в Республику Метс, и в Атвианский Союз вести дошли в самое короткое время.

— Да и потом, — вмешался в разговор Вагр, — весть о захвате Нечистым эливенера и о том, что Красный Круг жив, разве не стоит того, чтобы мчать на север во все лопатки?

— Так-то оно так, — заговорил старший в своей обычной медлительной манере, сильно раздражавшей южан. — Однако мы вполне можем послать на север весточку — не спрашивай, как, это наш фамильный секрет. В слово королей и королев, вы уж извините, мне не очень верится. Вот если ты, Кен, пообещаешь мне, что по окончании войны дойдешь до Атви, я соглашусь изменить первоначальный план.

Атвианец задумался. Как объяснить этим двоим угрюмым следопытам, что такое присяга и какие порядки царят в регулярной армии Д’Алви? А если он, Кен, погибнет? Или королева пошлет его с каким-нибудь заданием во Флориду? В первом случае, по разумению Монтанов, обещание должны выполнить побратимы или члены семьи Кена. Во втором — он обязан выполнять свое мужское слово, а королева подождет.

Монтаны никогда не служили ни в армии Атвианского Союза, ни в легионах Республики. Простые охотники, лишившиеся семей в результате случайного набега стаи лемутов, они долгие годы мстили Нечистому, ведя собственную, почти невидимую посторонним войну. Уже ко времени первого путешествия Иеро они стали на севере живыми легендами. Никому не подчиняясь, братья Монтаны исходили сотни миль вокруг Внутреннего моря, забираясь туда, где не ступала нога кандианских солдат, уничтожая логова лемутов.

Однажды эливенер Альдо спас жизнь младшему Монтану, которого укусила ядовитая змея. С тех пор братья беспрекословно слушались его, выполняя различные поручения Ордена Одиннадцатой Заповеди. По крайней мере, в таком виде слышал их историю Кен.

А еще он слышал от начальника атвианской разведки, что Альдо свел угрюмых следопытов с аббатом Демеро еще в те годы, когда тот не был полновластным хозяином в Республике и главнокомандующим кандианской армией.

По мнению Коршуна, Монтаны стали негласными агентами Аббатств, причем едва ли не самыми эффективными.

Сейчас Кену трудно было разобрать, действительно независимые следопыты не понимают, что он не может обещать им то, что они бы хотели, или они стараются в точности выполнить указания Демеро.

— Ладно, — тряхнул головой Кен. — Возьму на себя смелость и пообещаю, что, если не погибну, дойду до Атви с вестями о делах на Лантическом побережье. Если по не зависящим от меня причинам этого сделать не удастся, за меня пойдут Вагр и Аграв. Годится?

Братья посовещались в сторонке, и старший сказал:

— Идет! Но помни, ты дал мужское слово!

— И я готов подтвердить его, — чернобородый вздохнул, — хотя давным-давно соскучился по Флориде! Это Рыжему раздолье — обилие оленины, ягодная брага, девицы голые по деревьям скачут, благодать для бестолкового лесоруба. А для меня север вреден, хандра начинается, и зубы ломит при смене погоды.

Вскоре вернулся пер Сагенай, выглядевший слегка обалделым.

— Удивительный народ! Как разнообразна фантазия Творца!

«Если вэйлэ-ри не создали Лучи Смерти», — хотел возразить Вагр, но сдержался, помня о ментальных способностях дриад.

— Вы уже слышали про Вельда? — спросил священник.

— Да, и даже успели определиться с принимаемыми мерами, — откликнулся Кен.

Выслушав атвианца, Сагенай кивнул головой:

— Самое разумное решение, хотя Монтанов нам будет не хватать. Но человек предполагает, а Бог располагает.

— И Нечистый тоже не дремлет, — не утерпел Вагр.

Однако священник не обратил на его слова никакого внимания, размышляя о чем-то своем. Наконец, выйдя из глубокой задумчивости, он сказал:

— Оказывается, они не столь давно виделись с отцом Альдо.

— Да знаю я, — отмахнулся Кен. — Их предводительница…

— Нет, ты ничего не понял, — и Сагенай смущенно кашлянул. — Они виделись совсем недавно, за день до того, как северные легионы с Божьей помощью разбили армию Объединенного Лантического Королевства.

— И с нашей помощью, — вновь встрял чернобородый.

— Помолчи, Вагр, — Кен поднял голову к небу и произнес: — А ведь я встречал Альдо и вожака разумных медведей именно на этой тропе, аккурат перед битвой. Значит, он не только следил за продвижением Эфрема и действиями Зеленого Круга, так?

— Именно так, — священник еще раз кашлянул. — Эта информация отнюдь не предназначалась для чужих ушей… но здесь таковых нет. Думаю, что возьму на себя ответственность сообщить вам эту военную тайну. Отряд вэйлэ-ри, союзников и друзей Ордена эливенеров, находится здесь для того, чтобы тайно противодействовать Зеленому Кругу. Мастер С’лорн подмял под свою лапу весь центр континента, за исключением лесов вэйлэ-ри и степных становищ иир’ова. Долгое время этим двум народам удавалось прятаться от его жадных глаз, но настал черед, и колдуны во главе орд лемутов двинулись на независимые племена.

— Бедняга Ирм, — сказал задумчиво Вагр, вспомнив иир’ова, сражавшегося вместе с ними во Флориде.

— Он мечтал, чтобы Дети Ветра больше никогда не встречались с адептами тьмы, терзавшими его народ.

— Таким образом, — продолжил Сагенай, — эти народы вынуждены были объединить усилия и искать спасения на севере. Здесь сила на стороне тех, кто с оружием в руках открыто противостоит Нечистому.

— Неправда! — с жаром возразил чернобородый. — А как же юг, Флорида, освобожденная от власти колдунов? Там полно ничейных земель, да и в борьбе с общим врагом флоридянам совсем не помешают такие союзники!

— К сожалению, — сказал с грустной улыбкой пер Сагенай, — Ни иир’ова, ни вэйлэ-ри не прорваться во Флориду. Мастер С’лорн собрал в верховьях Змеиной Реки поистине гигантские силы. Даже вы проскочили на север только благодаря тому, что отряды наемников и лемутов двигались к стойбищам Людей-Кошек и рощам лесного народа. Ваш отряд проскользнул буквально между несколькими наступающими армиями. Одним словом, оба народа решили отступать на север. Встреченный нами отряд вэйлэ-ри — головной дозор.

— Это все замечательно, — перебил его Кен, — но не имеет к нам ни малейшего отношения, а лишь увеличивает риск просачивания к С’лорну этой информации. А вдруг кто-либо из нас попадет в плен?

— Еще накаркаешь, командир! — укоризненно покачал головой Вагр.

— К нам все сказанное имеет самое непосредственное отношение. В Тайге степняки не выживут, да и вэйлэ-ри покажется там слишком холодно. Так что пойдут они не строго на север, а на северо-восток.

— То есть, иными словами, в земли Объединенного Королевства? — поразился Кен.

— Именно так. — Сагенай устало сел рядом с Лисом, чем тот не преминул воспользоваться и положил священнику на колени свою лобастую голову. — Зеленый Круг — общий враг двух свободных народов. На Лантике, где есть приемлемые для них земли, обосновалось подконтрольное С’лорну государство. Логика Людей-Кошек и вэйлэ-ри проста: они идут с нами. Не имея возможности связаться напрямую с королевой Лучар, правительница лесного народа испрашивает у тебя, Кен, как ее официального посла, разрешение присоединиться к походу.

Атвианец долгое время не знал, что и сказать, а потом испустил иннейский клич торжества, заставив встревоженного Лиса встать столбиком и навострить уши.

— Я не смог найти Иеро, не смог привести хоть один метсианский легион или когорту атвианской пограничной стражи! Зато я приведу отряды неуловимых и невидимых лучниц и стаю Людей-Кошек!

Сагенай счастливо улыбался, глядя на его ликование.

— Кого мне благодарить за это? — спросил Кен. — Правительницу вэйлэ-ри, тень пропащего Иеро, наладившего связи севера и двух славных народов, или тебя, пер Сагенай, воин-священник?

— Пожалуй, в первую очередь Творца, а во вторую — Орден Одиннадцатой Заповеди, который сделал все это возможным, — скромно ответствовал метс.

— А ведь не прост, совсем не прост аббат Демеро, настоявший на том, чтобы мы взяли тебя с собой, — сказал священнику Вагр.

— Аббат Демеро — выдающийся государственный деятель и великий священнослужитель, — торжественно произнес пер Сагенай.

— Аминь, — заключил Кен. — А когда подойдут Люди-Кошки?

«И не только они, — услышал атвианец в своей голове голос предводительницы вэйлэ-ри. — Еще придут вот эти смешные звери (Кен увидел большую группу косматых Медведей), и приведет их он».

Перед внутренним взором атвианца появилось улыбающееся лицо брата Альдо.

— Друзья, у меня новость, — сказал, подходя к опешившим друзьям, Аграв. Лицо рыжебородого лучилось радостью, уши горели. — Вон та дама с луком и в ожерелье из ракушек только что сказала мне, что отправляется со мной к берегам Лантического Океана. Командир, ты не против? А чего вы, собственно, смеетесь?

Оглавление

Обращение к пользователям