ГЛАВА 11. «ВАНЬКА-КАИН» ЗАКАМСКОГО РОЗЛИВА

Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы.

Ин.3:19

В сентябре 2010 года в ФБУ ИК-10 УФСИН России по РТ состоялось моё знакомство с Хайруллиным.

1

Пред мною предстал высокий мужчина плотного телосложения. Внешне он был абсолютно спокоен, ни опасения, ни надежды я в его взгляде не узрел.

Представился, разговорились. Примерно через полчаса Руслан Юрьевич неторопливо стал излагать свои злоключения:

— Родился я 24 июня 1976 года в Менделеевске, который в тот период входил в Елабужский район Татарстана. Отца толком не помню. Он ушёл из семьи, оставив маму с тремя ребятишками. Меня, как первенца, мама отдала своим родителям.

Дедушка Рафаэль Самигуллович, 1928 года рождения слесарничал на Менделеевском химзаводе, а бабушка — Шамсикамар Насибулловна, 1926 года рождения — вахтёрила в спецкомендатуре.

Мама с моими младшими братишкой Ренатом и сестрёнкой Эльвирой жила в Челнах, работала начальником участка на автогиганте.

Дедушка с бабушкой во мне как в первенце души не чаяли. Жили мы втроём в двухкомнатной квартире. Поэтому всё внимание стариков было приковано ко мне. Да и какие они старики?

В положенный час дедушка записал меня в первый класс Менделеевской средней школы № 1 и на секцию самбо в спортивную школу к взрослому тренеру, которого все почему-то звали просто Аслямом. На спортивном поприще звёзд я не хватал, но тренировок не прогуливал и даже несколько раз выступал за городскую команду.

Учёба мне давалась легко, я даже был претендентом на золотую медаль. Однако поддавшись веяниям времени, в 1993 году я организовал студию кабельного телевидения, затем студию звукозаписи. Бизнес приносил семье доход, но отнимал много времени и поэтому между успеваемостью и деньгами я меркантильно выбрал последнее. В этой связи в аттестате зрелости затесались 3–4 «четвёрки», и «золотая медаль» улыбнулась.

Стремление заработать денег чашу весов качнуло в противоположную от института сторону. Окончив школу, я трудоустроился в ИЧП «ИНФОЦЕНТР» старшим менеджером отдела продаж. Работа спорилась, деньги водились, и поэтому я был в авторитете у сверстников, и не только…

Из материалов уголовного дела:

«Характеристика на выпускника СШ № 1 гор. Менделеевска Хайруллина Руслана: Руслан учился в данной школе с 1 по 11 класс. Воспитывается у бабушки и дедушки. В семье были созданы все необходимые условия для учёбы. Жилищные условия хорошие. По развитию Руслан среднего уровня. Поведение удовлетворительное. С первого по пятый класс был ударником, но потом стал успевать по всем предметам на тройки. Выпускные экзамены на тройки, кроме физики. Любимыми предметами у Руслана были такие предметы, как: физика, математика, биология. В классе постоянного поручения не имел, а временные поручения старался выполнять добросовестно и во время. Но единственным недостатком у его было то, что он в 11 классе стал врать. Бабушка с дедушкой регулярно посещали родительские собрания, постоянно интересовались посещаемостью и успеваемостью своего внука, быстро реагировали на сигналы и приходили в школу.

Руслан участвовал во всех классных и школьных мероприятиях. В классе дружил с хорошими мальчиками. По характеру был доверчивым, добрым, терпеливым. Быстро находит общий язык со своими сверстниками. С уважением относится к классному руководителю, никогда не обижал младших школьников. Был записан в школьную библиотеку, читал очень много. Посещал радиокружок. Во время дежурства по школе в течение всех учебных лет получил благодарности со стороны классного руководителя. Здоровье не очень хорошее.

Кл.рук-ль: подпись.

Дир-р школы: подпись.

Копия верна: Следователь СО Дружинин С.С.

Справка

В том, что Хайруллин Руслан в ИЧП «ИНФОЦЕНТР» не работал и не каких работ не выполнял, к разовому поручению отнесся безответственно.

Справка дана для предъявления в РОВД г. Менделеевска.

Директор ИЧП «ИНФОЦЕНТР»

Шмелев М.М.[384]

***

Гром грянул среди ясного неба, и вино всему виною.

28 марта 1994 года мой старший товарищ Серёга Караев пригласил отпраздновать день рождения своей сожительницы Лены Сушковой (её отец в настоящее время начальник Менделеевской полиции!).

Из материалов уголовного дела: Сушкова Елена Геннадьевна родилась 12 ноября 1972 года…

А жили они в четырёхкомнатной квартире по улице Профсоюзной. К нашему приходу виновница торжества уже праздновала со своей девятнадцатилетней подругой Леной Нужиной.

Из материалов уголовного дела: Нужина Елена Михайловна, 07.06.75 года рождения, разведена, воспитывает дочь 1991 года рождения, место работы — декретный отпуск…

После нас «на огонёк» пришли парни с девушками. Водка рекою, дым коромыслом. Выпил и я граммов 100 водочки, захмелел. Нужина была без кавалера, и как-то само собою мы разговорились. Непринуждённая беседа трансформировалась в половой акт, совершенный в соседней комнате в порыве хмельной страсти, как говорится, по обоюдному согласию.

Пока я лишался девственности, компания решила идти жарить шашлыки в частный дом Караева, что на улице Луговой. Сказано — сделано: пошли, шашлычков поели, водочки попили. За полночь гости разбрелись, а я остался у Серёги.

Мой безмятежный сон прервал пинок Вовы Нужина, который, обвиняя меня в изнасиловании его сестрёнки, требовал $ 3 000 и для убедительности бил меня палкой. Проснувшийся Серёга заступился за меня, рассказав Нужину, что и как было.

***

Из материалов уголовного дела: Брат Нужин Владимир Михайлович 1971 года рождения… 27 марта 1994 г. в доме 22 по ул. Луговая избил Хайруллина, требуя при этом от насильников «по лимону». Хайруллин претензий не высказал в связи с чем уголовное дело №№ 130517 в отношении Нужина В.М. следователь СО Менделеевского РОВД майор юстиции Дружинин С.С. 03.06.1994 г. прекратил.

Нужин ушёл, унося в предрассветную мглу неудовлётворенную жажду наживы. А к обеду пришли два младших опера и под белы рученьки умчали меня в РОВД, на аудиенцию к старшему оперуполномоченному уголовного розыска Гасанову Оручу.

Не мудрствуя лукаво Оруч вместо «здрасьте» отвесил мне оплеуху и русским матом с кавказским акцентом стал рассказывать мне, как я насиловал Нужину. Не разделив убеждённости Гасанова, я правдиво рассказал всё как было, а для пущей важности потребовав адвоката и педагога. (К тому времени я по наитию догадывался о процессуальных правах несовершеннолетних.)

Гасанов тут же пригласил и адвоката, и педагога. Адвокатом стали наручники, которыми Оруч приковал мою правую руку к батарее таким образом, что кисть оказалась на его столе. А педагогом была указка, которой опер методично стал наносить удары по тыльной стороне моей ладони и пальцам. При этом Гасанов призывал меня к сознательности, высокий уровень которой, по его мнению, был обусловлен должностным положением моей бабушки в системе МВД. После того, как Гасанов сломал мне фаланги среднего и безымянного пальцев, я согласился написать явку с повинной.

Из материалов уголовного дела: на листе 112 приобщена принятая 28 марта 1994 года старшим оперуполномоченным уголовного розыска Менделеевского РОВД капитаном милиции Гасановым О.А. явка с повинной Хайруллина, где записано: изнасиловал Нужину три раза, но по её согласию.

После оформления сего судьбоносного документа Гасанов отвёз меня в прокуратуру, где представил пред ясные очи старшего следователя по ОВД Корыстылёва Владимира Ивановича.

Чуть позже к нам присоединился и следователь СО Менделеевского РОВД Дружинин Сергей. Стали оформлять протокол допроса. Я честно рассказал все, как было, не забыв и о нанесённых мне телесных повреждений Гасановым. Следователи цинично обвинили меня в поклёпе на честного мента и предложили «сделку с правосудием»: я признаюсь в изнасиловании Нужиной и иду домой под подписку о невыезде.

Поверив взрослым дядькам, я подписал предложенные документы без участия защитника и был тут же препровождён в ИВС — изолятор временного содержания.

Информация к размышлению: Вероятно, Менделеевские милиционеры не знали, что в России ребенком признается лицо, не достигшее возраста восемнадцати лет (совершеннолетия), и допросили 28 марта 1994 года несовершеннолетнего Хайруллина Р.Ю. без защитника, записав в протоколе, что в услугах адвоката он не нуждается.

Адвокат Фахретдинова Диляра Габдулхаковна на основании соглашения № 128 в защиту обвиняемого вступила только 30 марта 1994 года.

Из материалов уголовного дела: 30 мая 1994 года начальнику милиции г. Менделеевска Хайруллин Р.Ю. заявил: «Телесные повреждения, которые были у меня обнаружены, когда меня возили к судмедэксперту в апреле 1994 года, были нанесены мне Нужиным Владимиром, а не при совершении полового акта с Нужиной Еленой. Никто из работников милиции меня не ударял. Никакие противоправные действия милиционеры ко мне не применяли. По поводу телесных повреждений я к Нужину Владимиру никаких претензий не имею, никакого разбирательства по этому факту не желаю».[385]

***

В начале следствия Нужина указала на Шарафутдинова Раиля и Антонова Колю как на моих соучастников в изнасиловании.

Из материалов уголовного дела: 28 апреля 1994 г. ранее судимый за грабеж Шарафутдинов Рамиль Фаилович, 17.08.68 года рождения, боец-спасатель Новоменделеевского химзавода, явился к следователю СО Дружину С.С. с повинной, где собственноручно написал: «27 марта примерно в седьмом часу утра я проснулся и захотел пить воды, встал и пошёл на кухню, попив воды, я возвратился в спальню. Ко мне подошёл Руслан и сказал опохмелиться, я сказал да, кода я выпил и закурил, Руслан сказал мне, что он Лену трахнул, и предложил мне, маленько посидев на кровати и покурив, я пошёл в зал, где в это время находилась Лена, она лежала на полу, я подошёл к ней и лёг и совершил с ней половой акт, угрозы к ней не применял.

После, когда я зашёл обратно в спальню выпил ещё маленько, Руслан сказал что пойдёт к Лене, я уснул и что потом он ещё с ней делал, не видел. Никаких извращений я не применял. Когда Руслан избивал Нужину Елену я не видел, но слышал как она кричала, вроде бы кричала от боли.

Это явка с повинной написана мною добровольно и без всяких неправомерных действий со стороны следователя.

Я действительно не знал, что Руслан «Босс» несовершеннолетний.

Говорил ли я что Нужиной перед совершением с ней полового акта я не помню Нужина никак не реагировала и не говорила.

Когда я совершил я с Нужиной половой акт, я не смотрел по сторонам и не знаю видел ли кто меня в этот момент.

Антон со мной насчёт Нужиной никаких разговоров не вёл и мне нечего не рассказывал.

Написано лично».[386]

Тем временем мои родственники собрали деньги, которые тётя Зимфира Бибякова, вместе со своими ювелирными украшениями, передала Нужину Вове для того чтобы Лена забрала заявление. Заявление Нужина забрала, но это не имело никакого значения в моей судьбине.

Из материалов уголовного дела: В суде Хайруллин Р.Ю. показал: «Из зала все вышли, мы с Нужиной остались, поссорились, избил. Выскочила в окно. С Антоновым догнали, вернули в дом. Нужина переоделась, и продолжили пьянствовать. Как Нужина оказалась раздетой донага не помню. Пили. Половой акт с Нужиной не совершал.

Шарафутдинов вину не признал. Ссору слышал, видел как Антонов и Хайруллин завели Нужину в дом. Как она уходила — не видел, кто раздевал и насиловал — не знает.

Антонов отрицал совершение полового акта с Нужиной.

Нужина же утверждала: пришла в гости, пила водку, играли в карты. Все из комнаты вышли, она осталась с Хайрулиным, который просил её раздеться. Она сопротивлялась и пригрозила обращением в милицию с заявлением об изнасиловании, если ей не заплатят денег. Хайруллин избил её и вышел из комнаты. Она выскочила в окно. Хайрулин и Антонов догнали её, угрожая убийством, затащили в дом и избили. Затем все вместе сели пить водку. Сушкова предложила сменить окровавленную одежду. Свою одежду я замочила, сидела укрытая полотенцем. Пили. Хайруллин стащил полотенце, Антонов — гамаши, трусы сняла сама. Сидела голой и пила водку. «Потом Шарафутдинов увёл меня в спальную и там против моей воли совершил половой акт, когда он из спальни вышел, то зашел Антонов и совершил половой акт, третий был Хайруллин».

Сушкова подтвердила показания Нужиной, отметив, что после Хайруллина в спальню зашел Борис, который и остался с Нужиной до утра.

Караев пояснил: «26 марта Лена Нужина, подружка жены, пришла к нам в гости. Мы с Русланом пришли чуть позже. Посидели, посмотрели телевизор. Я сказал, что неплохо бы выпить. Взяли литр водки, выпили. 27 марта пришёл Коля и Рамиль. Коля ещё взял водки. Через некоторое время мы с Колей пошли за водкой в «Светлану». Пришли. Лена была побита. Мы выпили все вместе, потом они отошли в комнату и стали там разбираться. Я только понял, что она была неправа. Больше я ничего не знаю. То, что Лену изнасиловали, я узнал потом от Брата. 28 марта 1994 г.».

Внимательный читатель заметил, что персонажи сей драмы 26 марта начали отмечать день рождения Сушковой, родившейся 12 ноября.

Следствие не удосужилось подсчитать, сколько водки было выпито за два дня, и оценить способность участников кутежа адекватно оценивать происходящее. Всё обвинение было построено на выбитых признаниях.

***

Судья Менделеевского районного суда Халиуллина Лидия Ивановна высказала понимание нелепости обвинения, но 7 августа 1994 года, учитывая представленные следствием доказательства, приговорила Шарафутдинова и Антонова к трём годам лишения свободы реально каждого, а меня как малолетку — к пяти годам лишения свободы, но условно, освободив из-под стражи в зале суда.

Прокурор, дай Бог ему здоровья, свою неудовлетворённость судебным вердиктом выплеснул в кассационном протесте. В отношении меня приговор был отменён за мягкостью наказания.

Тем временем менделеевские сыщики передали в суд уголовное дело о ранее совершённом мною заступничестве за честь девушки. Моя возлюбленная Альбина Халиуллина (племянница судьи, между прочим) пожаловалась на Ломова Альберта, который распускал порочащие её сплетни. Эту жалобу я не мог оставить без внимания и избил обидчика. Это благородство в интерпретации Ломова, высказанной в заявлении, милиционеры квалифицировали как хулиганство.

Словом, за избиение Ломова и изнасилование Нужиной Менделеевский районный суд 13 декабря 1994 года отмерил мне пятилетку в ИТК общего режима.

Из материалов уголовного дела: 13 декабря 1994 года Менделеевский районный суд установил: 09 января 1994 г. около 18 час. Хайруллин, Григорьев Виктор Анатольевич 1979 г.р., Якупов 1980 г.р. по просьбе Халиуллиной Альбины Камильевны, 1979 г.р. завели в подъезд дома № 5 по ул. Пушкина Ломова 1979 г.р. и из хулиганских побуждений избили его. Затем отвели Ломова к дому № 10 по ул. Профсоюзная — избили, затем отвели на железнодорожное полотно избили, вернулись к дому 10 на Профсоюзной — избили.

26 марта 1994 г. в состоянии алкогольного опьянения Хайруллин, по предварительному сговору с Антоновым изнасиловали Нужину.

Потерпевшая Нужина утверждала, что 26 марта 1994 года её не насиловали. Опьянев, она заявила Хайруллину, что донесёт в милицию, что её изнасиловали, если ей не дадут денег. Хайруллин её избил. Она выпрыгнула в окно. Антонов завёл её домой. Пили. Борис посоветовал, на следующий день совершить половой акт с Антоновым и заявить в милицию.

Эти показания суд оценил критически, и приговорил Хайруллина Р.Ю. виновным в совершении хулиганства и изнасилования, назначив наказание: пятилетку общего режима, арестовав его в зале суда.

***

Немного помолчав, собеседник продолжил:

— Здесь уместно отметить, что ИВС и СИ (следственный изолятор) не зря считаются кузницами криминальных и осведомительских кадров. Впервые попав на нары, юноша становится объектом вербовочной разработки и криминалитета, и оперов.

Бывалые сидельцы травят каторжанские байки, которые по сути своей являются наставлениями для начинающих преступников. Это только на первый взгляд эти побасёнки от безделья. Нет, таким способом рассказчик повышает свой авторитет, подчиняя себе ротозеев.

Выполняя свой «спецплан», опера тоже весьма настойчиво склоняют арестантов к сотрудничеству. С вербовочными предложениями ко мне подкатывались и в ИВС Менделеевского РОВД, и в Мензелинском СИ. Опера вызывали на беседы, которые начинались с выяснения причин пребывания в их учреждении, затем шли страшилки об арестантском быте, которые сводились к посулам о водворении в «хорошую камеру» и оперском покровительстве в обмен за объективную информацию по интересующим их вопросам.

Наивность оперов и пацанские понятия о стукачах убедили меня отказаться от карьеры милицейского осведомителя, отдав предпочтение криминалу.

Находясь в изоляторе, внемля воровским побасёнкам, я обдумывал способы преступного обогащения. И как следствие: после освобождения из зала суда в связи с условным наказанием я сколотил группу единомышленников и организовал хищение в особо крупном размере. Мы угнали «КамАЗ», гружённый сигаретами, но, не справившись с управлением, машину перевернули и не солоно хлебавши разошлись по домам. Спустя три года менделеевские сыщики раскрыли это преступление, и суд приговорил меня к трём годам лишения свободы за соучастие в угоне без цели хищения, включив этот срок в наказание, назначенное за избиение Ломова и изнасилование Нужиной. Так что кроме ещё одной судимости в моём послужном списке никаких негативных последствий это преступление мне не причинило.

Из материалов уголовного дела: Приговором по делу № 151-97 от 16 июня 1997 года Менделеевский районный суд установил: В ночь с 06 на 07 октября 1994 года Хайрулин Р.Ю., Казанцев Евгений Николаевич, 30.05.1978 г.р. и двое неустановленных следствием лиц, находясь в состоянии алкогольного опьянения по предварительному сговору от дома 4 по ул. Юбилейной в Менделеевске угнали «КамАЗ-53212», принадлежащий Зарипову А.Ш. Выехали за город, не справились с управлением и перевернули машину. Похитили телевизор «Юность» за 200 000 руб., игровой компьютор — 30 000 руб. автомагнитолу — 100 000 руб., 15 кассет на 30 000 руб., причинив Зарипову ущерб на 360 000 руб. Хайруллин вину не признал, а Казанцев — признал. Хайруллину — ст.148-1 ч.2 УК РФ к 3 годам л/с. С применением ст.40 ч.3 УК РСФСР поглотить его наказанием, назначенным по приговору Менделеевского райсуда от 13.12.1994 г. и окончательно — 5 лет л/с. С отбыванием наказания ИК общего режима.

***

Но вернёмся к оперским делам.

Свой первый срок я отбывал в Нижнекамской ИТК-4, опера которой отличались оригинальностью вербовки сидельцев. Начальник оперотдела колонии Гизетдинов Эдуард Данисович вызвал меня и без особых изяществ сделал вербовочное предложение, посулив денег и условнодосрочное освобождение за объективную информацию по интересующим его вопросам. Подумав несколько дней, я согласился. Вербовку закрепили оформлением подписки. Я избрал оперативный псевдоним «Рафа».

Я добросовестно выполнял задания Гизетдинова — сообщал полученные путём наблюдения и выведывания сведения о совершённых осужденными правонарушениях и преступлениях. Гизетдинов также добросовестно платил мне по 200–400 рублей за каждое объективное сообщение и способствовал моему условно-досрочному освобождению 26 февраля 1998 года.

После освобождения из мест лишения свободы я возвратился в родной город, где меня уже поджидал заместитель начальника уголовного розыска Менделеевского РОВД Халилов Ибрагим Ильдарович. В начале марта Халилов вызвал меня в милицию и после непродолжительной беседы о моих воззрениях на будущее передал привет из прошлого, пояснив: Гизетдинов завещал ему, Ибрагиму Ильдаровичу, личное дело агента «Рафа». Знакомство с Халиловым закончилось оформлением контракта о моём конфиденциальном сотрудничестве с МВД Татарстана под псевдонимом «Алик» и новым заданием.

Ибрагим Ильдарович поручил мне внедриться в челнинскую банду, возглавляемую бывшим следователем прокуратуры Медведским Юрием. По просьбе Халилова старший опер Челниского УБОП Альберт[387] через какого-то воровского авторитета порекомендовал меня Медведскому. Последний назначил мне встречу, а когда понял, что после отсидки я гол как сокол и ради денег готов на любые преступления, пристроил меня в «бригаду», руководимую двадцатипятилетним Сергеем по кличке «Тайга»[388] (его мать убили за «кидалово»). В составе этой преступной группы я участвовал в совершении ряда квартирных краж.

От подельников мне стало известно, что Медведский и его друг «Глыба» являлись «бригадирами» у криминального авторитета «Кадета».[389] Во исполнение «заказа» Солнцевского ОПС они разрабатывают план похищения какого-то предпринимателя в городе Иваново. Все эти сведения я своевременно сообщил Халилову.

Халилов поручил мне вовлечь участников группировки Медведского в совершение квартирной кражи в Менделеевске, для того чтобы он (Халилов) смог организовать задержание участников этого преступления и посредством их внутрикамерной разработки создать условия для привлечения к ответственности Медведского, а если повезёт, то и «Кадета». Я так понимаю, что успешный ввод меня в разработку группировки Медведского будоражил воображение Халилова возможными перспективами карьерного роста.

Для выполнения нового задания в преступную деятельность я вовлёк и своего братишку Стрепетова Рената Юрьевича. С бригадой «Тайги» мы в Менделеевске совершили квартирную кражу в доме 23 по улице Фомина. Об этом преступлении я своевременно сообщил Халилову. Оформив агентурное сообщение, Халилов поручил мне организовать кражу в другом городе республики для придания банде межрайонного статуса. Сказано — сделано: обокрали магазин в Лениногорске. Однако тамошние сыщики внесли коррективы в далеко идущие планы Халилова и по подозрению в совершении вышеуказанной кражи задержали Ситдикова Дениса (к слову — племянника экс-мэра Челнов Алтынбаева Р.З.). Ну а дальше — дело техники: Денис раскололся на явку с повинной, и все участники этого преступления в скорости оказались на нарах ИВС Лениногороского РОВД.

Начальнику Лениногорского уголовного розыска Митяеву Александру Сергеевичу я дал правдивые показания и под протокол рассказал, что по поручению Халилова организовывал преступления. Александр Сергеевич вызвал Ибрагима Илдаровича, в присутствии которого я повторил показания. Митяев потребовал, чтобы Халилов представил дело оперативной разработки, подтверждающее мои показания. Меня же Митяев пообещал освободить, как только Халилов привезёт дело, и я помогу милиции довершить разгром преступной группировки. Всю собранную по заданию Халилова информацию о преступной деятельности банды «Кадета» я сообщил Митяеву.

На следующий день Александр Сергеевич повёз меня в Челны, где я показал адреса известных мне бандитов. Задержали порядка 30 активных участников ОПС, включая Медведского, у которого в моём присутствии изъяли оружие, боеприпасы, 23 иконы, килограммов 8 ювелирных изделий.

В процессе следствия я давал уликовые показания, в том числе и на очных ставках. В этой связи практически все участники ОПС знали, с чьей подачи они оказались на нарах.

Однако у следствия свои понятия: уголовное дело по ст.209 УК РФ (бандитизм) тихо-тихо развалилось, Медведскому за хранение боеприпасов дали 2 года условно, остальных обвинили в совершении краж и приговорили к условному наказанию, а мне: Лениногорский суд отмерял пятилетку, и Менделеевский — с учётом всех заслуг определил окончательное наказание в виде 6 лет колонии строгого режима.

Из материалов уголовного дела: 21 октября 1998 года Лениногорский городской суд установил, что Хайруллин Р.Ю., Зиятдиов Э.Г., Стрепетов Р.Ю. и Ситдиков Д.А.[390] 21 мая 1998 г. в деревне Малый Каратай пытались совершить кражу из магазина Лениногорского РАПО. Ситдиков был задержан жителями деревни на месте преступления. Хайруллин осужден к 4 годам, Зиятдинов к 5 годам лишения свободы реально, Стрепетову и Ситдикову — определено по 3 года условно.

10 декабря 1998 г. Менделеевский районный суд, рассмотрев уголовное дело № 1-263/98, установил, что 29 мая 1998 года Хайрулин Р.Ю., совместно с Зиятдиновым Э.Г., Стрелевым Р.Ю. и Ситдиковым Д.А. и неустановленным лицом по предварительному сговору совершили кражу из квартиры Мустафиной Л.М.

Ситдиков и Зиятдинов соответственно 10 и 17 июня 1998 года написали явки с повинной. Суд приговорил: Ситдикова к четырём годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 4 года, Зиятдинова — 6 годам лишения свободы реально, а отрицавшего вину Хайруллина — к назначенному наказанию частично присоединить наказание по приговору Лениногорского городского Суда от 21 октября 1998 года и окончательно к отбытию Хайруллину определить 6 лет колонии строгого режима.

Ваш покорный слуга, уважаемый читатель, 29 июля 2011 года встретился с Халиловым И.И. Представившись, был приятно удивлён, что Ибрагим Ильдарович наслышан обо мне и моих книгах.

О себе Халилов поведал, что начальником уголовного розыска Менделеевского ОВД он поработал недолго. Эта должность, по его утверждению, кому-то понадобилась, и Ибрагима Ильдаровича назначили дежурным по ОВД, а вскоре за неосторожное обращение с оружием какого-то милиционера, «ушли» на пенсию.

Говоря о своих оперских заслугах, Халилов хвастался, что многие из его агентов в настоящее время занимают весьма высокие должности… Однако от обсуждения своих подвигов в разгроме банды Медведского Ибрагим Ильдарович уклонился, сославшись на плохую память.

У меня сложилось впечатление, что о делах тех дней вспоминать Халилову было неприятно.

Дабы внести ясность в ситуацию, 08 августа 2011 года я поинтересовался личностью Халилова И.И. у начальников службы криминальной полиции и уголовного розыска Менделеевского ОВД, майоров полиции, соответственно, Ахметова Джампулата Сулейман-оглы и Гуслякова Владимира Станиславовича. Собеседники охарактеризовали Ибрагима Ильдаровича сыщиком, достойным внесения в летопись города(!), незаслуженно уволенным по указанному последним поводу. О моём подзащитном, наоборот, отозвались весьма нелестно.

Хайрулин, прочитав эти строки, с иронией отметил:

— А судьи кто?!!! Летом 2005 года Гусляков с операми задержал с поличным Гарипова Ленара за вымогательство денег у Сошниковой Ксении. Гарипов потом похвалялся, что отдал ментам 30 000 рублей за развал уголовного дела. Вот об этом сыщики почему-то умолчали..

***

Немного помолчав, Хайруллин продолжил:

— С учётом моего активного участия в раскрытии преступлений направили меня отбывать наказание подальше от Татарии, в ИК-14, в посёлок Тагучин Новосибирской области.

В период пребывания под стражей и на этапах мне стало известно, что группа Медведского откупилась — прокурорам отдали денег и изъятые ценности (иконы, ювелирные изделия и пр.), Митяеву подарили машину.

Из материалов уголовного дела: Медведский Юрий Иванович, родился 26.02.1964 г., убит 06.09.2002 г. (по свидетельству соседей сожжен дотла в автомобиле, хоронили пепел). 03.09.1998 г. Лениногорским городским судом по ч.1 ст.222 УК РФ[391] приговорён к штрафу в размере 300 руб. Обвинялся по уголовному делу № 36–29 в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.222 УК РФ. Уголовное преследование прекращено 25.05.2004 г. в связи со смертью обвиняемого.

В ИК-14 на агентурную связь я был принят опером Александром Сергеевичем, которому и рассказал обо всём. Опер посоветовал обратиться к начальнику отдела по превентивному пресечению деятельности преступных объединений ФСБ России генерал-майору Хохолькову Евгению Васильевичу. Я согласился и в оперском кабинете написал обстоятельное письмо указанному столпу государственной безопасности.

Вскорости Новосибирский чекист часа четыре мытарил меня, выясняя: откуда мне известно о существовании указанного подразделения ФСБ. Сергеича я не выдал, сослался на случайного попутчика по этапу. На следующий день контрразведчик подробно опросил меня обо всех татарских делах. На прощание чекист сказал, что ни Хохолькова, ни отдела с таким названием в ФСБ России не существует. Чем закончилась эта история — точно не знаю.

Летом 2000 года меня перевели в ИК-21 в посёлок Горный Новосибирской области. Там я от сотрудничества отказался в связи с неприязненными отношениями с заместителем начальника по безопасности и оперативной работе Борисом Филипповичем Зыковым. Суть конфликта — администрация требовала информацию о нарушениях, совершаемых осужденными, а сама нещадно нарушала их законные права.

В процессе этого конфликта с администрацией ИК-21 вербовочное предложение мне сделал заместитель начальника управления «Б» УФСИН РФ по Новосибирской области Сергей Анатольевич (официально представлявшийся инспектором управления безопасности УФСИН по НСО), который боролся с коррупцией и организованной преступностью в системе ФСИН. Сотрудничать я согласился, избрав псевдоним «Артём».

В 2001 году, после того, как поставленные Сергеем Анатольевичем задачи по вскрытию фактов коррупции были выполнены (начальника оперативного отдела посадили, начальника ИК-21 уволили и поменяли практически всё руководство колонии), меня этапировали в ИК-15 в посёлок Табулга Новосибирской области, где я был «двойным» агентом: состоял на связи одновременно и у старшего опера ИК-15 Пенигина Сергея Викторовича, которого информировал о преступлениях, совершённых осужденными на воле, и у Сергея Анатольевича, которому сообщал о выкрутасах администрации. За месяц собрал информацию об обстановке в ИК-15, о злоупотреблениях администрации и источниках их незаконных доходов. В результате начальника ИК-15 уволили.

Из агентурной деятельности я извлёк и личную выгоду: смотрящие за ИК-15 — новосибирские положенцы «Бобёр» и «Трактор» (Александр Иванович) — поставили меня смотрящим за барыгами, то есть осужденными, торговавшими нелегально алкоголем, сигаретами и прочей мелочью. Я следил, чтобы барыги не обманывали сидельцев и барыг никто не обижал.

***

Из мест не столь отдалённых я освободился 01 июня 2004 года по отбытию срока наказания. Вернулся в родной Менделеевск с твёрдым убеждением от криминала держаться подальше, зарабатывая на жизнь честным трудом. Стал искать работу. Обсуждение трудового договора заканчивалось, как только потенциальные работодатели узнавали мою биографию. После пары-тройки таких собеседований решил поискать счастья в агентстве по трудоустройству. И знаете — нашёл!

В агентстве за информацию о наличии рабочих мест попросили денег. С финансами было туго, а вот такая постановка вопроса зародила надежду найти своё место под Солнцем. У юристов я выяснил, что информационные услуги законом не запрещены, а стало быть, разрешены.

И вот я индивидуальный предприниматель: учредитель и руководитель «Регионального информационного центра «Виктория», оказывающего услуги населению по трудоустройству и приторговывающий прочими полезными для жизни сведениями.

Офис мой располагался рядом с домом, в магазине «Нур». Предпринимательство моё сводилось к тому, что в различных организациях я получал официальные справки о вакансиях и размещал эти сведения в средствах массовой информации. Ко мне обращались ищущие работу люди. Я составлял на них анкеты, которые направлял потенциальному работодателю. Если претендент отвечал предъявляемым требованиям — с клиентом заключался договор, по которому я предоставлял информацию о работодателе (должность, режим работы, размер зарплаты, номер телефона отдела кадров, ориентировочную дату прибытия на работу), а клиент оплачивал мои услуги, стоимость которых зависела от моих затрат.

Бизнес процветал, появились деньги. В месяц я зарабатывал около двух тысяч долларов, для меня это были огромные деньжищи.

Как известно, успешный бизнес требует простора. Летом 2005 года я перенёс свою предпринимательскую активность в Набережные Челны. Офис открыл в деловом центре посёлка ГЭС по адресу 5/17, дал рекламу, и работа закипела.

Но на всякую бочку мёда (то есть 100 довольных клиентов) найдётся ложка дёгтя (то есть претензия). Ко мне в офис буквально ворвались трое очень недовольных клиентов, стали обвинять меня в том, что работодатель, которому я их рекомендовал, отказался их трудоустраивать. В этой связи они требовали вернуть им деньги, уплаченные за информацию. Обсуждение претензий из бытовой плоскости было перенесено в правовую. Клиенты обратились в милицию с заявлениями о привлечении меня к ответственности за мошенничество. Я, соответственно, подал

встречное заявление о привлечении их к ответственности за учинённое в офисе хулиганство.

Принявший заявления исполняющий обязанности начальника ОБЭП[392] Комсомольского ОВД майор милиции Минеев Александр Николаевич поручил оперуполномоченному Микрокову Сергею Геннадьевичу разобраться по существу обращений. Последний обязал меня явкой на следующий день.

В назначенное время я вошёл в кабинет Микрюкова. Сергей Геннадьевич без всяких увертюр напомнил о четырёх моих судимостях и, не мудрствуя лукаво, предложил написать чистосердечное признание, чтоб облегчить наказание… Не обращая особого внимания на мои возражения, Сергей Геннадьевич бодренько написал от моего имени объяснение, расставив в нём свои акценты. Как ни крути, а выходило, что я создал мошенническую схему и «кидал» народ направо и налево.

Я, естественно, отказывался подписывать эту ахинею, поясняя, что горе-работяг не приняли на работу, так как в отдел кадров рекомендованной мною московской фирмы они обратились в состоянии остаточного алкогольного опьянения.

Часа через два в наши препирательства вмешался Минеев. Естественно, он занял сторону своего подчинённого. Часа два милиционеры добивались моей подписи под их опусом. Моё упорство взвинтило оппонентов. Александр Николаевич, выматеревшись в сердцах, приказал Микрюкову оформить протокол моего задержания в качестве подозреваемого, сказав при этом, что он пошёл в дежурку договариваться о водворении меня в камеру.

Сергей Геннадьевич добросовестно исполнил указание: составил и дал мне на подпись протоколы задержания и отказа от дачи объяснения по ст.51 Конституции России.[393] После оформления этих документов Сергей Геннадьевич предложил мне снять часы, а также выложить содержимое карманов на стол. Рядом с часами я положил сотовый телефон и деньги, порядка 10 000 рублей.

Микрюков взял деньги для того, чтобы пересчитать их. Купюры подействовали на Сергея Геннадьевича завораживающе. Казалось, что во всём мире нет силы, способной заставить милиционера выпустить деньги из рук.

Аура Микрюкова изменилась, и, несколько замявшись, он вкрадчиво пробормотал: «… всё можно решить. у сотрудницы сегодня день рождения, а денег на подарок у милиционеров нету.».

Эту недосказанность прервал вошедший в кабинет Минеев. С порога Александр Николаевич раздосадованно посетовал: «… в Комсомольском ОВД все камеры забиты. Так что придётся отправлять в ИВС УВД, где для таких, как ты, — ткнув пальцем меня в грудь, — места всегда найдутся!».

Микрюков вмешался в ситуацию:

— Преступление не тяжкое. Часть первая статьи 159 УК РФ[394] всего-то годика на два тянет. Но по каждому эпизоду можно всё решить. Вот для начала Руслан Юрьевич может нам посодействовать в приобретении подарка на сегодняшнее мероприятие.

При этом Микрюков показал Минееву деньги.

— Одними этими деньгами, — Александр Николаевич сменил гнев на милость, — вопрос не решить. Нас прокурор не поймёт.

И, обращаясь ко мне, продолжил:

— Вот если Руслан Юрьевич согласится помогать милиции постоянно, тогда — другое дело.

— Сколько? — прагматично поинтересовался я.

— Что значит: сколько? — напыщенно возмутился Минеев. — Все вы коммерсанты всё упрощаете, всё сводите только к деньгам. А ведь нам требуется не только финансовая, но и информационная помощь. Вы понимаете, о чём я?

— Догадываюсь, — пробормотал я, вспоминая, чем закончилась моя агентурная деятельность с Халиловым. На другую чашу весов давил внутренний голос, шептавший: менты и суд разбираться не станут, а с учётом прежних заслуг на пару-тройку лет вновь отправят зону топтать.

Нет, в колонию я больше не вернусь.

— Согласен, — негромко сказал я.

Контракт о конфиденциальном сотрудничестве с МВД Татарстана оформили в течение 10 минут. Я избрал оперативный псевдоним «Руслан».

Переписали объяснение, указав там мои доводы. Вернули мне пару сотен на такси… и постановили отказать в возбуждении уголовного дела по данному факту.

Из материалов уголовного дела: ОБЭП УВД ЦАО города Москва 22.09.2005 г. направил начальнику Комсомольского ОВД документ за № 01-г 5440 прелюбопытного содержания:

«Возвращаю Вам материал проверки по заявлениям Гарифзянова А.Б. и Куршева А.А. о мошеннических действиях предпринимателя Хайруллина Р.Ю., как необоснованно направлены в наш адрес.

Установлено, что Гарифзянов А.Б. и Куршев А.А. в поисках работы через газету «Из рук в руки» познакомились с Хайруллиным Р.Ю., представившимся руководителем информационного центра «Виктория», находившегося в г. Менделеевск. Оба они заключили с ним договор о подборе места работы. Им было предложено поехать на работу в г. Москву, т. к. у Хайруллина Р.Ю. был договор и заявки от московской фирмы «ПК «Стройформ». Была обещана заработная плата 15 000 рублей с питанием и проживанием. Обоими за услугу было заплачено Хайруллину Р.Ю. по 2 500 рублей. К материалу приобщена ксерокопия заявки Хайруллина Р.Ю. от директора ООО «ПК «Стройформ» Филиппова Ю.Н. На бланке указан адрес ООО — г. Москва, Благовещенский переулок дом 10 и номера телефонов.

При проверке данного адреса установлено, что там располагается УПРАВЛЕНИЕ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРЫ РФ ПО ЦЕНТРАЛЬНОМУ ФЕДЕРАЛЬНОМУ ОКРУГУ (!); указанные на бланке номера телефонов принадлежат частным лицам, не имеющим отношения к ООО «ПК «Стройформ». Оттиск печати на бланке не читается. Граждан с фамилией Филиппов и инициалами «Ю.Н.» в Москве зарегистрировано 153 человека, а в базе данных ООО «ПК «Стройформ» не зарегистрировано.

Из материалов проверки установлено, что каких либо противоправных деяний экономической направленности на территории ЦАО г. Москвы не происходило. Приложение на 37 листах».

Сие послание начальником Комсомольского ОВД полковником милиции Корабельниковым В.В. 12 октября 2005 года было адресовано Минееву А.Н., однако 14 октября 2005 года ст. оперуполномоченный ОБЭП Комсомольского ОВД майор милиции Микрюков С.Г., рассмотрев материалы проверки КУСП № 7387 и 7388 от 20 августа 2005 года. установил: Хайруллин Р.Ю… является предпринимателем без образования юридического лица и занимается предоставлением информации о вакантных рабочих местах на предприятиях РФ. 02 августа 2005 года Гарифзянов А.Б. и Куршев А.А. заключили договора с Хайруллиным Р.Ю. на предоставление информации о вакантных рабочих местах. В дальнейшем им была представлена информация о наличии вакантных рабочих мест в Москве. После предоставления информации были составлены акты о выполнении работ гр. Хайруллиным Р.Ю., в которых оговорено, что информационные работы по выполнению ранее заключённых договоров выполнены полностью и в срок, претензий стороны заключившие договоры не имеют.

В дальнейшем Гарифзянов А.Б. и Куршев А.А. выехали в Москву, где им была предложена работа, но условия для них были неприемлемы и они вернулись обратно в г. Набережные Челны. Условия договора выполнены полностью… Постановил: отказать в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления».[395]

А со следующего дня Минеев припахал меня в полный рост. Нет, каких-либо сверх суперменских заданий Александр Николаевич мне не давал. Так, через день, да каждый день разговоры разговаривали, которые, как правило, заканчивались тем, что Минеев брал у меня денег 500 — 3 000 рублей (за период такого с Минеевым сотрудничества я передал попрошайке порядка 50 000 рублей) или просил предоставить машину. А чаще требование денег дополнялось просьбой отвезти его куда-нибудь. Мой водитель Лысов Александр Викторович неоднократно был свидетелем таких агентурных явок.

Примерно к концу августа Минеев поставил первую «боевую» задачу: в Менделеевске уже лет 15 торгует наркотиками некто «Пистон». Начальник криминальной милиции Комсомольского ОВД Фоменко Эдуард Александрович якобы предложил «наркобарону» поделиться доходами. Но «Пистон» предложение отклонил и порекомендовал с вопросом участия в прибылях обращаться к начальнику Менделеевской милиции, под «крышей» которого он «работает». Это дерзновение побудило Фоменко ориентировать подчинённый ему оперативный аппарат на разработку «Пистона».

— Упреждая возможные вопросы, обращаю Ваше внимание: именно так это задание мотивировал Минеев. Однако в сказанное я не очень поверил, хотя бы потому, что Александр Николаевич не знал о «Пистоне» ровным счётом ничего, даже имени. Как может начальник криминальной милиции требовать денег от человека, даже имени которого не знает?!

Однако делать нечего. Через менделеевских пацанов я выяснил, что под кличкой «Пистон» значится Мухаметзянов Рустам Камильевич, 1964 года рождения, уроженец и житель Менделеевска, владелец станции техобслуживания «Бриз», совладелец игровых автоматов в магазине «Нур». Его подельники — Радик, бывший следователь Менделеевской милиции; Кривилёв Сергей — бывший водитель начальника ИТК и некто «Мопед», который постоянно брал вину «Пистона» на себя.

Загнал я в «Бриз» на техосмотр свою машинёшку. Пока суд да дело — увидел, что «пистоновские» пацаны в подсобке травку покуривают. Вот и повод со старшим познакомиться.

Дальше — больше, слово за слово, и купил я у «Пистона» спичечный коробок анаши.[396]

Все собранные о «Пистоне» сведения, включая наркотики, я передал Минееву, который через пару дней пригласил меня на оперативное совещание. В кабинете Фоменко Э.А. присутствовал начальник Челнинского отдела Управления по борьбе с организованной преступностью Жгун Владислав Александрович и Минеев. Я сообщил присутствующим всё, что мне удалось выяснить о «Пистоне», и получил новое задание: предложить последнему обменять угнанную машину ВАЗ-2114 на наркотики.

Это предложение «Пистон» воспринял с энтузиазмом. Я, соответственно, проинформировал Минеева. Последний пояснил мне, что первый заместитель министра внутренних дел Татарстана генерал-майор милиции Тимерзянов Ренат Закиевич санкционировал операцию «проверочная закупка»… Но пока решались милицейские бюрократические препоны, сотрудники Елабужского отделения УФСКН России по РТ задержали «Пистона» за сбыт наркотиков. «Пистон» свою милицейскую «крышу» не сдал, всю вину взял на себя и с чистой совестью получил свои 11 лет лишения свободы с отбыванием в Свияжской исправительной колонии.

Так бесславно закончилась эта милицейская операция, которая тем не менее принесла мне относительные дивиденды.

Милицейское начальство удостоверилось в моих агентурных способностях и объективности и, вероятно, поняло, что не зря оказывает мне покровительство. Справедливости ради надо сказать, что ежемесячно в Комсомольский

ОВД поступало по два-три заявления от недовольных моей коммерческой деятельностью лиц. Что уж там делал Минеев, я не знаю, но по всем этим заявлениям практически автоматически отказывалось в возбуждении уголовных дел.

Хотя бывали и «накладки».

В октябре 2005 года с криками «милиция, стоять-бояться, задержание мошенника!» в офис, как во вражеский окоп, ворвался Микрюков.

Эта акция устрашения была ой как неуместна!

В это время я совместно с Шариповой Гульнарой Фирдовисовной — заместителем генерального директора Ижевского ООО «Урал СтаффКомпани» — официальным работодателем, оказывавшим услуги более 50 крупным российским промышленным предприятиям, проводил собеседование с претендентами на замещение должностей. В офисе было более двадцати потенциальных клиентов. А Микрюков не унимался, объяснял клиентам, что я обещаю доверчивым гражданам высокооплачиваемые должности только с одной целью — скрыться с полученными от них деньгами.

Дело кончилось тем, что Микрюков доставил меня в Комсомольский ОВД, где пояснил, что моей скромной персоной заинтересовался сам начальник ОБЭП Комсомольского ОВД господин Магьфурзян Закирянович Ханов. Он изучил все материалы проверок заявлений, поступивших в отношении меня, приказал отменить ранее вынесенные постановления об отказе в возбуждении уголовных дел и устроить показательный процесс! Словом — мне хана, и Минеев вряд ли поможет.

Эта новость как гром средь ясного неба ввергла меня в состояние прострации.

Тут, как чёрт из табакерки, в кабинет вошёл Минеев. Микрюков объяснил ему ситуацию и вышел из кабинета. Александр Николаевич по достоинству оценил произведённый коллегами эффект, как мог успокоил меня и отправил домой, пообещав уладить ситуацию.

На следующий день Минеев завёл меня в кабинет к Ханову, представил как весьма успешного агента и оставил нас наедине.

Вероятно, осведомлённый о вчерашнем фуроре Ханов не стал тратить время на прелюдии. Он по-барски снисходительно назвал меня мелким мошенником, не представляющим особого интереса в плане привлечения к уголовной ответственности за совершаемые мною преступления.

Это как-то обнадёживало.

— Однако, — погрозив мне пальцем, дабы я не расслаблялся, продолжил Ханов, — я слишком много времени трачу на разбирательство с заявлениями о твоих бизнес-художествах. Вчера просмотрел шесть!!! — возмущённо подняв перст к небу — шесть отказных материалов!!! И в каждом одно и то же. Ки-да-ло-во!!! Как ты понимаешь, — любой труд должен быть оплачен не только информацией, но и деньгами.

Немного помолчав, Магьфурзян Закирянович вопросительно взглянул на меня:

— Не слышу предложений.

— Согласен, — пробормотал я.

— Ко мне комиссия приезжает, сам понимаешь. Так что с тебя вступительный взнос за нашу «крышу» — 50 000 рублей.

— Согласен.

Указанную сумму я лично передал Ханову в течение часа после этой душеспасительной беседы о новых правилах жизни.

А что делать?

Но этим моя бизнес-агентурная деятельность только начиналась.

Дня через три после оплаты «крыши» Минеев приказал мне учредить общество с ограниченной ответственностью, которое будет в последующем использоваться МВД РТ как легендированное[397] предприятие, в целях выявления коррумпированных чиновников, а я, соответственно, буду за агентурную работу получать деньги.

Сказано — сделано.

Я подготовил необходимые документы и 05 декабря 2005 года учредил и возглавил ООО «Международный коммерческий центр «ТатСтройСервис», а также заключил новый контракт с МВД РТ, избрав агентурный псевдоним «Артём».

Вновь созданная фирма-ловушка за период своего существования выявила только одного коррупционера — Минеева Александра Николаевича. Ежемесячная прибыль предприятия колебалась от 70 000 до 120 000 рублей. Половину этой суммы забирал Минеев. Но и этого ему было мало. Ежемесячно Александр Николаевич просил меня писать расписочки о получении денежков за агентурную работу. Как Вы понимаете, сребреников этих я ни разу не видел…

Всему бывает предел. Страх быть привлечённым к ответственности по заявлениям незадачливых клиентов постепенно ушёл. А ежемесячно отдавать такие деньжищи ни за что было выше моих сил.

Дабы положить конец этой истории, в августе 2006 года я продал ООО «МКЦ «ТатСтройСервис», несмотря на то, что оно было легендированным. Учредил новое ООО «Международный Центр Развития Производственных и Кадровых Технологий» (далее по тексту «МЦРПКТ»), организовал офис в доме 30/03 подальше от юрисдикции ОБЭП Комсомольского ОВД. На всякий случай вновь сознанное предприятие я продал своей гражданской жене — Барышевой Карине Николаевне. Сам же официально работал в этой фирме менеджером.

Проблемы начались уже в сентябре 2006 года. Смириться с кончиной дойной коровы в лице ООО «МКЦ «ТатСтройСервис» Минеев не мог. В этой связи то ли на «Челны-ТВ», то ли на «РенТВ» было размещено сообщение, призывающее всех потерпевших от деятельности этой организации обращаться в ОБЭП Комсомольского ОВД. Вскоре позвонил Минеев, дабы порадовать меня предстоящей отсидкой.

Делать нечего, в милицейские дела вход рупь, выход — два.

Рассказал я Саше Лысову о минеевских проделках. Поехали в милицию. Минеев встретил нас у здания ОВД. Пригласил в кабинет, где поведал, что на его телеобращение заявлениями откликнулись семь граждан. Так что старые отказные будут отменены и с вновь полученными заявлениями будут объединены в одно производство, и прости-прощай, любимый край.

На мой резонный вопрос — «что делать?» Минеев предложил аудиенцию у Ханова.

Судя по настроению последнего, Магьфурзян Закирянович давненько меня поджидал, чтоб расплатиться за моё вероломство.

— Ну что беглец, добегался? — не без ехидства, вместо «здрасьте» молвил Ханов.

Я виновато потупился. После окончания «воспитательной» части беседы Магьфурзян Закирянович отметил, что возмещать потерпевшим ущерб уже поздно, ибо это будет расценено как признание вины. В итоге Ханов поручил Минееву придумать что-нибудь.

Сказать, что из милиции я вышел в подавленном настроении — это ничего не сказать. Я даже подумывал податься в бега, так реально ощущалась перспектива новой ходки в места не столь отдалённые. Поэтому на следующий день как дар небесный я воспринял просьбу Минеева дать ему всего-навсего 10 000 рублей для того, чтобы отблагодарить ребят за помощь. Но радость моя была недолгой, ибо дня через два меня вызвал Ханов и пояснил, что несколько материалов завернули и срочно нужны 80 000 рублей для размещения проверяющих из Казани в гостинице и.

Эти пояснения я и не слушал. В мозгу пульсировала одна мысль: конца этому не будет никогда.

Пообещав Магьфурзяну Закиряновичу найти требуемую сумму, я побрёл восвояси.

На следующий день жена сообщила мне, что в офис звонил какой-то милиционер, напомнил о долге. Обо всём произошедшем со мною я рассказал Карине. Решили ограничиться малой суммой. В этот день я отнёс Ханову 8 000 рублей, на следующий — ещё 4 000.

Дня через два Минеев приехал ко мне в офис и напомнил об обещанной Ханову сумме. Я попроси Александра Николаевича передать Магьфурзяну Закиряновичу, что факты вымогательства мною задокументированы посредством аудиозаписи. И если Ханов будет продолжать требовать денег, эту аудиозапись я передам руководству МВД.

Как мне стало известно в последующем, Минеев в этот период переводился в ОБЭП УВД города Набережные Челны и в качестве своеобразного привета рассказал Ханову, что ряд бесед с последним я записал по его, Минеева, заданию.

Через непродолжительное время после моего «расчёта» с Хановым меня вызвал заместитель начальника ОБЭП УВД города Набережные Челны Мингазов Вильсур Фарахатдинович и потребовал, чтобы я принёс документы на фирму ООО «МКЦ «ТатСтройСервис». Я пояснил, что фирма продана, и в этой связи все вопросы — к правопреемнику! Мингазова В.Ф. такой поворот событий озадачил. Пошли к начальнику ОРЧ по линии БЭП МВД РТ по городу Набережные Челны Галимзянгову Рафису Рахимзяновичу. Вильсур Фарахатдинович доложил ситуацию. Рафис Рахимзянович разразился таким матом — хоть Уголовный кодекс выноси! Мингазов ему вторил. Суть обвинений — такие фирмы, как ООО «МКЦ «ТатСтройСервис», стоят на особом учёте в МВД Татарстана, и я не имел права её продавать. И «приговор»: стражи порядка потребовали от меня ежемесячно платить МВД в их лице по 10 000 рублей. Деваться некуда, пришлось платить. Деньги передавал через опера ОБЭП УВД Газизова Рустама Ильдаровича.

В начале октября 2006 года Минеев был откомандирован в ОБЭП УВД города Набережные Челны. Его включили в состав созданной первым заместителем прокурора города Набережные Челны Долговым Маратом Шамильевичем следственно-оперативной группы для работы по делу Талбиева.[398] Там-то Александр Николаевич и передал меня на агентурную связь заместителю начальника этого славного подразделения Салимханову Ильгизару Абузяровичу.

В последующем Ильгизар Абузярович по моей просьбе показывал мне заведённое на меня личное дело агента, а также личное дело содержателя конспиративной квартиры «Наяда».

Работа с Салимхановым ничем не отличалась от работы с Минеевым: я время от времени предоставлял агентурные сообщения, но как они реализовывались — мне не известно. Те же безденежные расписки о получении сребреников от МВД и те же поборы в размере 50 % от прибыли ООО «МЦРПКТ», ну и, конечно же, ничем не мотивированное мелкое мусорское пакостничество.

Имел место такой случай. Примерно в сентябре 2006 года ко мне обратился участковый 30 комплекса по вопросу трудоустройства его сестры Наташи. Я принял её водителем-менеджером только потому, что её хорошо знала моя жена и её подружка Ксения Петровна Сошникова.

Спустя месяц меня вызвал в ОБЭП УВД опер (фамилию не знаю, но опознать смогу) и показал семь заявлений от клиентов ООО «МЦРПКТ» с просьбой привлечь меня к уголовной ответственности.

Я недоумевал: почему просят привлечь к ответственности меня, если я не директор и подписей нигде не оставляю. Опер похвастался, что располагает всей клиентской базой предприятия, и если начнёт вызывать всех наших клиентов — человек двадцать из них напишут заявления, ибо все довольны быть не могут, и. Словом, отпустил меня этот опер только для того, чтобы я всё обдумал и в целях оптимизации наказания признался в содеянном.

Озадаченный таким поворотом событий побрёл я по коридору УВД. Навстречу мне Газизов Рустам. Поинтересовался, чем я так опечален. Я всё рассказал. Рустам пообещал мне помочь. Как выяснилось позже, Газизов доложил об этом Мингазову, который с учётом моих ежемесячных пожертвований урезонил опера-попрошайку.

Разгадка ситуации меня ждала в офисе. Жена рассказала мне, что Наталья уговаривала её дать показания против меня, соблазняя тем, что после моего ареста все доходы от деятельности фирмы достанутся Карине. Наталью я уволил тут же без выходного пособия. Но самое интересное выяснилось на дне рождения моего сына в сентябре 2009 года. Салимханов, будучи в изрядном подпитье, рассказал, что Наташа была агентом ОБЭП УВД, состояла на связи у того опера, который меня вызывал, и вся эта комбинация организована им, то есть Ильгизаром Абузяровичем.

Жизнь шла своим чередом. В середине декабря 2006 года Салимханов вызвал меня в УВД. На его рабочем столе лежало с десяток отказных материалов по заявлениям о привлечении меня к ответственности. Похлопывая рукою по этой стопке документов, Ильгизар Абузярович пояснил, что начальник отдела Следственного комитета при прокуратуре Набережных Челнов Марат Шамилевич Долгов[399] направил все материалы на дополнительную проверку.

— Так что дело будет большим и громким! — резюмировал Салимханов.

Я буквально взмолился о помощи. Долго Ильгизара Абузяровича уговаривать не пришлось. Он вызвал опера, дал ему соответствующее указание. Через непродолжительное время опер вернулся с объяснением, написанным от моего имени. Я подписал этот документ и отдал оперу две тысячи рублей якобы для передачи потерпевшим. Минут через пять опер вернулся с расписками от двух женщин. Доложил Салимханову, что расписки эти приобщит к материалам в качестве подтверждения о частичном возмещении ущерба и вынесет постановления об отказе в возбуждении уголовных дел. Ильгизар Абузярович поблагодарил его за проворство.

После того как опер ушёл, окрылённый начальственной похвалой, Салимханов сказал, чтобы я всегда помнил об этой его помощи. А наперёд усвоил: по этим материалам он в любой момент упрячет меня лет на десять!

Между делом Ильгизар Абузярович отметил, что в его офисе[400] не хватает ноутбука и телевизора. Долг платежом красен. Телевизор я передал Салимханову лично, а ноутбук — в присутствии водителя Лысова.

Примерно в январе 2007 года для проверки очередного заявления в офис ООО «МЦРПКТ» пришёл старший оперуполномоченный ОБЭП Автозаводского ОВД Гимадеев Рустам Аликович. Я в это время просматривал интересующие меня сведения по программе «Легенда МВД», которую мне дал Салимханов. Сделав вид, что ничего не заметил, Гимадеев ушёл, а ближе к вечеру вернулся в сопровождении бригады сотрудников УСБ,[401] отдела «К»[402] и ОБЭП Автозаводского ОВД, которые намеревались всех присутствующих в офисе доставить в милицию. Я позвонил Ильгизару Абузяровичу, который урегулировал ситуацию: никого не задержали, а компьютер изъяли и через непродолжительное время возвратили, даже не уничтожив программу «Легенда МВД».

Из материалов уголовного дела: 28 сентября 2009 года свидетель Гимадеев Р.А. показал: «… 02 марта 2007 года в связи с имеющимся у меня в производстве материалом проверки КУСП № 9634 от 28.02.2007 года, мной был посещён офис ООО «Международный центр развития производственных и кадровых технологий», расположенный по адресу: г. Набережные Челны, 30/03, кв.1. В ходе посещения офиса на рабочем месте находился Хайруллин Руслан Юрьевич, который представился начальником службы безопасности, при этом он работал на компьютере в программной оболочке комплекса «Легенда МВД». После этого я покинул офис, оставив повестку на его имя. Прибыв в Автозаводский ОВД, написал рапорт на имя начальника ОВД Кузиахметова Ш.З. и выписал постановление о проверке финансово-хозяйственной деятельности ООО «Международный центр Развития производственных и кадровых технологий — Главное управление». В этот же день в 18.00 часов из офиса этой фирмы был изъят системный блок на котором была загружена программа «Комплекс Легенда (31) УВД г. Набережные Челны» версия 7.2 редакция 3.22 от 19.08.2004 г. Краснодар (с) 1992, 2004 НТЦ «Сонар-Плюс». Ввод пароль в «Комплекс-Легенда» осуществлялся вводом «0» (ноль), личный пароль «0» (ноль). Был составлен протокол изъятия. Данный материал был зарегистрирован КУСП № 3 773 от 2.03.2007 г. На момент проверки офиса выезжали сотрудники, для оказания содействия, УСБ МВД по РТ, ЦОРИ КМ МВД по РТ и отдел «К» УВД г. Набережные Челны. В последующем сотрудниками ЦОРИ МВД по РТ был установлен факт нахождения на системном блоке ПК «Комплекса Легенда», системный блок был снова опечатан с целью исключения доступа. В последующем по материалам КУСП № 3773 проводилась проверка по признакам преступления, предусмотренная ст.146 УК РФ, в порядке ст.144, 145 УПК РФ. В ходе проведения проверки от правообладателя программного обеспечения НТЦ «Сонар Плюс» не поступало сведений о нарушении их авторских прав и не поступили сведения о причиненном им ущербе. При проведении каких-либо звонков от руководства УВД г. Набережные Челны не поступало. Перед тем, как принять решение об отказе в возбуждении уголовного дела на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ, т. к. истекали сроки рассмотрения материала, возникла необходимость возврата системного блока. В качестве представителя ООО «Международный центр развития производственных и кадровых технологий» приехала Барышева Карина Николаевна и ещё один сотрудник этой же фирмы, данных его не помню. Перед тем, как вернуть системный блок, я пригласил инженера-компьютерщика Автозаводского ОВД, с целью удаления «Комплекса-Легенда». При включении системного блока компьютер не работал. Представители фирмы начали высказывать претензии о том, что компьютер сломан.

Инженер-компьютерщик проверил компьютер и сказал, что он исправен, но жёсткий диск этого компьютера отформатирован и на нём нет никакой информации. После этого была написана расписка в получении компьютера и он был возвращён представителям фирмы.

11.03.2007 г. было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. К системному блоку, после его осмотра, сотрудниками ЦОРИ КМ МВД по РТ один раз имел доступ начальник ЦОРИ УВД г. Набережные Челны Карамов Э., якобы, для уточнения версии программы.[403]

***

Я поддерживал приятельские отношения с Миргалиевым Филюсом Нуруллиновичем, который представлялся заместителем начальника уголовного розыска УВД, отвечающим за разработку ОПС «48 комплекс».

Филюс как-то хвалился, что срочную службу он закончил в должности заместителя командира взвода специального назначения морской пехоты. Служил в Каспийске.

В начале лета 2007 года мне по делам нужно было в Махачкалу. Об этом я обмолвился Миргалиеву. Филюс стал хвастать, что его морпеховские кореша служат в Дагестанском РУБОПе, и любые мои вопросы в Махачкале будут решены. Разумеется, при его посредничестве.

Я предложил Филюсу поехать со мной в Махачкалу. Он согласился, оформил командировку. Естественно, в Махачкале за мой счёт пили-гуляли с РУБОПовскими дружками Филюса, которые и предложили нам купить пистолеты ПМ и ТТ практически в неограниченном количестве по цене 10 000 рублей за ствол. При этом они обещали организовать нам беспрепятственный проезд до Астрахани.

Филюс загорелся этой идеей и стал уговаривать меня подписаться в этот блудняк. По разумению Филюса, от Астрахани с его ксивой[404] мы без хлопот довезём оружие до Челнов. А там у него есть люди в ОПГ «48 комплекс», которым я и продам оружие. Деньгу — пополам.

По рассуждениям Миргалиева выходило, что оплачивать, перевозить и сбывать оружие буду я, а он со стороны будет типа «прикрывать» меня и за всё про всё получит половину прибыли. в лучшем случае. А в худшем — повяжет меня мой друг Филюс с поличным за сбыт оружия.

Хитёр бобёр, но неведомо ему было, что и я не пальцем делан, а на тайной государевой службе состою. Дал я Миргалиеву и его дружкам согласие на участие в этом преступлении, пообещав по прибытии в Челны найти необходимую сумму денег.

Приехав в Челны, я обо всём доложил Салимханову.

Ильгизар Абузярович этой информацией заинтересовался, но посетовал, что пресечением такого рода преступлений занимаются подразделения УСБ, а с начальником оперативно-зонального отдела (ОЗО) Управления собственной безопасности при МВД Татарстана в городе Набережные Челны подполковником милиции Королёвым Виталием Сергеевичем у него натянутые отношения. Подумав, Салимханов вызвал Минеева и поручил ему свести меня с Королёвым.

Обо всём я в присутствии Минеева рассказал Виталию Сергеевичу, который с энтузиазмом взялся за проверку этой информации. Из последующего общения с Королёвым и его подчинёнными Баяновым Махмутом Фазиловичем и Богомазом Юрием Владимировичем мне стало известно, что Филюса взяли в оперативную разработку. Посредством прослушивания телефонных переговоров установили, что фигурант поддерживает подозрительные преступные связи с начальником криминальной милиции Автозаводского ОВД и ещё одним сотрудником милиции — выходцем из Дагестана. Однако в последующем по не известным мне причинам разработка этой преступной группы была прекращена, а Миргалиева Филюса Нуруллиновича и его друга майора Попова Александра уволили за взяточничество.

Из материалов дела:

Начальнику УСБМВД по Республике Татарстан полковнику милиции Р.Ф. Валиуллову

Рапорт

Докладываю Вам, что с Хайруллиным Рустамом Юрьевичем я познакомился примерно весною, в начале лета 2007 г., в ходе проведения проверки по факту обнаружения и изъятия БД «Легенда» сотрудниками ОБЭП Автозаводского ОВД (КУСП Автозаводского ОВД, за № 3 773). В ходе проведения ОРМ Хайруллин сообщил информацию о якобы причастности к сбыту БД «Легенда» сотрудника милиции, которая впоследствии не подтвердилась. Также он выступал с предложением выступить в качестве покупателя оружия на Кавказе, якобы через сотрудников правоохранительных органов того региона, с последующим доставлением в Татарстан, но при этом выдвигал условие, что ему дадут возможность реализовать часть оружия. О данном факте был проинформирован начальник ОЗО УСБ МВД по РТ Королёв В.С., и далее руководство УСБ МВД по РТ. В последствии я ушёл в очередной отпуск и общение с Хайруллиным продолжил Николаенко И.В. По выходу из отпуска я узнал, что движения по информации Хайруллина не произошло.

Примерно в декабре 2008 г. Хайруллин Р.Ю. привлекался, для проведения ОРМ в отношении участкового уполномоченного милиции ЦОВД по г. Набережные Челны Гилязова А.И., который продавал служебную информацию. Хайруллин участвовал в качестве «нарушителя ПДД» при проведении оперативно-профилактических мероприятий при проверке соблюдения законности несения службы нарядами ГИБДД.

О приобретении какой — либо спец. техники, для нужд УСБ мне не известно.

Ст.оперуполномоченный ОЗО УСБ МВД по РТ майор милиции Баянов М.Ф. 28.09.2009 г.

Начальнику УСБ МВД по Республике Татарстан полковнику милиции Р.Ф. Валиуллову

Рапорт

Докладываю Вам, что с Хайруллиным Рустамом Юрьевичем я познакомился осенью 2008 года через начальника отдела майора милиции Салимханова И.А., когда отделом проводились оперативно-розыскные мероприятия в отношении сотрудников ОСО по линии НОН Автозаводского ОВД по факту вымогательства денег. Также в проведению других ОРМ. О приобретении какой-либо спец. техники для нужд УСБ мне не известно.

Оперуполномоченный ОЗО УСБ МВД по РТ майор милиции Николенко И.В. 28.09.2009 г.

Начальнику УСБ МВД по Республике Татарстан полковнику милиции Р.Ф. Валиуллову

Рапорт

Докладываю Вам, что с Хайруллиным Рустамом Юрьевичем я познакомился осенью 2008 года через начальника отдела майора милиции Салимханова И.А., когда отделом проводились оперативно-розыскные мероприятия в отношении сотрудников ОСО по линии НОН Автозаводского ОВД по факту вымогательства денег с лиц, причастных к незаконному обороту наркотических веществ.

Также Хайруллин Р.Ю. привлекался к проведению ОРМ в отношении участкового уполномоченного милиции Центрального ОВД Гилязова и в оперативнопрофилактических мероприятиях по соблюдению законности при несении службы нарядами ГИБДД.

О приобретении какой-либо техники, в том числе спец. техники для нужд УСБ мне не известно, за исключением случая, когда Салимханов И.А. мне показал шариковую ручку со встроенным аудиозаписывающим устройством.

Заместитель начальника ОЗО УСБ МВД по РТ подполковник милиции Бондаренко И.Г. 28.09.2009 г.

Начальнику УСБ МВД по Республике Татарстан полковнику милиции Р.Ф. Валиуллову

Рапорт

Докладываю Вам, что с Хайруллиным Рустамом Юрьевичем я познакомился осенью 2008 года через начальника отдела майора милиции Салимханова И.А., когда отделом проводились оперативно-розыскные мероприятия в отношении сотрудников ОСО по линии НОН Автозаводского ОВД по факту вымогательства денег. Также Хайруллин Р.Ю. привлекался к проведению ОРМ в отношении участкового уполномоченного милиции ЦОВД по г. Набережные Челны Гилязова и при проведении профилактических мероприятиях по соблюдению законности при несении службы нарядами ГИБДД.

О приобретении какой-либо спец. техники для нужд УСБ мне не известно.

Ст.оперуполномоченный ОЗО УСБ МВД по РТ майор милиции Богомаз Ю.В. 28.09.2009 г.[405]

Ещё осенью 2006 года я купил водительское удостоверение у бывшего сотрудника ГИБДД Газимова Айдара Валирахмановича, который в свою очередь приобрёл эту подделку у участника банды «Боксёры» Челпанова Евгения.

25 марта 2007 года на посту ДПС «Тула-1» меня задержали и привлекли к уголовной ответственности по статье 327 ч.3 УК РФ за использование заведомо подложного документа. Салимханов написал судье Суханаеву Ильшату Ильсаровичу ходатайство, что я активно помогаю органам милиции бороться с тяжкими преступлениями экономической направленности и в этой связи просил, чтобы меня не приговорили к лишению свободы.

Из материалов дела:

Характеристика

Дана Хайруллину Руслану Юрьевичу 24.06.1976 года рождения, проживающему по адресу: РТ, г. Менделеевск, ул. Октябрьская 4–6, п/п 92 05 843216, выдан ОВДМенделеевского района Республики Татарстан, в том, что он оказывал помощь в раскрытии тяжких преступлений экономической направленности. Зарекомендовал себя положительно, вредных привычек не имеет.

Заместитель начальника ОРЧ-1 (по лини БЭП) УВД Челнов капитан милиции С.И. Салимханов.[406]

Адвокат Сыроватко Дима взял у меня 80 000 рублей, якобы для взятки судье. В итоге, судья Суханаев приговорил меня к штрафу в размере 27 000 рублей.

— Погоди, — прервал я монолог. — Вот копия приговора по твоему делу. В нём чёрным по белому слева направо русским языком написано:

Набережночелинский городской суд под председательством судьи Низамиева И.Ш. 22 мая 2007 года, рассмотрев уголовное дело № 1-1117/07 приговорил Хайруллина Р.Ю. по ч.3 ст. 327 УК РФ к штрафу в размере 27 000 руб. В ходе судебного разбирательства по делу государственный обвинитель Хуснутдинова А.А. отказалась от обвинения Хайруллина Р.Ю. по ст.324 УК РФ.[407] В этой связи суд прекратил уголовное преследование Хайруллина Р.Ю. по ст.324 УК РФ.

— Не знаю, что там записано, но судил меня Суханаев, которого я достаточно хорошо знаю! Ильшат Ильсарович еще сказал: если б не твои друзья, влепил бы тебе годика полтора-два.

Немного помолчали.

— Все эти хлопоты Салимханова, — продолжил Руслан Юрьевич, — оплачивались мною. В период с зимы до лета 2007 года я передал Ильгизару Абузяровичу тысяч девяносто за отказы в возбуждении уголовных дел по заявлениям лиц, недовольных работой моего предприятия. Кроме того Салимханов забирал половину прибыли ООО «МЦРПКТ», а это порядка 80 000–120 000 рубликов ежемесячно.

Заметив моё недоверие масштабами поборов, Руслан пояснил:

— Пусть эти суммы Вас не смущают. За период работы через ООО «МЦРПКТ» мы трудоустроили не менее 3 000 человек (!), каждый из которых за информационные услуги платил порядка 2 500 — 5 000 рублей! Так что брать было с чего.

Немного помолчав, наверное, взгрустнув о былом, собеседник продолжил:

— Газимову же и Челпанову моя судимость боком вышла. Я назначил им встречу, на которой предъявил претензии. Видеозапись этой беседы передал Ильгизару Абузяровичу, который и получил с них 400 000 рублей, дабы уголовное дело не возбуждалось. Более того, Челпанов был принуждён сотрудничать с милицией и предоставлять информацию по ОПГ «Боксёры», а Газимов стал сотрудничать с ОБЭП УВД города Набережные Челны.

После вербовки Газимов по заданию Салимханова познакомил меня с офицером ГИБДД Султанахметовым Маратом, который по указанию министра внутренних дел Татарстана разрабатывался по подозрению в причастности к регистрации машин-двойников.[408]

В тот период, насколько я помню, в Альметьевске угнали автомобиль «КамАЗ», принадлежащий Гаманюку Владимиру Григорьевичу, сын которого служит в ДСБ МВД России. Салимханов ориентировал меня на получение сведений, которые поспособствуют розыску этой машины.

Султанахметову я помог наладить бизнес по сбору металлолома и «одолжил» ему 100 000 рублей. На этой основе время от времени встречались, болтали о том о сём. В одной из бесед Марат рассказал, что он поддерживает достаточно близкие отношения с дагестанским криминальным авторитетом, который в настоящее время скрывается от кого-то в Альметьевске.

Слово за слово выяснилось, что дагестанец этот — главарь одной из ульяновских ОПГ. Его сын — сотрудник патрульно-постовой службы милиции, а друг — начальник СКМ Ульяновской области. Костяк преступной группы состоял из дагестанских бандитов. ОПГ похищала на заводах «ВАЗ» и «УАЗ» неучтённую продукцию — автомобили-двойники. Не гнушалась ОПГ и угонами автотранспорта.

Памятуя задание Салимханова, я упросил Султанахметова познакомить меня с этим человеком. Поехали в Альметьевск, встретились с Ахмедом и быстро нашли с ним общий язык. Договорились, что для начала я куплю новенькую «ВАЗ-2112» аж за 80 000 рублей. Ахмед дал контакты для связи в Ульяновске.

Об этом я сообщил Салимханову. Было принято решение о проведении мною и оперуполномоченным Талиповым Ришатом оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка». Для этого мы выехали в Ульяновск. Переговоры с бандитами вели в коттедже, расположенном в центре города. Они передали нам «ВАЗ-2112», предупредив, что машина — «кредитная», то есть находится под залогом в банке. Я передал 80 000 рублей. Договорились о дальнейшем сотрудничестве.

В последующем эту машину я перегнал в Махачкалу и продал РУБОПовским друзьям Миргалиева Филюса Нуруллиновича.

По результатам выполнения этого задания Салимхановым И.А. было принято решение о проведении проверочной закупки пяти автомобилей и задержании участников Ульяновской ОПГ с поличным. Деньги, правда, брали не в кассе УВД, а собирали кто сколько может, где ни попадя.

Я созвонился с Ахмедом. Договорились, что передача машин состоится в Нурлате.

В Нурлат мы выехали на двух машинах: я, Салимханов И.А., начальник отделения по борьбе с угонами автомототранспорта с двумя своими операми, и Газимов Айдар (с какого боку смотрелся в этой компании бывший гаишник Газимов — вопрос к Ильгизару Абузяровичу).

В обусловленном месте встретились с Ахмедом и двумя его товарищами. Я и Салимханов показали деньги. Ахмед предложил поехать на стоянку для того, чтобы осмотреть машины.

Поехали. Ахмед сотоварищи на своей машине, я с Салимхановым — за ними на своей. Чуть поодаль ехали остальные участники нашей группы. На полпути Ахмед остановился и, подойдя к нашей машине, обвинил нас в том, что мы «ментов на хвосте притащили». Нам бы пояснить, что это наша вторая машина, в которой находятся водители для перегонки покупаемых авто. Но Ильгизар Абузярович дал команду «милиция, лежать-бояться», и мы стали задерживать Ахмеда. Вскоре подоспела подмога, и задержали всех.

Оказалось, что попутчики у Ахмеда были непростыми: один помощник депутата законодательного органа Ульяновской области, а второй — сотрудник милиции. Пытали их тут же, в машинах, и они показали место стоянки приготовленных к продаже двух «ВАЗ-2114» и двух «ВАЗ-2115».

На семи машинах мы вернулись в Набережные Челны к вечеру. Задержанных подняли в УВД.

Я, представившись майором уголовного розыска МВД Татарстана, расколол Ахмета на явку с повинной. Депутат сознался Салимханову в причастности к хищениям и продаже машин-«двойников». Телетайпом выяснили, что предлагаемые задержанными машины числятся в угоне.

К утру ульяновцев отправили в ИВС. Изъятые у них деньги (около миллиона рублей), ювелирные изделия и сотовые телефоны остались у Салимханова.

Ильгизар Абузярович стал оформлять документы на проведение обысков в Ульяновске, однако позже объяснил, что милицейское руководство договорилось. Задержанных отпустили, правда, ни денег, ни золота, ни телефонов и тем более машин им не вернули.

***

В один из летних дней 2007 года Салимханов вызвал меня в УВД. В кабинете сидели мужчина и женщина. Ильгизар Абузярович представил присутствующих: оперуполномоченный ОБЭП УВД города Набережные Челны Абдуллин Ренат Рафикович и его жена — Юлия Валерьевна, директор ООО «СТ-Пром», агент милиции.

Салимханов пояснил, что Юлия Валерьевна заключила со Стерлитамакским ООО «РеалАвто» договор поставки автомашины «КамАЗ», однако полученную предоплату менеджер Матюшкин похитил и скрылся. Директор ООО «РеалАвто» Гусев Алексей Викторович приехал в Челны и грозится обращением в прокуратуру, что чревато последствиями для Рената как офицера милиции. В этой связи Ильгизар Абузярович поручил мне встретиться с Гусевым и, представившись начальником службы безопасности ООО «СТ-Пром», убедить его, что его деньги в ближайшее время будут возвращены, а Матюшкин — найден и наказан.

Абдуллины заверили меня, что всё так и будет. Для передачи Гусеву Салимханов вручил мне документы, подтверждающие доводы Абдуллиных…

Собеседник замолчал, затем тяжко вздохнув, продолжил:

— Многим позже мне стало известно, что Абдуллина Юля была не просто секретным агентом милиции.

Её успехи на ниве сыска мне неведомы.

Вероятно, возглавляемые ею фирмы, в том числе и ООО «СТпром», так же как и моё ООО «Международный коммерческий центр «ТатСтройСервис», были оформлены в качестве легендированных предприятий славного ОБЭП МВД якобы для борьбы с коррупцией! Фактические же Абдуллина под чутким руководством Ильгизара Абузяровича кидала фирмы, с которыми заключала договора на поставку «КамАЗов» и спецтехники. А её муженёк Ренат Абдуллин, как в последующем выяснилось, тоже секретный агент Салимханова, совместно с Напалковым Олегом (не удивлюсь, если и он сексот чей-то) занимались обналичкой похищаемых денег через созданное ими ООО «АвтоСТАРком».[409] Фирма эта была зарегистрирована на Рябова Виталия.[410] В процессе расследования уголовного дела № 205544 они были задержаны, допрошены в качестве подозреваемых. Затем по звоночку весьма влиятельных покровителей освобождены из-под стражи, а материалы — изъяты из уголовного дела. А всё потому, что обнальное ООО «АвтоСТАРком» крышевал родственник Салимханова — начальник Набережночелниского межрайонного отдела Управления налоговых преступлений МВД по РТ. Покровительствовали Ильгизару Абузяровичу его родственники — начальник УВД Хусниев Файзулла, начальник службы криминальной милиции УВД Рустам Сабиров, начальник ОБЭП УВД, фамилия которого, по-моему, Абдрахманов.

Об этом мне уж потом следователь Асадуллин поведал.

Как говорится, знал бы прикуп — жил бы в Сочи. Однако прикупа я не знал, и вот с Вами в зоне беседы разговариваем.

Немного помолчав, Руслан продолжил:

— Выполняя задание Салимханова, я встретился с Гусевым в ресторане «Украина».

Будучи в весьма возбуждённом состоянии, Алексей Викторович ругался, грозился и едва в драку не кидался. Из его весьма сбивчивого монолога я понял, что в июне 2007 года ООО «Реал-Авто» выиграло тендер на поставку администрации города Стерлитамак автомобилей «КамАЗ-55111-015». Выиграть-то выиграло, а предмета договора, то есть машины, в наличии нетути, а обязательства исполнить надо, ибо контрагент весьма сурьёзен.

И давай Гусев Интернет мучить. В итоге его поиски увенчались успехом: в каком-то автосалоне ему дали номер телефона какого-то менеджера, который, возможно сможет помочь. Позвонил. Ответил некто представившийся Матюшкиным, пояснивший, что за 1 487 000 рублей в течение 2 недель он поставит Гусеву «КамАЗ» нужной модификации.

По рукам! Матюшкин отправил по факсу подписанный директором ООО «СТ-Пром» Абдуллиной Юлией Викторовной договор купли-продажи авто и счет на оплату. По условиям договора — предоплата 80 %, то есть 1 189 000 рублей, оставшиеся 20 % оплачиваются по факту поставки машины. Договор Алексей Викторович подписал, предоплату отправил и стал ждать счастливого завтра, мечтая, куда потратит дивиденды.

Через неделю Матюшкин сообщил, что ещё через неделю Гусев может приезжать за машиной.

27 июля 2007 года на звоночки Алексея Викторовича Матюшкин не ответил. И 28 июля не ответил, и 29 абонент был недоступен. В начале августа Гусев заподозрил неладное. Позвонил в офис ООО «СТ-Пром». Директор фирмы Юлия Викторовна, на сбивчивые претензии Гусева пояснила, что никакого договора с ООО «Реал-Авто» она не заключала, денег не получала и прервала разговор, упреждая возможные расспросы озадаченного Алексея Викторовича. На повторные звонки Гусева автоответчик ООО «СТ-Пром» включал факс.

Демонстрируя решительность, Алексей Викторович факсом направил Юлии Викторовне претензию с угрозой судебного разбирательства. Через пару-тройку дней Абдуллина факсом сообщила, что полученные от ООО «Реал-Авто» 1 189 000 рублей переданы ООО «Норкам». А спустя ещё пару-тройку дней позвонил назвавшийся Ренатом юрист ООО «СТ-Пром».

Так вот, этот юрист, как я понял, Юлин муж, разъяснил Гусеву, что перечисленные им на расчетный счет ООО «СТ-Пром» являются оборотными средствами ООО «Норкам». Затем факсом Ренат прислал расходный ордер, согласно которому ООО «СТ-Пром» 1 189 000 рублей наличными передало ООО «Норкам». Этот финансовый документ был рекомендацией за перечисленными в ООО «СТ-Пром» деньгами обращаться к ООО «Норкам»!!!

Ошарашенный таким поворотом событий Гусев прибыл в Челны и был полон решимости получить так нужный ему автомобиль!

Как мог я успокоил Алексея Викторовича. В соответствии с отработанной Салимхановым линией поведения вручил Гусеву документы, свидетельствующие, что его деньги перечислены ООО «Норкам», а также довёл до Алексея Викторовича заверения Абдуллиных. Гусев поверил мне, однако сетовал, что ему срочно нужен «КамАЗ», который он должен поставить администрации Стерлитамака.

В присутствии Гусева я перезвонил Салимханову и сообщил, что Алексей Викторович согласен с решением возникшей проблемы без обращения в правоохранительные органы, однако ему срочно нужен автомобиль «КамАЗ-55111-015». Ильгизар Абузярович был доволен таким результатом и поручил мне заверить Гусева, что «МЫ» ему поможем.

Из обрывков фраз этого телефонного разговора Алексей Викторович понял суть моего доклада, вероятно, приняв Салимханова за руководителя ООО «СТ-Пром». В этой ситуации было более чем уместно, прощаясь, пообещать Гусеву содействие в приобретении необходимого ему автомобиля.

После встречи с Гусевым я поспешил в УВД. Ильгизара Абузяровича подробности злоключений Алексея Викторовича не волновали. Салимханова заинтересовала потребность Гусева в приобретении «КамАЗа», и он сделал мне предложение, от которого я не смог отказаться…

Салимханов поведал, что у него есть весьма выгодное коммерческое предложение по поставке леса. Дело за малым — нужно всего-то 20 000 000 рублей! А тут деньги сами в руки идут, «кредиторов» — как у дурака махорки!

Идея Ильгизара Абузяровича заключалась в следующем: я даю объявления о поставке машин «КамАЗ» в течение месяца после получения предоплаты в 80 % от стоимости товара. Полученные от контрагента деньги в присутствии свидетелей, то есть сотрудников ООО «МЦРПКТ», по договору поставки передаю подставному лицу, якобы для приобретения требуемого моему клиенту автомобиля. Затем эти денежки у подставного изымаю и через Ильгизара Абузяровича инвестирую сделку.

Естественно, придёт срок, когда клиент потребует предоставить ему товар либо возвратить деньги. Я должен буду разъяснить бедолаге, что нас самих «кинули»! Представить оправдательные документы. Если клиент обратится в милицию — Салимханов организует отказ в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления, на том основании, что между субъектами хозяйственной деятельности возникли гражданско-правовые отношения, подлежащие разрешению в арбитраже.

Пока суд да дело — инвестиции в течение шести месяцев принесут дивиденды, которыми рассчитаемся с «кредиторами», ещё и себе на хлеб с маслом останется.

На фоне встречи с Гусевым бизнес-предложение Салимханова выглядело весьма сомнительным. Видя мою нерешительность, Ильгизар Абузярович напомнил мне о кипе отказных материалов, которые в любой момент могут обернуться мне путёвкой в места не столь отдалённые. и взбодрил до кучи:

— …не дрейфь! Если даже поступит заява от терпил,[411] то мои подчинённые или подчинённые моего друга Мингазова Вильсура откажут в возбуждении уголовного дела и отошлют неудачников в арбитраж решать гражданско-правовой спор между субъектами хозяйственных отношений! А арбитраж, сам понимаешь, решит взыскать с твоей фирмы с уставным капиталом 10 000 рублей 1 000 000 целковых! И что? Терпила этих денег в жизнь не увидит, объявят фирмёшку банкротом! Так мы новых десяток учредим! Да и други мои Шамов и Сорокин нас прикроют!

Ссылка на первого заместителя прокурора города и начальника Следственного управления при УВД по городу Набережные Челны несколько успокаивала.

Вспомнились пьяные побасёнки Салимханова о том, как Багаутдинов Айрат при его руководящей и направляющей роли через ООО «Севергазстройинвестколсантинг» фирмачей кидал. В Комсомольском ОВД было более тридцати отказных на эту фирму. Микрюков якобы пытался было возбудить уголовное дело, но заместитель прокурора города Набережные Челны Хайруллин сказал, что прокуратура не поддержит этого начинания.

Однако Салимханову верить — себя не уважать.

Но делать нечего, пришлось сообщить Гусеву «радостную весть»: «нами» изыскана возможность оказать ему содействие в приобретении так необходимого «КамАЗ-55111-015»! Алексей Викторович искренне и наивно благодарил за помощь! По телефону обсудили условия сделки.

Подготовленный мною и подписанный директором ООО «МЦРПКТ» Барышевой К.Н. договор купли-продажи автомобиля «КамАЗ-55111-015» за 1 487 000 рублей и счёт на 1 189 000 рублей, то есть 80 % цены сделки, был направлен ООО «РеалАвто».

Договор Гусев А.В. подписал, однако деньги переводить не спешил.

Алексей Викторович позвонил мне и фактически предложил несколько изменить условия договора: ООО «Реал-Авто» осуществляет предоплату в 500 000 рублей, а оставшуюся сумму выплатит по факту поставки машины. Я пояснил неприемлемость этого предложения.

В результате долгих препирательств сошлись на договоре купли-продажи с задатком[412] в 500 000 рублей и оплатой ООО «РеалАвто» оставшейся суммы в течение банковского дня по требованию ООО «МЦРПКТ», которое будет выставлено после заключения с поставщиком соглашения о приобретении необходимого Гусеву автомобиля.

Через непродолжительное время ООО «РеалАвто» перевело ООО «МЦРПКТ» 500 000 рублей, о чём я проинформировал Салимханова.

Ильгизар Абузярович поручил мне подыскать человека, которому предстоит перед сотрудниками ООО «МЦРПКТ» сыграть роль представителя поставщика автомобиля «КамАЗ», а сам пообещал подготовить необходимые для этого действа документы — ксерокопию паспорта с фотографией подобранного мною «актёра».

Во исполнение задания Салимханова я нашёл бомжа,[413] который за 10 000 рублей согласился сыграть роль в предстоящем спектакле. Привёл его в божеский вид: оплатил помывку в бане и стрижку в парикмахерской «Ларком», купил костюм и сфотографировал на цифровой фотоаппарат. Флэшкарту с фото преображённого «контрагента» передал Ильгизару Абузяровичу.

На следующий день Салимханов в своём служебном кабинете вручил мне паспорт жителя Коми-Пермяцкого округа, в котором красовалась фото бомжа, настоящий ИНН на имя владельца фальшивого паспорта и копию ПТС «КамАЗ-55111-015». При этом Ильгизар Абузярович изложил разработанную им легенду: я в газете «Из рук в руки» нашёл поставщика автомобиля «КамАЗ-55111-015», созвонился с ним и договорился о встрече в офисе для заключения договора купли-продажи.

Следуя моим инструкциям, бомж пришёл в офис ООО «МЦРПКТ», где с ним был заключен договор купли-продажи автомобиля «КамАЗ-55111-015», к которому прилагалась ксерокопия изготовленного Салимхановым паспорта и ИНН. Барышева К.Н. под расписку по расходнокассовому ордеру передала подставному предоплату в сумме 480 000 рублей. Это действо зрели находящиеся в офисе сотрудники ООО «МЦРПКТ».

В последующем денежки у бомжа были мною изъяты в обмен на ранее отобранные у него документы.

Фальшивый паспорт и 480 000 рублей (20 000 рублей были оставлены на счете ООО «МЦРПКТ» для уплаты налогов) я передал Салимханову И.А. в его кабинете. Разумеется, никаких документов при этом не оформлялось. Ильгизар Абузярович отказался даже возместить мои затраты на приведение подставного в подобающий вид, сделав отсрочку платежа до получения дивидендов.

Однако такая бережливость не помешала Ильгизару Абузяровичу тратить деньги на свои нужды.

08 октября 2007 года Салимханов из Москвы позвонил мне и рассказал весьма трогательную историю. Устав от трудов праведных, он вместе с женой Эльмирой Эмировной — ведущим специалистом Управления имущественных и земельных отношений администрации города Набережные Челны — собрался провести отпуск. на острове Куба! Благо зарплата капитана милиции позволяла! Да вот беда! Деньги и документы у незадачливого опера в метро спёрли! Вот и пришлось бедолаге просить у меня в долг 100 000 целковых на отпуск. Куда деваться — надо выручать мусора, слать ему денежку.

Мой протест достиг апогея, когда, возвратившись из отпуска, Ильгизар Абузярович дал понять: взятые в долг деньги отдавать он не намерен.

Раньше деньги Салимханов тупо вымогал за покровительство и ограждение меня от уголовной ответственности. Это более-менее понятно. Но эти 100 000 рубликов он брал в долг и клятвенно обещал вернуть их! Я и ранее не тешил себя надеждой на дивиденды от инвестируемого мною салимхановского проекта, но эти 100 000 целковых возмутили меня до крайности.

Я лихорадочно стал искать выход из этого замкнутого круга мусорского вымогательства.

На ловца и зверь бежит: по вопросу трудоустройства в ООО «МЦРПКТ» обратился Мухамадиев Темур Абдуллоевич — экс-повар гипермаркета «Перекресток». Я трудоустроил Темура. в нашу фирму на должность менеджера. В октябре 2007 года Барышева К.Н. ушла в декрет, и Мухамадеев без особых колебаний купил у неё ООО «МЦРПКТ» и возглавил это предприятие. Я скромненько довольствовался должностью менеджера. К концу года Темур Абдуллоевич прикупил ООО «Навигатор», пригласив меня на работу в качестве консультанта.

Это был идеальный вариант: Мухамадеев по всем вопросам консультировался со мною, но подпись на сделках ставил свою со всеми вытекающими последствиями.

Такое положение освобождало меня от необходимости платить Салимханову деньги за ограждение от ответственности по заявлениям граждан, недовольных нашими информационными услугами. Ведь я теперь не коммерсант, а скромный пролетарий!

Однако груз «прошлых заслуг» позволял Ильгизару Абузяровичу держать меня, как друга закадычного, за горло.

В начале января 2008 года Салимханов вызвал меня в УВД и пояснил, что у него есть желание осуществить выгодную сделку по купле-продаже горюче-смазочных материалов. Но нет возможности, ибо не хватает самой малости — ещё 20 000 000 рубликов! А посему я должен заключить ряд сделок на поставку «КамАЗов», получить предоплату, передать деньги Ильгизару Абузяровичу для приобретения ГСМ и ждать дивидендов, которыми возвратим «кредит».

Я попытался возразить: деньги ещё не возвращены Гусеву за обещанный ему «КамАЗ-55111-015».

Салимханов урезонил меня:

— С полученной прибыли и рассчитаемся с Гусевым. А то не дай Бог он в милицию обратится. Кто сядет? Правильно: Барышева! Ведь именно она подписывала договор, обналичивала деньги. А так — от продажи ГСМ получим дивиденды, с кредиторами рассчитаемся, да ещё и самим на хлеб с маслом останется!

Да… Предложение, от которого нельзя отказаться, ибо на карту поставлена судьба матери моего ребёнка.

Тем временем Ильгизар Абузярович продолжал:

— …не боись! У меня есть печать индивидуального предпринимателя Шашина Сергея Константиновича и паспорт Епифанова Ильи Алексеевича. Я изготовлю необходимые документы. Найдём бомжа, похожего на Епифанова. А дальше — всё как с Гусевым.

Делать нечего, пришлось соглашаться.

Убедить Мухамадиева в прибыльности купли-продажи «КамАЗов» не составило труда. Темур Абдуллоевич дал соответствующие объявления. Первым в эти сети попал директор Нефтекамского ООО «Уралстрой» Нурисламов Рустем Фанисович, с которым Темур Абдуллоевич заключил договор поставки «КамАЗов».

О полученной от ООО «Уралстрой» предоплате в сумме 2 360 000 рублей я сообщил Салимханову. Встал вопрос о создании реального образа Епифанова перед Мухамадиевым и К°. У Ильгизара Абузяровича я взял фотографию Епифанова и, что называется, пошёл в люди. Искал где ни попадя, но дней через пять нашёл мужика внешне похожего на Епифанова. За 10 000 рублей уговорил его принять участие в нашем гала-концерте. Затем по указанию Салимханова я поехал в Нефтекамск, где по паспорту Епифанова купил сим-карту и телефон, с которого и отправил соответствующую sms[414] Мухамадиеву.

Вернувшись в Челны, я передал подставному полученные от Салимханова паспорт Епифанова, печать ИП Шашина и пакет документов, необходимых для заключения договора о поставке машин ООО «Навигатор», а также проинструктировал лже-Епифанова. Для создания «свидетельской базы» я попросил своего брата Бибякова Руслана присутствовать в кафе при переговорах и передаче денег Мухамадиевым лже-Епифанову.

При получении денег, следуя моим указаниям, лже-Епифанов пояснил Темуру Абдуллоевичу, что машины необходимо до 28 марта 2008 года забрать в городе Георгиевске из офиса ИП Шашина.

После этого спектакля мы вчетвером сели в машину. Я развёз Темура Абдуллоевича и Руслана, затем у лже-Епифанова забрал ранее переданные ему документы и денежки, полученные им от Мухамадиева.

Примерно через три дня я сообщил Салимханову, что деньги у меня. Ильгизар Абузярович назначил встречу в кафе «Пузов».

Следует отметить: тогда я реально опасался, что при получении денег Ильгизар Абузярович может задержать меня за попытку дать ему взятку в целях ограждения от ответственности Барышевой за мошенничество с Гусевым. В этой связи для подстраховки я привлёк Бибякова, попросил его подвезти меня по делам.

Заехали в банк, куда я зашёл один с сумкой, в которой находились деньги, отобранные у лже-Епифанова. Минут через двадцать я вернулся в машину и показал Руслану якобы полученные в банке деньги, пояснив, что они предназначены для передачи в долг Салимханову на покупку ГСМ. При этом отметил, что Ильгизар Абузярович наверняка откажется писать расписку, и попросил Бибикова со стороны понаблюдать, с кем на встречу приедет Салимханов, а также засвидетельствовать факт передачи ему денег.

Бибяков остался в машине у кафе, а я зашёл, занял столик и стал дожидаться Салимханова. Спустя непродолжительное время Руслан позвонил мне и сообщил, что Ильгизар Абузярович приехал один. Последний без труда выявил соглядатая и приказал убрать его. Я пошёл к машине, взял сумку с деньгами и отослал Руслана.[415]

В кафе мы пообедали, естественно, за мой счёт. Затем Салимханов посадил меня в свою машину и приказал:

— Молчи, ничего не говори. Потом скажешь.

Примерно полтора километра до офиса ООО «Навигатор» ехали молча. Убедившись, что за нами никто не следит, Салимханов остановил машину и сказал, чтобы я вышел. При этом жестом показал, чтобы сумку с деньгами я оставил. Так 2 360 000 рублей ООО «Уралстрой» оказались у Ильгизара Абузяровича.

Неумолимо приближалось 28 марта 2008 года. Мы с Бибяковым и Лысовым во главе с Мухамадиевым на моей машинёшке поехали в Георгиевск за «КамАЗами». Мои попутчики были уверены, что мы реально едем за машинами. Всю дорогу Мухамадиев был «под мухой», пьянствовал то бишь, что помогало дурачить его. В пути следования я с приобретённого в Нефтекамске телефона слал Темуру Абдуллоевичу sms от имени Епифанова. Каждое такое сообщение воспаляло фантазии Мухамадиева о предстоящих прибылях. Даже SMS, что Шашин в настоящее время болеет и находится на лечении в Санкт-Петербурге, не вызвало особых опасений!

В Георгиевске мы остановились у аптеки. Темур Абдуллоевич были в изрядном подпитии, и по этой причине на переговоры с Епифановым я пошёл один. Это делалось согласно инструкции Салимханова — принижал свою роль собеседник.

Вернувшись после непродолжительной пешей прогулки по просторам славного града Георгиевска, я пояснил Мухамадиеву, что Шашин находится на излечении и по этой причине «КамАЗов» необходимой нам модификации пока не поставили. Однако можно получить самосвалы, но с доплатой порядка 180 000 рублей.

Про самосвалы я сказал с той целью чтобы убедить Темура Абдуллоевича, что поставщик реальный.

Мухамадиев от нового бизнес-предложения отказался и потребовал личной встречи с поставщиком для выяснения отношений.

Темур Абдуллоевич впал в отчаяние, когда в Георгиевске по указанному в договоре адресу вместо комфортабельного офиса ИП Шашина мы нашли развалины. Как мог я успокаивал его, пояснив, что организация может быть зарегистрирована по одному адресу, а фактически находится по другому.

Оправиться от потрясения Мухамадиев решил в Анапе, куда и двинула вся наша экспедиция.

Следует отметить, что пока мы ехали в Георгиевск, Мухамадиеву звонил представитель ростовского ООО «Марс» и интересовался поставкой «КамАЗов». Темур Абдуллоевич всё ещё наивно верил в перспективу торговли машинами и был увлечён идеей договора с ООО «МарС». Мои доводы об опрометчивости заключения новых контрактов в нашем положении не достигли должного результата. Из Анапы мы двинули в Ростов-на-Дону, где 01 апреля 2008 года Мухамадиев заключил договор с ООО «МарС» на поставку «КамАЗа». Примерно 11–12 апреля Мухамадиев обналичил и передал мне 1 357 000 рублей, полученных от ростовчан. Из этой суммы 1 107 000 рублей я передал Салимханову, а 250 000 рублей вложил в ООО «Навигатор», так как организация занималась трудоустройством и нуждалась в постоянной раскрутке. Ильгизар Абузярович каким-то образом узнал об этом и потребовал ещё 250 000 рублей, полученных от ООО «МарС». Пришлось мне продать свой «Мерседес 600» за 450 000 рублей, из которых 250 000 передать Салимханову.

Тогда же с Ильгизаром Абузяровичем обговорили, что хищение денег у ООО «МарС» спишем также на Епифанова.

Немного помолчав, собеседник продолжил свою повесть:

— Как говорится, сколь верёвочке ни виться.

Стали допекать кредиторы — директор ООО «Уралст-рой» Нурисламов Рустем Фанисович и его челнинский представитель Ульданов Рамиль Галимханович, директор ООО «МарС» Маркин Александр Васильевич со своим заместителем Иванчай Виктором Владимировичем. Все милицией и прокурорами с бандитами грозятся, всем, понимаешь ли, «КамАЗы» подавай.

А где их взять?

Мухамадиев, по понятной причине, безуспешно пытался созвониться с Епифановым и Шашиным. В одном из промежутков между очередным стаканом водки и телефонным звонком дебитору Темура Абдуллоевича осенило: ЕГО КИНУЛИ!!! Словом, застал я своего горе-директора в кабинете в неглиже, пьяного, путающегося в соплях и слезах.

Естественно, пришлось выслушать кучу упрёков и признаться: мы под Салимхановым, то есть под ОБЭПовской крышей, народ кидаем! Но Ильгизяр Абузярович от нас деньги кидальческие получает и в то же время грозится на нас же дело уголовное возбудить только потому, что Нурисламов ментом оказался, своих ОБОПовцев подтягивает! Так что наша крыша, дабы с ОБОПом не ссориться, предлагает деньги вернуть.

С Мухамадиева аж хмель сошёл. Не поверил мне, что в такой переплёт попал. Порывался в милицию или к прокурору идти сдаваться. Но я ему доходчиво объяснил, что явка с повинной — самый короткий путь в тюрьму! Кто подписывал договоры с «Уралстроем»? А с «МарСом» кто контракт заключал? А денежки кто обналичивал?

Иди, пиши заяву Салимханову, который всё это и организовал! Только что с тобою после этого будет? В лучшем случае сядешь, а то и без вести пропасть можно.

И ещё пришлось втолковывать Темуру Абдуллоевичу, что деньги мы не украли, а как бы одолжили, ну кредит беспроцентный у лохов получили. С других простаков будем по новым договорам деньгу брать, с прежними кредиторами рассчитываться, часть денег вложим в салимхановский бизнес, а с прибыли — со всеми рассчитаемся.

В этот же день в самый раз поступила заявка на два «КамАЗа» от Челнинского ООО «Дакар». Труда не составило убедить Мухамадиева подписать договоры, ну и так далее..

Деньги от «Дакара» поступили 28 и 30 апреля в сумме 3 070 000 рублей.

Радость эта была омрачена визитом в наш офис ростовских кредиторов Маркина и Иванчая. Доводы, что нас самих кинули, на них должного впечатления не произвели. А посему стопы свои они направили прямиком в милицию. Одна радость — в ОБЭП УВД, то есть прямо к Салимханову! И было это аккурат 29 апреля!

Беда одна не ходит: 01 мая наш башкирский кредитор Нурисламов обратился в Отдел Управления по борьбе с организованной преступностью в МВД по Республике Татарстан с дислокацией в городе Набережные Челны с заявлением о привлечении нас к уголовной ответственности за мошенничество.

Но Салимханова всё это словно не касалось: он требовал денег, денег и ещё раз денег!

Во время нашего с Мухамадиевым нелицеприятного разговора о наших перспективах в офис позвонил Ильгизар Абузярович и приказал полученные от ООО «Дакар» деньги перевести на счёт ООО «АвтоСТАРком». Это было весьма кстати в данной ситуации! И я попросил Салимханова, чтобы он передал мне документы, необходимые для этой финансовой операции. Он согласился, и мы договорились встретиться у магазина «Пятёрочка».

Темуру Абдуллоевичу я сказал:

— Ты не верил, что нас крышует Салимханов? Именно он сейчас звонил, требовал, чтоб деньги мы перевели в «АвтоСТАРком», и сейчас он привезёт необходимые для этого документы.

Мухамадиев поверил мне только после того, как воочию убедился, что Салимханов передал мне документы для перевода денег в «АвтоСТАРком». С этого времени Темур Абдуллоевич осознанно стал участником руководимой Салимхановым преступной группы.

Темур Абдуллоевич обналичил полученные от «Дакар» деньги и 2 000 000 рублей перевёл на счёт «АвтоСТАР-ком», а оставшуюся сумму я оставил у себя для последующего возврата Нурисламову и Маркину, чтобы они отозвали из милиции свои заявления. Позже Салимханов обвинил меня в крысятничестве[416] и отобрал эти денежки.

А неприятности наши росли как снежный ком!

Оказалось, что ООО «Дакар» крышевал какой-то ба-а-альшой милицейский чин! Вероятно, по его поручению мне позвонил начальник ОБЭП Автозаводского ОВД целый подполковник милиции Низамиев Анур Мухаметзарифович и порекомендовал вернуть «Дакару» денежки. В свою очередь я посоветовал Ануру Мухаметзарифовичу этот вопрос решить с Салимхановым и Мингазовым.

Естественно, о звонке Низамиева я незамедлительно сообщил Ильгизару Абузяровичу, который порекомендовал мне просто посылать этого попрошайку на., ну вы поняли. Уж не знаю, что заставило Салимханова пойти на попятную, но через непродолжительное время он перезвонил мне и приказал деньги «Дакару» вернуть, при этом, правда, не пояснив, из каких шишей! Сам-то Ильгизар

Абузярович не собирался возвращать переведенные в «АвтоСТАРком» дакаровские рублики.

Тем временем в наши сети попал директор ООО «Промсервис» Гайсин Ильдар Назипович, с которым Мухамадиев 15 мая 2008 года заключил договор на поставку аж четырёх «КамАЗов»! Словом, 16 мая 2008 года «Пром-сервис» перечислил нам 5 053 000 целковых!!! Часть из этой суммы была возвращена ООО «Дакар», а остальные, по указанию Ильгизара Абузяровича были перечислены на счет ООО «АвтоСТАРком».

Эти денежки Салимханов предложил «списать» опять на подставное лицо. С этой целью я передал Ильгизару Абузяровичу паспорт бомжа. Салимханов изготовил фотокопию документа, в которой поменял номер паспорта, прописку, фотографию и фамилию бомжа на Владимирова Владимира Аркадьевича (Ильгизар Абузярович ещё хвалился, что изготовленную им фотографию даже система «Сова» не распознает!). По переданным Салимхановым документам Мухаметгалиев «принял» на должность менеджера ООО «Навигатор» Владимирова, а затем обратился в милицию с заявлением о том, что Владимир Аркадьевич получил для приобретения «КамАЗов» 4 350 000 рублей и скрылся!

Запущенная заявлениями Нурисламова и Маркина машина правосудия шатко-валко, но всё же зашевелилась. Засуетился и Салимханов. Имитируя своё деятельное участие в разрешении возникших проблем, он заверял: всё под контролем, в бега уходить — себе дороже, ибо это будет истолковано как признание вины. Придерживаться отработанной легенды: проходимцы Епифанов и Владимиров кинули ООО «Навигатор», и я с Мухаметгалиевым — потерпевшие.

Как бы в подтверждение этих увещеваний ОБЭП и ОБОП отказали Нурисламову в возбуждении уголовного дела по его заявлению о привлечении меня и Мухаметгалиева к ответственности. Ильгизар Абузярович, естественно, поставил это себе в заслугу, которую мне пришлось, так же естественно, оплатить.

Вынесший 30 мая 2008 года постановление об отказе в возбуждении уголовного дела старший оперуполномоченный ОРЧ-6 по линии БОП УВД Сафин Рафат Рафинадович без протокола разъяснил Нурисламову бесперспективность его чаяния потому, что ООО «Навигатор» кидает бедолаг под патронатом ОБЭП УВД в лице Мингазова и Салимханова.

После этого Рустем Фанисович стал пугать меня бандитами. На эти угрозы я реагировал адекватно: «забивай стрелку»,[417] будем разбираться!

Затем мне стали названивать непонятные личности и угрожать расправой, если я не верну долг Нурисламову.

На мои сетования Ильгизар Абузярович только посмеивался:

— Ничего не бойся! Пусть Нурисламов только попробует от слов перейти к делу — глазом не успеет моргнуть, как на нарах окажется!

Это меня мало утешало. Хорошо капитану милиции рассуждать об угрозах, которые лично его не касаются.

А обстановка накалялась. Как-то в начале мая 2008 года поехал я в Сарманово. На трассе меня «подрезал» Мерседес. Ехавшие в нём парни представились солнцевскими братками. Уложив меня лицом в грязь, они передали привет от самого «Михася»[418] и доходчиво растолковали, что меня ждёт, если в течение недели я не верну деньги Рустему Фанисовичу.

О произошедшем я немедленно сообщил Салимханову. Тот — Жгуну.

Владислав Александрович пообещал всех потерпевших по моему делу на уши поставить! И действительно: борцы с организованной преступностью многим моим партнёрам по бизнесу недвусмысленно втолковали: не дай Бог что со мною случится.

Такой манёвр, надо полагать, отбил желание у братков представлять интересы моих кредиторов!

Тем временем по поручению Салимханова я послал Мухамадиева в ОБЭП Автозаводского ОВД писать заявление на негодяев Шашина, Епифанова и Владимирова, которые вероломно кинули ООО «Навигатор» на огромные деньги, чем не только причинили финансовые убытки, но и нанесли ущерб деловой репутации фирмы! Создавая видимость активного розыска мошенников (читай: самого себя), в конце мая 2008 года Салимханов организовал командировку в Георгиевск для опроса Шашина и Епифанова. Не без участия Ильгизара Абузяровича начальник ОРЧ по линии БЭП подполковник милиции Галимзянов Рафис Рахимзянович настрочил Хусниеву Ф.Ф. рапорт с предложением поручить это сверхважное мероприятие не кому-нибудь, а своему заместителю Салимханову И.А.

В эту командировку Ильгизар Абузярович прихватил и своего племянника Ленара — опера ОБЭП УВД, а также меня и Мухамадиева. Само собой, поехали на моей машине и за мой счёт. Покрутившись денёк для порядку в Георгиевске, отметив там командировочные удостоверения, «опергруппа» двинула в Адлер отдохнуть от трудов праведных.

Там Салимханов впервые высказал мнение о необходимости избавиться от Мухамадиева для того, чтобы «списать» на него все хищения. Ильгизар Абузярович предложил мне столкнуть с пирса изрядно пьяного Темура Абдуллоевича, после чего он — Салимханов под видом оказания помощи Мухамадиеву прыгнет в воду и утопит его. От этого намерения я отговорил Ильгизара Абузяровича, сославшись на то, что вокруг много людей.

Это был первый звоночек, что не всё так гладко в прожектах Ильгизара Абузяровича.

Не успели мы вернуться в Челны, как начальник ОБЭП Автозаводского ОВД города Набережные Челны подполковник милиции Низамиев Анур Мухаметзарифович по телефону сообщил, что у директора ООО «Промсервис» Гайсина лопнуло терпение, и он обратился с заявлением о привлечении меня к уголовной ответственности за мошенничество. Я попросил Низамиева передать трубку Ильдару Назиповичу и по телефону заверил последнего, что в ближайшее время рассчитаюсь с ним лишь в том случае, если он заберёт своё заявление. Естественно, об этом я незамедлительно проинформировал Салимханова. Как уж там развивались события — точно не знаю, но по заявлению Гайсина было отказано в возбуждении уголовного дела. Естественно, Салимханов потребовал за это денег.

Тем временем по заявлению Мухамадиева сочетанному с результатами командировки Салимханова: «19 июня 2008 года следователь СО при Автозаводском лейтенант юстиции Исламов М.Р., рассмотрев заявление Мухамадиева Т.А. о хищении неустановленным лицом 19 мая 2008 года у ООО «Навигатор» 4 350 000 рублей под предлогом приобретения 3 а/м «КамАЗ-65115-017» возбудил уголовное дело № 205544 по ч.4 ст.159 УК РФ.»

Однако наши горе-кредиторы тоже времени зря не теряли — Гайсин, Нурисламов и Марков завалили жалобами все инстанции и даже порывались на личный приём к министру внутренних дел Татарстана Сафарову А.А.! Но Салимханов и здесь изгибнулся так, что в приёме им было отказано. И за это пришлось платить.

Позже они, заручившись поддержкой весьма влиятельного человека, всё же прорвались на личный приём к Хусниеву, который и дал команду возбудить уголовные дела по заявлениям Гайсина, Нурисламова и Маркова. Стараниями Салимханова по заявлениям Гайсина, Нурисламова и Маркова уголовные дела возбудили, но по фактам хищения денег ООО «Промсервис», «УравлСтрой» и «МарС» в ООО «Навигатор»! Затем все эти дела были соединены в одно производство за № 205544, по которому Мухамадиев был признан потерпевшим, а Гайсин, Нурисламов и Марков — СВИДЕТЕЛЯМИ^!!), то есть самыми бесправными участниками процесса.

И за это Ильгизару Абузяровичу были дадены денежки, которые он, к слову сказать, отрабатывал.

Как-то Салимханов сказал, что договорился с заместителем начальника СУ при УВД города Набережные Челны Ренатом Ильгизаровичем Мардановым и я должен с ним встретиться по поводу расследования вышеуказанного уголовного дела. Я пошёл к Марданову. В его кабинете был следователь Бадртдинов Ленар. Ренат Ильгизарович предложил мне уговорить Мухамадиева взять всю вину на себя. Я отказался. Марданов стал угрожать мне арестом. На этом наши переговоры закончились. О результатах этой встречи я сообщил Салимханову. Через несколько дней после этого Ильгизар Абузярович похвалялся, как он за несговорчивость подловил Рената Ильгизаровича на вымогательстве взятки от Гайсина, который хлопотал о моём аресте!

Тем не менее вся эта возня привела меня к пониманию, что для Салимханова я просто кошелёк и ничего более. Как бы ни старался Ильгизар Абузярович, рано или поздно уголовное дело выйдет из-под его контроля. А это значит одно: Салимханов потеряет только кормушку, а я отправлюсь снова на нары. Свобода никаких денег не стоит. Следовательно, нужно сделать всё, чтобы рассчитаться с кредиторами.

Я отдал Мухамадиеву 1 000 000 кровно мною заработанных рубликов, чтоб денежки эти Темур Абдуллоевич передал Нурисламову, который всех больше усердствовал в привлечении меня к ответственности. Не просто отдал рублики, но и заверил Рустема Фанисовича в нашем твёрдом намерении в ближайшее время рассчитаться с ним, а также убедил его забрать заявление из УВД.

Это была непростительная ошибка! Лучше бы я перешагнул через себя и свои амбиции и лично передал деньги Нурисламову…

Но из песни слов не выкинешь.

Мухамадиев с этими деньгами пропал! На мои звонки отвечал бессвязными пьяными отговорками, наотрез отказывался не только от встречи, но даже сообщить о своём месте нахождения не пожелал.

О случившемся пришлось сообщить Салимханову. Тот через возможности подразделения специальных технических мероприятий УВД установил, что последний телефонный разговор со мною Темур Абдуллоевич вёл из городка Татарска, что в 150 километрах от Омска. Вскоре я разыскал Мухамадиева, пропивающего остатки былой роскоши в единственной в Татарске гостинице. Темур Абдуллоевич оправдывался: деньги у него в поезде украли. Не убивать же его за вероломство и разгильдяйство, которому я и сам был виною. Разногласия закончились отдыхом во Владивостоке.

В начале августа 2008 года я находился в Москве. От дел насущных меня отвлёк телефонный звонок.

— Привет! Как житьё? — раздался в трубке голос Ильгизара Абузяровича.

— Судя по твоему звонку, — не очень, — ответил я.

— С проницательностью у тебя всё океюшно! — хохотнул в трубку Салимханов. — Тебя можно поздравить!

— С чем ещё?

— С объявлением в розыск тебя и Мухамадиева. Так что иди и сдавайся.

— В смысле? — не понял я.

— В прямом! Иди к следователю и исповедуйся, как негодяи Епифанов, Шашин и Владимиров кинули честного предпринимателя Мухамадиева!

Я потребовал гарантий, что меня самого не арестуют. Салимханов побожился и организовал встречу с начальником отдела следственной части следственного управления при УВД города Набережные Челны старшим лейтенантом юстиции Бадртдиновым Ленаром Ильгизовичем.

— Вы не поверите, — хохотнул собеседник — но эта встреча происходила. в музее УВД, куда Ленар Ильгизович, вероятно, опасаясь подслушки в своём кабинете, увлёк меня и Ильгизара Абузяровича!

— Символично, — согласился я.

— И даже очень, — согласился собеседник и продолжил: — Салимханов представил меня Бадртдинову чуть ли не бесценным агентом ОБЭП(!), но это не оказало на Ленара Ильгизовича абсолютно никакого воздействия. Он бесстрастно поведал, что моя история ему достаточно известна. Для начала надо отменить розыск на меня и Мухамадиева, дело пустяковое! И стоит этот пустячок всего. — на клочке бумаги он вывел сумму и передал через Салимханова мне. Там было начертано 400 000. Пришлось соглашаться. (Всего же с июля 2008 по август 2009 года мною Ленару Ильгизовичу через Ильгизара Абузяровича было передано 1 250 000 целковых! Я продал всё, что у меня было нажито честным трудом: автомобиль «ВМV-525».)

— И что?

— Да ничего. После того как я в кафе АЗС «Кавказ» передал Салимханову для Бадртдинова первые 250 000 рубликов, Ленар Ильгизович допросил меня в качестве подозреваемого. Я, естественно, показал, что как менеджер ООО «Навигатор» знал о сделках Мухамадиева с Епифановым и Владимировым, и с ООО «Промсервис», «Уравл-Строй» и «МарС», но!.. Но с указанными контрагентами Темура Абдуллоевича никогда лично не встречался, к сделкам этим не имел никакого отношения, и денег от этих сделок в глаза не видел!

Бадртдинов скрупулёзно записал мои показания и. нагнал меня под подписку о невыезде.

Из материалов уголовного дела: 08 мая 2008 года старший оперуполномоченный ОБЭП УВД г. Н. Челны капитан милиции Акчурин С.Р., рассмотрев материалы проверки КУСП УВД-531 от 29.04.2008 г. по заявлению директора ООО «МарС» Маркина А.В. установил, что «… имеющимися материалами проверки не определён умысел Епифанова И.А. на совершение хищения денежных средств, усматриваются договорные, гражданско-правовые отношения между ООО «Марс», ООО «Навигатор» и представителем ИП Шашина С.К. Епифановым И.А., споры по поводу которых разрешаются в гражданско-правовом порядке»,[419] постановил отказать в возбуждении уголовного дела в отношении Мухамадиева Т.А.

13 мая 2008 года заместитель прокурора города Набережные Челны Хайруллин С.Ф. отменил это постановление Акчурина С.Р., указав на необходимость организации полноценной проверки заявления Маркина А.В. о чем доложить в срок до 10 суток с момента получения данного постановления.

Акчурин С.Р. организовал полноценную проверку заявления Маркина А.Р. — запросил телетайпом УВД г. Георгиевска Ставропольского края о регистрации в налоговом органе ИП Шашина С.К. и не дожидаясь ответа по тем же основаниям 24 мая 2008 года отказал в возбуждении уголовного дела.

29 мая 2008 года Хайруллин С.Ф. издал новое постановление, которое отличается от старого только датой!

30 мая 2008 г. оперуполномоченный по ОВД ОУБОП МВД по РТ капитан милиции Сафин Р.Р., рассмотрев материал проверки № 88 (КУСП УВД г. Н.Челны № 557 от 01.05.2008 г. по заявлению директора ООО «УралСтрой» Нурисламова Р.Ф. отказал в возбуждении уголовного дела на Мухамадиева Т.А., усмотрев лишь гражданско-правовой спор хозяйствующих субъектов.

09.06.2008 г. первый заместитель прокурора города Набережные Челны Шамов П.А., отменил вынесенное

Сафиным Р.Р. постановление, дав указание опросить Шашина С.К. и Епифанова И.А., а также провести документальную проверку финансово-хозяйственных отношений между ИП Шашиным С.К., ООО «Навигатор» и ООО «УралСтрой».

05 июля 2008 года следователь СЧ СУ при УВД лейтенант юстиции Галяутдинов Л.М. возбудил уголовные дела по ч.4 ст.159 УК РФ:

— № 205730 по заявлению Нурисламова Р.Ф. и рапорту старшего оперуполномоченного ОБЭП УВД капитана милиции Акчурина С.Р., зарегистрированным в КУСП УВД № 557 от 01.05.2008 г. и КУСП Автозаводского ОВД № 13451 от 03.07.2008 г. о хищении в период с марта по май 2008 года неустановленными лицами в неустановленном месте у ООО «Навигатор» — 2 460 000 рублей и ООО «УравлСтрой» — 2 720 000 рублей путём обмана и злоупотребления доверием при заключении договоров с ООО «Навигатор» по продаже автомобилей «КамАЗ-65116» за 1 140 000 рублей, «КамАЗ-45143-13-15» за 1 320 000 рублей. В свою очередь ООО «Навигатор» заключило аналогичный договор с ООО «УралСтрой» по продаже «КамАЗ-65116» за 1240 000 рублей, «КамАЗ-45143-13-15» за 1 480 000 рублей.

— № 205731 по заявлению Маркина А.В. и рапорту старшего оперуполномоченного ОБЭП УВД капитана милиции Акчурина С.Р., зарегистрированным в КУСП УВД № 531 от 29.04.2008 г. и КУСП Автозаводсткого ОВД № 13452 от 03.07.2008 г. о хищении в период с марта по май 2008 года неустановленными лицами в неустановленном месте у ООО «Навигатор» — 1 320 000 рублей и ООО «МарС» — 1 357 000 рублей путём обмана и злоупотребления доверием при заключении договоров с ООО «Навигатор» по продаже автомобилей «КамАЗ-55111-017-015» за 1 320 000 рублей. ООО «Навигатор» в свою очередь заключило аналогичный договор с ООО «МарС» по продаже «КамАЗ-55111-017-015» за 1 367 000 рублей.

08 июля 2008 заместитель руководителя СО при УВД капитан юстиции Марданов Р.И., установил, что вышеуказанные преступления совершены с участием одной и той же организации ООО «Навигатор» и, вероятно, одной и той же группой неустановленных лиц. А посему постановил уголовные дела соединить в одно производство за № 205544, и поручил его расследовать начальнику отдела СЧ СУ при УВД города Набережные челны старшему лейтенанту юстиции Бадртдинову Л.И.

01, 12 и 14 июля 2008 года Бадртдинов Л.И. признал потерпевшими по уголовному делу № 205544, соответственно, Гайсина И.Н. Нурисламова Р.Ф. и Маркина А.В.

14 августа 2008 года срок расследования уголовного дела № 205544 был продлён до 19 сентября 2008 года. По истечении этого срока Бадртдинов Л.И. установил, что к совершению указанных преступлений причастны Мухамадиев Т.А., Владимиров В.А. и Хайруллин Р.Ю.

Последний показал, что директор ООО «Навигатор» Мухамадиев Т.А. полученные от ООО «УралСтрой», «МарС» и «ПромСервис» передал менеджеру своего предприятия Владимирову Владимиру Аркадьевичу и представителю ИП Шашина С.К. Епифанову Илье Алексеевичу. Учитывая, что Мухамадиев Т.А. от следствия скрылся, Бадртдинов Л.И. Хайруллину Р.Ю. избрал меру пресечения в виде подписки о невыезде, а предварительное следствие по уголовному делу № 205544 приостановил, поручив розыск Мухамадиева Т.А. ОУР УВД города Набережные Челны.

19 ноября 2008 года предварительное расследование возобновлено в связи с задержанием Мухамадиева Т.А., который показал, что полученные от вышеуказанных ООО он передал Владимирову В.В. и Епифанову И.А.

Бадртдинов Л.И. установил, что указанные преступления совершены лицами, представившимися Владимировым В.В. и Епифановым И.А. (в ООО «Навигатор» Владимиров В.В. трудоустроился по подложному паспорту, а использованный при заключении договора между ООО «Навигатор» и ИП Шашиным паспорт утерян Епифановым И.А. в 2006 году).

27 ноября 2008 года начальник отдела СЧ СУ при УВД города Набережные Челны Бадртдинов Л.И. постановил прекратить уголовное преследование в отношении подозреваемого Хайруллина Р.Ю. и продолжить предварительное следствие по уголовному делу № 205544 в отношении Рябова В.Л. и неустановленных лиц, подозреваемых в совершении преступлений. На следующий день, то есть 28 ноября 2008 года, предварительное расследование Бадртдинов Л.И. приостановил в связи с тем, что лица, подлежащие привлечению в качестве обвиняемых, не установлены и поручил ОУР и ОБЭП УВД города Набережные Челны найти виновных!!!

***

Мне бы радоваться, но Салимханов не давал расслабиться: настаивал на необходимости убийства Мухамадиева в целях списания на него всех грехов и огрехов ООО «Навигатор». Я принципиально был против такого решения, а ничего не ведавший Темур Абдуллоевич тихо-тихо боролся с зелёным змием на съёмной квартире. И удавалось ему это только потому, что Ильгизар Абузярович не знал адреса его пребывания.

— Пока этот алкаш бегает, — убеждал меня Салимханов, — ты можешь смело всё валить на него. Но как только Мухамадиеву опера отвесят пару-тройку оплеух, он как грецкий орех расколется.[420] И тогда никакие отговорки тебе не помогут. Так что выбирай: или ты валишь[421] на Мухамадиева, или…

— С подачи Мухамадиева закроют[422] не только меня, но и тебя! Мухамадиев осведомлён о твоей руководящей и направляющей роли в нашем деле! Он неоднократно наблюдал со стороны, как ты денежки получал от меня! Так что подсуетись и отработай полученные бабки, — вспылил я.

— Не улетай! Чтоб закрыли меня, надо чтоб поверили ему! А верить-не верить будут те, кто со мною в доле. Клевета жуликов на честных оперов — явление не новое, так что давай отрабатывай отказные[423] на тебя и Барышеву — решай вопрос с Мухамадиевым, — рассудительно подвёл черту Ильгизар Абузярович.

Вместе с гудками в телефонной трубке по моей спине пробежал холодок ужаса: а что, собственно, мешает Салимханову организовать убийство меня, любимого?!!! Нет, гнал я эту мысль. В блудняк втащить — одно, а убийство — совсем другое. Духу не хватит на это у Ильгизара Абузяровича. Однако чем чёрт не шутит — шептало мне подсознание.

О требованиях Салимханова я рассказал Темуру Абдуллоевичу… После того как приступ истерии прошёл, я предложил Мухамадиеву имитировать его убийство:

— Купим в морге труп, приоденем его в твою одёжку, снабдим твоими документами и сожжем в машине. С операми я договорюсь, подтвердят твоё убийство. — уговаривал я.

— … мама, — всхлипывал Темур Абдуллоевич, — мама у меня больна-а-ая, не перенесёт моей смерти-и-и, — вновь забился в истерике Мухамадиев.

«Дела», — подумал я. Если Салимханов найдёт и убьет Мухамадиева, то все подозрения падут на меня!

Не мудрствуя лукаво, я позвонил оперу уголовного розыска Автозаводского ОВД Саше, фамилия, по-моему Самсонов, и сообщил адрес, по которому укрывается от правосудия Темур Абдуллоевич. Спустя непродолжительное время Саша сообщил, что Мухамадиева задержали, и начальник криминальной милиции Автозаводского ОВД как кулак комбедовца его метелит, на явку с повинной раскручивает. Время было около полуночи. О задержании и истязаниях Темура Абдуллоевича я сообщил Салимханову, который назначил мне срочную встречу у своего дома.

В моём присутствии Ильгизар Абузярович кому-то звонил, ругался, угрожал. в итоге сказал, что всё уладил и назвал стоимость этой услуги.

Позже Темур Абдуллоевич рассказывал, как его задержали, как избивали, требуя во всём сознаться. Не успел кат войти в раж, как словно по щучьему велению пыл его кто-то остудил, и отношение к Мухамадиеву кардинально изменилось.

После получения названной суммы Бадртдинов 27 ноября 2008 года прекратил уголовное преследование меня и Мухамадиева, а уголовное дело № 205544 приостановил в связи с тем, что лица, подлежащие привлечению в качестве обвиняемых, не установлены.

Позже уже при рассмотрении уголовного дела судья Набережночелниского городского суда Сахипов Агля Гиндуллович в зале суда, оценив эти процессуальные решения, постановленные без проведения опознаний, очных ставок, анализа показаний и других доказательств по делу, спросил, сколько я заплатил за это.

— Один миллион двести пятьдесят тысяч рублей, ваша честь! — пробормотал я.

— Оно и похоже, — согласился Агля Гиндуллович и обращаясь к Салимханову, сказал: — Лет 10 назад я тебя арестовал бы в прямо в зале суда.

***

Казалось бы, наши страдания стараниями Салимханова и Бадртдинова на этом и прекратились. Ан нет! Какие-то механизмы следствия приходили в движение, расследование возобновлялось и поручалось новому следователю. Нас снова допрашивали, но уже как свидетелей. Эти допросы ровным счётом ничего нового не привносили, и расследование вновь приостанавливалось, затем возобновлялось, и, как в калейдоскопе, следователи менялись.

Из материалов уголовного дела: 30 декабря 2008 года заместитель начальника ГСУ при МВД по РТ полковник юстиции Китов И.С. отменил постановление Бадртдинов Л.И. о приостановлении производства по делу в связи с тем, что расследование проведено не полно, выполнены не все возможные следственные действия.

19 января 2009 года уголовное дело № 205544 принял к производству следователь СЧ СУ при УВД г. Н. Челны капитан юстиции Нечаева О.М., 09 февраля 2008 года дело передано следователю СЧ СУ при УВД г. Н. Челны лейтенанту юстиции Латыповой З.И., которая не привнеся абсолютно ничего нового в постановление Бадртдинова Л.И. 19 февраля 2009 года вновь приостановила предварительное расследование.

26 февраля 2009 года по устному запросу с рег.№ 8/700 уголовное дело № 205544 в 14 томах!!! было направлено заместителю министра внутренних дел по РТ генерал-майору юстиции Вазанову А.Ю.

Чем закончилась очередная инспекция дела из материалов не усматривается.

Этот вялотекущий процесс длился до августа 2009 года, пока уголовное дело не попало следователю СЧ ГСУ при МВД по РТ лейтенанту юстиции Тимуру Ильдаровичу Асадуллину.

Передаче уголовного дела предшествовал один о-о-чень значимый факт. Во время совместного распития спиртного Салимханов настойчиво приглашал меня на день рождения к своему другу в Оренбургскую область. При этом Ильгизар Абузярович предлагал поездку сохранить втайне от окружающих, да впридачу и телефоны с собой не брать — чтоб никто не беспокоил… Я понял, что это поездка в один конец. Для меня.

Конечно, я не выказал своей догадки, но с этого времени стал ухо с Ильгизаром Абузяровичем держать востро!

Тем временем Асадуллин снюхался с Нурисламовым и повёл расследование по указываемому последним направлению!

24 сентября 2009 года Джампулат Ахметов, который в тот период являлся старшим опером ОБЭП Менделеевского ОВД, заманил меня в милицию якобы для опроса по какому-то левому делу. Я пришёл на всякий случай с адвокатом Кирсановой Галиной Олеговной. Джампулат с опером без особых церемоний загрузили меня в машинёшку и айда в Казань. Ладно, не отказали в проезде Кирсановой.

Уже в пути Джампулат разъяснил, что везёт меня на очную ставку с директором ООО «РеалАвто».

Это повергло меня в шок! Ретроспективный взгляд напомнил мне Абдуллиных, Матюшкина и разводку[424] наивно-доверчивого Алексея Викторовича Гусева…

В висках стучало: здесь вину на Епифанова и Владимирова свалить не удастся.

Из материалов уголовного дела: 08 августа 2008 года директор ООО «Реал Авто» Гусев А.В. обратился к прокурору города Набережные Челны с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении ООО «Международный центр развития…» в связи с хищением 500 000 руб. 18 августа заявление было передано начальнику УВД, и 06 сентября 2008 года оперуполномоченный ОБЭП Автозаводского ОВД капитан милиции Гареев Р.И., рассмотрев материал КУСП № 17469 от 28.08.208 г. по заявлению директора ООО «Реал Авто» отказал в возбуждении уголовного дела, так как между заявителем и ООО «Международный центр развития…» сложились гражданско-правовые отношения.

28 октября 2008 года заместитель прокурора г. Н.Челны Ашрафуллин Р.Т., отменил это постановление, указав на необходимость истребовать из ЕРЦ документы о деятельности ООО «Международный центр развития»;

опросить Абдуллину Ю.В., Хайруллина Р.Ю., Барышеву К.Н., установить и опросить Рината, Валеру, Тимура, Руслана.

01 ноября 2008 т года, не выполнив ни одного из указаний Ашрафуллина Р.Т., Гареев Р.И вновь отказал в возбуждении уголовного дела. 07 июля 2009 года заместитель прокурора г. Н.Челны Ярулин Р.Н. отменил постановление Гареева Р.И., дав последнему новые указания.

Запрос начальника отдела ГСУ при МВД по РТ Акламова З.Р. рег.№ 8/4075 от 30 июня 2009 года освободил Гареева Р.И. от необходимости отписываться от заявления Гусева А.В. и 14 июля 2009 года материал проверки были направлены в ГСУ при МВД по РТ.

07 августа 2009 года следователь СЧГСУ при МВД по РТ лейтенант юстиции Т.И. Асадуллин, рассмотрев вышеуказанные материалы, установил, что 18 августа 2007 года между ООО «Международный центр развития производственных и кадровых технологий» и ООО «Реал Авто» был заключён договор № 00077 на поставку автомобиля «КамАЗ-55111-017-15». По этому договору 03 октября 2007 года генеральным директором ООО «Реал Авто» Гусевым А.В. была произведена предоплата в сумме 500 000 рублей, которую обналичили и похитили сотрудники ООО «Международный центр развития производственных и кадровых технологий».

На этом основании Асадуллин Т.И. возбудил уголовное дело № 243294 по ч.3 ст.159 УК РФ.

17 сентября 2009 года руководитель Следственного Органа — и.о. начальника ГСУ при МВД по РТ капитан юстиции Хайруллин Т.И., установив, что предварительное следствие по уголовному делу № 205544 проведено не полно и поверхностно, отменил постановление Латыповой З.И. и поручил расследование указанного дела следователю СЧ ГСУ при МВД по РТ лейтенанту юстиции Т.И. Асадуллину.

Однако самообладание вернулось ко мне довольно быстро, ибо в кидалове ООО «РеалАвто» Епифанов и Владимиров были в минусе, зато Салимханов, безусловно, в плюсе!

И я выложил Джапбулату, как по заданию Салимханова развёл Алексея Викторовича, денежки которого вложили в бизнес Ильгизара Абузяровича.

— Сейчас я расскажу всё это следователю, который будет вынужден привлекать к ответственности Салимханова как моего подельничка![425] А Ильгизар Абузярович нынче начальник собственной безопасности МВД по Закамскому региону! Сафаров тебе и следователю спасибо скажет? Нет, он вас загнёт в позу «мама моет пол»!!! — стращал я Джампудата.

— И что? — поинтересовался я реакцией Ахметова.

— Да ничего. Джампулат позвонил Нурисламову, вкратце передал мою исповедь, а затем стал уговаривать меня дать правдивые показания против Салимханова, убеждая, что так я буду не обвиняемым, а свидетелем по делу! Кирсанова предостерегала от этого.

Опер гнул своё, адвокат — своё, а я меж ними гадал, что делать.

К обеду приехали в ГСУ при МВД РТ, где следователь Асадуллин Т.А. организовал мне не только радушный, но и содержательный приём: допросил меня в качестве подозреваемого, затем провёл очную ставку с Гусевым! Алексей Викторович, понятное дело, в подробностях рассказал о своих челнинских злоключениях. Я отнекивался, и Темур Абдуллоевич задержал меня.

Ночь я провёл в милиции, а с утречка Асадуллин сулил мне золотые горы, если я дам правдивые показания против Салимханова. Даже постановление об освобождении меня из-под стражи выписал! На том и порешили.

Под видеозапись выложил я всё как на духу. После допроса Кирсанова Г.О. потребовала, чтобы меня отпустили домой, так как мера пресечения в виде содержания под стражей была отменена. Ан нет! Темур Абдуллоевич был хозяином гостеприимным и оставил меня ночевать в милиции. И составил нам компанию Нурисламов!

Всю ночь Рустем Фанисович на пару с Асадуллиным уговаривали меня в обмен на статус свидетеля по делу возместить ущерб ООО «Уралстрой» — вернуть деньги Нурисламову. Мои искренние пояснения, что все деньги у Салимханова закончились тем, что с утречка Темур Абдуллоевич меня вновь задержал и. Самолично, на пару с начальником следственной части ГСУ по налоговым преступлениям подполковником юстиции Акмановой Зульфиёй Рашитовной доставил меня в Вахитовский районный суд города Казани! Судья Никитин Геннадий Дмитриевич избрал мне меру пресечения в виде заключения под стражу. Посчитав свою миссию выполненной, Акмалова удалилась по своим делам, а я под конвоем следователя Асадуллина пёхом поплёлся в тюрьму.

Из материалов дела: Следователь СЧГСУ при МВД РТ Асадуллин Т.И. уведомил прокурора Республики Татарстан, что 24 сентября 2009 года в 9 час. 00 мин. в кабинете № 307 Менделеевского ОВД в соответствии со ст. ст.91, 92 УПК РФ задержан подозреваемый в совершении преступления, предусмотренного ст.159 ч.3 УК РФ Хайруллин Р.Ю.

25 сентября 2009 года следователь СЧ ГСУ при МВД РТ Асадуллин Т.И. установив, что отсутствуют основания для применения к Хайруллину Р.Ю. меры пресечения в виде заключения под стражу, постановил последнего из-под стражи освободить.

26 сентября 2009 года в 11 часов в кабинете № 109 ГСУ при МВД по РТ следователь Асадуллин Т.И., в соответствии со ст. ст.91 и 92 УПК РФ, задержал подозреваемого Хайруллина Р.Ю. В тот же день Вахитовский районный суд города Казани избрал Хайруллину Р.Ю. меру пресечения в виде заключения под стражей и содержания его в СИ-1 ГУФСИНРФ по РТ.

05 октября 2009 года и.о. начальника ГСУ при МВД РТ Хайруллин Т.И., установив, что допрошенный по уголовному делу № 205731 Хайруллин Р.Ю. 26 сентября 2009 года признал свою вину, постановил уголовное дело № 205730 соединить в одно производство с уголовными делами 205731, 243294, присвоив соединённому уголовному делу № 205730,[426] поручив его расследование следователю Асадуллину Т.И.

В тюрьме меня навещал заместитель начальника УСБ МВД РТ[427] и уговаривал не давать показания против Салимханова:

— Зачем тебе усугублять положение и грузиться на группу лиц по предварительному сговору? — настаивал он.

— Возьми всё на себя! Отсидишь, выйдешь и дальше будешь работать.

— А вы скажите Салимханову, чтоб деньги терпилам вернул. Вот тогда я выйду и будем с ним дальше работать, — парировал я.

К слову сказать, этот УСБэшник обругал подполковника, который после проверки моих показаний на полиграфе в моём присутствии сказал, что я говорю правду. Своё недовольство УСБэшник мотивировал тем, что мне незачем знать результаты этого исследования.

— С чего это вдруг заместитель начальника управления собственной безопасности МВД республики так защищал Салимханова? Подумаешь, какого-то капитанишку обвиняют в мошенничестве! Невелика птица.

— Да потому, что вопрос стоял не о простом мошенничестве, а мошенничестве, организованном руководителем оперативного подразделения с вовлечением в преступную деятельность агентуры! А за это спрос са-а-а-авсем другой!

— Кто же знал, что ты агент?

— Так мусора сами и разгласили это. О том, что я являюсь секретным агентом милиции, первым дал показания Минеев. Салимханов подтвердил это, до кучи разгласив факт секретного сотрудничества с милицией четы Абдуллиных. Да и ряд руководителей ОБЭП УВД дали показания о том, что я неоднократно использовался в оперативных мероприятиях.

Изучая уголовное дело № 205544, заместитель прокурора Татарстана усмотрел причастность Салимханова в инкриминируемых мне преступлениях, а также признаки подстекательства к убийству и разглашения Ильгизаром Абузяровичем сведений, составляющих государственную тайну. В этой связи уголовное дело в 22 томах было передано в следственный комитет при прокуратуре РФ по Республике Татарстан. Естественно, в возбуждении уголовного преследования в отношении сотрудников милиции было отказано, дело возвращено через прокуратуру в ГСУ при МВД РТ, а оттуда — в Набережночелнинский городской суд.

До суда из 22 томов дошло только 9!!! Естественно, куда-то запропастились результаты полиграфических исследований и другие доказательства организующей и направляющей роли Салимханова в инкриминируемых мне и Мухамадиеву преступлениях, а также пособничества Бадртдинова.

Я и мой защитник заявляли суду ходатайства об истребовании в ГСУ при МВД РТ оставшихся там 13 томов уголовного дела, а также о передаче самого дела для рассмотрения в Верховный суд РТ в связи с тем, что в материалах имеются сведения, составляющие государственную тайну. Куда там! Эти ходатайства остались без удовлетворения.

Мусора, естественно, отрицали очевидное.

Мой собеседник замолчал. В кабинете повисла звенящая в ушах гнетущая тишина.

***

Из материалов дела: Вербовку Хайруллина Р.Ю. в качестве агента органов милиции осуществил сотрудник ОБЭП Комсомолького ОВД Минеев Александр Николаевич, который, будучи допрошенным в качестве свидетеля 15.09.2009 г., показал следователю СЧ ГСУ при МВД по РТ лейтенанту юстиции Асадуллину Тимуру Ильдаровичу: «…на пенсии с 19.01.2008 г. с должности оперуполномоченного МРО № 2 по линии БЭП МВД РТ. Предложил Хайруллину оказывать содействие ОВД. Хайруллин согласился и оказывал НЕГЛАСНОЕ сотрудничество…»[428] (УД № 1/480-2010 т.5 л.182–185).

Не дав должной правовой оценки вышеуказанным показаниям Минеева А.Н., следователь СЧ ГСУ при МВД по РТ лейтенант юстиции Асадуллин Т.И. в нарушение требований ч.4 ст.151 УПК РФ, превышая свои полномочия, при допросе подозреваемого Хайруллина Р.Ю. 26.09.2009 г. с участием защитника Кирсановой Г.О., побудил подследственного признать факт конфиденциального сотрудничества с милицией и внёс в протокол допроса следующие показания Хайруллина Р.Ю.: «…начал оказывать оперативное содействие и состоял на связи у Минеева… Минеева откомандировали в УВД, где он познакомил с зам. начальника ОРЧ по линии БЭП Салимхановым Ильгизаром. Минеев сказал, что моё личное дело передаст Салимханову, так как сам собирается на пенсию… В дальнейшем я начал сотрудничать с Салимхановым… (УД № 1-480\2010, т. 5, л.234–247), а также приобщил на л.д.248 тома 5 названного дела видеозапись указанного допроса.

Не удовлетворившись достигнутыми успехами на ниве деяний, подпадающих под признаки преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства, следователь СЧ ГСУ при МВД по РТ лейтенант юстиции Асадуллин Т.И. 28.09.2009 года в период с 10.00 до 14.00 в кабинете № 208 УВД города Набережные Челны по уголовному делу № 205731 в качестве свидетеля допросил начальника ОЗО УСБ МВД по РТ Салимханова Ильгизара Абузяровича. Салимханов И.А. показал: «…После этого раза Хайруллин Р.Ю. неоднократно приходил в УВД г. Н.Челны, иногда ко мне иногда к другим сотрудникам, сообщил, что он является агентом предлагал свои услуги. На тот момент у нас в подразделении были проблемы по количеству возбуждённых дел по ст.290 УК РФ и в связи с этим Хайруллин Р.Ю. оказывал содействие, оказывал содействие путём сообщения о должностных лицах получавших взятки, в случае если имелась аудиозапись подтверждающая сообщение о преступлении то данный материал разрабатывался. Хайруллин Р.Ю. появлялся в УВД г. Набережные Челны и примерно через день или 2 дня появлялись заявления на Хайруллина Р.Ю. Я совместно с Хайруллиным Р.Ю. провёл примерно 20 совместных оперативно-розыскных мероприятий. Хайруллин Р.Ю. никогда не являлся моим агентом…

…По поводу ООО «СТ-Пром» ничего пояснить не могу, данную слышу впервые… Абдуллину Юлю знаю. Она была агентом, когда я работал в УВД г. Набережные Челны. Также был агентом Абдуллин Ренат…»»[429]

В материалах уголовного дела № 1-480/2010 не обнаружено постановления о создании следственной группы, однако к делу приобщён протокол допроса свидетеля Минеева А.Н., который 28 сентября 2009 года показал старшему оперуполномоченному по ОВД УСБ МВД РТ капитану милиции Макарову В.В., что: «.официально я оформил Хайруллина Р.Ю., как лицо, оказывающее конфиденциальное содействие, только когда перевёлся в МРО № 2 ОРЧ № 1 (по линии БЭП) МВД по РТ… В моём увольнении из ОВД Хайруллин Р.Ю. имел статус агента, и его личное дело было оставлено в МРО № 2 ОРЧ№ 1 (по линии БЭП) МВД по РТ».[430] (УД № 1-480/2010, том 6, л.д.73–78).

Вероятно, проверяя сведения об успехах Салимханова И.А. на агентурно-оперативном поприще, следователь СЧ ГСУ при МВД по РТ лейтенант юстиции Асадуллин Т.И. 29.09.2009 г. допросил в качестве свидетеля начальника ОРЧ по линии БЭП по г. Набережные Челны Галимзянова Рафиса Рахимзяновича, который показал, что Салимханов И.А. являлся заместителем начальника ОРЧ (по линии БЭП) УВД по г. Набережные Челны «…по оперативной линии, то есть весь спец. аппарат проходил через Салимханова И.А…. Так как Минеев А. собирался устроиться в наше подразделение, он представил мне через Салимханова Ильгизара Хайруллина Р.Ю., как лицо, которое согласно оказывать содействие нашему подразделению. Так я познакомился с Хайруллиным Р.Ю., а в дальнейшем Салимханов, совместно с Хайруллиным проводил совместно оперативно-розыскные мероприятия. В дальнейшем, когда Минеев перевёлся в МРО, Салимханов совместно с Хайруллиным оперативно-розыскные мероприятия».[431] (УД № 1-480/2010,т.6 л.12–14).

30.09.2009 года, будучи допрошенным в качестве свидетеля, начальник ОБЭП Комсомольского ОВД Ханов Магьфурзян Закирянович показал следователю СЧ ГСУ при МВД по РТ лейтенанту юстиции Асадуллину Т.И., что «.знал всех лиц, которые оказывают нашему подразделению негласное содействие. Хайруллина Р.Ю. не знал, он никогда не оказывал содействие нашему подразделению…». (УД № 1-480/2010, т.6 л.31–33).

09.10.2009 года с 10.00 до 16.00 в ИВС УВД г. Казани следователь СЧ ГСУ при МВД по РТ лейтенант юстиции Асадуллин Т.И. с участием представителя Салимханова И.А. адвоката Софронова О.Р. и защитника Хайруллина Р.Ю. адвоката Кирсановой Г.О. провёл очную ставку между свидетелем Салимхановым И.А. и обвиняемым Хайруллиным Р.Ю. (УД № 1-480/2010, т.6 л.103–116).

В начале очной ставки Салимханов И.А. на вопрос следователя «Как в дальнейшем развивались ваши отношения с Хайруллиным?», ответил: «В дальнейшем по материалам проверки Хайруллин частично возмещал сумму ущерба в связи с этим оперативники выносили постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. В дальнейшем Минеев или кто-то другой, точно не помню, мне в кабинет № 516 УВД г. Набережные Челны, привели Хайрулина и сообщили о том, что Хайрулин Р.Ю. хочет оказывать содействие ОВД. В связи с тем, что у нас было напряженное положение в области выявления коррупционных фактов, Хайруллин Р.Ю. направлялся в качестве фигуранта, когда давались взятки должностным лицам. Из 20 сообщений о преступлениях подтверждалось примерно 1. И таким образом мы общались до сентября 2009 г. За три дня до задержания Хайруллина Р.Ю., Хайруллин сообщил о том, что у него есть хорошее заявление по линии коррупции в ОВД, сообщил о том, что с него вымогают взятку в размере 1 500 000 рублей, следователь ГСУ, сказал, что необходимо оплатить 2 500 000 рублей в качестве возмещения материального ущерба 1 из потерпевших Рустаму, а 1 500 000 рублей необходимо заплатить следователю ГСУ. Сказал, что взятку требовали при следующих обстоятельствах, Хайруллин адвоката попросил выйти, и Рустам в присутствии следователя пояснил, что необходимо возместить ущерб и дать взятку. После чего я сказал Хайруллину Р.Ю., что необходима диктофонная запись прежде чем предпринимать какие либо действия, Хайруллин мне сказал, что он сделает данную запись. Примерно через 1 день я встретился с Хайруллиным и Хайрулин мне сказал, что диктофонная запись не получилась…». (УД № 1-480/2010, том 6, л.105).

На вопрос следователя: «Просили ли вы у Хайруллина Р.Ю. какой либо помощи в решении каких либо своих личных вопросов?» Салимхванов И.А. ответил: «Никакой помощи я у Хайруллина никогда не просил, общались с ним только по рабочим вопросам» и далее пояснил «Проводились с участием Хайруллина Р.Ю. оперативные эксперименты практически по всем статьям уголовного кодекса»[432] (УД № 1-480/2010, том 6, л. 106).

Отвечая на вопрос следователя, Хайруллин Р.Ю. пояснил: «. при расследовании данного уголовного дела у меня вымогал взятку Салимханов Ильгизар за то чтобы меня не арестовал следователь Бадретдтнов Ленар, просил у меня 500 000 рублей, я отдал 300 000–400 000 рублей Ильгизару. Передал Ильгизару данные денежные средства в кафе которое находится на территории бывшего АЗС «Кавказ», со мной приехали оперативники уголовного розыска Сименский Александр и Альберт, однако денежные средства я передавал не в присутствии них…». Салимханов И.А. отрицал это (УД № 1-480/2010, том 6, л.113), однако позже дополнил: «.По поводу Сименского и Альберта я могу показать, что Хайруллин Р.Ю. сообщил, что данные сотрудники подкидывают гражданским лицам наркотические средства, задерживают их и вымогают денежные средства. В связи с этим был проведен комплекс ОРМ в результате чего данная информация частично подтвердилась и данные сотрудники были уволены из ОВД».[433] (УД № 1-480,2010, т. 6, л.115).

Первый заместитель прокурора РТ старший советник юстиции Николаев Артем Юрьевич, 08 декабря 2009 года, рассмотрев материалы уголовного дела № 205544, УСТАНОВИЛ: «… обвиняемый Хайруллин показал, что к совершению всех преступлений причастен майор милиции Салимханов, работающий в настоящее время начальником ОЗО УСБ МВД по РТ. О причастности Салимханова И.А. к совершению этих преступлений показал и подозреваемый Мухамадеев Т.А.

Обвиняемый Хайруллин Р.Ю. во время очной ставки с подозреваемым Мухамадиевым Т.А. показал, что Салимханов И.А. поручил ему убить Мухамадиева Т.А. Кроме того, Салимханов И.А. был допрошен 28.09.2009 года по данному уголовному делу в качестве свидетеля и указал, что Абдуллина Юлия и Абдуллин Ренат являлись лицами, сотрудничавшими на конфиденциальной основе с органами, осуществляющими ОРД, тем самым разгласил сведения, которые согласно статье 5 Закона РФ «Об государственной тайне», статье 12 Закона РФ «Об ОРД» составляет государственную тайну.

Изложенное, позволяет сделать вывод о наличии в действиях Салимханова И.А. признаков составов преступлений, предусмотренных ст.33, 105, ч.3,4 ст.159, ст.283 УК РФ».

Руководствуясь подпунктом «в» пункта 1 части 2 статьи 151 УПК РФ Артем Юрьевич постановил передать уголовное дело № 205544 для дальнейшего расследования в Следственное Управление Следственного Комитета при прокуратуре РФ по РТ.

Во исполнение этого постановления уголовное дело № 205544 в 21 томе через СКП РФ по РТ с рег.№ 2167010уг-09 от 11.12.2009 года было направлено руководителю Набережночелнинского МРСО СУ СК при прокуратуре РФ по РТ младшему советнику юстиции Саитгареву М.Г. (УД № 1-480/2010, том 8, л.д.254).

15.12.2009 г. следователь по ОВД Набережночелниского МРСО СУ СК при прокуратуре РФ по РТ Миннахметов Р.Р. принял уголовное дело № 205544 к производству (УД № 1-480/2010, т.8, л.255) и 04.01.2010 г. постановил отказать в возбуждении уголовного дела по сообщению о совершении преступлений, предусмотренных:

— ст.285 ч.1, 286 ч.1, 290 ч.1, 33 ч.3, 105 ч.2 п. «ж», 159 ч.4, 159 ч.4, 159 ч.4, 159 ч.3 УКРЫФ в отношении Салимханова И.А. по основанию, предусмотренному п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ, то есть за отсутствием состава преступления.

— ст.286 ч.1, 290 ч.1 УК РФ в отношении Минеева А.Н. по основанию, предусмотренному п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ, то есть за отсутствием состава преступления.

— ст.286 ч.1, 290 ч.1 УК РФ в отношении Мингазова В.Ф. по основанию, предусмотренному п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ, то есть за отсутствием состава преступления.

— 290 ч.1 УК РФ в отношении Бадртдинова Л.Р. по основанию, предусмотренному п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ, то есть за отсутствием состава преступления. (УД № 1-480/2010,т.9, л. 1-10).

Как видно из этого постановления, следователь по ОВД Набережночелнинского МРСО СУ СК при прокуратуре РФ по РТ Миннахметов Р.Р. проигнорировал постановление первого заместителя прокурора РТ Николаева А.Ю., и вопрос о возбуждении уголовного дела по ст.283 УК РФ не рассматривал вообще.

Следует отметить, что это постановление Миннахметова Р.Р. вступившим в законную силу 10 сентября 2010 года (дело № 22-565К) постановлением Вахитовского районного суда города Казани (дело № 3/7-505/2010) отменено.

Посчитав вышеуказанное постановление Миннахметова Р.Р. законным и обоснованным, руководитель Набережночелнинского МРСО СУ СК при прокуратуре РФ по РТ младший советник юстиции Саитгарев М.Г. уголовное дело № 205544 в 22 томах направил руководителю ГСУ при МВД РТ генерал-майору Вазанову А.Ю. (УД № 1-480,2010, том 9, л.15).

18.01.2010 г. следователь СЧ ГСУ при МВД РТ старший лейтенант юстиции Алексеев А.Н. принял уголовное дело № 205544 к производству (УД № 1-480/2010, том 9, л.17), 26.01.2010 г. выделил из него материалы в отношении якобы неустановленных лиц (вероятно, вышеуказанных сотрудников милиции) в отдельное производство, присвоил выделенному уголовному делу № 917048 (УД № 1-480,2010, том 9, л.18–19), а уголовное дело № 205544 уже в 9 томах первый заместитель прокурора РТ старший советник юстиции Николаев А.Ю. с исх.№ 15/3-2786-10 от 15.03.2010 г. направил в Набережночелнинский городской суд, где оно под № 1-480/2010 было рассмотрено, и 28 апреля 2010 года провозглашён приговор Хайруллину Р.Ю.

***

— И что теперь? — нарушил я затянувшееся молчание.

— А я и теперь помогаю начальнику отдела по борьбе с коррупцией и экономическими преступлениями УФСИН РФ по РТ подполковнику внутренней службы Радику Гумеровичу[434] выявлять непорядки, — пробормотал собеседник.

Помолчали.

— Зачем тебе всё это? По милости халиловых, минеевых, салимхановых ты уже не первый срок отбываешь!

— Начнём с того, что опера, — они ведь люди. А все человеки разные. Одни подлые, другие порядочные.

— Не об операх речь! Тебя что побудило наушничать на тех, с кем живёшь рядом, хлеб и неволю делишь?

— Месть! — не задумываясь, ответил собеседник.

— Как это? — не понял я.

— А вот так! — и, вероятно, подзабыв ранее сказанное, продолжил:

… В Мензелинском следственном изоляторе в хате[435] первоходок[436] я достаточно быстро узурпировал власть и в целях её укрепления стал гнобить арестованного за изнасилование Руслана Язитова, добиваясь его перевода к обиженным[437]. Родители Руслана проплатили «Катку»,[438] который в тот период был смотрящий[439] по изолятору. Он назначил правилово[440], чтоб опустить[441] меня как беспредельщика.[442]

Совершенно случайно начальник оперативного отдела Карпов Александр Павлович увидел, как меня заводят в камеру к «Катку», и поинтересовался, почему малолетку-первохода водворяют к матёрым жуликам. Вертухай[443] пояснил, что выполняет распоряжение опера Архипова Алексея Павловича.

Карпов отвёл меня в кабинет и в обмен на моё сотрудничество обещал защиту от «Катка» и его сподвижников. Я согласился (какой избрал псевдоним — не помню). Александр Павлович обещанное исполнил и сделал всё, чтобы я остался пацаном[444] среди первоходов. Это помогало мне эффективно выполнять задания Карпова.

Задания были направлены на получение сведений, необходимых ментам для привлечения моих сокамерников к ответственности за совершённые ими преступления. При этом Карпов терпеливо исподволь разъяснял мне общественную значимость этого сотрудничества и представляемых мною письменных агентурных сообщений. Тщательно отрабатывая каждое задание, Александр Павлович обучал меня способам выведывания информации и другим хитростям общения с сокамерниками.

Максимум усилий я прикладывал для выуживания любых сведений, касающихся «Катка» сотоварищи, о чём незамедлительно информировал Карпова!

В последующем для отбытия наказания меня этапировали в Нижнекамскую ИТК-4. Вслед полетела малява[445] «Катка», в которой он сообщил тамошнему смотрящему Колбасову Виталию о моём беспределе по отношению к Язитову. «Колбаса» изгнал меня из братвы[446] к мужикам.[447] И я понял, что все блатные понятия — сказки для лохов.[448]

Ко времени Гизетдинов подвернулся. И я поновой завербовался не только ради оперской защиты, но и для того, чтобы отомстить «Колбасе» и всей его блатате!

— Не боялся, что в случае разоблачения твоего сотрудничества.

Руслан перебил меня, не дав сформулировать вопрос:

— Это только в блатных побасёнках сотрудничество с ментами западло, карающееся чуть ли не геенной огненной! Лично я не встречал ни одного воровского авторитета, который с ментами консенсус не находил. Вопрос — какой ценой! Это раньше менты за информацию поблажки давали. Сегодня — практически всё за деньги или их эквивалент.

Я только по первости — по неопытности всё увиденное-услышанное добросовестно докладывал Эдуарду Данисовичу, за что и получал от него копейки, да преференцию такую же…

С опытом каждому секретному агенту приходит понимание, что сотрудничество это гешефт, заставляющий соображать: где надо поднапрячься, а где и на халяву информацию получить можно, что и как сообщить, а про что и промолчать. Как информацию преподнести, чтоб самому выгоду поиметь.

Донести, что зэк[449] незаконно сотовым телефоном пользуется, по моим понятиям западло, ибо вреда это нарушение никому не причиняет. А вот сообщить, что «Кривой» «Хромого» по беспределу подрезал, как администрация ворует или кто в зону за огромные взятки наркоту с водкой заносит — это са-а-авсем другое!

Да и от опера многое зависит. Абы кому секретный сотрудник «жареную» информацию не предоставит. Вот Эдуард Данисович был порядочным и честным ментом. Он не побоялся доложить руководству УФСИН РФ то, что торговля наркотиками в зоне организована начальником ИТК-4 Арбузовым Юрием Михайловичем. И что? Арбузова перевели в Казань начальником ИК-5, а Гизетдинова уволили.

Так что от кумовских[450] у меня самые добрые впечатления! Поэтому и сотрудничаю с ними. А вот о мусорах такого сказать не могу.

— Зачем тогда сотрудничал с ними?

— С Халиловым вроде как по рекомендации Гизетдинова. Я и в мыслях не имел, что Ибрагим Ильдарович в погоне за орденами-медалями меня в такой блудняк втравит! Ну а от предложений мусоров новой формации Минеева и Салимханова не мог отказаться, ибо полагал, что мне реальный срок маячит.

Немного помолчав, Руслан продолжил:

— Сегодня я рецидивист с огромным зэковским опытом и ни от кого не скрываю, что с администрацией и Радиком Гумеровичем дружбу вожу. Иначе с чего бы это меня назначили бугром лагерной бани?

Вопрос в том, на чём основана эта дружба. Ведь многим сидельцам я за взятки помогал условно-досрочно освободиться и другие насущные проблемки решить!

Блатные и прочие сидельцы, да и администрация побаиваются меня, понимая, что я могу подставить их, слив информацию о различных делах-делишках. Однако сделать они мне ничего не могут, так как обосновать предъяву[451] — доказать, что именно я слил те или иные сведения — они не в силе. А за необоснованную предъяву я тоже вправе спросить!

— Так ты же сам о своих ментовских подвигах рассказываешь? — возмутился я.

— А где доказательства, что это не трёп[452] зэковский, дабы лоха развести? — невозмутимо ответил собеседник.

— А если твои кадетовские или ульяновские крестнички претензии выскажут?

— Вот когда выскажут, тогда и поговорим!

Немного помолчав, я продолжил интервью:

— А какого-либо душевного дискомфорта не испытываешь, когда осознаёшь, что своим предательством ты обрекаешь на страдания сокамерника, человека, с которым ты живёшь одной жизнью?

— Нет! Он ведь эти страдания получает не по моей вине, а по своей — за совершённые им преступления! С какой-то поры у меня даже появился азарт охотника: я стал испытывать удовлетворение от того, что смог вывести на чистую воду убийцу или иного злодея, того же Арбузова, к примеру! Это во-первых.

Во-вторых: предательство — это когда своих сдаёшь! А свои мне только подельники! И подельников я не предавал!

Когда по заданию опера внедряешься в группу или разрабатываешь подозреваемого — это совсем другое! Ты изначально нацелен на получение сведений, и не факт, что информация эта будет уликовой, а не оправдательной! Это не предательство, а мастерство сыщика, если хотите! Установить и развить контакт с проверяемым, расположить к себе и умелыми обманными действиями выведать самые сокровенные тайны о деяниях его низменных — это искусство!

— От слова «искусить»,[453] кстати. — заметил я.

Не обращая внимания на эту ремарку, Руслан продолжал:

— А внедриться в группу, проявить личностные качества, чтобы создать ситуации для получения интересующих сведений. Это ещё большего умения требует!

Вы скажите — обман и ложь? Не согласен! А как же наши актёры, которые ежесекундно с экранов восхищают нас создаваемыми ими образами? Тот же Тихонов в роли Штирлица. Он ведь тоже обманывал всех нас, выдавая себя за совершенно иного персонажа!

— А как уживается твой азарт в ловле человеков с теми преступлениями, которые ты сам совершил?

— Знаете, если бы я не пошёл на день рождения к Сушковой, то и Нужина меня бы не оговорила. Окончил бы Елабужскую школу милиции и сам жуликов ловил, уже полковником был бы… наверное. Ну а если б не встретил Халилова-то.

— А как же Ломов, угнанный «КамАЗ», Гусев, Нурисламов и прочие?

— Ломов и «КамАЗ» — это детские шалости! А что касается Гусева и КО — не будь Салимханова с его предложениями, от которых трудно отказаться. Я ведь в «Международном центре» по 100–150 тысяч ежемесячно зарабатывал! Налоги квартальные с полутора-двух миллионов платил!

— Ну да ладно. От меня-то какого рода помощь требуется? — спросил я.

— Одного хочу: похищенные мною деньги отобрать у Салимханова и вернуть потерпевшим, а Ильгизара Абузяровича с его мусорскими корешами Минеевым и Бадртдиновым усадить на скамью подсудимых! Добиться справедливости! И ещё — я читал Ваше «Зазеркалье». И о моей истории напишите книгу!

— Писать всю правду? А если это будет против твоих интересов? К примеру, всем станет известно о твоём секретном сотрудничестве? Или другие порочащие тебя обстоятельства? Я ведь писать буду не только с твоих слов, но и мнения других участников изложу.

Немного подумав, Хайруллин ответил:

— Я согласен. Пусть эти злоключения станут известны людям во искупление грехов моих. Верую, что если это поможет, хоть одному человеку не совершить тех ошибок, которыми изобилует житиё моё — на Страшном Суде мне зачтётся.

— На роль Руслана-Каина претендуешь? Ну да ладно, давай документы, имеющие отношение к твоим скитаниям, посмотрим, с чего начать и чем закончить.

Из материалов дела:

Психологическая характеристика.

Осужденный Хайруллин Р.Ю. ранее судим по ст.158 ч.2, 70 УК РФ, 5л. л\св. На момент осуждения был трудоустроен. Воспитывался в неполной семье, единственным ребенком, отношения с родственниками поддерживает, имеет жену и двоих детей, работал до осуждения предпринимателем. Осужден по ст. 159 ч.3, ч.4 (3 эпизода) УК РФ на 5л. 6 м. лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима

На данный момент, исходя из диагностического обследования, наблюдается по тесту СМИЛ профиль 3,1 или 1,3 меньше 70 баллов. Лица, имеющие такой профиль, отрицают существование собственных психологических проблем, обследуемый затрачивает значительные усилия, чтобы с помощью эмоционального контроля и вытеснения не обнаружить симптомов эмоциональной неустойчивости. Для него характерно недостаток самокритики и искаженное представление о самом себе, характеризуется как эгоистичный, невротичный, зависимый, высоконапряженный, разочаровывавшийся в себе, большие претензии к жизни. Часто индивид демонстрирует поведение вызывающее, неустойчивое, дерзкое, отличающее снобизмом, агрессивностью, упорством, самоуверенностью. Однако, при кратковременных контактах, может выглядеть, свободным от напряжения, беспокойства и нервозности и производить впечатление социально опытного и уверенного человека, хорошо контактирующего с собеседником и легко вербализирующий свои мысли и проблемы.

Лица такого профиля (31 или 13) отличаются многочисленными соматическими жалобами. В поведении таких людей борьба с болезнью перерождается в борьбу за право считаться больным. Реакции подобного типа позволяют неосознанно истолковывать жизненные затруднения нечто вроде алиби и представляются рациональными самому обследуемому.

Проективный тест МПВ Сонди показал: предприимчивость личности, поиск своего места в жизни, соперничество, упорство (частые неудачи, только усиливают соперничество), продукция сверхценных идей, которые принимаются за основополагающие принципы; скрывает стремление к значимости, временами ощущает чувство бессилия, ощущения себя героем во внутреннем мире. За внешней льстивостью скрывается смертельно опасный «Каин» своей импульсивностью, непредсказуемой агрессией направленной в первую очередь на самых близких. Эпилептическая вязкость (болезненно воспринимает критические замечания и как следствие, «застревание» на негативных переживаниях), льстивость. «Мед на устах и камень за пазухой». Способен влиять на окружающих так, что окружающие и не подозревают, как выполняют его истинные намерения; крайне изворотлив, может выстраивать различные комбинации, пытаясь наладить запрещенные связи. Для достижения целей может идти на ложь, причем зачастую делает так искусно, что у окружающих не вызывает сомнений праведности его слов.[454]

Комментарии излишни.

 

[384]Именно такого содержания документы приобщены к уг. делу № 196/94, том 1, л.д. 131, 133.

[385]Уголовное дело № 196/94, л.д. 142

[386]Именно так записано в документе, приобщённом к уголовному делу № 196/94

[387]Фамилия на «З», сейчас лет 45–50, среднего роста и телосложения, без залысин, и очков, ездил на ВАЗ-2109

[388]Таянов Сергей Викторович 23.01.75 г.р., в 1995 г. осужден к 2 г. исправ. работ Автозаводским райсудом г. Н.Челны по ст.144 ч.1 УК РФ, в 1998 г. Лениногорским судом по ст. 162 ч.2 УК РФ, в 2003 г. — ст.116 УК РФ, 2007 Чистопольским судом 4 г.л.с. по ст.228 прим. УК РФ. 05.08.2011 освободился из ИК-4 Нижнекамск, убыл по месту жительства в Чистополь, ул. Фрунзе, д.21.

[389]«Кадет» — Сазхиев Равиль Галимович, 22.07.67 г.р., урож. с. Черниговка Нурин- ского р-на Карагандинской обл.

[390]Ситдиков Денис Алексадрович 15.03.79 г.р. — со слов соседей умер от передозировки наркотиков.

[391]Незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов /за исключением гражданского гладкоствольного, его основных частей и боеприпасов к нему, взрывчатых веществ или взрывных устройств

[392]Отдел по борьбе с экономическими преступлениями (абр. ОБЭП) — подразделение органа внутренних дел, обеспечивающее и осуществляющее функции МВД РФ по выработке и реализации государственной политики и нормативному правовому регулированию в области экономической безопасности государства в территориальном образовании.

[393]Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

[394]Мошенничество

[395]КУСП Комсомольского ОВД: 5097 от 07.04.2006 г.; 10964 от 12.12.2005 г.; КУСП УВД города Набережные Челны № 689 от 27.11.2006 г.

[396]Анаша (от тюркск. «наше» — конопля), сленговое название марихуаны и гашиша.

[397]При решении задач оперативно-розыскной деятельности уполномоченные на ее осуществление органы имеют право создавать в целях конспирации легендиро- ванные предприятия, учреждения и организации, использовать в этих же целях документы, зашифровывающие личность должностных лиц, ведомственную при-надлежность подразделений, организаций, помещений и транспортных средств органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также личность граждан, сотрудничающих с этими органами на конфиденциальной основе.» — п.5 ст.14 Закон Республики Беларусь № 1932-XII от 12.11.1992 г. «Об ОРД».

[398]Вечерние Челны № 34(614) 20 августа 2008 года сообщали, что Талбиев Марат Мирсиятович уволился по собственному желанию с должности начальника отдела муниципального заказа исполкома нашего города. При этом газета напомнила читателям, что чиновника подозревали в неоднократном получении взяток, было возбуждено уголовное дело, но Следственное управление Следственного комитета при Прокуратуре РФ по РТ вынесло вердикт о прекращении уголовного дела с формулировкой «за отсутствием состава преступления».

[399]До 14 сентября 2007 года Долгов М.Ш. являлся первым заместителем прокурора города Набережные Челны, затем руководил Набережночелнинским отделом следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по РТ, а в июле 2010 года Приказом Генерального прокурора РФ назначен прокурором Вахитов-ского района Казани.

[400]Офис — OPHIS по-гречески «змея».

[401]Главное управление собственной безопасности МВД России было создано в декабре 1995 года. В ноябре 2004 году был образован ДСБ МВД России в связи с реорганизацией структуры МВД, проведенной в соответствии с Указом Президента России от 5 ноября 2004 года № 1407.
Основные задачи Департамента собственной безопасности:
Предотвращать проникновение в службу органов МВД и ФМС России лиц, преследующих противоправные цели;
Предупреждать и выявлять преступления и коррупцию со стороны сотрудников, федеральных государственных служащих, работников органов внутренних дел и ФМС России;
Обеспечивать сотрудникам и их близким государственную защиту.

[402]Отдел «К» — подразделение МВД России, осуществляющее борьбу с компьютерными преступлениями и незаконным оборотом радиоэлектронных средств и специальных технических средств. Является структурным подразделением службы криминальной Полиции МВД субъектов Российской Федерации.

[403]403Именно так записано в протоколе допроса, копия которого приобщена к материалу 2893 пр 09 л. 108-112

[404]служебное удостоверение — сленг.

[405]Именно так написаны указанные рапорта, приобщённые к материалу проверки № 2893 пр 09, л.88-90

[406]Характеристика приобщена к уголовному делу № 1-1117/07 на листе 51.

[407]Приобретение или сбыт официальных документов и государственных наград.

[408]Похищенные автомобили, узлы и агрегаты которых преступники «перебили» так, чтоб они полностью совпали с номерами, цветом и маркой легальных машин, сведения о которых представлены соучастниками из подразделений ГИБДД, которые по подложным паспортам технического средства и ставят двойняшку на учёт в МРЭО ГИБДД.

[409]http://querycom.ru/company/0657501: Компания ООО «АВТОСТАРКОМ» зарегистрирована 18 февраля 2008 года. ИФНС по г. Набережные Челны. Руководство компании: Генеральный директор ООО «АВТОСТАРКОМ» — Рябов Виталий Леонидович. Адрес: 423800, Республика ТАТАРСТАН, г. Набережные Челны, территория ОАО «БУЛГАРПИВО» бокс 4–7.

[410]Рябов Виталий Леонидович, 11.09.66 г.р., урож.г. Караганда КазССР, зарегистрирован в г. Чистополь, по ул. Комсомольская д.5, кв.109, т.919.699.49.69. 13.08.208 г. в каб.315 УВД города Набережные Челны был допрошен в качестве подозреваемого по уголовному делу № 205544 начальником СЧ СУ при УВД г. Н.Челны старшим лейтенантом юстиции Бадретдиновым Л.И. От дачи показаний отказался по ст.51 Конституции России. Однако к вечеру того же дня дал показания о своей роли зиц-председателя в обналичивании денег через ООО «АвтоСТАРком».

[411]Заявление и потерпевший — сленг

[412]Задаток, денежная сумма, выдаваемая одной из сторон договора другой стороне в счёт причитающихся по договору платежей, в доказательство заключения договора и в обеспечение его исполнения. Законом установлено: если за неисполнение договора ответственна сторона, давшая З., он остаётся у другой стороны; если же за неисполнение договора ответственна сторона, получившая З., она обязана уплатить другой стороне двойную его сумму.

[413]БОМЖ — слэнг, основанный на абривиатуре Без Определённого Места Жительства.

[414]SMS (англ. Short Message Service — служба коротких сообщений) — технология сотовой связи, позволяющая осуществлять приём и передачу текстовых сообщений сотовым телефоном.

[415]Суду Бибяков Р.Р. показал, что всё так и было.

[416]Воровство у своих — сленг

[417]Организуй встречу — слэнг

[418]Сергей Анатольевич Михайлов. Книга «Российская преступность: Кто есть кто» (Издательство «ЭКСМО», 1997) нарекла Михайлова генеральным директором новых русских бандитов.

[419]Именно так записано в постановлении

[420]Сознается — сленг

[421]Убиваешь — сленг

[422]Арестуют — сленг

[423]Материал проверки по сообщению о преступлении, по которому вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела — сленг

[424]Развести — I. обмануть, совершить мошенничество; 2. убедить в своей правоте (аналогично: разводка, разводящий, разводчик, «развести лоха») — сленг.

[425]Соучастник преступления — сленг.

[426]Именно так записано в постановлении

[427]Мужчина лет 35, рост около 185 см., худощавого телосложения, европеоидного антропологического типа.

[428]Именно так записано в протоколе допроса.

[429]Именно так, с грамматическими ошибками, записано в протоколе допроса Салимханова И.А. от 28.09.2009 года, приобщенном на листах 36–39 к материалам проверки № 2893 пр 09 по сообщению о совершении преступлений, предусмотренных ст. ст.285, 286, 290 УК РФ в отношении начальника ОЗО УСБ МВД по РТ Салимханова И.А. Начат 20.10.2009 г. окончен 29.10.2009 г. Исполнитель — следователь по особо важным делам Набережночелниского МРСО СУ СК при прокуратуре РФ по РТ юрист 1 класса Амирханов А.М.

[430]Именно так записано в протоколе допроса.

[431]Именно так дословно записано в протоколе.

[432]Именно так записано в протоколе

[433]Так дословно записано в протоколе

[434]Радик Гумерович — вероятно майор внутренней службы Замалетдинов, уволенный на пенсию с должномтьи старшего оперуполномоченного УСБ УФСИН России по РТ.

[435]Камера — сленг

[436]Первоход, первоходчик — лицо, впервые попавшее в места заключения.
П. содержатся отдельно от воровских авторитетов и лиц, имеющих достаточный жизненно-тюремный опыт. В этой связи среди П. часто процветает беспредел, основанный на превратном толковании законов поведения и морали криминального мира, называемых понятиями.

[437]Обиженный — педераст, пассивный гомосексуалист.

[438]Катков Владимир Г еннадьевич,29.11.57 г.р., авторитет ОПГ ГЭС, кличка «Каток»

[439]Смотрящий — авторитетный заключенный, следящий соблюдением понятий в СИЗО или ИТУ

[440]Правилка, правилово (т) — разбор конфликта между заключенными по закону, правильным понятиям

[441]Опустить (т, с) — 1) Понизить статус в неформальной иерархии заключенных (устарев.); 2) Перевести в касту неприкасаемых (опущенных, петухов) — изнасиловать или совершить ритуал, связанный с переводом заключенного в касту неприкасаемых. При этом часто используют замещающие изнасилование ритуалы: заключенного сажают на парашу с куском хлеба, обливают водой из параши, заставляют выпить воду из параши, проводят членом, полотенцем, смоченным спермой, по губам, заднему проходу и т. п. Опущенный (т, с) — представитель самой низшей группы в неформальной иерархии заключенных, своеобразной касты неприкасаемых.

[442]Беспредельщик — преступник, в открытую нарушающий воровские обычаи и законы.

[443]Вертухай — надзиратель

[444]Пацан — человек, занимающий высокое положение в обществе заключенных в колониях общего режима (иногда на малолетке), блатной.

[445]Малява — записка, письмо

[446]Братва (т) — 1) блатные;
2) Заключенные, признающие тюремный закон;
3) Сообщество заключенных, локальная группа заключенных, например, все, кто находится в данной камере.

[447]Мужики (т) — 1) Общее название самой большой группы в неформальной иерархии заключенных. Отличаются от блатных тем, что они, согласно тюремному закону, работают в зоне на обычных должностях, а от козлов — тем, что они не сотрудничают с администрацией. Ни на какую власть мужики не претендуют, никому не прислуживают, но в дела блатных не вмешиваются (кроме случая блатного беспредела). К мнению авторитетных мужиков прислушиваются все другие группы заключенных. Основная часть мужиков придерживается правильных понятий;
2) Общее название всех заключенных, кроме опущенных.

[448]Лох — изначально — только наивное, глупое, доверчивое, не следящее за последними новостями из преступного мира лицо, обманутое напёрсточниками, картёжниками и прочими хулиганистыми обманщиками. Позже в народе лохами стали называть всех, у кого на лице написано: «Меня легко обмануть».
Слово «лох» имеет абсолютно советские корни. В Ленинграде конца 70-х — начала 80-х годов автомобильные регистрационные знаки имели следующую стилистику: «00–00 ЛЕА — регистрационные знаки властных структур»; «00–00 ЛЕГ — частных автомашин, зарегистрированных в Ленинграде»; «00–00 ЛОХ — частных автомашин, зарегистрированных в сельских районах Ленинградской области». И вот именно на машинах с такими регистрационными номерами сельских районов и приезжали на колхозные рынки Ленинграда зажиточные крестьяне. Они привозили свинину и картошку. В основном отстаивались в центре — возле самого престижного Кузнечного рынка.
Там же собирались фарцовщики и блатные, которые презрительно относились к колхозникам, и начали прозывать таких «лохами», то есть людьми, которые зарабатывают на жизнь тяжким трудом и не склонны к жульничеству. Со временем первоначальный смысл этого прозвища мутировал, и так стали называть любого простака.

[449]Заключённый

[450]Кум — оперработник в местах заключения и отбытия наказания.

[451]Претензия — сленг

[452]Треп — болтовня, вранье — сленг

[453]искусить кого, чем, в чем; испытывать, изведывать, убеждаться опытами в образе действий или мыслей, чувств; подвергать кого испытанию; соблазнять, прельщать, смущать соблазном, завлекать лукавством; стараться совратить кого с пути блага и истины. Не искусив человека не узнаешь. Держать в исправности пожарные снаряды — искушать Бога, почему пожарная бочка и стоит без обручей — Владимир Иванович Даль, Толковый словарь живого великорусского языка.

[454]Документ приведен дословно, с сохранением стиля и орфографии.

Оглавление