ОТ ИМЕНИ 3-й ГЕОЛОГИЧЕСКОЙ

Наш городок прикорнул к отрогам Мугоджар. Приплюснутые мазанки и желтенькие финские домики толпились на берегу речушки Бутак. За дальние голубые отроги уезжали наши отцы — геологи, буровики, нефтяники — к своим шурфам и вышкам.

Из-за отрогов недавно вернулся Яшка Страмболя и свел с ума мальчишек 3-й Геологической своими рассказами. Мать брала его к себе в партию на несколько дней. Назад Яшка возвращался на «козлике». Когда остановились у каких-то озер налить в радиатор воды, Яшка отправился обследовать берега ближайшего озерца и свалился в воду. Прямо в ковбойке. Яшка клялся, что вода пахла нефтью и что он собственными глазами видел нефтяную пленку.

Нашему георайону позарез нужна нефть. Позади четыре года неудач. Прошлым летом две скважины, наконец, дали нефть. Но по двум скважинам подсчитать запасы нефтяного пласта невозможно. А потом снова неудачи. Нефть будто пропала. В эти дни решалась судьба района.

Вечером ребята с 3-й Геологической собрались во дворе управления геологоразведки, на дне неизвестно для чего выкопанного котлована. Котлован у нас был вместо штаба.

Яшка принес свою ковбойку, в которой он свалился в озеро. Каждый из нас понюхал ковбойку, и Сашка Воронков сказал, что от нее так и прет нефтью, хотя эту самую ковбойку Яшкина мать вчера и выстирала. Решали: кто пойдет с Яшкой; когда экспедиция N должна выступать в дорогу. Мы знали, под N значится все засекреченное. И N — нефть. Вот совпадение!

— Компас у меня есть, — сказал Яшка. — Да я и по звездам ориентируюсь! Для меня найти дорогу по звездам — это все равно что… — Яшка сплюнул и бросил щепкой в бродившую по котловану курицу. — Карту я сделаю. Сейчас вот пойду и сделаю…

Сбегали за картой. Карта была вкладышем в учебник географии. От Баку провели линию через Гурьев на Эмбу. Взяли точку — озерцо с признаками нефти, открытое Яшкой чуть севернее нашего городка, — и соединили эту точку с Эмбой. И обомлели. Прямая линия соединила Яшкино озерцо, Эмбу, Гурьев, Баку.

Ну, конечно, Яшкино озерцо — продолжение нефтеносной жилы!

— Нефть просачивается в неглубокое озеро? Чепуха! Это вам не Байкал, — сказал я.

Стали размышлять:

— А если в районе тех озер разломы?..

— Или сбросы?..

— Или еще… как это называется? Ну, в книжке…

— Деформация пород фундамента?..

— По геологической карте предсказали нефть на Самарской луке до разведочного бурения. Мой отец там пускал скважины, — сказал Сашка Воронков. — А в Венесуэле из трещин гранитов фундамента добывают, знаешь, сколько нефти? То, о чем Димка говорит, — сбросы пород…

Каждый понимал: сто пятьдесят километров по степи — это тебе не на Бутак сбегать искупаться. Решили: пойдут двое — Яшка и один из нас. Отобрали из двенадцати пятерых. Каждый, чью кандидатуру обсуждали, вылезал из котлована и вышагивал по двору, покуда остальные галдели, припоминая его достоинства и недостатки. Дошла очередь и до меня.

Я присел на саманный кирпич, выпавший из ближнего глиняного забора, и, напустив на себя безразличный вид, чертил сучком по земле. Я был старостой 6-го «Б». Самые авторитетные ребята на 3-й Геологической именно из бывшего 6-го «Б». Меня, наконец, позвали.

— Мы — пацаны с 3-й Геологической! Разве на нас нельзя надеяться? — подмигнул мне Яшка.

Я понял: остановились на мне.

Оглавление

Обращение к пользователям