Семь бед — один ответ!

Одурев от потрясения, я пришла в себя только в рукаве, ведущем в самолет. Надо было что-то делать, и немедленно! Я начала брыкаться и попыталась вырваться, но бабульки оказались крепкими, как танки. Не обращая на меня внимания, они тянули «внучку» за собой, о чем-то оживленно переговариваясь.

И тогда в последнем отчаянном усилии я уперлась и решительно тявкнула:

— Послушайте! Куда вы меня тащите?

Бабушки замолчали и переглянулись.

— На са-мо-ле-тик, — по слогам произнесла правая бабушка, крепко сжав мою ладонь.

— Там мы поедим обедик, почитаем журнальчик и немножечко поспим, — ласково пропела левая бабушка, крепко сжав другую мою руку.

Они, наверное, думали, что мне три года!

— Но я вас не знаю! Я вас в первый раз вижу! — отпиралась я.

— Да? Но почему? — занервничали бабушки. — Это же мы, баба Соня и баба Аня!

Я так и не поняла, кто из них был кто, но это ничего не меняло.

— Поймите, я — не ваша внучка! Я совсем другая девочка! — Я попыталась сдернуть парик, но он был прикреплен так основательно, что даже не сдвинулся. Тогда я попыталась отклеить пластырь, но он тоже намертво прилип. И тогда я сорвала с носа очки и воскликнула:

— Вот! Теперь вы видите?

Бабушки молчали, не сводя с меня испуганных глаз. Потом одна из них пролепетала:

— Да? Значит, ты не Женечка Коростелева? А ведь так похожа! Ну просто вылитая!

— Нет! Это ошибка! Я — не я! То есть я — не она! — закивала я, и тогда одна из бабушек спросила:

— Так значит, это не твой паспорт? — и протянула мне заветную красную книжечку, из которой торчал посадочный талон.

В нетерпении я схватила паспорт, открыла… и с разочарованием захлопнула. Это был не мой паспорт. Фотография на развороте принадлежала ТОЙ САМОЙ НАГЛОЙ РЫЖЕЙ ДЕВЧОНКЕ. Именно она была внучкой этих милых бабушек.

— Это не мой паспорт, — произнесла я убитым голосом, возвращая документ.

В ответ мне на лоб легли две сухие ладошки:

— К врачу! Немедленно! Деточка, ты же серьезно больна!

К врачу?! Я замолчала на полуслове, потому что до меня кое-что дошло. Что это я? Зачем устраиваю разборки? Вот же он, мой реальный шанс попасть в самолет! И встретиться с Лехой! И закрепить нашу с ним любовь навечно! А я сопротивляюсь, устраиваю какие-то представления… И вправду ненормальная!

Не колеблясь более, я вырвала паспорт из рук оторопевшей старушки и гаркнула:

— Не надо к врачу! Я уже выздоровела. И все вспомнила! Вы — мои бабушки! Баба Соня и баба Аня! Правильно? А я — ваша внучка — Женечка… Как меня там? Коромыслова!

— Коростелева, — с облегчением поправили бабушки и снова потащили меня к самолету. — Вот и умница! Вот и славно!

Я не возражала. Наоборот, с радостью семенила за чужими бабушками. Хе-хе… Так тебе и надо, мое alter ego! Я достойно тебе отомстила! На будущее сто раз подумаешь перед тем, как перебегать кому-нибудь дорожку!

Паспорт Женечки не подвел. Моя маскировка — тоже. Я благополучно миновала все контрольные пункты, и никто ни в чем меня не заподозрил. Войдя в самолет, я отдала паспорт одной из бабушек и с облегчением перевела дух.

Вы только не подумайте, что я такая стерва или бесчувственная. Просто я, как Алиса в Стране чудес, уже ухнула вниз головой и не особо задумывалась, что будет дальше. Семь бед — один ответ! А сейчас моей путеводной звездой было одно-единственное имя: ЛЕХА! Какая разница, КАК я попаду сегодня в Москву, главное — ВСЕ-таки ПОПАДУ!

Оглавление

Обращение к пользователям