Новая роль для Сашули

Если бы он попросил меня угнать самолет, я, наверное, удивилась бы меньше. Поэтому я целую минуту бессмысленно булькала соком через трубочку, прежде чем переспросить:

— Что ты сказал?

— Побудь немножко моей девушкой. Ну, притворись. Ненадолго, только на этот рейс.

— Я? Твоей девушкой?

— Ну да! Ты.

— Такая? — Я все еще не могла поверить.

— Ну… да. — Его улыбка стала еще шире, в глазах вспыхнуло что-то… Что-то очень приятное и нежное.

— А зачем? — Я все еще цеплялась за остатки здравого смысла.

— Да бегает за мной тут одна… Проходу не дает!

— Кто?

— Тсс! — Он приложил палец к губам и украдкой указал на нужную особу.

Напротив, на один ряд дальше нас, у иллюминатора спала невероятно красивая загорелая длинноволосая шатенка. На вид ей было лет семнадцать, и одета она была в золотистую тунику и ярко-зеленые ботильоны. Рядом с ней примостилась ярко-зеленая сумочка. А от обилия золота на шее, пальцах и запястьях слепило глаза.

Это была настоящая восточная принцесса, наподобие Варанаси, той, с которой мы снимались в фильме в Сингапуре.

И это от НЕЕ Леха-Два пытается прикрыться МНОЙ?!

— Не гони, — хихикнула я, покачав головой. — Со мной этот номер не пройдет.

— Конфетка, правда? — улыбнулся Леха, словно прочитав мои мысли. — Но совершенно не в моем вкусе. К тому же ужасный характер — настоящая ведьма. Липучка! От самого Сингапура меня преследует. Даже в самолет за мной увязалась! Мне очень, очень надо ее отпугнуть!

И снова его обаятельная улыбка обезоружила меня, и я подумала, что вкусы действительно бывают разные и о них, как известно, не спорят.

И все-таки я не могла не спросить:

— А почему я?

— Потому что ты вызываешь у меня полное доверие, — сказал Леха-Два, и от этих слов я растаяла и сказала «да».

И только потом подумала, до чего же внешность бывает обманчива. Особенно внешность ничего не представляющих из себя маленьких девочек.

— Я так рад, любимая! — Получив мое согласие, Леха тут же схватил мою руку и прижал к губам. Это получилось у него так естественно, что я вспыхнула и опустила глаза. На мгновение мне показалось, что это не игра, а по-настоящему… Но нет, обман длился ровно мгновение, потому что я увидела вдруг, что Липучка проснулась и смотрит на нас злыми блестящими глазами.

Не меняя позы, Леха-Два хихикнул прямо мне в ладошку и прошептал:

— Отлично, дорогая! Ты великолепная актриса! Ведешь себя как настоящая влюбленная! Продолжай в том же духе!

Он все еще не отпускал мою руку, а я не отнимала ее. Мы посидели так несколько минут — ровно столько, сколько понадобилось Липучке для внимательного изучения своей «соперницы» (то есть меня), а мне — для изучения ее. Я обратила внимание на одну ее странную привычку — пока она поедала меня глазами, ее руки все время двигались, постоянно перекладывая лежащие на столике вещи: мобильник, журнал, очки, ручку, блокнот, — как будто тасовали колоду карт.

Но вот наконец Леха-Два осторожно положил мою руку обратно на подлокотник и произнес:

— Между прочим, меня зовут Эдик.

— Эдик — это Эдуард? — уточнила я.

— Типа того, — шепнул мой возлюбленный.

Но я ни на миг не поверила ему. Парень с такой внешностью не мог быть Эдиком. Он мог быть только Лехой, и баста!

Однако я не стала разоблачать его, а прошептала в ответ:

— А я — Женя.

— Понял! — ответил лже-Эдик — Леха-Два, и теперь по количеству вранья мы сравнялись.

Оглавление

Обращение к пользователям