Смена кавалеров

А потом я достала из рюкзака дневничок, чтобы добавить описание последних событий. А потом я перечитала странички, посвященные нашей с Лехой любви, и перецеловала его отпечатки пальцев. А потом меня сморил сон, я закрыла глаза и некоторое время блаженствовала, представляя, что рядом не Леха-Два, а настоящий Леха. Фантазии так захватили меня, что я нащупала руку соседа и томно, не раскрывая глаз, призналась:

— Милый… Я так люблю тебя!

В ответ мою руку сжали и тряхнули так грубо, что я вскрикнула и открыла глаза.

Сон кончился. На месте Лехи-Два сидел Смыш и поедал меня суровым укоризненным взглядом.

— Миша? — остолбенев, пролепетала я и попыталась освободиться, но он только сильнее стиснул мои пальцы. — Как ты сюда попал?

— Значит, это все-таки ты, — произнес он, и тон его не предвещал ничего хорошего.

— Ну да… А как ты узнал?

— Вообще-то я пришел сказать тебе, что совершенно не хочу с тобой разговаривать! — сердито буркнул Шерлок и отбросил наконец мою руку.

— А… почему? — удивилась я, растирая онемевшие пальцы.

— Сама не понимаешь? Ну и кто ты после этого?

— Больно! — пожаловалась я, встряхивая рукой.

— Больно?! Это еще самое малое, чего ты заслуживаешь! По-настоящему тебе надо бы устроить хорошую трепку! — и он показал мне кулак.

Интересно, чего это он так взбесился?

— Мы места себе не находим, гадаем, куда ты провалилась! Весь аэропорт прочесали, на рейс чуть не опоздали! Разве можно так себя вести?

— Но я не… — начала я, но Миша не слушал.

— Танюсик так ревела, что теперь сидит в темных очках. Сеня, наверное, два кило потерял от расстройства. Чтобы их успокоить, мне пришлось сказать, что ты осталась в Сингапуре, потому что заболела ветрянкой.

Его слова обрушились на меня, как камнепад. Оказывается, мое легкомыслие имело просто катастрофические последствия! А ведь Смыш еще не знал про потерянный паспорт и чужих бабушек…

От стыда и раскаяния мне захотелось сползти под кресло и провести остаток полета там. Но в проходе вдруг возник Леха-Два. Глядя на нас, он с улыбкой ждал, когда Миха освободит место.

— Любимый, погуляй, пожалуйста, еще немножко! — взмолилась я. — Нам надо поговорить!

Леха-Два понимающе кивнул и удалился. Какой же он все-таки чуткий и милый! Настоящий джентльмен. Понимающий, тактичный, внимательный, заботливый. Как из книжки или из фильма. В реальности таких парней не бывает!

Я перевела взгляд на Мишу… Парень из реальности сидел, насупившись, и прожигал спину Лехи-Два злым взглядом.

— Любимый?! — прошипел он, едва Леха-Два отошел подальше. — Кто это такой? И откуда он тут взялся?

— Это… Понимаешь, это… — в растерянности я никак не могла подобрать слов.

Но Смыш уже не слушал. Оттолкнувшись от подлокотников, он рывком поднялся.

— Миша, постой! Это совсем не то, что ты думаешь! — умоляла я, вцепившись в него.

— Это именно то, что я думаю! — отрезал Смыш, вырываясь.

И тогда я взорвалась. Резко дернув за руку, я повалила Смыша обратно на кресло.

А потом скорчила страшную рожу и рявкнула:

— Это по делу, олух ревнивый! По делу, ясно тебе? И мне нужна твоя помощь!

Оглавление

Обращение к пользователям