Дылда и конфетка

Прикрытая спинами друзей и Смышевой газетой, я прошмыгнула в туалет, где начала поспешно разгримировываться. Скорее, скорее, надо превратиться обратно в Сашулю, пока зловредная Женечка не разоблачила меня!

Парик и очки отправились в рюкзак, пластырь и веснушки — в урну и раковину, и вот я, наконец, снова стала самой собой. Почти собой — потому что на переносице остались полоски от пластыря и очков. Однако все это были мелочи и в общем и целом я снова возродилась к жизни.

Поджидавшая меня Танюсик сообщила последние новости:

— Не волнуйся, все в порядке. Смыш слушает твой дневник, а Сеня караулит Бамси. Решил побыть подсадной уткой и схватиться с преступниками лично!

Потом она критически оглядела меня и вынесла вердикт:

— Все равно вы слишком одинаковые с этой Женей. Жилетка, джинсики, кроссовки… Даже футболка такая же! Она тебя вычислит. Вывод?

— Нам с тобой надо поменяться одежками, — сказала я и чихнула.

— Будь здорова! Ты что, заболела? — встревожилась подружка.

— Нет! — сказала я и снова чихнула.

На этот раз Главной феей стала Танюсик, и маленькая Золушка отдалась в ее руки.

— Але ап! — Фея взмахнула бутылкой с колой, и мы снова очутились в туалете.

Несмотря на разницу в росте, размеры у нас с Танюсиком одинаковые — даже ноги, что раньше меня серьезно удручало. Однако теперь это было очень кстати, потому что одежда Феи оказалась Золушке впору.

Вот так Сашуля-Алеха взгромоздилась на ярко-алые немыслимые каблуки, а Танюсик Тычинка опустилась на уровень пола, после чего мы с подругой почти сравнялись. Правда, Танюсиков мини-сарафан был мне по колено, а мои джинсы на подруге превратились в макси-шорты, но это все смотрелось вполне ничего себе.

После этого, конечно же, мы решили заняться макияжем — надо же было довести конспирацию до конца! А нашей гримеркой стали стенды пробников в Duty Free, куда я с огромным трудом доковыляла на Танюсиковых каблуках. Да уж, теперь я полностью поняла Липучку! Перемещаясь, я тоже чуть было не покалечила несколько несчастных. Вернее, счастливых — каким-то чудом им удалось увернуться!

В магазине Танюсик в считаные минуты провела для заинтригованной публики мастер-класс по макияжу. Вначале она испробовала на моем личике целый спектр тонов «Мас» — к носу потемнее, к вискам посветлее. Затем мягкой темно-коричневой подводкой растушевала брови и сделала стрелку на верхних веках. После этого взялась за губы, несколькими мазками телесного блеска превратив их в произведение искусства. А потом заставила меня втянуть щеки и большой круглой щеткой растушевала румяна наискосок под скулами. И провела несколько линий хайлайтером — под бровями и на скулах. Вот что значит профи!

Когда был нанесен последний штрих, изобретательная подружка повернулась к собравшейся вокруг толпе и на удивление бойко скомандовала по-английски:

— А теперь — соревнование по скоростному плетению косичек! Кто хочет принять участие — налетай на эту голову!

К моим волосам потянулись десятки рук, и вскоре все пряди были расхватаны. Пока участницы Танюсикова шоу гомонили и толкались над моей бедной головой, мне оставалось только взвизгивать, кривиться и молиться, чтобы Танюсик не придумала им какой-нибудь бонус вроде «отрежь локон на память».

Вот так на моей голове за две минуты выросло двадцать пять косичек, а двадцать пять участниц получили возможность сфоткаться со своей моделью.

Я снова стала снопом для сельскохозяйственной выставки, но неугомонная Фея на этом не остановилась. Следующим номером программы стало шоу «маникюр за три секунды». На этот раз участницам досталось по одному моему пальцу… Раз-два-три! — и мои ногти засияли всеми цветами радуги.

Но всласть налюбоваться собой любимой в зеркале не получилось: к хорошему вновь примешалось плохое, потому что я вдруг почувствовала, что полностью потеряла нюх. Вокруг благоухали стенды с пробниками самых известных брендов — но для меня мир совершенно лишился запахов, и я оказалась выкинутой из царства ароматов.

Неужели я и в самом деле простудилась?!

От расстроенных мыслей отвлек звонок Смыша. Сообщив, что преступники под присмотром Сени все еще сидят в кафе, он нетерпеливо поинтересовался:

— Вы где?

— Тут! — Оглядевшись, я увидела в двух шагах, рядом со стойкой с прессой, знакомый рыжий чубчик. — Развернись на сто восемьдесят — и увидишь!

Парень с чубчиком крутанулся на пятке, глаза заскользили по лицам, остановились на мне…

Но вместо «пошли, мы опаздываем!» я вдруг услышала, как в телефоне восхищенно присвистнули:

— Ого! Вот это конфетка!

— Кто? — оторопела я — его глаза не отрывались от меня.

— Да есть тут одна… Ничего так. Дылда с косичками… Та, которая руками машет, чтобы лак высох. Ух, какие ножки! Ладно, забей. Так ты где?

— Нигде, — хихикнула «дылда» и поманила его пальчиком с фиолетовым лаком. Надо ли говорить, что за «конфетку» и «дылду» я готова была его расцеловать?

Посмотрели бы вы на его физиономию! Глаза глупо заморгали, лицо покраснело, веснушки побелели, и их владелец так и ринулся ко мне, и я не на шутку испугалась — не решил ли он и в самом деле в меня влюбиться? Особенно после того, как прослушал мой дневник!

Выручила Танюсик. Последним эффектным жестом художника, заканчивающего нетленный шедевр, она водрузила мне на нос темные очки.

ТЕ САМЫЕ!!! С сиреневым ободком и золотыми звездочками…

Все это вместе немного скрасило мне потерю нюха. Однако предаваться восторгам было некогда – не успела я поблагодарить и чмокнуть подругу, как на горизонте снова появилась Женечка.

Как всегда в минуту опасности, мы с лучшей подругой и бывшим соседом по парте встали плечом к плечу и схватились за руки, готовясь либо к битве, либо к бегству.

К счастью, не понадобилось ни того, ни другого. Женечка проплыла мимо, едва скользнув по нашей троице угрюмым взглядом.

Танюсик поежилась:

— Какая все-таки неприветливая девочка. Не хотела бы я иметь ее в подружках.

— И во врагах, — тихо добавил Смыш.

Мы подождали еще немного — не обернется ли мой бывший двойник — и с облегчением перевели дух.

— Сработало! Не узнала!

А потом Смыш покрутил рыжий чубчик и медленно произнес:

— Хотел бы я знать…

— Что? — хором спросили мы с Танюсиком.

И в этот момент я поняла, что с высоты каблуков могу смотреть на хоббита сверху вниз. Это было так прикольно! Оказалось, что сверху уши у него ярко-малиновые в белых веснушках. Интересно, это оттого, что он волнуется, или просто перегрелся на солнышке в Сингапуре? И еще интересно, знает ли он сам об этом или нет? Я вот, например, свои уши сверху никогда не видела. Кстати, надо будет как-нибудь посмотреть!

Я запечатлела забавную картинку на айфоне и высморкалась.

Но хоббит с ярко-малиновыми веснушчатыми ушами ничего не замечал.

— Как она сюда добралась? — задумчиво проговорил он, глядя в спину удаляющейся Женечки.

Но я уже не слушала. Пора было действовать!

— Быстрее, быстрее! — затормошила я друзей.

— Чего — быстрее? — дуэтом спросили Смыш с Тычинкой. До чего же мы все-таки слаженная команда! Хоть в синхронном плавании выступай.

— Надо вернуть мой дневничок! – сообщила я и достала из кармана очередную салфетку для носа.

Оглавление

Обращение к пользователям