Искусство жить с искусством

В центре современной культуры «Гараж» начала работать выставка «Личный выбор», на которой 23 коллекционера открыли, с каким искусством они живут дома и почему выбирают именно егоо

section class=»box-today»»

Сюжеты

Современное искусство:

Перестройка в «Переходе»»

Самое лучшее, что происходило в ушедшем году, было связано с энергией доверия к себе и с личной инициативойй

/sectionsection class=»tags»s»

Теги

Современное искусствоо

/sectionn

Выставка «Личный выбор», открывшаяся в «Гараже», — своего рода социологическое исследование. Говоря о коллекционировании современного искусства в России, принято поминать добрым словом Щукиных, Морозовых и Третьяковых, вздыхать о том, как изменились времена и нравы. Кураторы «Гаража» взялись показать, что российские собиратели искусства вовсе не вымирающий вид (несмотря на жалобы галеристов), а их интересы весьма разнообразны. В подтверждение тезиса 23 коллекционера предоставили из своих собраний по одной работе, характеризующей их вкус и стратегию собирательства..

figure class=»banner-right»»

figcaption class=»cutline»Реклама/figcaption/figuregure

Выставка получилась на редкость респектабельной — ничего скандального или сомнительного, современное искусство в его самом благопристойном виде. Российские художники соседствуют с западными, но и те и другие представлены в основном «тяжелой артиллерией» — в экспозиции оказались классики прошлого века Энди Уорхол и Александр Колдер, бунтарь и борец за свободу Ай Вэйвэй, любители эпатажа братья Чепмен с веселыми черепами, живыми глазами глядящими на вас с огромного панно, самый дорогой фотограф планеты Андреас Гурски. Здесь же любимцы российских кураторов Александр Бродский, AES+F, Мамышев-Монро, Олег Кулик, Валерий Кошляков, Сергей Братков, шестидесятники Шварцман и Целков. Разнообразие техник (от живописи до лайтбоксов) и жанров не дает заскучать, а развеска на сетчатых перегородках, как в музейных запасниках, создает множественные пространственные переклички..

1

«Пять лиц» Олега Целкова из собрания Игоря Цуканова, «Лозунг» Сергея Браткова из собрания Владимира Смирнова и редкий для наших широт автор — Александр Колдер: скульптура «Треугольники», принадлежащая Константину Григоришинуу

Фото: Виктор Зажигинн

Состав коллекционеров тоже разнороден — от олигарха и владельца «Гаража» Романа Абрамовича до хирурга Михаила Алшибая. Все представленные собрания сложились в последнюю четверть века, с тех пор как коллекционирование искусства стало сначала доступным, а затем и модным увлечением бизнес-сообщества. Но вот мотивы и стратегия собирательства у всех разные..

Начало многих коллекций связано с прагматической задачей украшения интерьера. Но в какой-то момент свободные стены заканчиваются, и подобранные работы так и застывают на правах декоративного убранства либо увлекают своих владельцев на путь бесконечного поиска, пополнения и обновления..

В 1990-е годы повальным увлечением коллекционеров были так называемые художники «Родной речи», то есть те, чьи работы в репродукциях публиковались в учебниках и висят в Третьяковке, а потому хорошо знакомы даже непосвященным. Айвазовский, Репин, Шишкин, Коровин, Левитан были самыми желанными авторами в первых домашних музеях. Одни собиратели сохранили любовь к XIX веку и поныне, другие же, все больше погружаясь в арт-среду с выставками, ярмарками, мастерскими живых художников, переменили вкусы. Так произошло с известными коллекционерскими парами — Иветой и Тамазом Манашеровыми и Екатериной и Владимиром Семенихиными. Принцип Манашеровых — искать «своих» художников, собирать максимум информации о каждом, поэтому вместе с произведениями в их собрание попадают графика, дневники и личная переписка. Семенихины, основавшие фонд культуры «Екатерина», ищут в современном искусстве произведения, в которых сильна эстетическая составляющая. По их мнению, искусство, каким бы концептуальным и актуальным оно ни было, должно оставаться визуально привлекательным, должно быть сделано с определенным мастерством и быть интересно для восприятия..

1

Коллекционер Маргарита Пушкина около скульптуры из своего собрания — «Растянутой женщины № 2» Эвана Пеннии

Фото: Виктор Зажигинн

Иногда, увлекаясь, коллекционер входит в число профессиональных работников арт-индустрии. Директор ярмарки Cosmoscow, цель которой — привозить в Москву западное искусство высокого уровня (первая ярмарка прошла в 2010 году, вторая намечена на ближайшую осень), Маргарита Пушкина считает, что коллекционирование — это путь развития самого коллекционера. «С того момента, как я стала интересоваться современным искусством, для меня начался очень серьезный познавательный процесс. Я стала много ездить, читать, интересоваться художниками, и именно это меня и привлекает в коллекционировании. Развивается вкус и начинают вызывать симпатию более концептуальные вещи. Например, со временем я полюбила медийные технологии: мне нравится видеоарт. Это уже не декоративная вещь для интерьера, но то, от чего я действительно получаю удовольствие», — говорит она. Развивающийся вкус приводит к вещам, которые непосвященному могут показаться странными. На выставке в «Гараже» Маргариту Пушкину представляет «Растянутая женщина № 2» Эвана Пенни, художника из Южной Африки, работающего в Канаде. Это гиперреалистическая скульптура из силикона с использованием натуральных волос и пигментов. «Когда работа только приехала ко мне домой из галереи и еще лежала в ящике, с ней было связано много смешных историй, поскольку гости ее побаивались и называли странной и ужасной. Да и для меня на тот момент такая покупка была смелым поступком. Но объектом коллекционирования могут быть разные вещи. И я объясняла всем, кто ужасался, что не надо относиться к искусству так серьезно. Это же весело! В этом меня всегда поддерживал мой маленький сын, который хохотал, глядя на “Растянутую женщину”. Но сейчас люди уже так не реагируют. Вырабатывается визуальный опыт в области современного искусства, и мы оказываемся все больше подготовлены к любым экспериментам художников», — рассказывает Пушкина..

1

«Политическая зона» выставки — «Наташа с бюстом Сталина» Комара и Меламида из коллекции Дарьи Жуковой и Романа Абрамовича и «Ленин» Энди Уорхола из собрания Владислава Доронинаа

Фото: Виктор Зажигинн

Нередко коллекционирование так затягивает, что появляются амбиции создать свой музей. Такой подход, с одной стороны, накладывает определенную ответственность в выборе работ, но, с другой — позволяет стать сотворцом истории современного искусства. Игорь Маркин начал собирать коллекцию лет двадцать назад, когда появились первые свободные деньги, новая квартира и пустые стены, которые хотелось чем-то заполнить. По случаю он купил две работы художников-шестидесятников — Владимира Яковлева и Анатолия Зверева. Зверев, как выяснилось позже, оказался фальшивым, а Яковлева до сих пор можно увидеть в его музее Art4.ru неподалеку от Никитских ворот. Решив создавать музей, сначала Маркин покупал лучшие вещи лучших художников, но, натренировав глаз, теперь собирает работы молодых и радуется, когда впоследствии художник становится известным, подтверждая правильность выбора. С портретом поэта Льва Рубинштейна в московском метро авторства Семена Файбисовича, который Маркин предоставил для выставки, связана почти мистическая история. Коллекционер увидел картину в кабинете директора Манежа и уговорил ее продать. А через месяц в Манеже случился пожар, и директорский кабинет вместе со всем, что там было, сгорел. А эта работа оказалась спасена для истории..

1

«Знаки, принятые за чудеса» Кенделла Герса составлены из полицейских дубинок, из собрания Андрея Третьяковаа

Фото: Виктор Зажигинн

Принцип покупать самое лучшее (и самое дорогое) — стратегия похвальная, правда не всем доступная. Но именно благодаря ей на выставке в «Гараже» можно увидеть «Ленина» звезды поп-арта Энди Уорхола из собрания Владислава Доронина, «Треугольники» знаменитого американского скульптора первой половины ХХ века Александра Колдера из собрания украинского бизнесмена Константина Григоришина и впечатляющую скульптурную композицию Ай Вэйвэя «Круг животных / Головы знаков зодиака: золотые» из собрания Леонида Фридлянда. Впрочем, большинство коллекционеров упорно отрицают инвестиционную составляющую своего увлечения, делая упор на страсть, а рост цен на выбранных художников рассматривая как приятный бонус. «Когда я покупаю искусство, у меня в голове нет калькулятора и четких процентов роста, — рассказывает Маргарита Пушкина. — Но сейчас, имея опыт собирательства, я опираюсь на свои знания и уверена, что художники, которых я выбираю, интересные, перспективные и коммерческий потенциал у них есть. Когда я покупала скульптуру Эвана Пенни, он уже был довольно популярен, и я не отслеживала специально ценовые изменения. Но когда через пять лет мне понадобилась страховая оценка и я связалась с галереей, в которой купила работу, оказалось, что цена выросла в три раза. Это стало приятной неожиданностью»..

Оглавление

Обращение к пользователям