27

Потому что во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь.

Книга Екклесиаста 1, 18

И начал Иов и сказал: Погибни день, в который я родился, и ночь, в которую сказано: зачался человек.

Книга Иова 3,2-3

Глаза мне заволокло туманом, голова закружилась, ноги стали ватными. Джерри прикрикнул:

— Эй, ты это прекрати! — обнял меня за плечи и втащил внутрь, сильно хлопнув дверью.

Он не дал мне упасть, встряхнул и ударил по щеке. Я потряс головой и наконец отдышался. Раздался голос Кейти:

— Отведи его куда-нибудь, пусть приляжет.

Я встряхнулся:

— Я в порядке. Просто на секунду нашло какое-то затмение.

Я огляделся. Мы стояли в прихожей дома Фарнсуортов.

— Ты просто плюхнулся в обморок, вот что с тобой произошло. И не удивительно, ты же пережил такой шок. Пошли-ка в гостиную.

— Пойдем. Привет, Кейти. Ну до чего же приятно снова видеть тебя.

— Тебя тоже, дорогой.

Она подошла ко мне, обняла и расцеловала. Я снова ощутил, что хоть Марга для меня — все, но Кейти тоже женщина того сорта, который можно назвать «моим». И Пат — тоже. Марга, как бы я хотел, чтобы ты познакомилась с Пат! (Марга!!!)

Гостиная казалась пустой. Мебель была недоделана, окна отсутствовали, камин — тоже. Джерри сказал:

— Кейти, устрой-ка нам «Ремингтон-два», ладно? А я пока приготовлю выпить.

— С удовольствием, милый.

Пока они занимались своими делами, ворвалась зареванная Сибил, кинулась мне на шею (чуть с ног не сбила; эта девочка весит изрядно) и расцеловала. Правда, поцелуй был мимолетный, не то что благословенный дар Кейти.

— Мистер Грэхем! Вы сработали просто потрясно! Я смотрела все. Вместе с сестрой Пат. Она тоже думает, что вы — молоток!

Левая стена превратилась в «пейзажное окно» с видом на горы; у противоположной — появился камин из дикого камня с веселым огнем, такой же, как в прошлый раз. Только потолок казался значительно ниже. Что касается мебели и другого убранства, то они были такими же, какими их показывал «Ремингтон-два» раньше. Кейти отошла от пульта управления.

— Сибил, отпусти его. Алек, немедленно сядь. Отдохни.

— Олл райт! — Я сел, — Э… это Техас? Или все еще ад?

— Это дело вкуса, — ответил Джерри.

— А есть ли разница? — спросила Сибил.

— Трудно сказать, — проговорила Кейти. — Ну не думай ты об этом сейчас, Алек. Я тоже смотрела передачу и вполне согласна с девочками. Я гордилась тобой.

— Да, он твердый орешек, — вмешался Джерри. — Мне не удалось поколебать его ни на йоту. Алек, ты твердолобый упрямец, я из-за тебя три пари продул! — появилась выпивка. Джерри поднял стакан. — За твое здоровье!

— За Алека!

— Ура! Ура!

— Ладно, выпьем за меня, — согласился я и отхлебнул здоровенный глоток «Джека Дэниэлса». — Джерри? Но вы же не…

Он широко улыбнулся. Сшитый на заказ костюм ранчеро исчез; сапожки, какие носят на Западе, уступили место раздвоенным копытам, в волосах проросли рога, кожа заиграла темно-красным огнем, отливая маслянистым блеском и туго обтягивая мощную мускулатуру. Между ног вылез несообразно огромный фаллос.

Кейти сказала мягко:

— Я думаю, ты убедил его, милый. Это не самое приятное из твоих обличий.

Традиционный дьявол тут же исчез, превратившись в знакомого мне техасского миллионера.

— Так-то гораздо лучше, — хихикнула Сибил. — Папочка, а зачем тебе понадобился этот малоаппетитный образ?

— Таков устойчивый стереотип. Впрочем, обличье, которое я ношу в данный момент, больше подходит для нашей обстановки. Вам тоже не мешало бы облачиться в техасский наряд.

— А нужно ли? Я полагаю, Патти уже достаточно приучила мистера Грэхема к виду обнаженного тела.

— Ее тело — это не твое тело. И поторопись, а не то я поджарю тебя на завтрак.

— Папочка, ты обманщик! — Сибил вырастила на себе голубые джинсы и бюстгальтер, даже не вставая с кресла. — Мне надоело быть тинэйджером, и я не вижу причин продолжать разыгрывать эту шараду. Святой Алек знает, что его надули.

— Сибил, а не много ли ты болтаешь?

— Дорогой мой, Сибил, возможно, и права, — спокойно вмешалась Кейти.

Джерри покачал головой. Я вздохнул и сказал то, что должен был сказать:

— Да, Джерри, я знаю, что меня обманули. Те, кого я считал своими друзьями. И друзьями Марги — тоже. Значит, за всем этим стояли вы? Тогда — кто я такой? Иов?

— И да, и нет.

— Что вы хотите этим сказать… ваше величество?

— Алек, нет необходимости называть меня так. Мы встретились как друзья. Надеюсь, что мы и останемся друзьями.

— Как же мы можем быть друзьями? Если я Иов… Ваше величество, где моя жена?

— Алек, я и сам очень хотел бы знать. Твои мемуары дали мне кое-какие ключи для отгадки, и я их сейчас использую. Но пока ничего не знаю наверняка. Ты должен набраться терпения.

— Э… черт побери, не могу я больше терпеть! Какие ключи? Объясните мне! Неужели вы не видите, что я схожу с ума?!

— Нет, не вижу, потому что ты не сходишь с ума. Я тебя только что поджаривал на медленном огне. Я довел тебя до точки, когда ты должен был сломаться. Но тебя нельзя сломать. И тем не менее, ты не можешь помочь мне в поисках твоей жены, во всяком случае, в данное время. Алек, тебе следует вспомнить, что ты человек… а я — нет. Я обладаю такими силами, которые ты не можешь даже вообразить. Но у меня есть и такие ограничения действия этих сил, которых ты тоже представить себе не можешь. Поэтому сохраняй спокойствие и слушай, что тебе говорят.

Я твой друг. Если ты этому не веришь, можешь покинуть мой дом и сражаться в одиночку. Там, на берегу лавового озера, всегда можно найти работу, если ты в состоянии выдержать вонь серы. Ты можешь искать Mapiy собственными методами. Я вам ничем не обязан, поскольку не я виновен в ваших бедах. Поверь мне.

— Э… я очень хотел бы вам поверить.

— А может быть, ты поверишь Кейти?

Кейти тут же включилась в разговор:

— Алек, старик говорит тебе истинную правду. Не он наслал на тебя беды и невзгоды. Дорогой, тебе когда-нибудь приходилось перевязывать больную собаку… когда бедняжка в своем неведении срывает зубами бинт и тем ранит себя сильнее?

— Э-э… приходилось. (Мой пес Брауни… мне тогда было двенадцать. Брауни погиб).

— Так вот, не будь таким, как твой бедный пес. Поверь Джерри. Для того чтобы помочь тебе, ему придется сделать нечто, превышающее твое понимание. Можешь ли ты указывать нейрохирургу, делающему операцию на мозге? Посмеешь ли хотя бы заикнуться?

Я печально улыбнулся и, протянув руку, погладил ее пальцы.

— Попытаюсь быть послушным, Кейти. Буду стараться изо всех сил.

— Да уж, попытайся ради Марги.

— Я сделаю это. Гм… Джерри, я всего лишь человек и многого не понимаю — но можете ли вы рассказать мне хоть что-нибудь?

— Что смогу, то скажу. С чего начать?

— Когда я спросил, не Иов ли я, вы сказали «и да, и нет». Что вы имели в виду?

— Ты и в самом деле второй Иов. Что касается настоящего Иова — должен признаться, что я был одним из его мучителей. На этот раз — нет. Я не слишком горжусь теми способами, к которым прибегал, изводя Иова. Не слишком горжусь и теми ситуациями, в которые позволял вовлечь себя своему братцу Иегове, когда делал за него всю грязную работу, начиная от праматери Евы. Да и до нее были делишки, о которых у меня нет желания распространяться. Однако меня всегда легко было уговорить побиться об заклад… по любому поводу… и этой слабостью я тоже не очень горжусь. — Джерри поглядел в огонь и предался воспоминаниям: — Ева была очаровательна. И как только я ее увидел, сразу же понял, что Иегова наконец-то сварганил существо, достойное настоящего Художника. Уже много позже я выяснил, что основную часть дизайна он стащил.

— КАК? Но…

— Не перебивай меня, парень. Большая часть ваших ошибок — которые мой братец активно поощряет — проистекает из веры в то, что ваш Бог един и всемогущ. На самом же деле мой братик, как и я, разумеется, не больше чем капрал в техническом управлении при главнокомандующем. И я должен прибавить, что тот великий, о ком я думаю как о главнокомандующем, президенте, высшей силе, возможно, является лишь рядовым еще более высокой силы, представить которую мне не дано.

За этой тайной лежит множество других. Бесконечная процессия тайн. Но тебе не нужно знать окончательные ответы — если таковые вообще существуют, — да и мне тоже. Ты хочешь знать, что произошло с тобой и… с Маргой. Яхве пришел ко мне и предложил заключить то же самое пари, которое мы заключали насчет Иова, уверяя, что у него есть последователь, который гораздо упрямее, чем Иов. Я отказался. Пари насчет Иова доставило мне мало удовольствия. Задолго до того, как история с Иовом подошла к концу, я утомился от необходимости непрерывно лупить этого несчастного олуха дубиной по башке. Так что на этот раз я сказал брату, чтобы он искал простаков для своих жульнических игр где-нибудь в другом месте.

И только после того, как я увидел вас с Маргой, пробирающихся вдоль межштатного сорокового, голых, как новорожденные котята, и таких же беззащитных, я понял, что Яхве все же нашел кого-то другого, с кем можно сыграть в эту грязную игру. Поэтому я привез вас сюда и продержал у себя неделю или около того…

— ЧТО?! Мы же пробыли тут всего одну ночь!

— Не дергайся! Я продержал вас достаточно долго, чтобы извлечь из вас всю информацию до донышка, а потом отпустить восвояси… вооружив кое-какими соображениями, которые помогли бы вам немножко… Да, по правде говоря, вы и без них справлялись неплохо. Ты ведь крутой сукин сын, Алек. Мне даже захотелось глянуть на ту суку, которая тебя родила. А она действительно сука, и очень крутая. Эта мегера и твой милый мягкий отец дали жизнь существу, способному выжить. Так что я тебя отпустил с легким сердцем.

Меня известили, что ты направляешься сюда — у меня повсюду шпионы. Чуть ли не половина личного состава штаба моего брата — шпионы-двойники.

— И святой Петр?

— А? Нет, Пит — нет! Пит славный старик, самый истинный христианин на небесах, а заодно и на Земле. Трижды он предал своего босса, ну и расплачивается за это до сих пор. В высшей степени доволен, что он на «ты» со своим Мастером во всех трех его обычных ипостасях. Мне Петр ужасно нравится. Если когда-нибудь он расстанется с моим братцем, то у меня всегда найдется для него работа.

Потом ты появился в аду. Ты помнишь мое приглашение, в котором я упомянул об аде?

(…Поищи меня. Обещаю тебе самое горячее гостеприимство…)

— Да!

— Я сдержал слово? Будь осторожен в выражениях, ибо сестрица Пат нас, конечно, подслушивает.

— Ничего она не подслушивает, — возразила Кейти. — Пат настоящая леди. И вовсе не похожа на некоторых. Дорогой, я могу сократить твой рассказ. Ведь Алек хочет знать, почему его преследуют, как преследуют и что ему теперь делать в отношении Марги. Алек, ответ на вопрос «почему» очень прост. Тебя выбрали по той же причине, по которой отбирают быка для корриды: Яхве решил, что ты можешь выиграть. Ответ на вопрос «как» тоже прост. Ты был прав, когда подумал, что стал параноиком. Параноиком, но не безумцем; против тебя действительно был организован заговор. Каждый раз, когда ты приближался к разгадке, вся эта неразбериха начиналась сызнова. Как с тем миллионом долларов. Мелкие фокусы-покусы вроде того, что деньги у вас не держались, чтобы еще больше задурить вам головы. Я думаю, что это объясняет все, кроме того, что же тебе делать. Единственное, что тебе остается, — верить Джерри. Возможно, у него ничего не получится… это ведь очень опасное дело… но он постарается…

Я глядел на Кейти со все возрастающим уважением и некоторым трепетом. Она упоминала о вещах, о которых я никогда не разговаривал с Джерри.

— Кейти? А ты человек? Или ты… э-э… тоже из падших с Трона? Или вроде того?

Она захихикала:

— Впервые кто-то заподозрил такое. Я человек, и даже слишком человечна, Алек, милый. Кроме того, я тебе знакома. Ты обо мне много чего знаешь.

— Я знаю о тебе?

— А ты припомни хорошенько. Апрель одна тысяча четыреста сорок шестого года до рождения Иешуа из Назарета…

— Ты думаешь, что я смогу что-то вспомнить по таким неполным данным? Увы.

— Тогда попробуем иначе: ровно сорок лет спустя после исхода из Египта детей Израиля.

— Завоевание Земли Ханаанской!

— Ну наконец-то! Теперь вспомни книгу Иисуса Навина, главу вторую. Как меня звали, кем я была? Кто я — матерь, жена или девушка?

(Одна из известнейших историй в Библии! Неужели она?! И я говорю с ней?)

— Э-э… Раав?

— Блудница Иерихонская. Это я и есть. Я прятала у себя в доме генералов Иисуса и тем самым спасла своих родителей, братьев и сестер от гибели. Ну а теперь скажи мне, что я «недурно сохранилась»!

Сибил хихикнула:

— Ну говори же! Давай!

— Нет, правда, Кейти, ты здорово сохранилась. Это ведь было более трех тысяч лет назад, вернее, более трех тысяч четырехсот лет — и хоть бы морщинка! Во всяком случае, их очень мало…

— «Очень мало»! Не будет тебе завтрака!

— Кейти, ты прекрасна и отлично умеешь этим пользоваться. Ты и Маргрета можете соревноваться в борьбе за первое место.

— А на меня вы смотрели? — яростно вмешалась Сибил. — У меня, знаете ли, есть свои фанаты! Ну а мне на самом деле больше четырех тысяч лет! Старуха!

— Нет, Сибил. История, как расступилось Чермное море, произошла в 1491 году до Рождества Христова. Добавим время до Второго пришествия — 1994 год после Рождества Христова, затем еще семь лет…

— Алек!

— Да, Джерри?

— Сибил права. Ты просто не заметил, как летит время. Тысяча лет, разделяющая Армагеддон и Войну на небесах, уже наполовину миновала. Мой брат в образе Иисуса Христа правит на Земле, а я закован и брошен в бездну огненную на всю эту тысячу лет.

— Что-то вы не выглядите закованным. А нельзя ли еще капельку «Джека Дэниэлса»? Я совсем запутался…

— Я перестал шляться на Землю и обратно, бродить по ней туда и сюда, для этого я закован достаточно. Яхве завладел ею на краткий срок, после которого он разрушит ее. Его игры меня не касаются, — Джерри пожал плечами. — Я отказался принять участие в Армагеддоне. Я сказал, что для этого у него вполне хватит шпаны, воспитанной в его собственном доме. Алек, поскольку мой брат сам пишет все сценарии, то предполагалось, что я буду драться яростно, ну как Гарвард, а потом все же проиграю. Мне это все изрядно поднадоело. Он решил, что я предприму еще одну попытку нападения в конце нынешнего тысячелетия, дабы его пророчества полностью оправдались. Эту Войну на небесах он предсказал в Откровении Иоанна. Но я не собираюсь участвовать в таком деле. Своим ангелам я сказал, что они могут, если захотят, создать свой Иностранный легион, но я это время пересижу дома. Какой смысл идти в бой, если исход битвы предрешен за тысячу лет до свистка судьи?

Джерри внимательно следил за выражением моего лица в продолжение всего разговора. Вдруг он резко оборвал свой рассказ:

— Ну, и что еще тебя интересует?

— Джерри… если прошло уже пятьсот лет с тех пор, как я потерял Маргрету, то все бесполезно. Не так ли?

— Проклятие! Парень, разве я не просил тебя не пытаться вдумываться в то, в чем ты ни уха ни рыла не смыслишь? Неужели я стал бы работать над совершенно безнадежной проблемой?

Тут его остановила Кейти.

— Джерри, я только-только успокоила Алека, а ты его снова взвинтил.

— Извини.

— Ну ты же не нарочно. Алек, Джерри грубоват, но он прав. Для тебя, если бы ты действовал в одиночку, дело было бы заранее проиграно, но с помощью Джерри ты можешь надеяться, что отыщешь Маргу. Не наверняка, но надежда все же есть, и можно рискнуть. И время тут ничего не значит. Что пятьсот лет, что пять секунд. Тебе не надо ничего понимать, твое дело — верить.

— Отлично. Буду слепо верить. Иначе и капли надежды не останется.

— Нет, надежда как раз есть. Все, что от тебя требуется, — сохранять спокойствие.

— Постараюсь. Только очень боюсь, что мы с Маргой уже никогда не обзаведемся собственным сатуратором для газировки и стойкой с закусками где-нибудь в Канзасе.

— А почему бы и нет? — спросил Джерри.

— А пятьсот лет? Там, небось, и говорят теперь на другом языке. И не осталось никого, кто мог бы отличить горячий фадж-санде от вяленой козлятины. Переоценка ценностей.

— Тогда вы заново изобретете горячий фадж-санде и заработаете на нем кучу денег. Не будь таким пессимистом, сынок.

— А не желаете ли полакомиться горячим фадж-санде прямо сейчас? — спросила Сибил.

— Его лучше не мешать с «Джеком Дэниэлсом», — посоветовал Джерри.

— Спасибо, Сибил… но я боюсь, что разревусь над ним. Оно у меня ассоциируется с Маргой.

— Тогда не надо. Сынок, выпивку и ту плохо разбавлять слезами, а уж плакать прямо в горячий фадж-санде — распоследнее дело.

— Так дадут мне все-таки закончить повесть о моей порочной юности или так никто и не хочет ее выслушать?

Я отозвался:

— Кейти, я внимательно слушаю. Итак, ты договорилась с Иисусом Навином…

— Вернее, с его шпионами. Алек, милый, тому, чьим уважением и любовью я дорожу (я имею в виду, в первую очередь, тебя), я кое-что должна пояснить. Некоторые из тех, кто знает, кто я такая, а еще больше те, кто об этом не подозревают, считают блудницу Раав предательницей. Предательство во время войны, предательство собственных сограждан и все прочее… Я…

— Я так никогда не думал, Кейти. Иегова решил, что Иерихон падет. Раз так было задумано, ты все равно ничего изменить не могла. То, что ты сделала, было сделано ради спасения отца, матери и ребятишек.

— Да, но, кроме того, еще многое имело значение. Патриотизм — концепция куда более поздняя. А тогда в Земле Ханаанской лояльность, кроме привязанности к родным и близким, существовала лишь в виде персональной преданности какому-нибудь вождю — обычно удачливому воину, который сам выдвигал себя в «короли». Алек, проститутки не обладают… не обладали… лояльностью такого сорта.

— Вот как? Кейти, несмотря на то, что я обучался в семинарии, я не имею четкого представления о том, какова была жизнь в те далекие времена. Поэтому я все рассматриваю с точки зрения канзасских реалий.

— Она не так уж сильно от них отличалась. Проститутка в те времена и в тех местах была или храмовой проституткой, или рабыней, или частным предпринимателем. Я, например, была свободной женщиной. Свободной! Шлюхи не воюют с городским начальством — это им не по карману. К тебе заходит королевский офицер и требует, чтоб ты дала ему задарма, да еще поставила выпивку. То же самое относится к городским патрулям — копам. То же — и ко всяким там политикам. Алек, я скажу тебе правду: мне приходилось больше давать даром, чем за плату, и частенько получать фонарь под глазом в виде премии. Нет, я не испытывала чувства лояльности в отношении Иерихона. Евреи не более жестоки, зато они были куда чище.

— Кейти, я не встречал ни одного протестанта, который думал бы о Раав плохо. Однако меня уже давно интересует одна деталь в ее… в твоей истории. Твой дом находился на городской стене?

— Да. Это было не слишком удобно для домашних дел — приходилось таскать воду наверх по этим бесконечным ступенькам — зато удобно для бизнеса, да и арендная плата за помещение невелика. Именно то, что я жила на стене, и помогло мне спасти агентов генерала Иисуса. Я воспользовалась бельевой веревкой — они вылезли из окна. Кстати, свою веревку я обратно так и не получила.

— Как высока была эта стена?

— Что? Честное слово, не помню. Но она была очень высока.

— Двадцать локтей.

— Неужели, Джерри?

— Я там бывал. Профессиональный интерес. Впервые психическая атака применялась в комбинации со звуковым оружием.

— Я вот почему спросил, Кейти: Книга утверждает, что ты собрала всех своих родичей в доме и вы оставались там, пока шла осада.

— Конечно, семь ужасных суток. Мы так договорились со шпионами израильтян. В доме было две крошечные комнатки, где практически невозможно разместить троих взрослых и семерых ребятишек. У нас кончилась еда, кончилась вода, дети плакали, а мой отец жаловался на судьбу. Он с радостью брал деньги, которые я ему давала: имея семерых детей, он очень нуждался. Но ему было противно оставаться со мной под одной крышей, когда я обслуживала мужиков. Особенно он брезговал спать на моей кровати. На моем станке. Ничего, все равно храпел на ней, а я спала на полу.

— Значит, вся твоя семья была дома, когда стены с грохотом обрушились?

— Да, конечно. Мы не осмеливались уходить до тех пор, пока эти два шпиона не пришли к нам. Мой дом был отмечен красной веревкой, свисающей из окна.

— Кейти, твой дом был на стене высотой двадцать футов. Библия сообщает, что стены рухнули, рассыпавшись в пыль. Неужели никто из вас не пострадал?

— Нет, конечно. Никто.

— Разве дом не разрушился?

— Нет. Алек, это ведь было так давно. Но я хорошо помню и рев труб, и вопли израильтян, и как земля задрожала, когда обрушились стены. Но мой дом остался цел.

— Святой Алек!

— Да, Джерри?

— Все-таки тебе следовало бы лучше разбираться в таких делах, ты же у нас святой. Произошло обыкновенное чудо. Если бы Иегова не швырялся чудесами направо и налево, израильтяне никогда бы не покорили народ Земли Ханаанской. Эта банда оборванцев-оки[242] попадает в богатейший край городов, окруженных стенами… и не проигрывает ни одного сражения. Чудеса да и только! Спроси ханаанцев. Если, понятно, тебе удастся разыскать хоть одного. Мой братик регулярно предавал их мечу, за исключением тех редчайших случаев, когда молодых и красивых обращали в рабство.

— Но это же земля обетованная, Джерри, а они — его избранный народ.

— Они действительно были его избранным народом. Конечно, быть избранным Яхве — не такое уж большое счастье. Надо думать, ты достаточно хорошо изучил Книгу и сам знаешь, сколько раз он их обманывал. Мой брат — в общем-то, личность весьма… жуликоватая.

Я уже порядком принял «Джека Дэниэлса», да и потрясений хватало. Богохульство Джерри, к тому же выраженное походя, взбесило меня.

— Господь Бог Иегова — справедливый Бог!

— Значит, тебе никогда не приходилось играть с ним хотя бы в шарики. Алек, «справедливость» — отнюдь не божественная концепция; это человеческая иллюзия. В самой основе христианско-иудейского кодекса заложена несправедливость: он зиждется на козлах отпущения. Идея жертвоприношения козлов отпущения красной нитью проходит сквозь весь Ветхий Завет, а своего пика она достигает в Новом Завете в образе Спасителя, мученика, искупающего грехи других. Как можно достигнуть справедливости, перекладывая свои грехи на плечи другого? Не имеет значения, барашек ли это, которому, согласно ритуалу, перерезают глотку, или мессия, прибитый гвоздями к кресту и умирающий за грехи человеческие. Кто-то должен был сказать всем последователям Яхве — иудеям и христианам, — что такой штуки, как бесплатная закусь, не бывает.

А может, и бывает. Находясь в кататоническом состоянии так называемой благодати, в момент смерти или при последнем вопле трубы, вы попадаете на небеса. Верно? Ты же сам попал туда таким образом, не так ли?

— Правильно. Мне-то просто повезло. Ибо перед этим длинный список моих грехов пополнился весьма основательно.

— Итак, долгая и греховная жизнь, за которой следуют пять минут пребывания в состоянии благодати, ведет вас прямо на небеса. С другой стороны, долгая и честно прожитая жизнь, наполненная добрыми делами, прерванная внезапным взрывом чувств и случайным упоминанием всуе имени Господа с последующим инфарктом, приводит к тому, что ты оказываешься проклятым на веки вечные. Разве не такова система?

Я упрямо сказал:

— Да, если читать и понимать Библию буквально, то система выглядит именно такой. Но пути Господни неисповедимы…

— Для меня ничего неисповедимого там нет, дружище. Я его знаю слишком давно. Это его мир, его законы, его поступки. Его правила непреложны, а каждый, кто их соблюдает, имеет право на награду. Но это вовсе не значит, что они справедливы. Как ты оцениваешь его поступки по отношению к Марге и к тебе самому?

Я с трудом перевел дух.

— Это я пытаюсь понять с самого Судного дня… и «Джек Дэниэлс» тут плохой помощник. Нет, не думаю, что я подписывался под таким контрактом.

— Нет, как раз подписывался!

— Как это?

— Мой брат Яхве в облике Иисуса сказал: «Молитесь же так…» Ну, валяй говори дальше сам!

— «Отче наш, сущий на небесах! Да святится имя Твое; да при-идет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе…»

— Довольно! Остановись на этом месте: «Да будет воля Твоя». Ни один мусульманин, говорящий, что он раб Аллаха, никогда не произносил столь всеобъемлющего обета. В такой молитве вы как бы сами приглашаете его пуститься во все тяжкие. С вашей стороны это чистейший мазохизм. Вот отсюда и проистекает испытание Иова, сынок. С Иовом обращались в высшей степени несправедливо… день за днем, в течение многих лет… Я-то знаю, я там был. Я действовал, а мой дражайший братец стоял рядом и позволял мне издеваться. Позволял? Нет, он науськивал меня, он виновен в происходившем, он соучастник преступления, он его планировал и организовывал!

Теперь пришла твоя очередь. Во всем, что с тобой произошло, виноват твой Бог. Проклянешь ли ты его? Или приползешь на брюхе, подобно побитой собаке?

 

[242]«Оки» — презрительная кличка разорившихся оклахомских фермеров.

Оглавление

Обращение к пользователям