Глава первая. Загадок все больше

После работы, устав от тяжелых мыслей, я забрела в наше летнее кафе под ярко-красными тентами. Выбрав самый крайний столик, небрежно перекинула плащ через спинку кресла и села в другое, спиной к посетителям. Ждала официанта и разглядывала стену ровно остриженных кустов, которые нежно цвели зонтиками мелких розовых бутонов с медовым запахом.

Это местечко нашли еще мы с Дашей и часто здесь отдыхали. Но сегодня расслабиться и попить любимый кофе не получилось, вместо этого я накрутила себя так, что вместо обычной усталости чувствовала дикий прилив гнева и желание высказать нашему и.о. накопившиеся претензии.

Пятки под столиком бесшумно, но угрожающе отбивали что-то агрессивное, если бы мне сейчас попался Кирилл Борисович, вряд ли он ушел бы отсюда таким же целым, каким явился. Адреналин струился по жилам, призывая наконец навести порядок в своей жизни.

Сколько можно терпеть? Да и зачем?

Я нарочно пришла на целый час раньше обговоренного с Максом времени. Вместо того чтобы съездить домой, переодеться и подготовиться, как положено перед свиданием, предпочла спокойно посидеть в толпе, где, как известно, одиночество самое неподдельное. Но я ошиблась и накрутила себя так, что получился дикий гнев, подогреваемый воспоминаниями о сегодняшней драке. А ведь надеялась отдохнуть…

Нервно кусая губы, я жалела, что не грохнула кулаком о стол, когда и.о. вВ очередной раз говорил мне гадости. Промолчала. А теперь какой смысл переживать? Как говорится, после драки кулаками не машут.

В сумке пиликнул телефон. Я выдернула его из бокового кармашка и посмотрела на экран, пальцем нажимая символ сообщений.

Дашка?

Дашка! С нежностью вздохнула. Как это на нее похоже: прислать коротенькое сообщение, когда я тут извелась в ожидании новостей. «Что тут скажешь?В – думала я, улыбаясь. По словам Юльки, ДашаВ – та самая подруга, которой в старости можно будет позвонить и заорать: «Ну че, старая перечница, куда пойдем пенсию тратить?!»

Сообщение гласило: «Сама себе не верю! Такого не бывает! Как ты?».

На главный вопрос, как она там, я ответ получила…

После эсэмэски Даши стало легче, и последние события уже не казались такими мрачными. Я покачала головой. Гнев на директора исчез, когда я переключилась на мысли о скоропалительном браке Дашкинса…

Да, ей повезло. Конечно, такие слишком невозмутимые мужчины, как ее Тео, не в моем вкусе, зато она от него без ума, а большего и не надо.

Так… А что надо мне?..

Вот иногда сидишь вечерами одна-одинешенька и думаешь. Ведь самое страшное, что ничего не было и больше не будет, ни любви, ни радости. В жизни есть только работа, от которой тошнит, и больше ничего. Но посмотришь на счастливую Дашу, и как-то легче становится.

Надежда, что такое же счастье когда-нибудь будет и у меня, греет душу и дает силы жить дальше. А я сейчас как никогда нуждалась в поддержке, ведь все такое унылое! Сюда бы Юлю. Я позвонила подруге, но никто не ответил. Жаль, Юлька занята…

* * *

Когда до появления Макса осталось минут десять, я заказала себе еще латте, которое здесь особенно удачно готовили, и углубилась в воспоминания.

Думаю, проблемы с молодыми людьми у меня начались после развода родителей. Сам развод я не помню, помню только, как, рухнув у двери на пол, ужасно плакала мама. Сильно, тихо и так больно, больно… а когда я подошла к ней, пытаясь приласкаться, она вцепилась в меня, с силой прижала к себе и, почти заклиная, сквозь слезы выдохнула:

–В Миленок, ты будешь умнее меня, правда? И лучше сто раз проверишь, чем соединишь свою жизнь не с тем человеком! Да? Да? Обещаешь?!

Я, поджав губки, от всей души ей обещала, усердно гладя маму по голове в такт своей дрожащей косичке. Я бы ей тогда что угодно пообещала… В восемь лет дети понимают гораздо больше, чем думают взрослые.

После моя жизнь почти не изменилась. Мама была рядом, помогала с уроками, возила на море, покупала игрушки, красивые вещи, как у подруг. Отсутствие отца я чувствовала, но смутно, он и раньше в основном занимался собой. Я, конечно, понимала, что чего-то не хватает, но объяснить не могла.

Потом мама не раз говорила:

–В Мил, будь умницей. Даже когда принимают на работу, назначают испытательный срок, не меньше девяноста дней. А человеку почему-то отдают сердце, не задумываясь. Тот, кто к тебе относится серьезно, будет добиваться твоей любви, а кто просто развлекается, улетучится, словно пар…

Я усвоила: в близкую связь вступать нельзя, пока не проверишь отношение. Под разными соусами это подавалось мне как главное блюдо до тех пор, пока я не уехала в соседний город и не поступила в институт. Вернувшись, обнаружила в доме дядю Мишу, солидного мужчину с седыми волосами и добрыми глазами, видимо все же прошедшего суровую мамину проверку.

Дядя Миша оказался очень хорошим. Он мило заботился о маме и пытался стать для меня родным, но только дома мне сделалось как-то неуютно, и я сняла себе квартиру. Мама наконец была счастлива, этот брак компенсировал годы ее одиночества. А я изредка навещала их в праздники, посылала подарки и старомодные открытки.

Зато у самой все шло хуже некуда…

Я честно проверяла молодых людей до конца второго курса. Никто не выдержал сурового испытанияВ – трех месяцев платонических отношений, что, впрочем, меня не слишком задевало. Мне исполнился двадцать один год, когда я сознательно решила нарушить мамину заповедь. С Алешкой мы сошлись после месяца его красивых ухаживаний. Эх, кто бы мне тогда сказал, что мужчина должен поразить именно сердце, а не воображение! А в этом Леше не было равных: красивые слова, эффектные жесты, умение веселить… У нас была почти настоящая семья, полгода мы жили, как я думала, счастливо, пока я, приболев, не отпросилась со второй пары, вернулась домой и, как в дешевом водевиле, застала Лешку с другой.

Самое грустное, что, в отличие от меня, он ничуть не переживал из-за нашего разрыва. Через неделю у него появилась новая глупышка, которая гладила его майки, стирала, убирала и делала вкусные завтраки. Видимо, недели ему хватило, чтобы поразить ее воображение.

Из затяжной депрессии меня вытянули Даша с Юлей. С того момента я стала их ценить по-настоящему, как и мамин совет. Лехи на три месяца ухаживаний точно бы не хватилоВ – банально грязью бы зарос.

Потом я долго избегала всего, связанного с отношениями, хотя желание отомстить, тотчас найдя себе нового ухажера, появлялось часто. Но мне хватило ума понять, что отомстить тому, кому наплевать, невозможно, а втравить себя в новые, совершенно ненужные переживания получится непременно.

Так что с Максом я не буду торопиться. Пусть будет испытательный срок. Увы, я отношусь к тем глупым дамам, которые вместе с телом отдают и сердце, так что подожду и посмотрю, что выйдет. Пока он мне только нравится.

Макс появился в кафе раньше, чем договаривались.

–В Ну вот, чувствую себя неловко. Позор, опоздал на свидание!В – Сожалея, Макс нахмурился, собираясь плюхнуться на соседнее кресло, но тут же посмотрел на левую руку с красивыми, по-мужски крупными часами. Покачав головой, склонился над моим плечом и поцеловал в щеку.В – Привет.

–В Привет. Это не ты опоздал, а я пришла рано.В – Я попыталась мягко унять его терзания.В – Настроение такое, хотелось спокойно посидеть и подумать. На работе не пойми что творится…В – Я улыбнулась, развеивая последние сомнения Макса.

–В А что?В – Казалось, его искренне беспокоят мои проблемы. Он легким шагом обошел столик и сел напротив, закрыв своей спиной цветущие кусты. Я тем временем подтянула ноги, чтобы под столом случайно его не коснуться, и пояснила:

–В Не пойму, чего от меня хотят. Вроде стараюсь, а угодить не могу,В – устало закончила я. В душе было выжженное поле.

–В Хочешь, я поговорю о тебе с нашим боссом, может, у нас на фирме найдется для тебя место?

–В Не-а, не хочу. Как ты? Сходил вчера в новый клуб? Играл в боулинг?В – Я поспешно перевела разговор на нейтральную тему.

–В Не-а,В – забавно передразнил он, улыбнувшись.В – Сделал, как ты вчера советовала, уговорил себя выспаться.В – Он мило кивнул официантке, мягко положившей на столик меню в кожаной обложке.

–В Понятно, а когда пойдешь? Ты, помнится, горел желанием этот клуб посмотреть.В – Меня удивляло, что по ночам у него еще хватает сил куда-то таскаться.

Отодвинув меню, я тоже вежливо кивнула расторопной девушке и вернула взгляд Максу.

–В Только когда ты согласишься составить мне компанию…В – кокетливо закончил он, быстро листая перечень блюд.

Я, наморщив нос, передразнила его улыбку.

–В Как только решу, что у меня есть запасная ночь, чтобы выспаться, так и пойдем, поиграем.В – Понимая, что никуда я не пойду, потому что настроения развлекаться совершенно не было.

Принимая мой отказ, Макс драматично вздохнул и, подозвав официантку, попросил принести нам кофе. Я с интересом посмотрела на темноволосого парня с легкой рыжинкой в волосах, внимательно читающего экзотические названия коктейлей. Хотя он тоже уже наизусть знает, что здесь готовят вкусно.

Люблю с ним общаться. Это легко, естественно. У него очень интересные зеленые глаза. Странный, но очень чистый оттенок цвета. Таких глаз я никогда и ни у кого не видела. Они глубокие, словно у инопланетянина.

–В Люд, что ты хочешь на ужин?

–В Ничего, спасибо. Только кофе.В – Есть на самом деле не хотелось. От еще одной чашки кофе на голодный желудок дрожали руки и немного трясло, но все же аппетита не было.

–В Давай пирожное, а?В – Глазки лукаво блестят, улыбка соблазняет, руки элегантно придерживают на весу темно-коричневую книгу.В –В Нет ничего приятней, чем девушка с хорошим аппетитом.

Я кокетливо хихикнула:

–В Это эвфемизм к «люблю пухленьких»?В – игриво спросила я, зная, что опасность поправиться мне не грозит. Малейшее волнение, и кусок в горло не лезет.

Он нарочито серьезно кивнул.

–В Ну, раз так, давай сюда свое пирожное,В – мученически вздохнула я, отодвигая пустую чашку.

Если бы меня спросили, о чем мы каждый вечер беседуем, я бы ответить не смогла. Обо всем и ни о чем. Так, дружеский треп. Пару раз я мягко пресекала его попытки сойтись поближе, так что сейчас никто из нас в душу к себе не пускал, все шло поверхностно и добродушно. Ну и ладно.

Макс каждый раз провожал до подъезда и намекал, что не напился кофе, пытаясь набиться в гости. Получив в ответ шутливое предложение вернуться в кафе или специально захваченный пакетик с растворимым кофе, Макс не обижался. Целовал в щеку на прощанье и, беззаботно махнув рукой, возвращался на стоянку, где оставлял машину.

Так было и сегодня. Поужинав, мы вышли на небольшую аллею и, перекидываясь шутками, медленно направились к моему дому. С двух сторон протянулись длинные цветущие клумбы, нас ласкало легким ароматом. Опустился настоящий летний вечерВ – как же хорошо гулять!

Клумбы с разноцветными тюльпанами, я со вздохом помечтала о собственном маленьком садике и выращенных с любовью цветах. Мы брели по тротуару вдоль старинных зданий. Неожиданно глухой рев мотора и басы автомагнитолы вторглись в умиротворенную тишину вечера. Автомобиль, промчавшийся мимо нас, резко остановился. Глаза грубо ослепил яркий свет.

–В Что за…В – выругался Макс, с напряжением вглядываясь в полумрак, появившийся на контрасте от света. Я в испуге замерла, все произошло слишком неожиданно.

Из машины выбрались трое.

–В Добро пожаловать в ряды неудачников,В – усмехнулся худой высокий парень с рыжинкой в волосах, бесцеремонно обратившись к Максу. Двое других, стоявших позади, глумливо захохотали, но рыжий вдруг перевел взгляд в тень, где, в испуге стиснув сумку, стояла я.

–В В ваших рядах пополнение самочек?В – с насмешкой проговорил он, с бесстыдным любопытством разглядывая меня, при этом подмигнув Максу. Затем проникновенно обратился к «самочке»:

–В Красивая, уж лучше подбери себе кого-нибудь из бомжей, чем водиться с этим лузером.

Я не успела ответить нахалу, как вмешался Макс.

–В Чего тебе нужно, Крыс?В – прорычал он, сжимая кулаки.

Я быстро шагнула к нему и взяла за руку, показав всем, что я с ним и мне плевать на их мнение.

–В Мы теперь под ними!В – с гневным вызовом завопил черноволосый, стоявший за рыжим.В –В Это твой папаша натворил! Лузеры из лузеров! А теперь ты слился, не найти!

Я ничего не понимала из его слов, но изобразила пренебрежение, собираясь после расспросить Макса, что это все значило.

–В Я в ваши звериные игры не играю!В – раздраженно сплюнул Макс, выдернув у меня руку.

Я еще не видела всегда добродушного Макса таким злым. Казалось, он может вцепиться им в глотки и порвать. Троица, обойдя машину, агрессивно приблизилась. Видно, будет драка, а у меня нет даже баллончика со слезоточивым газом. Хотя, если взять спрей и дать струей по глазам, тоже может сработать. Я сунула руку в сумку и зажала в руке баллончик с дезодорантом. Ерунда, конечно, только разозлить, но если больше ничего нет… Редкие прохожие, до этого идущие неподалеку, при виде бандитов поспешили разбежаться, так что на помощь рассчитывать не приходилось.

Рыжий с воплем кинулся на Макса и тут же получил кулаком в челюсть. Они сцепились и рухнули на асфальт, подняв густое облако пыли. Я сжатым кулаком прикрыла рот, мучительно переживая, что не в состоянии помочь Максу. Хорошо, что двое друзей рыжего не вмешивались. Чувствуя полное бессилие, я стояла неподвижно, однако так напряглась, словно тоже сражалась.

Драка была жестокой, они обменивались безумно быстрыми ударами и оба уже были в крови, когда, обогнув легковую машину рыжего, у тротуара остановился красный джип, осветив дерущихся ярким светом фар. Заглушив мотор, из машины выбрались Ник и… Кирилл Борисович.

Я застонала. Замечательно, теперь я еще и в драках участвую! Да он меня вообще с землей смешает… Сейчас все его неприглядные домыслы получат подтверждение. И я осторожно отступила в тень.

–В Точно, они тут. Ты был прав,В – тихо сказал Нику директор, засовывая руки в карманы своих светлых, искусно порванных на коленке джинсов. Кирилл Борисович источал неодобрение, сурово оглядывая нападавших холодными глазами. О, я отлично помню этот взгляд в мой адрес: напряженный, пристальный, изучающе бродивший по лицу.

Рыжий драчун, заметив прибывших только после слов черноволосого, с силой оттолкнул Макса и, медленно поднимаясь с помощью друзей, с отвращением произнес, сплевывая кровь:

–В О, вот и самозванчик пожаловал. Тебе что надо? Это наши дела.

Кирилл Борисович на эти непонятные слова только усмехнулся и почти довольно спросил:

–В Это вызов?В – Казалось, от удовольствия он сейчас начнет радостно потирать руки.

Рыжий насупился и буркнул, опуская глаза:

–В Нет.

–В Тогда не сотрясай воздух, а то ответишь,В –В беззлобно сказал Кирилл Борисович, измерив рыжего равнодушным взглядом.

Со мной, помнится, директор разговаривал куда строже. Но все равно, я была рада: они так удачно, а главное, вовремя появились и остановили драку. Меня не оставляло чувство, что я не поняла чего-то важного. Будто, говоря обычным языком, они имели в виду совсем другое. Слишком сильны были эмоции для такой легкомысленной беседы.

–В Так.В – Кирилл Борисович измерил троих напавших грозным взглядом.В – Домой! Месяц из дома ни шагу. Никуда!

Эти задиры выглядели едва ли лет на пять младше его, а он их, словно школьников, строит. Сначала я исполнилась недоверием: ага, сейчас, так они и разбежались! Но тут… эти трое послушно развернулись, сели в машину и уехали.

Распахнув глаза, я оглядела властного блондина. Он что, какой-нибудь главарь? Жуткий садист? Крестный отец мафии? Кто?

Что я вообще о нем знаю?

Макса, судя по всему, он трогать не собирался, и приказ к нему явно не относился. Махнув рукой поднимающемуся с асфальта Максу, Ник вслед за боссом пошел к машине.

Я метнулась осмотреть Макса и помочь ему привести себя в порядок. Заметив это, Кирилл Борисович резко остановился, стиснув зубы от гнева. Я молча очищала джемпер Макса от пыли, понимая, что, к сожалению, это еще не все.

Не вытаскивая рук из карманов, мой шеф сплюнул в сторону, в упор посмотрел на меня и устало выдохнул:

–В Людмила Сергеевна, и вы здесь.

–В Как видите,В – ровным тоном ответила я, усердно помогая другу.

Кирилл Борисович вновь повернулся к Максу, на этот раз разглядывая его, словно в первый раз.

–В А, вот кто он …

–В И кто?В – излишне возбужденно после драки рявкнул Макс, с ненавистью разглядывая солидную фигуру моего босса.

–В Сын Макса-старшего,В – сухо бросил Кирилл Борисович на ходу, вновь направившись к машине, в которую уже сел Ник.

–В И что с того, что сын? Какое он имеет ко мне отношение?!В – разозлившись, запальчиво крикнул вслед Макс, но босс не ответил, завел свой джип и уехал.

Тогда Макс повернулся ко мне.

–В Ты с ним как-то связана?В – строго спросил он, отодвинувшись так, словно не хотел, чтобы я до него дотрагивалась.

Только я открыла рот, чтобы гневно отрезать, что ни перед кем не отчитываюсь, но вспомнила, что после драки все на взводе, и спокойно ответила:

–В Мой директор… Вернее, исполняющий обязанности директора, пока настоящий с женой отдыхает.

–В Почему ты не сказала, что связана с ними?В – Он смотрел на меня как на предателя.

–В С кем, с ними?В – сухо поинтересовалась я, не сводя с него холодного взгляда.

–В С этими лохматыми уродами? Я думал, ты нормальная, а ты…

–В А-а,В – равнодушно выдохнула я.В – Ну да, конечно. Как показала жизнь, я имею свойство притягивать уродов… Удачи!В – И ушла не оборачиваясь.

Дома, больше не в силах переживать, напилась снотворного и отключилась.

* * *

Вот наконец и пятница. Я шла по утренним улицам на работу и чувствовала себя странно: с одной стороны, я в гуще людей, с другойВ – выпала из общего потока. У них все было обыденным, а со мной произошло что-то непонятное. Я люблю держать под контролем все, что со мной происходит, но тут не получалось. Меня это мучило. И не с кем посоветоваться. Даша… Знает ли она хоть что-то? Ник? Он, по сути, чужой…

Задумавшись, я сделала шаг на дорогу как раз перед главным входом в здание корпорации. Раздался резкий сигнал, и кто-то обеими руками схватил меня за предплечья.

Я испугалась. До сих пор у меня не было привычки ступать под колеса проезжающих авто…

–В Людмила Сергеевна, вы шагу сделать не можете, чтобы не устроить представление,В – негромкая издевка в таком знакомом голосе.

Я вырвалась из рук Кирилла Борисовича. Воспламененная смесью испуга и раздражения, прорычала, развернувшись к нему:

–В Опять вы! Что вы здесь делаете?В – Но тут припомнила все и словно еще раз пережила эти унижения. Втянув воздух, раздраженно высказала:В – Знаете, я сыта вашим обществом! Могли бы вы не замечать меня вне рабочего времени?

Ослепленная гневом, вновь шагнула на дорогу. И все повторилось. Сигнал, хватка босса за предплечье… Да что со мной творится?!

–В Судя по всему, не замечать вас не получится. Да и для вас это чревато,В – тяжело вздохнул он, избавившись от меня.

Я молча осмотрела его неизменный спортивный синий костюм, в котором и.о. приходил даже на работу, подчеркивающий цвет глаз и светлые волосы. Стиляга, мажорчик…

–В Да, мне жутко повезло. Спасибо!В – отрывисто ответила я, обреченно кивнула, взглянула на опустевшую дорогу и пошла. Казалось, сейчас абсолютно все против меня!

Когда я наконец достигла ступеней офиса, позади раздался спокойный голос босса:

–В Да, Людмила Сергеевна, я тогда не успел извиниться за то, что сбил вас с ног в коридоре. Торопился очень. Простите.

Я остановилась на пару секунд, соображая, что ответить, но так ничего и не придумав, не поворачиваясь, сухо выдавила:

–В Я так и поняла,В – и ушла к себе.

Всю следующую неделю мы не общались, и я постепенно начала приходить в себя. Настроение было неплохое, вот только Макс так и не звонил. И не появлялся.

Оглавление

Обращение к пользователям