Глава третья. Вечер с настоящим мужчиной

Волчик совсем не выглядел отдохнувшим, хотя хозяин уверял, что пес беззаботно набирается сил где-то за городом. Оскалившись, он стоял под раскидистой липой, прячась от людских взглядов, и неодобрительно поглядывал в мою сторону. Наверное, просто убежал от охраны.

Я с удовольствием окинула взором любимца. Мой хорошийВ – пес моей души, так сказать.

Заметив напряжение в его позе, я испугалась, что он сейчас сцепится с Храбрецом и компанией. Нет, с меня драк хватит!

–В Волчик, это друзья.

Ноль эмоций. Эх, жаль, собаки по-человечески не понимают. А эти, видя, что я остановилась, возобновили свои поползновения, кося на холеного домашнего собрата. Храбрец подлез под руку, требуя ласки, Нахаленок, я уже мысленно дала псам клички, втиснулся между коленом и пакетом. Черненькому осталось только на голову мне взобраться.

Ненормальные нынче псы пошли. Вместо того чтобы обнюхать друг друга и общаться, уличные псы начали изображать игривых котят, а ВолчикВ – высокомерного злодея. Мне это порядком надоело.

Я поставила пакет, оттолкнула коленкой Нахаленка и, спрятав руку от Храбреца, сказала:

–В Спасибо, ребята, что проводили. Всем пока. У меня еще дела вот с этим господином!В – И, подхватив пакет с покупками, шагнула к Волчику. Видимо, давно надо было прибегнуть к помощи коленок, собаки остались на месте.

Я подошла к любимой собаке и позвала:

–В Пошли, мой хороший! Пока побудешь у меня, а то, не дай бог, еще потеряешься.

Пес директора, раздраженно оглядываясь на веселящихся дворняг, тяжело поднялся и пошел за мной.

Ссутулившись, я медленно шагала к подъезду, как обессиленный узник, ведомый на расстрел. Как же я устала! Но, вспоминая проделки веселой тройки полосатых дворняг, не могла не улыбнуться. Когда еще такое увидишь! Они действительно развеяли завладевшее мной гнетущее одиночество, появившееся потому, что мне в очередной раз не с кем разделить ни чудесный вечер, ни вид сказочного города, после дождя надевшего бриллианты.

Поднявшись на лифте, с шутливыми словами пропустила в квартиру пса:

–В Я бы предложила тебе, как гостю, устраиваться по вкусу, но, к сожалению, там только один диван. Я успела только сделать кое-какой ремонт, а вот обставитьВ – нет.

Пес понял. Покрутившись на середине комнаты, сел возле дивана на паркетный пол.

Бросив сумочку на спинку дивана, со стоном удовольствия сняв босоножки на высоком каблуке, я с кривой улыбкой обратилась к псу:

–В Ладно, сэр, не скромничайте. После того как мы в офисе делили один диван на двоих, это уже смешно…

Пес, ясно дело, не ответил. Я, ликуя, что избавилась от неудобной обуви, почти пропела:

–В О, земля!В – и наступила всей ступней на прохладный пол.В – Вот оно, счастье!

Пес потешно склонил голову набок, пристально рассматривая, что привело меня в такой экстаз.

Смешной. Я расхохоталась, он не обиделся. Подскочив к Волчику, обняла, нежно прижала к себе его голову:

–В Ты моя радость! Мой самый-самый любимый мужчина на свете. Таких, как ты, просто не бывает,В – и поцеловала в мокрый нос.

Ну с кем еще так повозишься!

Пес в ответ полез целоваться, языком намочив мне щеку. Хихикая, я придержала взволнованного Волчика, очистившего радостно виляющим хвостом всю пыль на метр вокруг, и, поднимаясь с пола, сказала:

–В Я так устала, что от твоих чудесных поцелуев сейчас усну тут же рядом, на коврике…

Пес отступил. Ну что за умница! Я нежно погладила его по пушистой голове:

–В Прелесть, вот только чем тебя кормить? Я не думала, что будут гости, купила только сок и кофе…

Я озабоченно огляделась. Придется в магазин топать, а так неохота. Но в доме нет даже кусочка хлеба. Пес лизнул мою руку и полез на диван, показывая, что хочет только спать. На диване, скромно так. Я усмехнулась.

Ладно, сейчас придумаю, чем его накормить, даже если он поел, от добавки явно не откажется. А мне еще следовало отмыться от ароматов Храбреца и компании. Сходив в ванную, я вернулась в комнату и вынула новое одеяло из аккуратной кучи вещей, купленных с последней зарплаты.

–В Солнышко, диван узкий, мы не поместимся, так что это тебе.В – Я улыбнулась, расстилая одеяло возле дивана.

Вздохнув как старый дед, пес одним прыжком перебрался на место. Вот умница! Отлично устроились…

Чем же покормить его? Так хотелось нормально искупаться и лечь спать… Или все же пойти в магазин?

А, закажу пиццу на дом. Я потянулась за телефоном, но тут кто-то позвонил в дверь. Ничего себе, десять вечера. Гости? В такое время? Кто?

Я пошла к двери…

* * *

Волчик, Волчик. Я поджал уши. Черт! Эти ее ямочки на щечках…

Кто же думал, что я могу от женского взгляда превратиться в горячую лужицу и растечься у ее ног? Могу, но не будет этого. Я избавлюсь от нее и… ее влияния.

Сначала я пытался не думать о ней. Когда стало ясно, что это невозможно, попытался думать только о работе: к тому же на фирме начался настоящий кошмар. А кроме того, на мне были бунтующая волчья стая и козни лис. Я должен сделать все от меня зависящее, чтобы удержать фирму на плаву, тем более это моя прямая обязанность, совпадающая с моими интересами.

Все началось, когда я пришел в себя после тяжелого отравления. Тео мне ехидно сообщил, что я, оказывается, в обличье волка очень привязался к новой сотруднице. Ходил за ней по пятам, без нее не ел и вообще… вел себя как влюбленный дурак. Что недалеко от истины.

Может быть, я бы смирился с выбором зверя, потому что и в человеческом облике меня к ней тянуло, но тогда меня сильно возмутило, что она связалась с гиенами. Чуть позже я обдумал, как избавиться от ее влияния. Мне надо было отделаться от нее и не подставиться самому. В любом случае получалось, что ей придется уйти. И точка.

Фу… Как же она гиенами пропахла!

Позже оказалось, что гиена, с которой общалась Люда, не из стаи Максимилиана. Макс, внебрачный сын вожака гиен, рос с матерью-человеком в другом городе и никакого отношения к войне клана со стаей гиен не имел.

Видимо, отравление окончательно сломало мне мозги. Иначе как объяснить, почему улыбка этой девчонки так на меня действует?

Сейчас мне хотелось Макса убить. Но с другой стороны, хорошо, что он пришел. Когда голова толком не работает, любые сдерживающие факторы кстати.

–В О, Макс, привет!В – И Люда замерла, опершись о дверь плечом.

Люда хоть и открыла дверь, но не торопилась впускать молодую гиену, внимательно всматриваясь в гостя в ожидании его слов. Ага, не настолько они близки, как я думал.

Высокий брюнет с показной неловкостью замялся на пороге, изобразил виноватое выражение на лице и виноватым голосом сообщил:

–В Я весь вечер звонил тебе. Хотел извиниться.

В ответ она измученно улыбнулась и отступила назад, устало приглашая гостя войти. Ох, как же мне понравилось, что я услышал.

–В Макс, входи. Ты ведь никогда у меня не был… вот и посмотришь, как я живу.

Макс, одернув стильную оранжевую майку, изобразил довольную улыбку и шагнул в квартиру. Заметив меня, ошарашенно остановился в проходе, прижав к себе торт, словно папку с бумагами.

–В Ой, я не спросила, ты, наверное, больших собак боишься?В – виновато заметила Люда, ласково меня оглядывая.

Макс повернулся к ней, секунду потрясенно молчал, рассматривая выражение ее лица, потом, что-то для себя решив, игриво ответил:

–В Под твоей защитой я ничего не боюсь,В – и продолжил высматривать в ее лице намек на шутку.

Да что на нее смотреть! Я едва сдержал рычание. Изучает он, знает она или не знает. Да не знает ничего, иначе с визгом убежала бы из подворотни от тех полосатых придурков. И от тебя, кстати, тоже!

Людочка от откровенной Максовой лести рассмеялась, искоса поглядывая на покалеченный торт в его руках.

Тьфу! Максова кровь, дамский угодничек! Я равнодушно отошел и лег на одеяло, чтобы не смотреть на этого полосатого урода. «Джентльмен» его за ногу…

Люда, не заметив заминки между нами, пояснила:

–В А это мой защитник. Сегодня вечером ко мне пристали три потешные собачки, так Волчик их одним своим видом прогнал.

–В Да? А что за собаки?В – резко спросил Макс.

Вот идиот! Хоть бы вел себя естественно. Я приподнял голову. Меня спроси, что за собаки, я расскажу. Или папашу с братцем попытай.

Людмила, словно не замечая резкую реакцию на свои слова, пояснила:

–В Не знаю, полосатенькие такие, смешные, ласковые. Терлись, ластились, домой не отпускали, так им хотелось, чтобы их погладили. Что поделать… все живое ласку любит.

Я видел, что от этих слов гость скрежетал зубами. Зато я на спецэффекты размениваться не буду. Завтра же найду и отделаю «полосатеньких собачек». Им, помнится, запрещено по городу таскаться.

–В Хорошо, что твой защитник вмешался,В – наконец закончил Макс, кинув в мою сторону насмешливый взгляд. Еще один такой взгляд, и завтра у меня получат четверо!

Тут, заметив свои все еще занятые руки, гость покраснел.

–В Я забыл о торте…В –В робко признался он.

Я, накрыв нос лапой, фыркнул. А явиться ночью в чужой дом не забыл.

Людочка расхохоталась:

–В А я все ждала, когда ты вспомнишь о гостинце.

–В А почему не сказала?В – театрально надулся Макс, передавая сладкую лепешку хозяйке.

–В Было очень занятно наблюдать, что ты творишь с бедным тортом,В – хихикала Людмила, прикрыв рот пальчиками.В – Хотя ты даже не представляешь, как ты вовремя. Я сегодня не обедала и не ужинала, а когда была в магазине, ничего не купила из еды… Да и Волчик голодный.

–В Ну так. Я как знал, что без меня тебя никто не покормит.В – Макс демонстративно задрал нос.

Людмила вновь засмеялась.

Я положил голову на лапы, наблюдая за ними и… даже завидовал. Моя жизнь никогда не давала возможности вот так расслабиться и трепаться ни о чем.

–В Пошли на кухню, я чай поставлю. Только у меня пока одна чашка. Сэр, как вы относитесь к кофе в стакане? Или предложить вам пиалу?

–В Из твоих ручек хоть корыто.

Люда трагически вздохнула, возвращая ему торт:

–В Эх, сколько галантности зря пропадает.

Я был голоден, потому что сегодня даже не завтракал, но торт этого пижона есть не собирался. Поэтому на кухню не пошел, остался лежать в комнате. Эта парочка, словно искушая мое терпение, тут же вернулась обратно, притащив все угощение с собой.

–В Так что ты хотел, Макс?В – серьезно спросила Люда, устанавливая на табурет, накрытый пластиковой салфеткой, чашку и стакан с кофе.

Макс держал в руках торт и стеклянную сахарницу. Потом они пять минут уступали друг другу чашку, жертвенно соглашаясь на стакан.

Стиснув зубы, я уже кипел от гнева, отвернувшись от предложенного Людой торта.

–В Не помню… Увидел тебя и обо всем забыл,В – заигрывал Макс, сжалившись над моими нервами и приняв наконец в руки чашку.

–В Жаль, с моим начальником такого не проходит,В – кокетничая, вздохнула Людмила, помешивая сахар.В – Было бы здорово. Пришел и забыл зачем. Красота!

Ага, забыл… Забудешь тут! По всему коридору аромат, напоминание о тебе и этой гиене.

Макс улыбнулся:

–В А-а, я вспомнил. Я хотел пригласить тебя на пляж.

Людочка встрепенулась:

–В Макс, за что? Чем я тебя так обидела, что ты хочешь затащить меня в холодную воду?

Я громко фыркнулВ – смотреть на их заигрывания было невмоготу, ей-богу, как дети! Престарелые Ромео и Джульетта, блин. Я был голоден и зол. Черт меня дернул проверить, как она дошла домой! Тут еще так некстати этот Ромео явился.

Макс рассмеялся:

–В Да, я забыл о сегодняшнем дожде. Ладно, уговорила, купаться не будем. Но приглашать тебя в кафе… Там постоянно бываем, поэтому решил соригинальничать и позвать тебя позагорать.

–В Нет, не могу,В – абсолютно серьезно ответила девушка.В – Мне Волчика не с кем оставить.

–В Но…

–В Ничего, в другой раз.В –В Она виновато улыбнулась, переставив стакан подальше от края.

–В Возьми его с собой, пусть тоже отдохнет.

Тут раздался звонок в дверь. Кого еще принесло? Я с подозрением оглядел Люду, которая потянулась к своей сумке, лежащей на спинке дивана.

Я поднялся, со стоном потянулся и направился к двери встречать гостей. Макс тоже подскочил с дивана и резко спросил:

–В Ты кого-то еще ждешь?

Люда удивилась его тону, но спокойно пояснила, теребя пальцами железное украшение на юбке:

–В Да, я заказала пиццу, думаю Волчик очень голодный.

–В Это хорошо, а то я решил, что те собаки в гости пожаловали.,В – Макс уже успокоился и пошутил.

Кстати, я об этом тоже первым делом подумал.

Люда нахмурилась, вспоминая, о каких собаках речь, потом улыбнулась и, махнув ему рукой, направилась открывать дверь.

Я в это время ел глазами Макса. Еще бы, открытым текстом сообщил об оборотнях! Прямо как нервная барышня среагировал, гиена драная. Потом я быстро подбежал к двери, чтобы успеть встретить гостей первым.

Это на самом деле оказалась доставка пиццы. Макс полез было платить, но Люда, быстро сунув деньги в руку, забрала коробку с пиццей, поблагодарила и выпроводила тощего паренька-разносчика.

Макс, не смирившись, проворчал, возвращаясь в комнату:

–В Ты меня просто унижаешь.

–В Ты что, тайный отпрыск Билла Гейтса? Будешь пиццу? Давай кусочек, а?

–В Нет, не буду, спасибо, уж за пиццу я заплатить могу,В – рыкнул он, злобно на меня поглядывая.

Я развалился на одеяле и с удовольствием вытянул лапы, показывая все свое презрительное отношение к сосунку. Но в молчаливый диалог вмешалась Люда.

–В Ладно, так и быть, завтра на пляже с тебя кило мороженого,В – пошла она на попятный.

–В Ты пойдешь?В – удивился Макс, будто не сам приглашал. Нет, ну идиот! Я с отвращением отвернулся.

–В Конечно, ты только мороженое не забудь. Шоколадное… хотя любое пойдет,В – мягко уточнила девушка, ища глазами, куда положить две большущие коробки, от которых волнами расходился потрясающий аромат запеченного сыра.

Макс кивнул и поднялся, собираясь уходить. Его явно очень задело, что Люда не дала заплатить. Она тоже чувствовала, что гостю уже давно пора, а может, и нечто другое, не знаю. Только Людмила молча встала с дивана, чтобы его проводить.

Макс, нахмурившись, посмотрел на меня, поцеловал хозяйку в щеку и ушел.

Ага, он думал, мне с ней легко! Я с довольным стоном потянулся, наблюдая, как суетится Люда, возясь с пиццей. Через минуту она куда-то исчезла и появилась передо мной уже в белом махровом халатике с большой тарелкой, полной горячей еды.

–В Смотри, золотко, это будет твое личное блюдо. Обожаю посуду с новогодними картинками,В – пояснила девушка, устраивая тарелку на паркете перед моим носом.

Я пригляделся. Из-под куска пиццы на красном фоне весело торчали ноги Деда Мороза в высоких сапогах, каемка тарелки была сложена из елок, украшенных разноцветными шариками, связанными между собой разноцветным серпантином. Так, а теперь еще слюнявчик с рюшками на шею, пожалуйста. Хотелось улыбнуться, но я привычно заворчал про себя, скрывая смущение: «А специй-то сколько! На год нюха лишусь!».

Да, меня волновало ее отношение. Куда легче реагировать на равнодушие, это привычно и легко, а вот что делать с искренней заботой?

–В Малыш, ты поешь, а я пока в душ,В – потрепала меня по голове девушка.

Я слопал предложенное и в ожидании хозяйки улегся на новом одеяле.

Наконец она появилась из ванны, благоухая шампунем, в тонкой голубой ночной рубашке с ленточками-бретельками и разрезом до бедра. Склонившись надо мной, ласково спросила:

–В Малыш, наелся? Пойдем, покажу, где для тебя приготовлена вода.

Я пошел за ней, пряча глаза, которые так и норовили…

Да и девушка не помогала. Предложив воды, она прижала мою голову к себе и, печально вздохнув, прошептала:

–В Эх, малыш, если бы ты понимал…

Я вырвался, не представляя, какое еще испытание на прочность она мне устроит.

Вернувшись в комнату, Люда включила телевизор, пощелкала пультом, нашла какой-то фильм о войне и позвала меня, хлопнув рукой по дивану:

–В Лапочка, иди сюда! Как хорошо, что ты здесь. Мне иногда выть хочется от того, что никого рядом нет.

Я понимал, что она скорее разговаривает сама с собой, чем с псом, но от этого легче не стало.

Столь пристальное созерцание чьего-то одиночества, притом знакомого до боли человека, выносить куда тяжелей, чем все телесные искушения. Хотелось обнять, прижать ее к себе, согреть, чтобы навсегда изгнать горечь из ее голоса. Я влез на диван. Девушка, обхватив руками, нежно обняла мою шею и прижала свою голову к моей.

Телевизор шумел, менялись кадры, Люда смотрела в него, но я точно знал: она ничего не видит и не слышит, погрузившись в свои мысли.

Так мы и просидели до конца фильма, потом Люда очнулась, отпустила меня, выключила все и, поцеловав на ночь в нос, легла спать… А я еще долго валялся с закрытыми глазами, не мог уснуть… Да, я оказался побежден. Теперь мои мысли избавиться от Люды исчезнут сами собой вместе со всем, что я до сих пор предпринимал против нее…

* * *

Люда поднялась по первому писку будильника, ворча на себя, что забыла отключить его на выходные. Я недавно уснул и просыпаться совсем не хотелось. Девушка уже в ярко-голубом спортивном костюме с короткими рукавами тихо прошла мимо и принялась за свои дела.

В обед нас ждал на пляже Макс. Люда сказала ему, что раньше прийти не сможет, ей надо подготовить одежду для работы. Я лежал и наблюдал за ее хлопотами: оказывается, сколько возни с этими деловыми костюмчиками.

Наконец, отгладив последний серый блейзер, Люда заметила, что я на нее смотрю.

–В Привет, солнышко, проснулся?

Я улыбнулся, свесив язык, но с одеяла не поднялся.

–В Сейчас, еще капельку, я переоденусь, и мы пойдем гулять, а еще зайдем в булочную и купим тебе что-нибудь вкусное. Согласен?

Угу, еще бы… Честно говоря, домой мне совсем не хотелось. Людочка, появившаяся из ванной комнаты в темных джинсах и белой майке с заплетенной короткой косичкой, напоминала девчонку. Она влезла в розовые шлепки с бабочками и решительно двинулась к двери, но потом резко остановилась:

–В Как тебя вести по улице? Ты умница и никого не укусишь, но ведь люди этого не знают.

Я подошел и встал с правой стороны, словно по команде «рядом». Неизвестно, что подумала Людмила, но, взъерошив мне шерсть на загривке, прошептала:

–В А что делать? Уверена, ошейник из ремня тебе не понравится.

Распугав на площадке для выгула весь собачник, прошлись по улице до булочной, где я некоторое время смиренно сидел у входа в магазин, изображая дрессированного пса. Прохожие то и дело шептали: «Волк, волк». Кажется, только Людмила оставалась в счастливой уверенности, что с ней всего лишь умный домашний пес.

* * *

Наконец, добравшись до пляжа, мы застали там Макса и пару семей с подростками, которые играли в волейбол, невзирая на жару и духоту. Как оказалось, вчерашний дождь не повлиял на желание некоторых смелых индивидов искупаться, и я наблюдал за тем, как Людмила, стискивая майку у шеи, сначала недоверчиво смотрела на мутную воду реки, потом с недоумениемВ – на резвящихся купальщиков.

Пахло солнцем и болотом, но, надеюсь, это чувствовали только мы с Максом. А вообще-то было хорошо. Действительно, беззаботный отдых. При встрече они вновь расцеловались, я отвернулся. Ну кто же так женщин целует? Спрятав нос под лапами, скрыл насмешливое фырканье.

Видя тщетные попытки Макса подобраться поближе к девушке, я пару раз ловил себя на том, что в моменты, когда меня покидает желание его придушить, я даже сочувствую его мукам.

–В Я тебя такой оживленной еще не видел. Обычно ты в деловых костюмах, строгая, серьезная,В – внимательно оглядывая Людмилу, сообщил Макс.

Он озвучил и мои мысли, я тоже удивился. Сейчас она была трогательно мечтательной со своими розовыми бабочками на шлепках.

Люда расстелила большое полосатое полотенце и, скинув майку и джинсы, надела темные очки и села загорать. На талию поверх чересчур, на мой взгляд, закрытого цельного купальника она повязала цветастое парео, так что в нескромности ее не упрекнул бы даже самый придирчивый зануда.

Я вытянулся рядом на песке, наслаждаясь солнцем и бездельем.

Хорошо-о-о…

Вот понравится мне такая жизнь и умотаю на пару месяцев, подобно Тео, в теплые края. Я положил голову на голую коленку Людмилы, собравшись сладко дрыхнуть. Макс, так и не уломав ее окунуться, весело умчался и плюхнулся в реку, рассыпав сверкающие брызги.

Приставив ладошку к глазам, изредка качая головой, она наблюдала с берега, как Макс плывет в мутной воде на другой берег, заросший камышами. Река у нас широкая, судоходная, и плыть ему еще много.

Я вновь посмотрел на Люду. Волнуется. Черт! Недовольно фыркнув, я убрал свою голову с ее коленки. Сколько можно жевать губу? С удовольствием сделал бы это за нее! Но я шумно выдохнул и снова засунул голову девушке под руку.

–В Пушистик, тебе жарко?В – озабоченно спросила Люда, переключившись с Макса на меня. Наконец-то! Вспомнила.

–В Давай водички налью, а?

Я громко вздохнул: она поняла меня правильно.

Медленно вылакал ледяную воду из пластиковой чашки. Оказывается, Людмила принесла воду и прочие припасы в рюкзаке-термосе, значит, ледяная вода на весь день нам обеспечена. Разумно. Но меня это не спасало от жары. Скинуть бы шкуру… И рвануть вслед за Максом.

Людмила, оказывается, мечтала о другом. Обхватив колени одной рукой, другой она притянула мою голову и прошептала, смотря куда-то вдаль:

–В Эх, сейчас бы взять тебя, и к маме. Я там так давно не была.

Она расправила мои уши, уложив их в стороны, и грустно продолжила:

–В Пошли бы с тобой купаться. У нас там река всегда чистая. А еще на ней есть привязанная к дереву покрышка на веревке. Представь, летишь себе, как на качелях, а потом в воду плюх… Красота!

Она не закончила, я вывернулся из ее рукВ – позади нас на пляже показались знакомые, Ник с Сейррой пожаловали. Белка что-то увлеченно рассказывал невесте, не выпуская ее ладони из своих рук. Сейрра улыбалась Нику, иногда одергивая короткое розовое платье.

Людмила тоже их заметила. Она тотчас села ровно, выпрямила ноги и расправила складки парео. Можно было подумать, что если она спрятала ноги под прозрачной тканью, то стала менее притягательна… Я оторвался от Люды и недовольно посмотрел на подчиненных. Это, конечно, понятноВ – выходные. Но неужели сюда весь клан пожалует?

Я фыркнул и отвернулся.

–В Салют!В – Ник махнул рукой Людмиле, но, заметив меня у ее ног, обалдел так, что Сейрре пришлось дергать его за локоть, чтобы привести в чувство.

Вот-вот, теперь начнут цеплять, от шуток прохода не будет, а если Тео узнает, что я в виде волка был на пляже с Людой… Ох… Я со вздохом лег и равнодушно отвернулся к реке.

Макс, рассыпая вокруг себя блестящие капли воды, вышел на берег навстречу Нику и Сейрре, собираясь поздороваться. Как я понимаю, брат и сестра впервые увидели друг друга.

Людмила встала и, улыбаясь, представила их:

–В Макс, это мои друзья и сотрудники. Ника ты знаешь, а СветуВ – нет.

Родственники несколько секунд пристально разглядывали друг друга, мы с Ником, понимая, в чем дело, не отрывали от них глаз. Сейрра заговорила первой.

–В Макс, как насчет искупаться?В – задорно спросила она, кивнув в сторону призывно блестящего лона реки.

–В Вода замечательная!В – радостно сообщил Макс.

Сестра, мгновенно согласившись, эффектно скинула сарафан и, оставшись в розовом бикини, помчалась в воду:

–В Догоняй!

Люда, усевшись на песок, скрестила ноги по-турецки и грустно выдохнула:

–В Смелая. Я бы ни за что в грязную воду… Брр…В – Она картинно вздрогнула и повернулась к Нику. Судя по всему, ей не хотелось смотреть, как носятся по воде, словно две моторные лодки, невеста Ника и ее друг. А еще наверняка ей хотелось понять, почему это совсем не трогает самого жениха. Ник, не обращая внимания на веселящихся родственников, спросил:

–В А как он у тебя… оказался?В – Ник кивнул в мою сторону.

Людмила, подняв солнечные очки на волосы, приветливо объяснила:

–В Я случайно встретила его вечером возле своего дома. В понедельник хотела отвести на работу. Но раз вы здесь, придется отдать сейчас.В – Она мягко погладила меня по груди и грустно вздохнула.

Я вдруг отчетливо понял, что не хочу, чтобы меня отдали. Меня полностью устраивал понедельник.

Ник согласился. Минут пять они молча наблюдали за веселившимися друзьями, но думали о разном. Ник, судя по заблестевшим глазам, хотел оказаться с ними, а Люда, как я понял по вопросительно поднятым бровям, недоумевала, откуда у незнакомых людей внезапно появилась такая симпатия.

Сейрра первая выбралась на берег и, хохоча, с силой толкнула брата обратно в воду. Следом раздался громкий плюх,В – это братик вернул любезность Сейрре. Веселая семейка наконец выбралась из воды.

–В Все, Макс, ты меня добил.

–В Я только начал…

–В Ага, точно. Начал, но так и не догнал,В – с хохотом осадила Макса сестренка.В – Ладно, лето впереди, отыграешься.

–В Я тебя не догнал?В – громко возмущался старший брат.В – Ты куда смотрела? Я тебя обогнал!

–В Ладно, не нервничай,В – подначила его Сейрра.В – Иди, тренируйся на кошках, а мне пора. Дела.

Она поцеловала Ника, махнула рукой нам с Людой и, ловко натянув сарафан, впрыгнула в цветастые сланцы и умчалась.

Люда сразу почувствовала себя неловко в мужской компании. Как я понял по ее быстрому взгляду на рюкзак и полотенце, она собралась повторить маневр Сейрры. Ник поднялся.

–В Мне тоже пора. Пошли,В –В это уже было сказано мне.

Людочка, взглянув на меня с сожалением, обняла, поцеловала и шепнула на ухо, не подозревая о великолепном слухе оборотней:

–В Солнышко мое, мне так жаль… ты самый лучший на свете,В – и крепко прижала мою голову к себе.

Ник, сверкая глазами, молча попрощался с расстроенной Людой и, махнув рукой убежавшему купаться Максу, пошел к выходу с городского пляжа. Когда мы отдалились, он расхохотался, уже не сдерживаясь, и, не поворачиваясь, сквозь смех сказал:

–В Показывай, где твой джип, о прекраснейший!

Я яростно схватил зубами Ника за руку. Еще слово на эту тему, и я порву его, как Тузик тряпку.

Не помогло, тот, отобрав пораненную руку, ржал как полоумный до самой машины. Затихал на минуту и опять начинал.

* * *

После того как я отдала Волчика Нику, просто потеряла покой, чувствуя себя виноватой. Нет, не перед псом, конечно, а перед Ником. Бедолага пришел отдохнуть с девушкой на пляж, а тут ему навязали собаку, которая его еще и сильно укусила. Но от моей помощи он отказался и вел себя как-то странно. Может быть, он пьян, потому умная собака и не выдержала? Что еще могло спровоцировать такого замечательного пса?

Макс ловко выбрался из воды, покрытый блестящими каплями. На его смуглой коже они смотрелись особенно эффектно, но мне было не до эстетики. Я сидела в прямом смысле слова схватившись руками за голову.

–В Мил, что случилось?

–В Не называй меня так, я себя шоколадкой ощущаю,В – взмолилась я. Но потом пояснила:В –В Волчик укусил Ника.

Макс, подумав немного, развалился рядом с полотенцем, густо засыпав мои ноги теплым песком. Спокойно устроив подбородок на сложенных руках, тихо спросил, заглядывая мне в лицо:

–В А чего такого он сделал, что пес его укусил?

–В Да ничего.В – Я пожала плечами.В – Сказал: «Показывай, где джип, о прекраснейший»…В – и все!

Макс, замерев на миг, тоже заржал как сумасшедший. Шокированно оглядев его, я демонстративно отодвинулась.

–В Ничего не понимаю в юморе мужчин. Что тут смешного? И почему Волчик так себя вел?В – Я очень разозлилась. Они издеваются?

–В Нет, со мной все в порядке, но я знаю, что кое-кому теперь сказать.

–В Кому? Нику?

–В А что случилось, что Ник так к нему обратился?В – вновь перебил меня Макс.

–В Я обняла Волчика на прощанье и сказала, что он самый лучший пес на свете.

–В Хм…В – Он, скривившись, отвернулся.

–В Что «хм»?В – передразнила я.В – Это, кстати, нормально. А вот то, что он укусил его и твой смех…

–В Да ладно, что ты к мелочам цепляешься.В – Максу, видно, не давали покоя лавры миротворца. Не любит он конфликты.

Я поджала губы и пояснила:

–В Я понять хочу, что с вами со всеми происходит. Или со мной?

–В О, это очень сложно…В – якобы трагически перекосив физиономию, тихо произнес он, словно поведал сакраментальную мудрость.

Совершенно не умеет серьезно разговаривать! Я поджала губы, но Макс продолжал:

–В Нас женщины вообще понять не могут. Как там, «мужчины с Венеры, женщины с Марса»? Ну, что-то вроде.В – И улыбнулся.

Издевается!

–В Паяц,В – отреагировала я и отвернулась, чтобы скрыть улыбку.В –В Надо тебя с Юлькой познакомить. Она тоже все проблемы превращает в шутки.

–В Слушай, это заложено в женщинах с детства?В – Макс приподнялся на руках и сел. Его живот и грудь были покрыты ровным слоем светлого песка.

–В Заложено? Что именно заложено?В – спокойно спросила я, запустив пальцы в волосы. Решив теперь позагорать, запрокинула голову и закрыла глаза, позволив солнечным лучам хозяйничать на своем лице.

–В Сводничество.

–В А-а. Наверное.В – Я равнодушно пожала плечами.

Макс обиделся и ничего больше не сказал.

Я тоже не стала оправдываться. Что страшного в том, что я хочу его познакомить с подругой? И вовсе не я, а он сам раздувает из мухи слона, а потом с умным видом говорит, что мужчины с Марса. Ага, мы все с Марса или с Венеры, смотря кому и когда что нужно или выгодно. Я легла, прикрыв глаза рукою, и, наверное, даже задремала.

Солнце уже опускалось, лаская кожу чистым теплом. Компании на пляже постепенно поменялись, теперь тут обосновались флиртующие парочки и шумные «клубы теплого отдыха» с бутылками. Пора и нам уходить.

Поднимаясь, я отряхнула песок, убрала полотенце и, натянув одежду, поцеловала Макса в щеку:

–В Спасибо, что вытащил из дома. Оказывается, мне этого сильно не хватало. Не злись, я ничего плохого не хотела.

–В Почему ты решила, что я злюсь?В – нахмурился Макс.

–В Наверное, потому, что ты молчал последние полчаса,В – улыбнулась я, очистив подошву от налипшего песка.

–В Я не злился, а думал, как тебе сказать, что мне никто другой не нужен.

Я не хотела обсуждать эту тему, поэтому улыбнулась и собралась идти…

–В Давай, я отвезу тебя.

–В Нет, я хочу прогуляться. Теперь мне надо подумать.

–В А если составить тебе компанию?

–В В понедельник, пойдет?В – поправив очки, выдохнула я.

Он недовольно проворчал:

–В Пойдет.

–В Ладно, пока.В – Я все-таки сняла очки и сунула их в сумку. Я чувствовала себя виноватой, ведь обидела хорошего человека. Но как я могу его обнадежить, когда не разобралась в своих эмоциях.

Медленно шагала по песку, потом по нагретому асфальту. Мысли вертелись неприятные, даже унизительные. Вот как правильно: ради избавления от одиночества приблизить очень симпатичного мне Макса и быть благодарной, что не одна; или ждать того, кто душу разбередит, если такое вообще возможно? То есть метания между синицей и гипотетическим журавлем. Главное слово здесьВ – гипотетическим.

Добравшись до оживленной улицы в центре, я зашла в большой супермаркет и, припомнив вчерашний конфуз с угощением, решила купить что-нибудь про запас на случай визита неожиданных гостей.

Положив продукты в корзину, нашла две симпатичные чашки с Дедами Морозами, припомнив, как вчера мы с Максом делили одну на двоих. Потом направилась выбирать диск с фильмом.

В последнее время я заметила явную любовь голливудских режиссеров к типу мальчика-подростка. Все более-менее интересные голливудские артисты относятся именно к нему, будь то Том Круз, Ди Каприо или Орландо Блум. А вот брутальные мужчины нынче не в моде.

Фильмы с такими героями остались в прошлом, вот и пришлось выбрать «Миротворца» с Дольфом Лундгреном. Я обратила на этого актера внимание после того, как на глаза попался фрагмент боя между русским офицером и Рокки. После у Юльки уточнила, кто играл «нашего», и для себя решила, что он мне нравится.

Итак, сегодняшний вечер буду коротать с боевиком и настоящим мужчиной.

Оглавление

Обращение к пользователям