Глава восьмая. Порядок в стае

Тео появился не вовремяВ – в самый разгар драки. Я как раз отделал Реджина, второго бету, когда на меня накинулись остальные волки. Это против всех наших законов, но потребовать сражаться честно было некогда.

В схватках могут участвовать только тот, кто вызвал, и тот, кого вызвали. Случившееся сейчас иначе как человеческим бунтом, глупым и беспощадным, назвать нельзя. Нет у нас таких законов, чтобы стая на вожака толпой кидалась. Хотя к чести Николая и еще пары старшин, они разделились, и трое подданных встали за меня. Значит, последний из бывших бет признал меня, если можно так назвать это противостояние с остальными волками. Расклад был не в нашу пользу, но у меня появился реальный шанс навести в волчьей стае порядок, уже по закону силы.

Мы с Николаем уже побеждали – я отделал двух из троих напавших на меня, когда ворвавшиеся в дом бойцы клана растащили нас. Невиданное делоВ – нападение толпой на вожака! С рук это никому не сойдет.

Будто сытый кот, еще более смуглый, чем всегда, и чересчур довольный жизнью, Тео появился в дверях, напряженно оглядывая изуродованный холл моего дома. Превратившись, медленно опираясь на пораненные руки, я поднялся с пола.

–В Жестоко…В – покачал головой «его величество». Рассерженный, он отвернулся. Вслед за ним я окинул быстрым взглядом гостинуюВ – все изломано и в крови.

Во мне еще бурлил гнев, хотелось заставить предателей заплатить сполна, но появление Тео лишило меня такой возможности.

–В Ты, конечно, нашел лучший выход из конфликта,В – сухо заметил вожак, осуждая меня не только за драку, но и припоминая все мои предыдущие столкновения и проколы.

В душе кипел гнев, я оглядывал комнату в поисках остатков одежды. Бойцы вывели на улицу раненых волков, но я пообещал им вслед, что скоро мы продолжим… начатый разговор.

Тео холодно согласился с моими словами:

–В Да… Посмотри на себя в зеркало, с такими ранами тебе лучше никому на глаза не попадаться. Вот и побудешь со стаей.

Я краем глаза всмотрелся в свое отражение в висящем на стене осколке еще недавно большого зеркала, разбитого кем-то из гостей. В пылу схватки на царапины я внимания не обратил, а теперь из-за волчьих укусов с ними придется повозиться. Зарастать будут долгоВ – самый крупный шрам пересекал половину лица и заканчивался за ухом. Ничего, неделя, и все пройдет. Но стаю оставлять сейчас нельзя, надо навести порядок.

Когда по приказу вожака все вышли, Тео резко повернулся ко мне, и с его лица тотчас слетела маска довольства. Оголенным нервом проступила дикая злость:

–В О чем ты думал своей головой? Ты вообще о чем-нибудь думал? Что-то не похоже на действия вожака!В – Он вздернул подбородок, стиснул челюсти и быстро прошел в гостиную, чтобы его слова не услышали посторонние и он мог спокойно меня отчитать, как нашкодившего мальчишку. Но я не позволю с собой так разговаривать.

–В Я делаю лишь то, что считаю нужным или необходимым,В – холодно заметил я, не опускаясь до объяснений. Как раз в этот момент в кровавом хаосе отыскались мои шорты, торчащие из-под обломков стола. Я вновь оглядел руиныВ – теперь еще с ремонтом возиться!

–В Ты знаешь, что не надо было этого делать, черт подери!В – грубо сказал Тео.В – Так стаю не собрать. Драка против своихВ – небольшое достижение для вожака, или ты забыл, для чего здесь?!В – Он снова плотно сжал губы.

–В Не помню, чтобы горел желанием принимать на себя стаю!В – негодующим тоном остановил его я, отыскав чудом выживший в схватке стул. Затем с грохотом придвинул его к себе, разгребая ножками обломки мебели на полу.

–В Что за детские разговоры!В – окончательно разозлился Тео. Казалось, что он меня сейчас сожжет глазами.В –В Стаю принял, значит, отвечаешь.

–В Какие есть.В – Я чувствовал непреодолимое желание сказать Тео пару ласковых, однако понимал, что тогда это завершится неприятной для обоих сценой. Потому я процедил сквозь зубы: –В А как ты здесь оказался, да еще с бойцами?В – Я опустил голову.

–В Услышал начало вашего разговора по телефону,В – невозмутимо ответил Тео, вновь сложив руки на груди и утомленно откинув голову.

–В Ясно,В – безразлично обронил я, вытягиваясь на стуле.

Разговаривать не хотелось. Тео быстро уехал, во дворе остался только Ник, который равнодушно протянул мне ключи от машины, между делом заметив:

–В Наш по-человечески отдохнувший шеф дал старому измученному волку большой разнос, да? Может, и к лучшему, что тебе пока придется уехать. Ты же чуть не начистил ему холку в первый день после возвращения.

Последнее он произнес довольно печально. Неужели сочувствует? Или жалеет, что после моего отъезда все свалится на его плечи?

–В Я не дикий зверь,В – сердито бросил я, засовывая ключи в карман.В – И драться не собирался, так как вполне способен вести цивилизованный спор. А Тео дал понять, что я здесь никто, так, неблагодарный субъект. Да мне давно ясно, что ему плевать на мое мнение.

–В Власть имущие, что ты хочешь,В – философски заметил Ник, вертя в руке телефон и чересчур внимательно разглядывая баннер с полуголой певицей, висевший на стене высокого здания напротив.

–В Угу, имеющие,В – с горькой насмешкой повторил я. Сейчас говорить на эту тему не хотелось, тем более я так и не понял, на чьей стороне Ник.

Он попрощался и уехал.

Разлад с Тео тяжело переносить. Он мне ближе всех родственников, но у нашей беседы оказался второй смысл, который меня серьезно разозлил. Он меня будет постоянно направлять и контролировать, так как не признает за мной ни разума, ни выдержки.

Я в бешенстве сплюнул и побрел в дом. Опять кровь, мышцы нещадно болели, в голове гудело, раны по всему телу открытыВ – проклятая волчья слюна тормозит регенерацию. Надо бы поговорить с Людой, но ехать к Тео домой не хотелось, да и показываться девушке на глаза в таком виде… Нет, позже.

Самое досадное, что я по сути был прав. Тео не спросил моего согласия, вручая бесхозную волчью стаю после капитуляции Стэна. Его, как вожака, вполне устраивает нынешний расклад и совершенно не прельщает перспектива обзаводиться новым помощником, к которому клану придется приспосабливаться и который, возможно, окажется требовательнее меня. К тому же, если я устрою взбучку Тео и вырвусь из-под его гнета, стрясется что-то непоправимое. Слишком много судеб завязано на нашей дружбе. Но мне стая, мягко говоря, не нужна, а Тео удалился отбывать медовый месяц, для полного счастья подкинув мне еще и клан. Точно говорят, вешают на того, кто везет. Зная, что я не предам, вынудил меня стать вожаком, развесив все проблемы на моей шее.

Я выкинул окровавленные вещи, вызвал команду уборщиков и направился к машине.

Следовало вычислить, кто пытается взбаламутить стаю. Не похоже, что эти события как-то связаны с теми, кто саботирует работу корпорации. Но возможно все.

Вообще-то раньше стая Стэна никому не приносила хлопот, они вели себя как людиВ – работали, платили подати и спокойно растили детей. Очень редко до меня доходили слухи, что их молодежь что-то натворила. Конечно, так было до войны, объявленной Стэном и Максом-старшим нашему клану. Сейчас это хаос. Хотя неизвестно, что натворят гиены, ведь вожак Макс уже ни на что не годен.

Вожаком должен быть победивший старого. Но кто же думал, что, спасая семью от уничтожения, Стэн самоустранится, то есть, спровоцировав настоящую войну, сбежит, бросив стаю?

Я позвонил своим и попросил найти рабочих, чтобы привели дом в порядок. Когда сел в машину, оглядел свое разодранное лицо в зеркало заднего вида.

Тео и сейчас, играя роль властного вожака, спровоцировал меня ехать к стае и наводить порядок. А я упустил свой шанс отдать стаю ему, сообщив, что раз вернулся, то и разбирайся. Вот негодный политик!

Видимо, это и есть мой путь – победить самых сильных волков. Но опять же, сделав это, я так никогда и не избавлюсь от довеска в виде стаи. Потому что не мальчик, тешить самолюбие столь серьезными вещами. Небось и это Тео заранее продумал. Вот же «Макиавелли с хвостом». Я покачал головой и, выехав на дорогу, нажал на газ.

Любая волчья стая стремится к миру, это у нас в крови, но ведь кто-то постоянно подначивает волков, заставляя их волноваться. Кто? Сначала я подумал на Николая, умного, сдержанного, сильного, но в той драке он кинулся мне на помощь. Значит, или Ярослав, или Реджин, или Джеф. Не Чарлик же!

Через полчаса я подъехал к воротам дома Николая, по праву вожака претендуя на его гостеприимство. Первым делом поселюсь по соседству и сразу объявлю вызов всем, кто считает меня слабым, заодно успокоив недовольных нарушением обычаев.

Навстречу выбежали мальчишки Николая. Они, зная обо всем из разговоров взрослых, с любопытством разглядывали нового вожака. Дети – это святое для каждого оборотня, я открыл дверь и спросил маленького Сашку:

–В Хозяева, кто из вас поможет отогнать машину?

Самого младшего посадил себе на колени, за руль. А старший открывал створки ворот.

–В Ну, мужик, веди.

Александр Николаевич, лет семи от роду, схватился обеими ручонками за руль, подсказывая:

–В Сюда, а то там папина машина стоит.

Молодая пухленькая женщина, выглянувшая на шум, заметив сына за рулем чужой машины, в первый момент испугалась. Но я улыбнулся и махнул рукой, она смущенно кивнула и, позвав старшего, вошла в дом.

На пороге появился Николай, все еще в порванной рубашке и с раненой рукой. Ну да, он же только приехал. Николай настороженно вглядывался, будто пытаясь понять, с чем я пожаловал.

Поставив довольного «водителя» на землю, я поблагодарил его за помощь и сунул ему подаренный Никитой новый нож с рукояткой, украшенной замечательной росписью.

–В Ну, заходи, гостем будешь,В – сухо позвал Николай в дом.В – Мы как раз обедаем.

–В Спасибо.

Жена, обнаружив нож в руках младшего, испуганно посмотрела на мужа. Все ясно, вернее, теперь многое для меня стало понятнейВ – он женат на человеке, волчица бы никогда не испугалась ножа в руках сына. Вот и причина, по которой он встал на мою сторону. Только почему я узнал об этом только сейчас?

–В Не бойтесь, это неопасная безделушка, сувенир. Сыновей ваших знаю, а нас не представили…

Вместо супруги ответил Николай:

–В Мою жену зовут Сима.

Она меня боится? Что ей наплели? Неужели не знает, что женщины, тем более человеческие, в играх волков не участвуют? Для любого волка семьяВ – самое главное, а значит, и уважение, и защита вожака и окружающих волков. То же и у лисов, хотя и у них есть отморозки вроде Эрнана.

Хорошо у них, простенько, но уютно. Огляделся и, улыбнувшись хозяйке, сказал:

–В У вас комфортно.

Хозяйка кивнула и поспешила налить мне наваристого борща.

–В Сто лет не ел домашнего, спасибо,В – поблагодарил я, принимая тарелку. Она вновь улыбнулась и принялась накладывать второе.

Немая? Я строго посмотрел на мрачного супруга, он что, ее бьет? Откуда запах страха? Надо заступиться? Николай мне приятен, но надавлю так… Но тут жена поставила перед ним тарелку с мясной подливкой, и он с улыбкой поблагодарил.

Тираны не благодар ят, а воспринимают заботу как должное. Значит, дело не в нем. Закончив с нами, Сима собралась удалиться, я тут же спросил:

–В А почему вы с нами не садитесь? Так нельзя. И мальчишки…

Она удивленно на меня взглянула и тихо сказала:

–В Спасибо. Они уже поели.

Так. Не немая.

–В Вы извините, что я к вам с пустыми руками.В – Я не замечал недовольного взгляда Николая.

После обеда мы перешли в гостиную.

–В Я смотрю, ты совсем жену задавил. Какие же сыновья у нее вырастут?

–В Я задавил? Это ведь моя жена!В – возмутился, чуть не подавившись от злости, Николай.В – Здесь даже полукровкам вздохнуть нельзя, я давно собирался все бросить и идти в клан Тео, но началась война, и это стало невозможно.

Это я упустил. Но, чтобы изменить подобное отношение к полукровкам и людям в клане, Тео понадобилось полвека. Неужели мне предстоит сделать то же самое в стае?

–В Так, Николай. Звони всем и сообщай, что вожак хочет покончить с недопониманием. Пока не говори, что я у тебя, скажи им, что завтра буду у Ярослава.

Тот кивнул.

–В Пойми меня правильно. Я не хочу мешать твоей семье, и мне неловко за доставленные хлопоты.В – Николай слушал меня, опустив голову.В – Но с такой рожей ехать по магазинам не могу, так что я… В общем, купи жене и детям гостинцы, я все оплачу. Поверь, это не из-за недостатка уважения, просто ждать, пока все заживет, я не могу.

–В Я что, не могу гостей пригласить?В – возмутился Николай.

–В Можешь. Я не тебе подарок делаю, а жене и детям.

–В Не нужно со мной расплачиваться.

–В А я и не расплачиваюсь. Я ввалился с пустыми руками в твой дом, и дело здесь не в оплате, а в элементарном воспитании.

–В Это ненормально!

–В Ненормально штаны на голову надевать. Иди и не вздумай экономить.В – Я сунул деньги в его руку.В – Это приказ!

Николай, надувшись, ушел, а я еще раз огляделся. Скромно они живут для столь значимого человека в стае. Да, все же Тео нас избаловал. Пусть он постоянно грозится вычесть копейки за сломанную офисную мебель, но строго следит, чтобы мы отдыхали там, где хотим, баловали жен и давали детям хорошее образование.

В гостиной сидел только Сашка, за ярким детским столиком возившийся с пазлами. Подхватив его на руки, я вышел в крошечный сад за домом.

–В Саш, ну как ты живешь? В садик ходишь?

Он покачал головой.

–В С мамой сижу. Скоро в школу пойду, как Вовчик,В – гордо сообщил мне малыш.

–В Ну все! Раз в школу, значит, совсем взрослый. У папы машину отберешь и будешь с друзьями кататься.

Малыш захихикал, видно, он уже размышлял о чем-то подобном.

–В Папе на совете волков помогаешь?

–В Я?В – Он взглянул на меня ошарашенным взглядом и сурово ответил:В – Я же полукровка, мне нельзя к чистым.

Я сжал кулаки. Совсем они тут обнаглели! Волчат в стаю не пускать… Сашке, внимательно за мной наблюдающему, пообещал:

–В Ну, я им скажу, и тебя пустят.

–В А ты правда вожак?В – Прищуренный недоверчивый взгляд, полный надежды.

Мне захотелось его обнять, я поднялся и, под довольный хохот мальчишки, пару раз подкинул Сашку в воздух. МалышиВ – они такие наивные, чудесные. Я улыбнулся:

–В Ну да… Правда.В – Черт, нет, нельзя никуда девать эту стаю, а то такие отличные пацаны, как Сашка, вырастут с ощущением, что они оборотни второго сорта. Придется приводить все в порядок.

А Сашка перечислял:

–В Вовчика с собой возьмем?

–В И Вовчика и маму. Они поважней всех в стае будут.

–В И даже мама?

–В Она важней всех.

–В И тебя? И папы?В – полным недоверия голосом уточнил малыш.

–В И меня и папы…В – вздохнул я. Слишком большая пропасть между кланом и стаей в воспитании и оценках.

–В Да?В – недоверчиво продолжил допытываться Санька.

–В Ну, кроме одной тети,В – согласился я. Кто бы сомневался, жена вожака, конечно, самая главная.

–В Ладно, за одну тетю мама не обидится,В – глубокомысленно сообщил шкет.

–В Я тоже так думаю. Вот скажи. У меня есть три отличных вертолета. В каждый по пять белок помещается, я недавно проверял. Тебе такой нужен?

Сашка немного подумал.

–В Белки живые или игрушечные?В – деловито поинтересовался шкет, взволнованно засовывая руки в карманы камуфляжных шорт.

–В Живые, конечно!В – «возмутился» я тому, как он мог предположить иное.В – Я тебя с одним познакомлю, хочешь? Он как раз на нем в бою летал.

Это был непробиваемый довод, Сашка только кивнул.

–В Значит, договорились.В – Мы хлопнули по рукам.

Я вынул телефон и позвонил Нику.

–В Слушай, вечером, когда освободишься, привези сюда те вертолеты… Ага, которые у меня дома, в подвале. Где сам бросил, там и лежат! И сам покажись, будущий вожак хочет посмотреть на героическую белку. Мне надо с тобой увидеться.

–В А у тебя что, и вправду друг белка?В – Мальчишка брезгливо наморщил нос, прислушиваясь к нашей беседе.

–В Да, отличный друг и настоящий герой! Он летал на вертолете в ту самую войну.В – Я сделал вид, что не заметил пренебрежения в голосе малыша.

Саша задумался. Я, разглядывая выгоревшие на солнце волосы мальчугана, думал о том, что волчатам надо чаще видеться с белками, оленями и прочими нехищными и относиться к ним дружелюбно. Еще я хотел научить их уважать мужчин за дела, а не за происхождение.

Тут мама позвала Сашу заниматься, а мне осталось, провожая взглядом мальчугана, жалеть, что своих таких нет… Если бы мой первый брак удался, то сейчас мои дети были почти как Маша, младшая сестренка Ника. Мне пришлось бы следить за женихами, если бы была дочка, или провожать ее по вечерам на занятия.

Я не люблю такие мысли. И надеялся, что болезненные воспоминания и нелепые поступки остались в прошлом. Но Люда нежданно пробила брешь во внешней невозмутимости и каким-то образом вернула к жизни все застывшее… Я сам не заметил, что все изменилось. Казалось, рядом с ней я утрачивал власть над происходящим, позволил чувствам взять контроль над рассудком. Это было неприятно. Мне почти удалось избавиться от Люды, и тут она сказала, что не хочет здесь оставаться. Ощущение потери опалило, словно вспышка зажженной спички. Вот тогда до меня наконец дошло, с чем играю, чего опасаюсь и чем за это буду платить. Хорошо, что хватило ума вовремя остановиться.

В калитке появился Николай с пакетами. Вручив подарки его домашним, я попросил устроить меня отдохнутьВ – завтра будет сложный день.

* * *

В горло кусок не лез, я еле отбился от заботливой Симы, попытавшейся меня накормить. Завтракая пустым чаем, незаметно наблюдал за семьей Николая и откровенно завидовал. Мальчишки глаз с отца не сводили, жена подсовывала лучший кусок. Его по-настоящему любят. Любят всякого: победителя и побежденного, богатого и бедного. Что еще надо для счастья?

У меня вроде все есть, но получается, это не главное. На самом деле это совсем не нужно, если не с кем поделиться. В молодости я специально покупал машины или технику, поражающую воображение, дабы показать окружающим, что я крутой. Сейчас эти дешевые попытки произвести впечатление вызывали у меня либо усмешку, либо стыд.

Завтрак окончился. Супруга повела детей к подруге, Николай пошел собирать стаю, а я остался в пустом доме. Ни голосов, ни шороха шагов, вообще никаких звуков. Я ненавижу это состояние, словно мир умер. Раньше спасался громкой музыкой, но этот самообман мне быстро надоел. Мне нужен смысл, чтобы жить, эгоизма явно недостаточно.

Я расхаживал по небольшому залу, чувствуя, что терпение на исходе. Когда же стая соизволит собраться и Николай мне позвонит? Вглядевшись в зеркальную поверхность шкафа, осмотрел свое лицо. Шрам на щеке уже не пылал огнем, он отзывался болью только на прикосновение, но все еще выглядел ужасно. Надо бы Валентину Петровну спросить, может, у нее есть какое-нибудь лекарство.

Наконец раздался звонок. Я вынул из кармана трубку и ответил, шагая к выходу:

–В Скоро буду.

Если бы можно было избежать того, что сейчас последует…

* * *

Я сидел в зале в доме у Ярослава. Достаточно просторном и даже помпезном благодаря высоким лепным потолкам и старательно подобранной обстановке. Хотя из-за безвкусной лепнины антураж напоминал недорогое кафе. Зал до отказа наполнили волки и их семьи.

Меня посадили в кресло у большого окна, стая расположилась чуть поодаль. Видно, кто-то хорошо продумал встречу, разделив нас с волками даже здесь. Оборотни нервничали, никто не любил толпиться. Николай стоял позади меня вместе с Симой, я предложил ей сесть, но она, и так смущенная присутствием среди волков, сконфуженно отказалась.

Разговоры затихли, когда к моему креслу приблизился Реджин.

–В Кого выберете своим представителем в стае?В – заговорил наконец он. Лицо бывшего беты было мрачным, синие глаза пылали гневом. Вряд ли он забудет унижение в моем доме, но та драка случилась не по моей вине, и это станет ему уроком на будущее.

Я не успел ответить, его остановил Николай.

–В Первым говорит вожак, ты поторопился,В – невозмутимо произнес он. Это были слова здравомыслящего человека, но, как показала стычка в моем доме, волчьих обычаев тут не соблюдают, и Реджин мгновенно отозвался, разумеется, совсем не вежливо:

–В Вожак?!В – Это прозвучало резко, почти грубо.

–В Вернись на место и жди, пока спрошу твое мнение, волк,В – тихо, но жестко ответил я и демонстративно повернулся к остальным, игнорируя его.

Когда Реджин встал возле Чарлика и Ярослава, демонстрируя, что он не один, я начал:

–В Волки, я собрал вас здесь, чтобы сообщить, что теперь моей лояльности вы не дождетесь. Все будет, как решу я.В – Я подождал, когда волки умолкнут, и добавил:В – Отмена десятины не вызвала восторга. Ладно, я ввожу ее вновь и, конечно, учту пропущенное время.

Повисла тяжелая пауза.

Я холодно смотрел на стаю, пытаясь вычислить источник недовольства. Было крайне досадно, что до них не дошло раньше: добрый жест я могу и отменить. Карман-то всегда родной и близкий. Отдавать кровные, это не за спиной глупости болтать, теперь они призадумались.

Я добавил:

–В Вы решили выгнать неугодного вожака. В старом порядке был свой смысл, я признаю. Но все поменялось, Стэна не вернуть, да и война показала, что как вожак он никуда не годился.

Стая нервно вслушивалась.

–В Переворот, затеянный бывшими бетами в нарушение всех законов, никому даром не пройдет. И не надейтесь. Молодежь заберу в клан и буду сам их воспитывать. Как я вижу, Стэн только собирал десятину, и стая теперь похожа на кучку старых сплетниц, не способных ни на что серьезное.В – Я секунду помолчал и с издевкой добавил:В – Даже не можете организовать бунт и как следует подраться. Кстати, для тех, кто устроил ту свалку, десятина утраивается – мне нужны средства на ремонт.

Я окинул притихших волков высокомерным взглядом, но чувствовал, что говорю какие-то пустые и чужие слова, действуя против совести. Правда, по-хорошему волки понимать не захотели.

Все старались выглядеть равнодушными, только Ярослав скривился.

–В Да, и главное. Отменяю все права чистокровных. Буду судить строго и только по делам. И плевать мне, каких кровей ваши родители.

Зал загудел. Да, сейчас они волновались серьезно. Что же, хотели силу – получите.

–В И последнее, но самое главное. Супруги волков, не важно, чистокровный она оборотень, полукровка или чистокровный человек, имеют статус тот же, что и у мужа, а если делают что-то важное для стаи, например, лечат или учат, то более высокий!

Зал взорвался возмущенным гулом.

–В У вас новый бета, и СерафимаВ – первая леди стаи.

На этот раз возмутились чистокровные волчицы. Я нашел взглядом блондинку, посмевшую хамить мне. Она, стиснув зубы, смотрела на Симу гневно горящими глазами. Надо будет установить охрану для беты и его семьи. Но меня успокаивало, что большинство женщин отнеслось к моим нововведениям с безмятежным любопытством. Зато завопил Чарлик:

–В Ты для своей бабы трон готовишь или стаю уничтожить решил?!

–В Еще раз рот без спроса откроешь, отдам гиенам в рабы!В – Пока стая гиен Макса под кланом Тео, никакого рабства не будет, но они-то этого не знают. А крикунов надо осадить.

Чарлик спрятался в толпе, но тут вперед вышел высокий волк с белокурыми волосами, он встал передо мной. Увидев тупое упрямство на его лице, я тихо застонал. Итак, парад идиотов начинается. Фанфары и барабанная дробь!

–В Я не буду платить тебе десятину, ни одинарную, ни тройную, потому что ухожу из стаи,В – сказал он, выпрямляя плечи и нелепо демонстрируя свой рост.

Я следил за ним, стараясь не забыть, что у меня железное терпение, которое давно иссякло.

–В Ты уйдешь из стаи и думаешь, что сможешь жить один?

–В Да,В – твердо ответил он. И затем с еще большим высокомерием добавил:В – У меня будет своя стая. Никакого желания драться с тобой у меня нет, но, если ты отклонишь мою просьбу, я брошу тебе вызов!

Опрометчивый дурак. Я мягко улыбнулся и, словно профессор глупому ученику, медленно пояснил:

–В Самонадеянность, подобная твоей, и есть причина, по которой ты не готов вести одинокий образ жизни или, не дай бог, собственную стаю. Малейшая ошибка, и эта опрометчивость убьет тебя. Законы ты знаешь, твои дети останутся без защиты. Поэтому я тебе отказываю, Джеф, и если ты бросишь мне вызов, то пожалеешь об этом.

Если волка внезапно не озарит вспышка здравомыслия, дело примет кровавый оборот. Но я был готов к этому, да и он не щенок, а за свои поступки нужно отвечать.

–В Я бросаю тебе вызов,В – прорычал Джеф, сжав кулаки и шагнув вперед.

Я мгновенно поднялся и стремительно к нему приблизился. Услышал испуганный рокот его сердца и, наклонившись, почти коснулся его уха:

–В Это, я уверен, не совсем умно.

Джеф оказался за моей спиной так быстро, что я чуть не упустил его перемещение. Не утруждая себя возней, я слегка отклонился, рукой схватил его за горло и приподнял в воздух.

–В Я не буду суетиться из-за каждого глупого выскочки, моя задача навести в стае порядок. Если я уберу тебя, мне будет легче успокоить остальных.В – Жестоко, но честно. Да и зачем мне лукавить?

Джеф ухватился за меня, пытаясь вырваться. Предсказуемо. Джеф стал задыхаться. Теперь я должен был безжалостно расправиться с ним, иначе меня завалят вызовами молодые щенки, решившие, что готовы со мной справиться.

Я отбросил Джефа в сторону, снял майку и повесил ее на кресло, не отводя холодного взгляда от волка.

–В Забери свой вызов, иначе тебе очень повезет, если останешься живым.

Он упрямо покачал головой:

–В Нет.

Пусть будет так.

–В Проиграй поединок и даруй мне свободу,В – сказал волк, поднявшись и снова начиная кружить.

Я рассмеялся. Звук получился больше пугающим, чем веселым.

–В Сдавайся, иначе я накажу тебя по всей строгости закона,В – мрачно произнес я, медля с превращением.

В ответ Джеф вздыбил шерсть на загривке и зарычал. В волчьем облике он оказался менее уверенным. Как выглядел я, не знаю, но догадываюсь, что Сима с тревогой смотрела на нас, пытаясь угадать, чем кончится схватка. Николай, сделав вид, что хочет шагнуть вперед, закрыл ей обзор. Он что, меня мясником считает?

Схватка получилась короткой. Яростно рыча, я прыгнул на Джефа, развернул, схватил за горло… Раздался жалобный визг. Я тяжело вздохнул – я до последнего избегал схватки. Когда же он пошел в атаку, последовала быстрая расправа.

Еще один трепач на мою голову. Я отпустил визжащего, брезгливо выплюнул его шерсть, развернулся, но когда превратился, почувствовал, как под ребра входит металл…

Все замерло. Я посмотрел на кинжал в своей груди, а затем на негодяя.

–В Чарлик, это последнее, что ты сделал в своей жизни.

–В Нет, нет. Я забираю свой вызов,В – прохрипел он на чистом русском. И куда только акцент делся? Подлая мелкая тварь!

Я сплюнул:

–В Я думаю, ты заслужил свободу. У меня есть отличный способ…

–В Нет.В – Его голос дрожал.

Я кивнул Николаю. Тот сам уберет из стаи Чарлика. Зоопарк получит нового зверя, который будет зверем навсегда.

–В Джеф,В – сухо спросил я, игнорируя Чарлика,В – у тебя еще есть причины уклоняться от уплаты десятины?

Тот отрицательно покачал головой.

Да, верно, отказ Джефа платить проценты от своих доходов теперь не был проблемой. Это каждый должен делать.

–В С десятиной выяснили. Дальше. Отныне мои личные дела ведет первая леди. Сима, вы согласны?В – Она замялась, потом кивнула.В – Николай? Вы, как единственный бета моей стаи, решаете все вопросы, не требующие моего вмешательства.

Николай быстро замаскировал удивление кивком.

–В А я не собираюсь слушаться абы кого!В – Эту реплику бросила хорошенькая полноватая блондинка.В – Еще не хватало! Человека в совет приволокли и слушаться заставляют.

Чистокровная волчица еще корректно выразилась. Насколько я знаю, они избалованы полным послушанием самцов. Сами выбирают, сами выгоняют, сами жизнь портят себе и окружающим.

–В Слушаться не хотите?В – наивно спросил я.В – У вас есть выбор: восемьдесят процентов ежемесячного дохода вашей семьи в пользу вожака, и сами себе хозяева. Согласны? Я точно согласен. Еще с десяток несогласных найти, и жизнь налажена.

Я нагло улыбнулся. Дамочка насупилась, кидая на меня гневные взгляды. Кто-то начал улыбаться. За Николая можно было не беспокоиться – у него оказались сторонники и против него никто не возражал.

Я понял, что поводом для мятежа стала не власть, а деньги. Я отказался от десятины, с которой кормились прихвостни Стэна, и они, почувствовав угрозу, подняли бунт. Иначе как объяснить, что бетами Стэна стали посредственности? Не все, конечно. Николая я видел в драке, он силен. Ни Реджин, ни Ярослав ему не соперники. Видно бывшему вожаку было сложно опираться только на них, хотя он нашел одного нормального бету.

Я поднялся:

–В Возвращайтесь к себе. Я займусь делами с бетой и его леди. Как только разберусь, получите новые распоряжения.

Волки молча разошлись, то и дело на меня оглядываясь.

* * *

К вечеру, закончив беседу с Николаем и Симой, я встретил Ника. Он, словно фокусник, вынул из багажника и вручил вертолеты Сашке и Вовчику, которые замерли от восторга. Ну да, кому не понравятся такие игрушки? Пока детвора возилась с летательными аппаратами, Сима и Николай пили чай в беседке. Ник подошел к нам, поздоровался с хозяевами и сказал, что у него есть для меня новости.

Я извинился и увел его в сад.

–В Что случилось? Опять наш саботажник проявил себя? Кого еще он подговорил уволиться?

–В Хуже. Тео звонить не стал, попросил передать на словах,В – скривился Ник.В – Оказалось, что тебе подсунули на подпись и провели дальше план работ по устройству фундамента. Там оказались измененные данные… ну, пошла трещина, все насмарку.

Все это мне очень не понравилось. Я минуту помолчал, обдумывая.

–В Так, теперь давай все сначала,В – сказал я, стараясь систематизировать только что услышанное.В – Главное, ничего не пропускай.

–В Да мне, в общем, нечего добавить.

–В Что говорит Тео?

–В Тебя ждет. Хочет лично обсудить.

–В Когда подъедет?

Ник пожал плечами:

–В А кто его знает… Там еще что-то случилось, как разгребет, так и появится.

–В С Людой все нормально?

–В Да, она у Тео с Дашей. Как ни придешь, смеются,В – на миг улыбнулся начальник охраны.

Ну хоть кому-то хорошо, вздохнул я.

–В Значит, не скучает?

–В После того, что ты ей устроил? Скорее отдыхает,В – усмехнулся Ник.

Все-то эта белка знает! Ник словно ответил на невысказанной упрек: «А что ты хотел, я же не слепой»… Я уже десять раз пожалел о том малодушии, с каким пытался избавиться от Люды. Увы, ничего теперь не изменишь. А вот делиться своими мыслями я ни с кем не собирался, Ник и сам все понял.

Ох уж эта белка!

Проводив Ника, я решил в очередной раз обдумать ситуацию.

Истина, как всегда, скрывалась где-то посередине, и до нее непременно хотелось докопаться.

Достав блокнот и карандаш, я принялся составлять схему, расписывая возможности каждого сотрудника. Все указывало на кого-то из наших, вернее, стрелки указывали на Сергея и его лисью команду. Я никогда его не любил, да и как к этому наглому выскочке относиться иначе? Я не понимал, почему его ценит Тео, но если покажу боссу выкладку, он слушать не станет. Сергею он верит. Теоретически это хорошо, я могу оказаться в таком же положении, и доверие вожака в такой момент единственное, что спасет от расправы. Но корпорацию надо защищать, а для начала ответить на вопросы: что случится дальше, как пойдут наши дела, какой линии поведения следует придерживаться, какова сила врагов и что они замышляют?

Я все же покажу Тео свои выкладки, чтобы это не стало для него сюрпризом…

От корпорации я незаметно перешел к приятному: а что делает Люда? С ней мне никогда не было скучно. Мне нравилось наблюдать за ее взглядомВ – она словно впитывала в себя мир своими любопытными глазами… Мне придется смотреть в оба, когда мы с Людой будем приезжать сюда. Волк, которому могут бросить вызов, станет мстить. Стая, может, сейчас и слаба в ближнем бою, но своего не упустит. Как показали последние события, законы волкам не помеха.

Пока ограничусь воспитательными мерами, да и куда девать десятину, я уже придумалВ – буду выдавать солидную помощь каждому новому малышу, чтобы родители могли не опасаться за его будущее. Половина десятины пойдет Николаю. Это справедливо, он берет большую часть дел стаи на себя. И часть денег Симе, которая займется покупкой и обустройством моего нового дома.

* * *

Я вышла из машины и, защищаясь от непогоды, побежала к дверям своего дома. В руках был новый ключ, сделанный по приказу Тео для недавно установленного замка. Позади быстро шагал охранник. Дожила… Надо было забрать вещиВ – Тео с Дашей убедили меня, что лучше пока пожить в особняке.

Похоже, дождь кончится не скоро. Уже неделю он то успокаивался, то усиливался, совсем как мое настроение. А в моей душе начались длинные, дождливые дни. Отчаяние, одиночество, пустота сводили с ума. Бессонные холодные летние ночи казались бесконечными.

Даша с Тео уехали навестить ее родителей, несколько дней их не будет, а у меня накопилось столько вопросов… Кевин пропал, говорить о нем с Тео было не совсем удобно, и я надеялась, что узнаю о нем от кого-то другого. Это оказалась Даша. Случайно она сказала, что директор сильно перепугался за Кевина, а тот ничего не понял. Интересно, что произошло?

Я как раз намеревалась допросить Дашу с пристрастием, но не успела, они внезапно собрались и уехали, оставив главным Ника. А сегодня мне позвонил Макс и сообщил, что его в понедельник выписывают из больницы. Услышав такое, я всполошилась, чувствуя себя виноватойВ – он, оказывается, сильно болел.

–В Макс, что с тобой случилось?В – Я ждала ответа, прикусив губу.

–В Потом расскажу.В – Его довольный смешок дал понять, что он на самом деле жив и почти здоров.В – А пока на том же месте в тот же час?

Я быстро посчитала про себя и решила, что Даша должна вот-вот вернуться, потому ответила:

–В Несомненно, только я буду с подругой… и с толпой охранников. Я ей давно обещала вас познакомить.

–В О боже, опять твои подруги. Сваха не дремлет,В – драматично застонал в трубку Макс.

–В Э нет, она замужем,В – улыбнулась я.В – Так что с тебя извинения и килограмм мороженого.

–В Естественно.В – Я словно видела, как он, небрежно держа трубку, пожал плечами, как делал, когда хотел, чтобы шутка получилась забавной.

–В До встречи в понедельник.В – Я была рада, что он появился, но ждала совсем другого человека, который тоже пропал. Я пыталась мягко уточнить у Ника, куда делся тот, кого я собралась очаровывать, но Ник коротко кинул, что у него дела, и сбежал.

Ну а после, когда потеряшка наконец нашелся, я просто смутилась и убежала.

Поеживаясь от прохлады, я шла на работу разбитая, испытывая настоящее отвращение к кофе, которого выпила слишком много. После ночи, проведенной в раздумьях, следовало быть в форме. Даша права, я слишком переживаю по пустякам, но… Но что-то мой рассудок не может сложить происшедшее в картину. Появление Кевина в нужный момент, странные звери в городе и прочие мелочи, которые не дают мне покоя…

Надо отвлечься. Вечером куплю чего-нибудь вкусного, забегу к Даше и скажу ей, что теперь буду ночевать у себя. Ну сколько можно прятаться?

* * *

После вчерашней жары казалось, что стало по-осеннему холодно. Ожидая появления Людмилы, я стоял уже полчаса, прислонившись к своей машине, припаркованной возле здания базы. В стае я устроил настоящий прессинг, что по логике вещей должно привести волков в восторг.

Сами спровоцировали.

Заметив на повороте знакомую фигурку в светлом деловом костюме, я быстро оглядел себя. Рубашка в порядке, брюки тоже, туфли… Их стоило бы протереть, но я так торопился, что совершенно об этом забыл. Сердце забилось быстрее. Похоже, это случается всякий раз, когда я встречаю Людмилу.

Позади нее по тротуару чуть поодаль шагали два бойца. Хорошо хоть не оставляют ее одну.

Люда вся ушла в свои думы и, похоже, даже не замечала, что ее охраняют. Более тогоВ – опустив голову, прошла мимо меня. О чем она так усиленно думает? Я уверен, что только дурак или лжец могут утверждать, что умеют читать женские мысли.

–В Люда!

Услышав свое имя, девушка медленно остановилась, убрала локон и обернулась. Обдумывала, что сказать? Дружелюбно улыбаясь, она проговорила:

–В О, Кевин, привет… Как дела? Жаль, поговорить не успеваю – надо срочно позвонить, но в другой раз обязательно.В – Махнув рукой, она умчалась ко входу.

Я усмехнулся. Итак, Людмила Сергеевна самым натуральным образом от меня сбежала. Я ни на миг не поверил в этот ее звонок. Ругая Тео с его стаей последними словами, я решил действовать решительней. Нам надо поговорить. Начну с того, что поймаю ее вечером, прямо перед Дашиным особняком. Туда я и отправилсяВ – новобрачные вчера вернулись от родителей Даши, и надо было отчитаться перед вожаком и директором за время его отсутствия. Но с глазу на глаз поговорить не получится. Он наверняка придумает для жены занятие, чтобы она постоянно была рядом, так что обсуждать мои промахи и ошибки мы будем все вместе. А мне хотелось это сделать без Даши.

В кабинете директора сидел старейший лис клана, Роман Николаевич, и выслушивал Тео, который распекал его за скверную работу отдела:

–В Как хотите, но к завтрашнему дню найдите того, кто подкупил специалистов!В – Холодный тон директора был очень плохим признаком. И это знали все, ну, может, кроме Даши.

Старость и у оборотней старость, а тут еще Тео со своими требованиями. Роман Николаевич, тяжело дыша, вытер лоб и очки старомодным белым в синюю полоску платком. Мы следили за каждым его движением, ожидая ответа.

–В Завтра я сообщу все, что смогу узнать,В – наконец закончил пытку молчанием Роман Николаевич.

На самом деле никто пока так и не нашел предателя, устроившего саботаж. Холодно, скрестив руки на груди, я слушал вожака и знал, что тоже не смогу ему ответить, кто виноват и в чем дело. Может, меня и осенит какая-нибудь гениальная идея, но пока… Еще один камешек в мой огород.

Тео, отпустив подчиненного, занялся разбором бумаг и наконец соизволив меня заметить, любезно сказал:

–В А, Кевин, ну как ты? Уже справился со своей стаей?

Даша принесла поднос с тонкими фарфоровыми чашками, из которых разносился аромат жасмина, и поставила его перед нами.

–В Ну как ты? В лавровом венке победителя?В – мило пошутила она, пододвинув мне блюдо, полное горячих чебуреков, и чашку с горячим чаем.

–В Главное, чтобы лавр корни в голову не пустил,В – язвительно отметил Тео, разглядывая документы.

Выпрямившись, я посмотрел на шефа, мечтая стереть его в порошок вместе с наглой усмешкой. Но Тео такой мелочью не пронять, а вот Даша смутилась.

–В Не могу смотреть на то, как вы собачитесь. Даже в шутку,В – тихо сказала она, присаживаясь за стол.

Тео хмыкнул:

–В А нечего мои чебуреки ему подсовывать,В – и, отложив документы, утащил блюдо к себе.

Я переставил его обратно.

–В Нечего хватать. Было вашеВ – стало наше,В – произнес я, запихнув в рот самый поджаренный чебурек.

Даша молча водрузила перед Тео еще одну тарелку, полную мясной выпечки, заодно сделав мужу страшные глаза. На минуту воцарилось молчаниеВ – очень уж вкусные чебуреки попались. И, судя по довольным взглядам Даши, ее рук дело. Она повернулась к окну, которое выходило на дорогу…

Чувствую, сейчас будет серьезный разговор.

–В Кевин, что у вас с Людой? Прости, что вмешиваюсь, но я за нее очень переживаю. Она замечательная, вот только слишком серьезно относится ко всему, копается в поступках, постоянно анализирует…

–В Даш,В – вмешался Тео, дожевывая пирог с мясом.В – Люда сама все ему скажет.

Но Даша только вздохнула и, медленно размешивая тонкой ложечкой сахар, ответила:

–В Не скажет, Тео, ты не представляешь, какая она стеснительная. В драке Люда встанет за тебя и ни за что не бросит, но в остальном…

–В Смелая застенчивостьВ – оксюморон, солнышко,В – сумничал волк.

Но Даша только отмахнулась:

–В Ты не представляешь, сколько я встречала девушек и женщин, скованных застенчивостью так, как не всякий раб на галерах. Они стесняются обратить на себя внимание, одеваются, чтобы, не дай бог, на них не посмотрели, и вообще.В – Даша тяжело вздохнула.В – Но они во всем остальном сильные и мужественные… как Люда.

–В Это грустно,В – равнодушно сказал я. Меня смущала эта тема и хотелось, чтобы Даша скорее ее закончила. К тому же я сам собирался вечером поговорить с Людой. Но, заметив на себе недоверчивый взгляд Даши, громче повторил:В – На самом деле очень грустно.

–В Вот не пойму, ты серьезно или издеваешься?В – озадаченно спросила меня Даша, но тут вмешался Тео. И я понял, что меня раздражало: мне надоела неприлично счастливая физиономия вожака.

–В Даш, не смущай его. Поверь, застенчивостьВ – это проблема общая, и мужская тоже.

–В Боюсь, что большинство мужчинВ – пустышки. Их привлекает в первую очередь внешность, и лишь потом они берут на себя труд разобраться, что же скрывается под этой красивой упаковкой,В – упрямо закончила Даша.В – Как в анекдоте. Еще ни одна женщина не вышла замуж ради красивых мужских ножек.

Тео хмыкнул и потянулся за салфеткой. Я съязвил:

–В Даш, на тебя брак плохо влияет.В – Хотя, надо признаться, в ее словах что-то есть. Красивые ножки, это да.

Даша улыбнулась и сказала:

–В Я знаю. Так как у тебя дела с волками?В – пристала она, как настоящая альфа-самка.

Откусывая сочную серединку чебурека, я довольно хмыкнул:

–В Все в порядке, наконец дамы меня полностью игнорируют. Ряды бет прочищены, у меня замечательный заместитель, и вообще я восстановил десятину.

Даша с Тео молча переглянулись. Без слов ясно, что конфликт с волками может разгореться вновь, а я как никогда осознал, что стаю ввести в клан без ущерба с обеих сторон не получится. Но Тео не стал смеяться или подкалывать, как обычно, а озабоченно сказал:

–В Нельзя недооценивать влияние дам на стаю.

–В Да, по тебе заметно. Ладно, завтра я разошлю всем по букету роз.В – Я отставил пустую тарелку и взглянул на Дашу, улыбнувшись.

Но больше никто не улыбался. Мы закончили завтрак в молчании. Даша ловко собрала опустевшую посуду и, позвякивая чашками на подносе, вышла из кабинета.

Тео тут же спросил о физике, захваченном при штурме лаборатории, случившемся некоторое время назад:

–В Что там с нашим гением? Ты уговорил его сотрудничать?

–В Нет. Я общался с ним. Умнейший человек, но словно совершенно не от мира сего.В – Чувствуя себя виноватым, я складывал кораблик из смятой салфетки.

–В И?В – сухо подтолкнул вожак к продолжению.

–В ЧтоВ – и? Он требовал, чтобы его отпустили, я его отпустил. А что прикажешь делать? Ты поступил бы иначе?В – Я швырнул сложенную бумажку на середину стола.

Побег физикаВ – очень больная тема. Я сделал все на свой страх и риск и, видимо, проиграл. Потому, подняв глаза на Тео, сухо пояснил:

–В В такой ситуации я мог его только отпустить.В – Тео безмолвствовал, и я продолжил:В – Не могу же я его в клетке держать. Работать на кого-либо он отказался, уверив меня, что с физикой завязал навсегда.

Тот физик, Игорь Сигизмундович, пояснил, что он, человек, искренне одержимый наукой, наивно думал, что трудится на благо. Он не мог подумать, что его открытие будут так использовать. Да, он считал, что трудится на военную лабораторию, но был уверен, что всего лишь разрабатывает защитное поле. Хотя мысль об оружии в голову приходит первой.

На миг повисло тяжелое молчание.

–В Где он сейчас? Ты его контролируешь?В – ледяным голосом Тео можно было проткнуть «Титаник» не хуже злополучного айсберга.

–В Нет. Две недели назад он сбежал. С его мозгами обмануть охранниковВ – раз плюнуть.

–В И тебя?В – К чему такое искреннее удивление в голосе?

–В И меня. Не помню, чтобы претендовал на гениальность,В – зашипел я.

Я сам себя был готов прибить, когда узнал, что физик ушел от охраны в многолюдном гипермаркете и больше в своей квартире не появлялся. Пришлось стерпеть – ни убивать, ни лишать свободы я не стану. Если бы мне это было так легко, я бы давно уничтожил Стэна и забрал стаю, но одно дело праведный бой, другоеВ – хладнокровное убийство, притом мирного человека.

Тео в раздражении отодвинул пустую чашку.

–В Какого черта у нас творится? То ученый, то гиены, теперь еще и предатели в клане…

–В Да.В – Я развел руками.В – Тоже не понимаю.

–В Это…В – Тео, кипя от злости, не находил слов.

–В Это на самом деле катастрофа,В – кивнула появившаяся в кабинете Даша, пытаясь смягчить гневный рокот, доносившийся из груди мужа.В – Мы с Тео перед твоим появлением как раз говорили о взятках. Иначе как объяснить внезапное исчезновение подрядчиков и специалистов? Да, нужно разобраться и с этим.

Даша собрала оставшиеся тарелки и вновь вышла. Тео молчал, из-за этого я еще сильнее чувствовал себя мальчиком для битья.

–В А ты не думаешь, что физика похитили?В – спокойно спросил он.

Я насторожился:

–В Не знаю, исчез – как сквозь землю провалился.

–В Не стану отрицать,В – отозвался Тео.В – Именно это настораживает больше всего. А еще настораживает, что у тебя с твоим гигантским опытом слишком много ошибок за такой короткий срок.

Я с раздражением взглянул на Тео. Он что, считает, что я предатель?

Понимаю, что не могу ударить своего лучшего друга, по крайней мере, в его кабинете, где вот-вот появится его жена. Также понимаю, что драка, возможно, окончится не в мою пользу. Но как же хочется! Я стиснул зубы и скрестил с вожаком взгляды.

Тут показалась Даша. Подозрительно взглянув на Тео, она строго спросила:

–В Опять ругаетесь?

Тео в ответ посмотрел на нее по-голубиному кротко. Вся его фигура выражала, что он белый и пушистый. Даша фыркнула и недоверчиво отвернулась. Думаю, ей скоро надоест суетиться вокруг него, и тогда уже за ней будет бегать он, особенно если она решит работать в другой организации. Я не злорадствовал, просто заранее обдумывал, что в такой же ситуации буду делать сам.

Потом я кратко рассказал про события в клане и выслушал новости за то время, пока меня не было. И ушел к себе, злой как собака.

Вечером, закончив почти все дела, я подождал Люду в уютном местечке, на лавочке под соснами. Наконец она появиласьВ – судя по перевязанной ленточками коробке, ходила в магазин.

Я, не отрываясь, смотрел, как она элегантно идет по дороге, держа торт. В Люде всегда чувствовалась особая изюминка, мгновенно выделявшая ее из сотен других девушек. Для меня, по крайней мере. Я двинулся ей навстречу, неожиданно заволновавшись. Хотелось, ничего не говоря, обнять ее, прижать к себе, зарыться лицом в ее волосы и дышать ею, позабыв обо всех проблемах. Но Люда не легкая добыча, за ней надо терпеливо охотиться, ее надо добиваться.

Вот терпения мне сейчас и не хватает.

* * *

Кевин, объект моих размышлений, вышел из-за угла особняка, спустился на дорожку и пошел ко мне. Его взгляд озадачил, мне хотелось остановиться, да так и стоять, глядя на него. Я улыбнулась:

–В Привет! Куда ты пропал? Я уже забыла, как ты выглядишь.

Он молчал, шагая ко мне, и ответил только на улыбку.

Сейчас я бы никогда не поверила, что когда-то относилась к нему как к суровому директору и ненормальному наглецу. Оказывается, он обычный человек, уязвимый и совсем не высокомерный. Ужас, что с нами любовь делает!

Кевин подошел совсем близко.

Кашлянув, я попыталась еще раз начать разговор. Молчать в такой ситуации получалось как-то интимно.

–В Как у тебя дела?В – Я пыталась скрыть смущение.

–В Были отлично, пока ты не сбежала.В – Теперь мы медленно шли рядом, до высокого кованого забора остались считаные шаги.

–В Я сбежала? Всего лишь корректно устранилась, чтобы не мешать.

–В А почему мне не сказала?

Его тон мне не нравился, но пока я отвечала вежливо:

–В Я попросила тебе передать, что мне надо срочно уйти. Что, не передали?

–В Нет, да и как ты могла? Ты что, не помнишь, что с тобой сделали? Похищение прошло незаметно?

Я остановилась и холодно посмотрела в глаза грубияна. Может, Кевин и верно мыслит, но он не вправе ничего от меня требовать. А вот я могу идти, куда мне заблагорассудится! Потому я молча обошла его и, не оглядываясь, направилась ко входу в особняк. Возмущение кипело ключом. Ну почему все так глупо? Я миновала ворота и приближалась к дому Даши и Тео.

Он догнал меня, остановив около скамейки, строго спросил:

–В Почему ты ведешь себя так неосмотрительно? Ты должна была меня дождаться.

–В Да кто ты такой, чтобы мне указывать?!В – гневно взорвалась я, отступая назад. Очень хотелось побить его кондитерским изделием за то, что испортил долгожданную встречу, сведя все к обычной ссоре.

Кажется, Кевин это тоже понял. Он поймал меня в объятия.

–В Тот, кто ждал тебя всю свою жизнь, радость,В – хрипло отозвался он, не выпуская меня из рук.

Я совершенно не желала с ним обниматься и попыталась вырваться.

–В Ты такой же, как и все остальные. Хочешь, чтобы все было по-твоему, и тебя не волнует, что при этом чувствуют другие,В – тихо сказала я.

–В Знаю,В – прервал меня Кевин. Подняв глаза, я увидела его добродушную, почти снисходительную улыбку и нахмурилась.

–В Может, вообще оставим этот разговор, раз ты все знаешь?В – холодно предложила я. Упаковка в руках заскрипела.

–В Как тебя легко разозлить,В – нахально отметил он.

–В Так это эксперимент? Разозлюсь ли я?В – Моему негодованию не было предела.

–В Забавно смотреть.

Заледенев в душе от возмущения, я и правда готова была его ударить. Тогда он подхватил меня как пушинку, шепнув на ухо:

–В А это похищение.В – Легко поднял и понес в холл.

Я попыталась вырваться из его рук, но результат был равен исходу борьбы кошки со львом. Вздохнув, я позволила себе прижаться к Кевину, однако старалась не расслабляться, пока он нес меня.

–В Меня Даша ждет, неудобно.В – Мне не нравился собственный голос, он сорвался на шепот в самый неподходящий момент.

Он взглянул на меня с еле уловимой улыбкой, я настороженно улыбнулась в ответ. Ведем себя как пара идиотов!

Кевин миновал вход, кивнул моим охранникам и затащил в какое-то помещение. Там, в самом чреве особняка, были комнаты, в которых хранилось спецоборудование для защиты, куда, по рассказам Даши, могли войти только Тео и Кевин. Вот он и вошел. Легко нащупав в темноте выключатель, зажег свет. Я недовольно смотрела на него, ожидая пояснений.

Он наклонился совсем близко к моему лицу, но не коснулся. Мы смотрели друг другу в глаза и молчали, и тут я поняла, что Кевин волнуется больше меня. Злость сразу прошла, я опять улыбнулась и медленно погладила его по щеке. Вот же глупый! Кто бы мог подумать, что он такой уязвимый.

Кевин с надеждой посмотрел на меня, как-то растеряв весь апломб мачо-соблазнителя. Он словно пытался что-то осознать. Я мягко обняла его и притянула к себе. Губы слились. Кевин застонал, вцепившись в меня как дикий зверь. Боже мой, какие платья, духи, какое соблазнение? Тут бы самой голову не потерять!

Пальцы впились в ткань рубашки, долгий поцелуй затопил теплом. Он целовал меня, словно я действительно бесценна для него. При этой мысли сердце взволнованно затрепетало. Это было бы счастьем, если бы не страх, что в ответ на свою любовь я получу лишь вожделение, да и то лишь на короткое время, пока он не удовлетворит свой интерес. Но его руки не давали мне отодвинуться, они будто скрепили нас в нечто единое, живое и такое упоительное…

Спасаясь от сумасшествия, я прошептала между вздохами:

–В Если я не появлюсь, Даша поднимет шум. Я уже позвонила, что иду.

–В Побудь еще немного…В – Он прижал меня к себе еще сильнее.

–В Да, но я должна поговорить с Дашей,В – словно очнувшись, вспомнила я.В – Она так волнуется. Как раз собиралась поблагодарить их с Тео и сказать, что за мою безопасность переживать не стоит.

–В В смысле?В – нахмурился Кевин.

Я поразилась, как быстро в нем проснулся защитник. Не буду темнить, мне это очень даже понравилось. Еще раз погладила его по щеке, но, боюсь, сейчас его я этим не впечатлила, поэтому пришлось объяснить:

–В Кевин, прости, Даша на самом деле шум поднимет.В – Мне пришлось отступить назад, иначе нам грозило повторение этого безумства.

Только сейчас я оглядела комнату, в которой вдоль неокрашенных стен стояли железные ящики и коробки. Романтично. Кевин нахмурился, поймав мой любопытный взгляд. Глупый, меня антураж не волнует. Меня волнует только его отношение. Я спросила:

–В Проводишь?

–В Да, но нам надо поговорить.

Я кивнула и подала руку, чтобы он вывел меня из комнаты.

Когда мы подошли к лестнице, Кевин вздохнул:

–В Как только тебя вижу, начинаю говорить не то, что хотел. А о том, что надо, забываю.

–В Если тебя это утешит, я тоже. Ну, я пошла.В – И опрометью бросилась вверх по мраморным ступеням. Я сбегала от самой себя…

Кевин, уже улыбаясь, крикнул мне вдогонку:

–В Я встречу тебя и отвезу, без меня не уходи! Нам надо поговорить!

Только у дверей Дашиной комнаты я вспомнила, что где-то потеряла торт.

Оглавление

Обращение к пользователям