Глава десятая. Тайна раскрыта?

Начиная со вчерашнего вечера, я присматривалась к хозяину, двору и всему, что меня окружало. Ведь манера держаться, одежда, мебель, выбранная для своего дома, много говорят о человеке. Но здесь ничто не выдавало сведений о похитителе, словно мне показывали только глянцевые фасады. Внешне Псевдо-Макс был дьявольски интересен. Угу, если бы не явная гниль внутри.

Утром, кое-как поднявшись и приняв душ, так и не уговорив на это мокрое дело Маришку, я обдумывала наши дальнейшие действия. Молить о пощаде, грозить, пытаться убеждать этих людей бесполезно, это само собой разумеется… Но сидеть и ждать непонятно чего – невыносимо. Только закончила умывать малышку, как нас позвали на завтрак, прервав мои мучительные размышления. Мы, как гости, завтракали с его величеством, главой бандитов-похитителей.

Хозяин расположился за небольшим круглым столом, сервированным в залитой утренним светом комнате.

–В Вижу, ты мне не доверяешь,В – довольным голосом заметил он.

Хорошее приветствие, нет, превосходное! Главное, какая грандиозная и трезвая мысль, высказанная вовремя. Я не спускала с него холодного взгляда, даже и не думая возражать.

А чего это Псевдо-Макс хочет? Счастья в глазах от радостной встречи? Заверений в вечной привязанности? Больной какой-то! Разумеется, я ни капли не сомневалась в том, что он законченный негодяй, да и выглядел он совсем не как человек, измученный жизнью и заботами, находившийся в безвыходном положении, а как наглый и беспринципный мажор! К тому же в утреннем свете он был необыкновенно красив. Это не комплимент, а приговор. Мужчины, отягощенные красотой, ни себя, ни близких счастливыми сделать не могут, так как не в состоянии оценивать отношения адекватно.

Прежде чем продолжить, он еще раз взглянул на нас:

–В Садитесь…

Мы с Маришкой с шумом устроились напротив хозяина. Амбалы, проводившие нас до столовой, тут же вышли, тихо прикрыв дверь.

Я плевать хотела на его присутствие, пусть не обольщается! Привстав, положила малышке и себе все, что посчитала годным для завтрака. Налила заваренного чаю, взяла нам с Маришкой по кусочку пирога. За хозяином я, разумеется, ухаживать не собиралась и совершенно не обращала внимания на его любопытные взгляды.

Кусок в горло не лез, но я из вредности схватилась за чай, обращаясь к бандиту:

–В Поясните мне причину нашего похищения. Я слушаю!

Он усмехнулся, помолчал с минуту, но все же ответил:

–В Мне нужно, чтобы Федор сделал кое-что для моих… людей. Такая причина вас устроит?В – равнодушно произнес бандит, придвигая к себе тарелку. Слишком он высокопарно изъясняется для подретушированного гопника.

–В А,В – кивнула я,В – вы из этих… Понятно…

Я попробовала выпечку. Пирог с лимонной начинкой оказался чересчур магазинным, и я его отложила. Покупную сдобу не люблю.

–В Каких это «этих»?В – передразнивая мой тон, спросил он.

–В Ну, из этих, которые, так сказать, не чета остальным,В – с сарказмом уточнила я и, не сомневаясь в его ответе, насмешливо продолжила: – Людей, не знающих сочувствия. Они настолько увлечены своими высокими замыслами, что идут по трупам ради достижения цели. Те, которые уверены, будто законы писаны для заурядных созданий вроде нас с Маришкой.

Момент, пока он обдумывал мои слова, я использовала, чтобы добавить Маришке чаю.

–В Я вот сижу и не могу понять, с чего ты такая дерзкая? То ли глупая совсем, то ли наглая, то ли что-то имеешь в рукаве?В – цинично меня оглядывая, насмешливо ответил этот «не чета прочим».

Маришка, с интересом слушавшая нас, вела себя как взрослая, тихо. Я, отставив заварочный чайник, продолжила:

–В Классику читать надо. Достоевский как раз о тебе написал. Был один такой тип, как ты, Раскольниковым звали. Да-да, он еще плохо кончил,В – ерничала я, при этом элегантно снимая кусочек сосиски с кончика вилки.

Он в ответ одарил меня высокомерной улыбкой. Я автоматически отметила ровные белые зубы, бронзовый загар. Не люблю красивых и подлых. Я люблю надежных и умных, как там у Сенеки о красивых кораблях…

Но похититель вернул меня к нашей беседе.

–В Я закончу хорошо, не сомневайся, Тео мне все на блюдечке выложит,В – заверил красавец.

В ответ я процитировала фразу из «Преступления и наказания»:

–В «Обыкновенные люди должны жить в послушании и не имеют права переступать закона, потому что они, видите ли, обыкновенные. А необыкновенные имеют право делать всякие преступления и всячески преступать закон, собственно потому, что они необыкновенные».

Пока он пытался обдумать мои слова, видно давно классиков не читал, я желчно вставила:

–В Те, в семнадцатом другие, в сорок первом тоже, были уверены, что кончат хорошо, что служение великой идее освобождает их от общепринятых норм, оправдывает убийства и насилие, тем более над тварями дрожащими, людским муравейником, или как сейчас говорят, быдлом, к которому принадлежит основная масса людей.

–В Вздор.В – Он насмешливо улыбнулся и, поменяв позу, вальяжно расселся в кресле. Попивал чаек, качая ногой в черной туфле с длинным носом.В – Я всего лишь отстаиваю справедливость и свободу, выражаясь твоими же терминами. И не надо мне петь о слезках ребенка,В – цинично закончил он.

–В Почему? Потому что ваш калибр помельче?В – дерзко усмехнулась я.В – Вы ведь себя считаете право имеющим.

И нагло продолжила, игнорируя его раздражение:

–В Или на самом деле думаете, что первым открыли закон: «Кто крепок и силен духом, тот над людьми и властелин. Кто много посмеет, тот у них и прав. Кто на большее может плюнуть, тот у них и законодатель, а кто больше всех может посметь, тот и всех правее. Так доселе велось и так всегда будет»,В – процитировала я Достоевского.

–В Ну и сравнение. Я прямо не знаю, чувствовать себя польщенным или разгневанным,В – с сарказмом усмехнулся надменный тип. Но тут же прекратил улыбаться, резко приподнялся и, прищурившись, язвительно высказал:

–В Интересно, что было бы, предложи я тебе, такой правильной, выбор, кого отпустить, тебя или ее,В – и он глазами показал в сторону затихшей девочки.

Я тут же уловила исходившие от него самодовольство и высокомерие, которые после последних слов только усилились. Он на самом деле решил, что мой выбор настолько предсказуем, что я выберу себя?

–В А если скажу, освободи девочку, ты ее отпустишь?В – не верилось, но все же я попыталась.

Негодяи всех меряют по себе, это понятно, но как было бы хорошо, если бы он отпустил ребенка.

–В А кому ты нужна?В – Он рассмеялся и взял бутерброд.

Меня это даже не оскорбило. Когда нечем ответить, в ход идут вариации на тему «сам дурак» с обязательным унижением.

Похититель, прожевав, продолжил:

–В Интересно, если выбирать между твоей жизнью и этим ребенком, ты тоже так благородно будешь его защищать или предложишь отпустить?

Уверенность в своей подленькой правоте такая непрошибаемая, мол, в этом случае и ты предашь. Что я, не знаю, что ты никого, кроме себя, защищать не будешь? Я на такое отвечать не стала. Переубедить можно только делами, но не провоцировать же его на причинение вреда ребенку.

Долив себе чай, я наконец ответила:

–В Если, чтобы помочь кому-то, нужно похитить ребенка, то такой человек расписывается в своей немощи.В – Я скорчила уничижительную гримасу, да и тон был ироничным.

Зачем я это делала?

Просто мне все это чертовски надоело, и я готова была вызвать огонь на себя. Не нужна так не нужна… А еще меня раздражали его попытки сделать вид, что он нормальный и просто вынужден кого-то похищать, оправдывая преступление благими намерениями.

Он раздраженно ответил:

–В Бабский истеричный бред!

–В Ну конечно, я разве могу сравниться с настоящим мужиком, прикрывающимся пятилетними девочками.

–В Ну ты замахнулась.В – Он щелкнул языком.В – Я Тео согну, а там посмотрим, кто из нас плохо кончит. Да и твоего еще уломаем. У меня кое-что припасено… сама увидишь.

Я презрительно скривилась. Обещала синица море сжечь!

Вернувшись, мы с Маришкой расположились на диване. Пока я разными голосами рассказывала ей бесконечную сказку почти обо всех обитателях леса, небо стало затягиваться облаками, и заметно похолодало. Если польет дождь, не знаю, как в стрессовой обстановке вынесу непогоду. Я прищурилась, глядя на открытую дверь балкона, затем перевела взгляд на быстро темнеющий горизонт.

Маришка, наблюдая за мной, сказала:

–В Хочешь, я убегу домой и скажу Нику, где мы?

Застучали первые капли дождя.

–В Да, конечно, убежишь,В – улыбнулась я, склонившись к малышке, ласково заворачивая выбившиеся из косички волоски за ушко.В – Знаю, мой пушистый кролик, ты, конечно, вернешься домой, но чуть позже.

–В Я не кролик, я белка!В – звонко захохотала малышка и… спрыгнула с дивана, мелькнув пушистым темно-рыжим хвостом.

Я резко встала, закрыв рот кулаком, шагнула назад, оступилась и шлепнулась на пол… Сидя, крепко зажмурилась, размышляя о чем-то неестественном. Меня затрясло… Нет, видимо это нервное, столько всего испытала.

Я медленно открыла глаза, все еще надеясь, что просто показалось. Затем медленно повернулась и оглядела милую зверюшку с озорными глазками и хвостом, сидевшую на паркете, еще полминуты назад бывшую девочкой пяти лет.

Девочкой пяти лет… пяти лет.

Так. Я шумно выдохнула и закусила губу. Не время сходить с ума, у меня на руках ребенок. Неловко поднимаясь с пола на дрожащих ногах, пояснила «зверьку» охрипшим, прерывающимся голосом:

–В Много съела за завтраком, вот ноги и не держат.

Маришка уже вернулась в нормальный вид и сурово натягивала на себя сарафанчик. У меня тряслись руки, так что помочь ей я не смогла. На языке вертелась дюжина вопросов, но грустный взгляд девчушки заставил меня промолчать. Я, стараясь не думать об увиденном, принялась ей рассказывать о великих путешественниках, ловя себя на том, что вещала автоматически, словно читала лекцию. Маришка, сжавшись в уголке дивана, грустно слушала.

Обед и ужин нам принесли в комнату, очевидно, похитителю не понравились мои сравнения с Раскольниковым.

–В Красивая ты, белочка,В – наконец пробормотала я, отодвигая нетронутую еду. Шок от увиденного давал о себе знать. Малышка вяло возилась с ужином, жестоко растерзав котлету вилкой. Подняв на меня недоверчивый взгляд, она тихо сказала:

–В Таня и Ник красивей.В – Вспомнив о родных, она горько разрыдалась, шепча: «Хочу к маме…».

Смотреть на ее слезы было невыносимо, как и терпеть все это, но пришлось.

Потом я укачивала рыдающую Маришку, уже не пытаясь отвлечь. Такую боль можно только пережить. Наконец, она понемногу начала успокаиваться, и лишь иногда по ее маленькому тельцу пробегала дрожь. Я пела ей колыбельные, гладила по головке, пыталась помочь, но помог только сон.

Я смотрела на измученного ребенка и понимала, что теперь в моей жизни ничего нормального не будет. Я в ловушке, в незнакомом месте, в окружении мифических существ, которых не должно существовать в природе. Смириться с этим невозможно – остаток вечера и ночь я потерянно бродила по комнате, стараясь принять мир, внезапно ставший другим. Невозможно, но это реальность. ОборотниВ – реальность… Как только что прошедший дождь, лето и все вокруг.

Я вышла на балкон осмотреться и проветрить измученный мозг. На свежем воздухе, в последних лучах заката, казалось, что ничего этого не было, я спала, и мне все приснилось. Я оглядела забор, высокие деревья за ним, шумный город. Вот реальный мир. А тутВ – сказочные оборотни…

Кто бы мог подумать! Кто бы мог подумать о таком? Знаю, кто, Даша. Она ведь говорила об охране и нападениях, и о многом другом. Сейчас ее рассказы предстали предо мной в новом свете.

Я потрясла головой. Как может нормальный человек в наше просвещенное время верить в такую чушь вроде оборотней? А вот может. У бандитов конфликт с Тео, отсюда охрана в особняке, сигнализация и прочие защитные комплексы, необходимые при проблемах с преступниками. Оборотнями…

Вспомнились слова бандита о чистой кровиВ – получается, он говорил про Маришку. А Ник, если он родственник Маришки… Тоже оборотень?

Я поежилась.

Покидать балкончик не хотелосьВ – казалось, в комнате мне воздуха не хватит переварить все это. А люди, которые были рядом… И тут до меня окончательно дошло. По коже бежала дрожь от осознания: сколько же их вокруг было!

Тео – точно оборотень, это потом сказала сама Маришка. Даша не могла не знать, кто ее муж. Меня это возмутило, уж от меня можно было не скрывать! Кевин… В голове сами собой складывались факты, и школьная привычка систематизировать любую информацию привела к странным выводам. Меня поразило, откуда Кевин узнал о полосатых собаках, ведь не в характере Макса делиться такой ерундой с окружающими. Значит, он тоже там был… Кто еще был там кроме полосатых собак, вычислять не понадобилось. Боже, это же мой любимый Волчик!

Все окончательно встало на свои места.

Ужас! Я у себя дома его тискала, как плюшевого мишку, дурака валяла, тарелки подсовывала, в любви признавалась… Я покраснела так, что от щек пошел жар. То-то он потом стал вести себя по-другому. Еще бы, сама себя предложила! Как он умудрился сделать так, что я влюбилась в него в обоих обличьях?

Вспомнился непонятный случай с Ником на пляже, который убил мое желание оказаться рядом с ним… Правильно Волчик тогда Ника цапнул! Нет, жуть какая-то. Зато сейчас от стыда я готова провалиться на месте. Ник просто негодяй.

В нос поцеловала! Я со стоном прикрыла лицо ладонями.

Но тут мне припомнилась первая встреча с Волчиком. Он же от меня отойти не мог, как щенок следом таскался, на руки влезть норовил. Почему? Как меня выбрал? И зачем мучил после? Нет, это все-таки невыносимо.

Гиены, полосатые собаки. Похищение, драка… Ага! И мой глупый вопрос: «Кто держит стаю гиен в городе?» Ха-ха!

Как назло, воспоминания никуда не уходили. Я, резко вздрогнув, посмотрела в темную комнату. Малышка спала под байковым одеяломВ – я все же заставила бандитов принести ребенку все необходимое. И снова принялась перебирать в уме знакомых, пытаясь понять, кто они.

Драка с Максом на улице… А Макс? Точно, он тогда что-то про мою связь со зверями говорил. Может, потому и говорил, что он человек? Тогда откуда знает? Но я же узнала, наверно, и он смог. Это что получается? Макс считал, что я все знаю? И сама пошла к ним работать? И как расценить его слова теперь, он же меня оскорбил из-за этого.

А может, у них считается, что только самые разбитные дамы на работу к оборотням идут? Но нет, не может такого быть, чтобы Дашкинс меня подставила! Я просто ничего не знаю и не могу делать выводы.

Я навалилась на перила не в состоянии больше думать. Город спал под покровом желтоглазых фонарей, а я все размышляла, вытащив на балкон мягкий стул и укрывшись пледом.

К моменту пробуждения ребенка я уже все приняла как данность. На сей раз мы завтракали у себя в «камере». Наблюдая за Маришкой, я видела обычную милую девочку, растущую в нормальной любящей семье. Она умела общаться и была в меру пытливой, простодушной и доброжелательной. Чудесный ребенок. Я бы хотела, чтобы мои дети были похожи на это милое создание. Но тут же вставал вопрос, появятся ли они вообще? В моем положении заложницы случиться может всякое, и скорее всего, самое плохое.

Маришка, быстро доела завтрак, заскучала и вернулась ко вчерашнему разговору:

–В Я убегу домой.

Представив маленького бельчонка в современном городе, я ужаснулась. Разницы нет, что маленького ребенка отпускать одного, что зверушку. Отогнав от себя невеселые мысли, я посмотрела на притихшую девочку.

–В Мариш, я боюсь за тебя. Города ты не знаешь, а кругом машины, глупые детишки с камнями и еще много чего опасного.

–В Я к маме хочу!В – упрямо сказала малышка.

Я озадаченно огляделась. Жизнь идет независимо от потрясений, и Маришку надо было расчесать и заплести косичку, но расчески здесь не было. Спохватившись, что она ждет моего ответа, я заверила:

–В И она к тебе хочет. Подожди, скоро Ник приедет и нас заберет.

–В А Кевин?

Я на миг запнулась. Ну да, он сильный и надежный, а я глупая обманутая женщина. Ребенок ждал моего ответа, и я весело отозвалась:

–В И Кевин, конечно. Они оба придут.

–В А Тео?В – Вновь упрямый тон и нахмуренные брови. Малышке очень важно, чтобы о ней все беспокоились. Понятное желание, я, не сдержавшись, улыбнулась:

–В И Тео.В – А Даше не поздоровится. Предательница! Не могла предупредить меня раньше.

Маришка, от скуки играя сама с собой, складывая из пальчиков замок, припомнила:

–В А помнишь, мы тебе цветы подарили? Это я придумала!В – похвасталась малышка, которой от моего зыбкого обещания, что за ней придут, видимо, стало легче.

–В Конечно, помню, это были самые красивые цветы в моей жизни,В – созналась я.

Маришка, чуть повозившись с чайными ложками, вновь раскапризничалась, просясь к маме. Подумав, что во всем виновата скука, потому что ребенку нечем заняться, я подошла к двери и резко в нее постучала, заодно объяснив девочке свои действия:

–В Я им скажу, чтобы они принесли что-нибудь тебе почитать и карандаши с тетрадкой. Ты, наверное, буквы уже знаешь?

Она довольно кивнула.

Охранник, приносивший нам завтрак, на мою просьбу лишь отрицательно покачал головой. В его глазах не было ни капли смущения. Пустота, он плевал на все и на всех.

Я с возмущением спросила:

–В Простите, что тогда ребенку делать? Ей пять лет, она же не может сидеть неподвижно.

–В Я спрошу.В – И захлопнул дверь.

Это вывело меня из себя. Я должна знать, чем все это закончится! Тут меня как кипятком обдало от еще одного воспоминания. «А после дам вам ее попробовать»,В – сказанное голосом похитителя.

Схватившись за стену судорожно сведенными пальцами, я все еще слышала его «попробовать». И Даша тогда испугалась, а я еще думала, что ей не стоит так волноваться. Внезапно меня охватила дрожь, такая сильная, что пришлось прижаться спиной к стене и закрыть глаза, глубоко дыша. Маришка подбежала ко мне, крепко прижалась… Сначала я не поняла, чего она хочет, но потом пришла в себя и крепко обняла девочку, успокаивая:

–В Мариш, у меня голова болит, не обращай внимания. Сейчас пройдет.

–В От тебя так пахло страхом. Он тебя напугал?

Ох уж эта детская проницательность… С трудом разжав губы, я ответила:

–В Нет, не он. Другой дядя. Это давно было.

–В Они все тут гиены. Ник никого-никого, кроме Сейрры, из них не любит,В – сказала девочка и понимающе покачала головой.

Гиены, вот оно что! Чем дальше, тем интересней. Но тут дверь распахнулась, и на пороге появился главный похититель. Мне про себя приходилось называть его именно такВ – он не представился.

–В Что беспокоит вас на этот раз?В – недовольно спросил брюнет. Его словно отвлекли от важных дел, и вновь этот пафосный тон…

Я сухо произнесла:

–В МаришкаВ – маленький ребенок, она просто не может сидеть на одном месте. Ей нужны краски, карандаши, мультики и прогулки.

Он сосредоточенно кивал, и если бы я не знала, что он еще тот негодяй, наверное бы поверила, что он прекрасно меня понимает и переживает за малышку.

–В Да, все принесут и гулять выпустят. Но…

Я попыталась понять, что он имеет в виду.

–В Мне так жаль, мадам…В – Похититель не мог скрыть сарказма.

–В Мадмуазель,В – машинально прошептала я, все еще гадая, что за пакость он придумал.

–В Мадмуазель,В – издевательски поправился он,В – а вот вам гулять нельзя.

–В Переживу.В – Я с облегчением выдохнула. Он, видимо, решил, что я собралась бежать.В – Спасибо. За ребенком во дворе смотреть кто-то будет?

–В Конечно.

Меня вдруг одолело желание позлить его:

–В Я надеюсь, ее не тронут ваши гиены?

Он на миг замер, испытующе смотря мне в глаза. Я изобразила сплошную невинность. Ага, успокоился.

–В Нет, не тронут, не сомневайтесь.В – И вновь поганая улыбочка театрального злодея.

Маришка из всей речи услышала только про прогулки:

–В Я хочу гулять.

–В Иди,В – разрешил наш тюремщик.

Маришка, ни капли не сомневаясь, быстро обняла меня и вприпрыжку побежала из комнаты.

–В Так привязалась к вам?В – серьезно удивился негодяй.

–В Благодаря вам,В – с сарказмом оскалилась я. Девочки рядом не было, я могла говорить все, что думаю.

Но бандит ответил, я даже не сразу поняла, о чем это он:

–В Я смотрю, не зря на вас запали сразу двое.

Что он вообще имеет в виду? Кого?

–В Если это в вашем представлении комплимент,В – сухо заметила я, не удостоив его даже взглядом,В – то с радостью можете оставить его себе.

Двое? Макс и Кевин, что ли? Глупости какие!

–В У меня на вас появились кое-какие планы,В – мрачно усмехнулся высокий негодяй. И наконец он покинул комнату, небрежно закрыв за собой дверь.

Когда бандит вышел, я со вздохом опустилась на стул.

* * *

Как завороженный, я жадно смотрел в прекрасные глаза Людмилы и тонул в их таинственной глубине. Где-то глубоко внутри нежность зажигала пламя. Медленно склонился над девушкой, вдыхая любимый запах. Мои губы почти касались ее губ, я чувствовал, как на моей щеке колышется ее теплое дыхание. Хотелось поцеловать, прижать ладони к ее теплой коже, но не смел, сдерживая себя из последних сил.

Не осознавая, зачем, я отошел от Люды, переводя дыхание и стараясь взять себя в руки. Но тут же проснулся, чтобы почувствовать, как от ужаса сжимается горло. Испытание их пленом не каждому мужчине под силу, что говорить о хрупких и нежных девочках.

Я окинул кабинет тяжелым взглядом. Не помню, как заснул. Допросы, допросы. Пусть Тео обставил все как обычную беседу, но дураков нет. Кто-то, искренне сочувствуя, понимал, что случилась беда, и сейчас не до ущемленного самолюбия, а кто-то бесился, что на его свободу покусились. Надо было выдержать сочувствие первых и постараться не прибить вторых.

Поскрипывая затекшими мышцами, я выбрался из-за стола и пошел в кабинет к Тео, у которого было полно гостейВ – к нему как раз привели новую партию гиен. К моему удивлению, среди них оказался лис Эрнан собственной персоной.

Я остановился у входной двери, вслушиваясь в разговор.

–В … я смотрю, ты вновь на коне?В – Судя по тону Тео, ничего хорошего его не ждет. Эрнан уже всех достал, болван самовлюбленный.

Лис тут же парировал с самодовольной улыбкой:

–В Да, моя жена должна знать, что я всегда могу найти ей замену. И пусть убедится, что такие мужчины, как я, на дороге не валяются.

В ответ на это заявление Тео иронически заметил:

–В Такие, как ты, имеют обыкновение позже валяться в ногах у обманутых жен.В – Эрнан набычился, но Тео как ни в чем не бывало продолжал:В –В Поверь, меня мало волнуют твои достоинства. Я позвал тебя, чтобы сообщить, я буду отсылать большую часть зарплаты твоим детям, чтобы они не зависели от милости легкомысленного папаши.

Тот рассвирепел, но совсем глупо с его стороны было рассчитывать на поддержку недовольных гиен, которые мечтали убраться отсюда.

–В Ты волк и всегда унижаешь нас, не волков. Особенно лисиц, гиен, и не только нас,В – гневно выпалил мужчина.

–В Я отношусь к каждому по делам,В – отмахнулся Тео.В – Если ты дал жизнь ребенку, ты за него отвечаешь и должен прежде всего думать о нем, а потом о собственном удовольствии. А ты бросил детей. Дети вырастут, жена выйдет за другого, и кому, в конце концов, ты будешь нужен?

–В Да я всегда найду себе,В – сплюнул лис.

Тео покосился на хвастуна, но спокойно спросил:

–В На год найдешь? На месяц? На неделю? Тебе, кроме тебя самого, никто не нужен. Все повторится и с другими, значит, так и будешь мотаться. Помнишь басню о стрекозе? Так вот, я не видел более жалких существ, чем стрекозы в старости.

Видимо, этот образ был пугающе близок к реальности, Эрнан даже пригнулся. Потом, кипя от злости, вышел из кабинета.

Даша, серая как тень, обнаружилась в уголке. Проводив Эрнана задумчивым взглядом, она повернулась к Тео и озабоченно спросила:

–В Ты не сильно его?..

–В Нет, дети остались без отца. Где теперь найдется лис, который должен их учить и ставить на ноги? И ведь это лисы. Лисы, чья верность не уступает волчьей и лебединой. Должна не уступать…В –В Тео тяжело вздохнул.В – Может быть, одумается.

Даша вздохнула и выразила мою мысль:

–В Слабо верится, что поймет, ведь винить кого-то намного легче.

–В Мне тоже не верится,В – согласился Тео.

Гиены молча наблюдали за альфой клана. После проведенной коммендации ониВ – его стая. Кстати, в отличие от моих волков, они не возмущались.

Макс-старший находился в клетке на первом этаже. Поскольку не был в состоянии говорить, стоять или сидеть, он отсыпался. От него воняло, и вообще, я не думал, что он так быстро сопьется. Поиски старого Шона и жены Макса ничего не дали. Как говорили гиены, матушка Сэма полгода назад отбыла в длинную поездку за границу.

Даша наклонилась к Тео, который сидел в кресле, и заговорила о другом:

–В Валентина Петровна еле отошла после похищения Маши, а вот теперь Маришка… Но я не думаю, что они обидят ребенка, а вот Люду…

–В Эти могут.В – После таких слов Даша совсем пожелтела.

Не знаю, как мы сегодня пойдем на свидание к Максу. Дашу ноги не держат, а меня дико раздражала ее задумка с походом в кафе, но я ничего умнее предложить не мог, и потому молчал. В комнату пожаловал Ник. Под глазами черные мешки, волосы торчком, одежда мятая, голос сиплый и усталый:

–В Я здесь. Что ты хотел, Тео?

Вожак показал Нику на стул, а сам попросил меня:

–В Кирилл Борисович, отведи помощников вниз, пусть отдохнут. Я еще не все уточнил, скажи нашим, чтобы гостей приняли, как положено.

Гиены стали боязливо подниматься со своих кресел, видимо решив, что он будет их пытать. Но меня страхи гиен мало беспокоили, интересовало другое: почему Тео выгнал всех, чтобы переговорить с Ником? Что-то личное? Видимо, связанное с Сейррой, иначе зачем что-то от меня скрывать?

Выводя гостей из кабинета, с ненавистью оглядел гиен. Я их должен кормить, утешать, хотя никто пальцем о палец не ударил, чтобы помочь в поисках похищенных девочек. Они, если что-то и знают, не скажут, чтобы потом не попасть под горячую руку своих же.

Я быстро отвел понурившийся народец вниз в небольшой зал и попросил охранников заказать по телефону еду, а сам помчался в кабинет к Тео.

Когда я открыл двери, директор говорил Нику:

–В Так что лучше забери жену и увези отсюда.

–В Я не могу ее забрать, и пока она мне не жена.

–В Я не думаю, что с Сейррой будут проблемы,В – вмешалась Даша.

–В Сам знаю,В – отрезал Ник, с плохо скрываемым раздражением поглядев на альфа-самку.

–В Ник, остынь,В – одернул я белку, так как глаза Тео заблестели желтым,В – все устали и нервничают. Держи себя в руках.

–В Ты знаешь, что хочет сделать Тео?В – с вызовом спросил Ник, резко разворачиваясь в мою сторону.

–В Нет,В –В спокойно ответил я. Только истерик сейчас не хватало.

–В Вызвать ИндируВ – выпалил Ник, гневно сверкая глазами.

Я присвистнул. Точно, она не потерпит зятя-белку. Значит, Сейрра на самом деле не сможет стать его женой. И Тео не передумает. Если ему что-то втемяшилось в голову, разубеждать бесполезно.

Я тут же повернулся к Тео:

–В А другого способа узнать у нее, где может быть Сэм, нет?

–В Нет. Я уже говорил,В – устало ответил вожак, опустив глаза на карандаш, который снова завертел в руках.

Пришлось и мне посоветовать Нику:

–В Тогда хватай Сейрру и уезжайте в теплые края. Там и поженитесь, а справим свадьбу позже.

–В Я не могу. У гиен Маришка.

Я физически почувствовал, как сейчас ему тяжело. Дьявольский выбор: или он теряет невесту или племянницу.

–В Тогда какая разница, появится Индира или нет?В – раздраженно сказала Даша.В – Надо их вытащить из лап гиен, а потом уже семейные дела улаживать.

–В Какая быстрая! Забери у тебя по такой же дурацкой причине Тео, я посмотрю.

–В Цыц!В – рыкнул Тео на Ника.В – Не забывайся. У нее забрали и у тебя забрали. Помни, с кем говоришь!

–В Да.В – Белка словно завял.В – Даш, прости…

–В Не бери в голову,В – отмахнулась альфа-самка и залезла в широкое кожаное кресло с ногами.

Обмен любезностями состоялся. Ник и Даша сидели, как выжатые лимоны. А мне кого растерзать, чтобы прийти в себя?

–В Тео, а когда прибудет Индира?В – Я особенно на нее не надеялся, но с тех пор столько воды утекло.

–В Сегодня. Ей нужно время, чтобы привести себя в порядок, иначе она отказывается появиться.

–В С каких это пор вожак у нас такой покладистый?В – съязвил Ник, не поднимая головы.

–В С тех самых, как она сказала, что знает дом, где жила бабушка Сэма,В – тем же тоном ответил Тео.

–В Ты веришь ей?В – удивился я, присев рядом с белкой.В – Может, тот дом давно продан, или Сэм о нем ничего не знает? А вдруг у него несколько тайных убежищ? И вообще, смешное обещание.

–В Я делаю все, чтобы найти их,В – устало выдохнул вожак.В – Обо всех его домах, кроме этого, знает стая. Там Сэма нет, это проверили первым делом.

Я знаю, сам разослал своих бойцов по всем известным адресам.

–В Да, наверное…В – Несмотря на тихий ответ, во мне бурлило бешенство: время идет, а ничего не известно, одни намеки и домыслы.

Ник спросил:

–В Вы думаете, что оружие, которое с первого прикосновения убивает оборотня, создал тот физик?

–В Первое оружие уникально, вряд ли другой человек сможет создать такое же,В – пояснил я.В – Возможно, они смогли найти ученика, к примеру, однако я сильно сомневаюсь… Скорее всего это тот же самый человек.

Тео сурово кивнул:

–В Я тоже не думаю, что это другой.

–В Он клялся, что больше ничего не станет разрабатывать, а это значит, что его похитили и пытали.

Со мной согласились, хотя от этого никому не легче. Получается, что отряды, состоявшие из хищных бойцов, потеряли все свое преимущество и стали слабее людей. С таким оружием можно делать отряды из белок или других нехищных. Однако какой соблазн!

Мне бы еще информацию, но все опрошенные гиены либо ничего не знали, либо рассказывали о первой установке, сделанной еще при Максе-старшем. Черт, если бы я физика не упустил… Наши за ним следили, но он всех обвел вокруг пальца.

Раздался стук. Тео выпрямился в своем директорском кресле и сухо сказал:

–В Войдите!

В кабинет ворвался СергейВ – лис и второй потенциальный вожак. Тео, зная наши постоянные разногласия, отправил лиса заведовать центральным офисом, так что мы даже по работе почти не общались.

–В Мне кто-нибудь объяснит, что здесь творится?В – завопил он. Ну, может, мне так показалось.В – Вернулся из командировки, а в офисе никого! Посетители буйствуют, а единственный умник, которого я смог поймать на месте, сообщил, что все кинулись ловить гиен и каких-то пропавших девчонок.

–В Да, мы ловим похитителей,В – спокойно пояснил Тео.

–В И для этого надо стопорить работу в самый сезон? У нас северные территории и сезон, простите, не африканский.

Я не выдержал и схватил его за горло, рыча:

–В Какие-то девчонкиВ – это моя будущая альфа и пятилетняя племянница Ника, Маринка!

Он выслушал мой бешеный рев, извернулся и уже лисицей вцепился клыками мне в руку, выдрав кусок мышцы. Я швырнул его на пол и потомВ – в стену, пробив в ней солидную брешь.

Тут в кабинет ворвался Роман Николаевич и взмолился:

–В Не трогайте его, Сережа ни при чем! Это все я. Я! Я написал те письма! Я виноват! Он ничего о них не знал!

Ник вцепился в меня, удерживая от повторной проверки стен на крепость снарядом из обнаглевшего лиса. Тео тут же уточнил, подняв одну бровь:

–В Какие письма? В фирму поставщиков? Роман Николаевич, нам сейчас не до этого…

Роман Николаевич не отрывал глаз от валяющейся у стены рыжей фигурки, лоб взмок, его руки дрожали. Тео злился, наблюдая за нами, но пока молчал.

–В Да… я о том письме. Я думал… Но не из-за девочек ведь…В – тихо сказал начальник снабжения, растерянно оглядывая собравшихся.

Но я отмахнулся:

–В Это мелочи. Сами знаете, девочки у полоумного психа. Сейчас все, что связано с письмами и саботажем, абсолютно не важно! И зря Сергея прикрываете, его никто не винил.В – Схватив Ника за плечи, словно мебель, я отставил его в сторону, затем повернулся к Роману Николаевичу и добавил:В – Роман Николаевич, забирайте Сергея с собой, пока мы опять не сцепились.

Старый лис стоял неподвижно, растерянно нас оглядывая. Я спрятал прокушенную руку, из которой лилась кровь, в карман и терпеливо ждал, когда противник очнется.

–В Да-да, Кирилл Борисович. Вы меня простите. Хотел помочь Сереже, дурак старый.

–В За любовь не судят, идите.В – Собрав с пола одежду Сергея, я передал ее в дрожащие руки старого лиса.

Ник поднял Сергея и вручил зверя дяде. У лиса, висевшего без сознания на руках Романа Николаевича, явно что-то сломано. Даша была в шоке, Тео все время молчал, делая выводы, потом деловито проговорил:

–В Сейчас Индира появится. План такой. Встречаете ее, потом ведете ко мне, оставляете в кабинете, а позже периодически заглядываете.

Нам оставалось только выполнить приказ вожака. Когда мы вышли из кабинета, Ник, поджав губы, сказал:

–В Я готов был просить его этот вариант вообще исключить, но, разумеется, ничего подобного не сделал. Гордость не позволяет унижаться. Кроме того, я не привык ожидать от других снисхождения к своим чувствам.

–В Это не снисхождение, мне в последние дни хочется выйти на улицу, круша и ломая все на своем пути. Но девочек это не спасет. Поэтому я сижу в своем кабинете и тупо опрашиваю гиен, не знают ли они, где может находиться сын вожака, так как поиски ничего не дали.

Ник покачал головой:

–В А что Тео о письмах сказал, это ведь был настоящий саботаж, направленный против тебя?

–В Во-первых, сейчас не до этого… во-вторых, не только против меня, от неполадок на стройке страдают все. Да и на Сергея я сорвался. Он просто попал под горячую руку.

Ник кивнул, насмешливо оглядывая мою окровавленную «горячую руку». Ехидная белка.

Измазанный кровью, я направился вниз. Заметив Индиру, приблизился и молча показал, чтобы она шла вперед. Офис она знает, не заблудится.

Обнаружив Ника в коридоре на втором этаже, старая гиена насмешливо прошипела:

–В А-а, зятек. Время зря не терял. Пока меня не было, все быстро обтяпал.

Все-таки Индира настоящая гиена, в ругательном смысле этого слова. Ник, шагая с равнодушным видом, мудро промолчалВ – ему с будущей близкой родственницей еще отношения налаживать. А мне плевать, что она мне чего-то там никогда не забудет.

–В А вы, сударыня, в клетке зоопарка свободное время с умом использовали?В – съязвил я, желая немного ее приструнить.

Ничуть не пугаясь моей грозности, Индира ответила:

–В С пользой, и не сомневайся. Как только я уехала, сразу засуетились.

–В А-а, ну да… Замечательно подмечено.

Она с насмешкой оглядела мой мятый после бессонной ночи окровавленный костюм и высокомерно отвернулась.

Доставив фурию в кабинет вожака, я закрыл за ней дверь и пошел вниз, решив сам допросить последнюю партию гиен. Ничего толком не узнав, вернулся в холл, где бледный и страдающий Ник сидел с бойцами в мягких креслах для посетителей.

Когда я опустился рядом, он убитым голосом сказал:

–В Представляешь, Тео выставил ей коньяк, рюмочки с подогревом от свеч и поприветствовал ее с галантной улыбкой: «Я очарован, мадам, мы скучали»,В – в бешенстве передразнил будущий зять Индиры.

–В Не ведись, он что-то задумал.В – Мне надоело нервозное переливание из пустого в порожнее. Сейчас не до этого.

–В Я понимаю, но как же меня это взбесило,В – простонал Ник.

–В А что Даша?

У гиен должен быть наш агент, Тео его и создает. Или еще что задумал.

–В Даша ушла,В – без эмоций ответил он.

–В Все у них так интимно?В – Я повернулся к Нику.

–В Вот именно!В – вновь завелся тот.

–В Ладно, я его потом спрошу.

Ник кивнул. Надеюсь, он не думает, что Тео предаст его ради политики?

Мы обменялись еще парой бессмысленных фраз, и Ник потопал наверх. Я, безнадежно махнув рукой, откинулся на спинку сиденья для посетителей. После суток розыска все так же запутан, несчастен и не имею ни малейшего понятия, где и как искать Люду и Маришку. Хотя материала для размышлений, обсуждения и даже сплетен хватило бы на год.

Я устало побрел к Тео, как тот просил, и внезапно застал там весьма теплую компанию. С непривычки Индиру развезло от спиртного, и она, покачивая бокал с уже теплым коньяком, вещала:

–В Женщины всегда становятся слишком доверчивыми, когда дело касается мужчин. Они безропотно внимают каждому слову, все, как одна, хотят влюбиться, ждут прекрасного чувства и принца, который приедет и увезет их с собой в счастливую жизнь. Вот и я так обожглась, а теперь и моя доченька,В – всхлипнула старая гиена.

–В Но у тебя от принца осталась дочь,В – устало отметил Тео, потягивая ароматный напиток.

–В Угу, осталась,В – уныло ответила обиженная мать.В – Которая променяла меня на белку.

–В Очень достойную белку,В – вмешался Тео.В – Он теперь отвечает за безопасность всего клана. Фактически бета.

–В А этот куда делся?В – Она бесцеремонно ткнула в меня пальцем.

–В Он вожак волчьей стаи и теперь вместо Стэна.

–В Да? Поздравляю. Ловко ты их,В – это было сказано Тео, затем Индира помолчала, допила коньяк и продолжила:В – Впрочем, Кевину только на пользу. Ему нужна борьба, чтобы развернуться. И чем она сильнее и опаснее, тем больше крепнут его силы.

Я не ожидал от нее поддержки. А может, издевается? Взглянул на нее с подозрением, но Индира повернулась к хозяину и с ехидной улыбочкой спросила:

–В Так что там с гиенами?

–В К вечеру выезжаете с Кевином на разведку, он будет возить вас, пока не найдете тот дом.

Обсудив подробности, я проводил пошатывающуюся Индиру к выходу, а сам поднялся к Тео. За мной в кабинет вошла Даша, и Тео немедленно обрушил на нее свое недовольство:

–В Все свои последующие великие замыслы будешь исполнять сама!

Даша как ни в чем не бывало ему ответила:

–В А как ты хотел? Нужна была интимная обстановка, я бы вам мешала. А вообще-то, чтобы помочь девочкам, я готова и Ленса к делам приставить, лишь бы помог.

–В Только попробуй,В – зарычал Тео.

–В Я же сказала, если понадобится,В – совершенно серьезно ответила Даша, прекрасно понимая, что ей никто не даст связаться с убийцей.В – Ленс так, мелкий предатель, а Индира из сливок старой стаи.

–В Ладно, а сейчас что?В – вздохнул Тео, решив на этот раз не возражать.

Я тоже в подобных случаях стараюсь проявить осмотрительность. Иногда мне кажется, что легче съесть кирпич, чем понять женскую логику.

–В Сейчас у нас встреча с Максом,В – бодро заявила Даша.В – Кевин, не забудь маячки.

В кабинет ворвался запыхавшийся боец, один из охранников-волков, посланных с белками.

–В Тео, олени видели в городе Сэма с похищенной девушкой в машине! Она была рядом с ним в вечернем платье и с букетом роз.

Оглавление

Обращение к пользователям