Глава 7

Аня проснулась утром, села в постели и огляделась. Кирилла нигде не было. Он исчез так же внезапно, как и появился.

— Это, что сон? — спросила себя Аня. Но легкий дискомфорт в теле и пятно на простыне говорили о том, что все было наяву.

Господи, Боже мой, что же я наделала, — простонала Анна, — что я наделала! Я отдалась мужчине, которого знаю всего один день! Я же не нужна ему, он уехал, даже не попрощавшись. Он явился сюда только для того, чтобы трахнуть меня. Да у него, таких, как я сотни.

Она встала и подошла к столу. На столе лежала черная визитка. Аня взяла ее в руки. Под латинской буквой «Q» золотом горели буквы: Казанцев Кирилл Сергеевич — вице — президент Модного Дома «QUIN STYL» и стояли номера всех его телефонов.

Аня швырнула визитку на диван и горько заплакала. Немного успокоившись, она позвонила Машке и сказала, что не пойдет на лекции.

— Анька, у тебя что-то случилось? — спросила подругу Маша.

— Ничего, — давясь слезами, ответила Аня, — у меня все нормально и положила трубку.

Встревоженная Маша вместо университета понеслась к подруге.

Маша с детства дружила с Анечкой. Гораздо выше и крупней подруги, она всегда ее защищала и в детском саду и в школе. Они странно смотрелись вместе. Высокая, сильная и спортивная Маша с копной рыжих волос и маленькая хрупкая Анечка. На фоне своей подруги, Аня смотрелась как Дюймовочка. Маша очень любила свою маленькую подружку и считала ее своей сестрой. Когда погибли родители девушки, Маша и ее родители на время взяли Аню к себе, и опекали и утешали, как могли. Потом Аня продала квартиру, и Маша стала ездить к подруге почти каждый день через весь город. Она готова была придушить любого, кто обидит эту маленькую хрупкую девочку.

Примчавшись на такси к Ане и открыв дверь своим ключом, Маша кинулась к рыдающей девушке.

— Господи, Анечка, что с тобой, — теребила подругу перепуганная Машка и никак не могла добиться от нее вразумительного ответа. Сбегав на кухню, Маша налила стакан воды, накапала валерьянки и силой влила лекарство в рот Ани. Потихоньку Анна начала успокаиваться.

— Что с тобой, скажи мне ради Бога? — снова спросила Маша подругу.

— Он, он был здесь, — заикаясь от душивших ее слез, — сказала Аня.

— Кто? Кто здесь был? Скажи мне, кто посмел обидеть тебя? — наливаясь злобой, прошипела Машка, — скажи, кто это и я придушу этого мерзавца.

Вместо ответа Аня протянула ей визитку Кирилла.

Маша непонимающе смотрела на кусочек черного картона. Затем, прочитав, она перевела взгляд на заплаканную подругу:

— Он что был у тебя, он приезжал к тебе? Когда? — спросила пораженная Маша.

— Сегодня ночью, — всхлипнула Аня.

— И что? Что он с тобой сделал? — спросила подруга, уже заранее подозревая ответ, — Анька ты что, переспала с ним?

Анна медленно кивнула, и слезы горохом посыпались у нее из глаз.

— Боже, зачем ты это сделала, скажи мне, зачем?

— Он был такой нежный и ласковый и говорил, что искал меня и что любит, и я поверила ему. Он такой красивый и сильный, он обещал, что будет рядом всегда. А потом исчез. Я проснулась, а его нет. Только это и осталось, — Аня кивнула на визитку.

— Анечка, золотко мое, ну почему ты у меня такая наивная, — гладя подругу по голове, — ласково сказала Маша, — ну почему веришь всему, что тебе говорят? Да мужик, чтобы заполучить свое, луну тебе с неба пообещает. Ну почему ты такая дурочка?! Ты такая красивая маленькая девочка и он просто очень хотел тебя, вот и навешал тебе лапши на уши, а ты поверила. Даже если он приедет к тебе снова, то только для того, чтобы переспать с тобой. Ты для него просто приятная игрушка и больше ничего. Забудь его. Ничего не было. Все пройдет. Ты выйдешь замуж и все забудешь.

— Что я Леше скажу, — тихо спросила Аня, я ведь ему изменила.

— Вот об этом вчера надо было думать! А вообще, Лешка перебьется, он тебя любит и все поймет. И потом, как ты могла ему изменить, если не разу не была с ним. Ты ему еще не жена. А что было до свадьбы, это не его дело. Ты только должна позвонить этому гаду и сказать, что выходишь замуж, чтобы он оставил тебя в покое. Таких надо отшивать сразу. Пусть он не думает, что если ты из провинции, то будешь служить ему игрушкой. Похотливый козел! Высокомерный мерзавец! Думает, если он красив и богат, то имеет право издеваться над невинными девушками! Пусть только явится сюда, я ему глаза выцарапаю! — в ярости орала Машка.

— Маш, не надо оскорблять его, я сама виновата, — тихо сказала Аня.

— Если бы он сюда не приехал, ничего не случилось бы и нечего его защищать! Пообещай мне, что позвонишь ему и скажешь, что он тебе не нужен.

— Я позвоню ему завтра.

— Почему не сегодня.

— Мне надо успокоиться, Я не хочу, чтобы он понял, как мне плохо.

Ночью, когда Маша давно спала, Аня сидела на кухне и размышляла.

— Машка права, — думала Аня. Все должно закончиться, пока не зашло слишком далеко. Он будет приезжать ко мне, только чтобы переспать, я нужна ему только для этого. Я не хочу быть просто игрушкой в его руках. Мне нужно выйти замуж за Лешу. Леша, он простит меня, он добрый. А Кирилл пусть пудрит мозги кому-нибудь другому. В Москве много девушек. Да и у него их, наверное, сотни. Он же работает в модельном бизнесе, у него в любовницах одни манекенщицы. Они ему все прискучили, вот он и запал на меня. Ну конечно, если есть один шоколад, поневоле захочется черного хлеба. Для него я этим хлебом и стала. Господи, дай только силы пережить все это. Я сильная, у меня получится. Я пережила гибель родителей. Переживу и это.

Утром следующего дня, проводив Машу в университет, Аня взяла мобильник и набрала номер Кирилла, указанный в визитке.

* * *

А Кирилл, приехав в Москву, припарковался на стоянке, принадлежащей компании, поднялся в лифте на свой этаж и вошел в кабинет Вяземского.

Увидев счастливую физиономию Кирки, Григорий улыбнулся:

— Ну что, Казанова, у тебя все получилось? — спросил у друга Вяземский.

— Все было даже лучше, чем я ожидал, Гриша, — ответил ему Кира, улыбаясь во весь рот.

И он рассказал Вяземскому обо всем.

— Знаешь, Вяз, я чуть не умер от восторга, — захлебываясь рассказывал Кирилл. Она такая, такая!! Это была самая лучшая ночь в моей жизни. Ты не поверишь, я был у нее первый, и я сделал из нее женщину. И это было потрясающе! У меня не хватит слов, чтобы выразить ощущение от обладания девственницей. Это просто фантастика!

— Да уж, действительно, — задумчиво сказал Гриша, — в наше время встретить невинную девушку, все равно, что найти библиотеку Ивана Грозного. Ты счастливчик, Казанова, поздравляю. И за что тебя так Бог любит?

Кирилл продолжал петь дифирамбы Анечке.

— Послушай, Кира, а что ты тогда здесь делаешь? — неожиданно спросил у него Григорий, — я думаю, что сейчас ты должен быть рядом с ней.

— Гриша, дорога туда и обратно заняла у меня двенадцать часов, я не спал всю ночь и устал как собака, мне нужно выспаться, а завтра я снова к ней поеду.

— Слушай, Казанова, я всегда знал, что ты бесчувственный болван, но не до такой же степени! Ты должен, ты просто обязан быть сейчас с ней, а не торчать у меня в кабинете!

— Да, что случилось-то, я не понимаю! Она спала, я просто не хотел ее будить. Я оставил ей свою визитку и уехал.

— Что ты сделал, Кира?! — Вяземский даже с кресла привстал, — ты оставил ей визитку?! А пачку баксов, за волшебную ночь ты ей не оставил?! Ты соображаешь, что ты делаешь, нет?! — заорал Григорий. Господи, и этому придурку достался такой приз! Да многие мужики могут только мечтать об этом! Ты приезжаешь посреди ночи, трахаешь ее, и как вор убегаешь, оставив свою визитку! Да она может, отдала тебе самое дорогое, что у нее было. Твоему поступку нет названия, Казанцев! Да разве можно было ее оставлять?! У тебя, что телефона не было или ты мой номер забыл? Или я бы тебя не понял? Представь себе состояние девушки, когда она проснулась и не обнаружила тебя рядом! Да она после этого видеть тебя не захочет!

— Я занимался с ней любовью, — раздельно прошипел Кирилл, — а не трахал ее, как вы изволили выразиться, Григорий Петрович, — трахают проституток и им подобных девиц, а она чистая девочка, и не смей так говорить о ней!

— А что же ты сбежал от нее, как нашкодивший кот, скажи мне?! С невинными девушками так нельзя поступать, они этого не поймут!

— Я не сбежал, Вяземский, я просто уехал, потому что так было нужно. Она умная девочка, она все поймет.

— Кому нужно, Кира, кому? Тебе? Или быть может ей? Ей- то как раз нужно, чтобы ты был рядом, а не за тридевять земель.

— Послушай, Гриша, — устало сказал Кирилл, — хватит читать мне мораль. Все будет хорошо, вот увидишь. Завтра я поеду к ней и все ей объясню. А сейчас, я лучше поеду домой спать. Я устал.

— Ну — ну, — скептически сказал Вяземский, глядя вслед уходящему другу, — посмотрим, что будет завтра.

Оглавление

Обращение к пользователям