ГЛАВА 7

Вскочившая было из-за столов толпа настороженно притихла, и Камира снова шагнула к перилам.

— Друзья мои, не нужно тревожиться. Я все вам объясню. Мне стало известно, что среди нас затесался шпион. И я вынуждена пойти на этот шаг, иначе все наши старания пропадут напрасно. Но я обещаю, все, что вы оставили в своих комнатах, дождется вашего возвращения в целости и сохранности.

Она врала, и врала вдохновенно. Хотя и не очень умело, стиснутые в крепкий кулачок пальцы непроизвольно мазнули по подбородку, и снова вцепились в перила. По хмурым взглядам некоторых наемников я понял, что они обо всем догадались, но таких было слишком мало, и все предпочли смолчать.

Слишком большую опасность для жизни представляло собой обвинение хозяйки в возможном шпионаже. Достаточно указать на недовольного пальчиком и заявить: «А не это ли шпион?» — и недавние собутыльники вмиг разорвут невиновного на клочки.

Харг побледнел и отступил, и, встретившись с ним глазами, я поймал его смятенный взгляд. Все ясно, трусоватый повар не только со мной договаривался о взаимовыручке и теперь боится, что подумают именно на него.

Я ободряюще подмигнул новому приятелю и отступил в тень, раздумывая, как бы незаметнее послать тревожного вестника.

— Давай, Сахта! — скомандовала тем временем Камира, и из-за общего стола поднялась немолодая женщина, со спокойной насмешливостью наблюдавшая за присутствующими.

Только теперь я удосужился рассмотреть ее получше, даже не пытаясь ругать себя за то, что не сделал этого на полчаса раньше. Во-первых, просто невозможно изучить за один день несколько десятков совершенно незнакомых людей, а во-вторых, и это самое главное, ведьма тщательно маскировалась. Не зря же так изумленно и недоверчиво разглядывают сейчас Сахту примолкшие наемники.

А она, не обращая внимания на появившееся во взглядах сотрапезников разочарованное понимание, дошла до балкончика и уверенно скомандовала ученикам:

— Дайте-ка сюда ваши накопители.

Олли было зашипела рассерженной кошкой, но Тур что-то ей сделал, то ли пихнул, то ли одернул, и первым уверенно снял с шеи посверкивающий искрами камень. Протянул руку к другу, и Рун хмуро положил на его ладонь свой накопитель. Последней свой запас магии нехотя бросила ему Олли, и маг собирался уже подать висящие на цепочках кристаллы ведьме, как Терон, повинуясь безмолвному приказу Камиры, потянул за скрытый за аркой рычаг.

Что-то заскрипело, часть перил распахнулась, как простая садовая калитка, и из-под балкончика выехала неширокая деревянная лестница.

— Идите туда, поможете ей, — скомандовала Камира, и я облегченно перевел дух, только теперь сообразив, что ученики минуту назад успешно сдали самый главный экзамен в жизни.

По выживанию.

Сахта что-то негромко объясняла остановившимся рядом с ней ученикам, а несколько наемников, из числа тех, про кого Харг сказал — новички, проворно заняли вокруг магов круговую оборону. Еще с десяток их товарищей начали строить наемников попарно плотной колонной, объясняя правила выхода из портала. Нас с Харгом тоже потеснили от очага серьезные парни с холодными глазами, и мне ничего не оставалось, как покрепче сжать дрожащую руку повара.

Про то, чтобы отправить вестника, теперь можно было забыть надолго. Ведьма слишком предана Камире и тотчас сдаст меня ей, едва вычислит. Не стоит надеяться на слабые способности ведьмы, если чего-то не почувствует она сама — помогут амулеты. Не зря у нее вся шея увешана дешевыми на вид бусами и подвесками, явно собственного изготовления. На деле все эти яркие безделушки имеют особое свойство, каждая из них усиливает остальные. И можно не сомневаться, там найдется оберег от всякого бедствия. Ну а всплеск магии, сопровождающий отправку вестника, ее бусы вполне могут принять за угрозу для хозяйки. Такие самоучки почему-то больше всего боятся магов из ковена и обязательно предусматривают защиту от их магии.

Тревога за судьбу учеников теперь грызла меня яростнее, чем бродячий пес случайную корку. У меня не осталось никакого сомнения, что никого из них ушлые хозяйки не собираются отпускать в родную школу, а способов заставить магов дать присягу на верность они с помощью Терона сумеют придумать целую кучу.

Серый овал большого портала разгорелся и застыл туманным озерцом, пугая своей неизбежностью и неизвестностью.

— Пошли, — кратко скомандовала ведьма, и те, кто в одночасье превратились из обычных наемников в надзирателей, резко подтолкнули к переносу первую пару бывших собутыльников.

— Бегом, — рявкнул Терон на чуть замешкавшихся бедолаг, наглядно показывая всем свой статус.

Надзиратели, не церемонясь больше, кинулись подгонять вереницу тычками и оплеухами, а растерявшиеся наемники и не подумали сопротивляться. Слишком наглядным было преимущество соперников, оттягивающее пояса и перевязи тяжелыми ножнами. А у наемников даже ножи были не у всех, ведь приглашали-то их на праздник.

И они побежали, а за ними следующие и следующие. Через пару минут ретиво мчались и мы с Харгом, торопясь проскочить мимо надзирателей и не схлопотать ни одного тумака. Не знаю, как Харг, а я боялся не столько не сдержаться сам, сколько того, что не выдержит Олли.

Но все обошлось, наша прыть принесла нам не только избавление от оплеух, но и одобрительные ухмылки надзирателей. Мелькнуло сбоку хмурое лицо Тура и закушенная губа Олли, окатила непроглядной темнотой пустота портала, и мы с поваром вывалились на какой-то мягкий и неустойчивый бугор, противно провалившийся под ногами. Я попытался было удержаться в вертикальном положении, торопясь сообразить, в какую сторону нужно отступать, но тут в спину ударили ноги очередного наемника, и мы покатились вниз, теряя друг друга и всякое представление о происходящем.

Следом катились искатели приключений, прыгнувшие в портал за нами, и я живо представил, как сейчас их тяжелые туши, пахнущие вином, потом и острыми приправами, свалятся на мою голову. И настолько неприятной показалась возникшая в воображении картинка, что, едва ощутив твердую поверхность, стремительно вскочил на ноги и прыгнул в сторону. Ясно ведь, что никаких ловушек или ям тут можно не опасаться. Не для того госпожа Камира и ее матушка приложили столько усилий, заманивая в свой замок толпу доверчивых бродяг, чтобы сразу их прибить. Нет, на всех этих людей у расчетливых дам определенно есть собственные, далеко идущие планы, и теперь все мы уже очень скоро узнаем, какие именно.

Сделав несколько шагов в сторону от охающей, ругающейся и шевелящейся кучи, я пытался поскорее рассмотреть и понять, куда это нас забросило. Но единственное, что мне пока удалось разглядеть в свете пары факелов, воткнутых в щели между камнями стен по разные стороны от высокого стога слежавшейся старой соломы, — мы находимся в просторном, темном и сыром помещении. Очень старинном и заброшенном, когда-то служившем, судя по величине, приемным или пиршественным залом во дворце или замке.

А ныне это просто руины, с выпавшими из стен каменными плитами и полуобвалившимися оконными проемами, заваленными булыжниками и разным мусором. При более внимательном изучении я обнаружил, что над большей частью этого зала нет не только потолка, но и крыши, и нам повезло, что здесь не идет дождь. Хуже кучи старой соломы может быть только куча старой промокшей соломы. Дверей тоже нигде не видно, лишь несколько арочных проходов в ниши, где, возможно когда-то давно, стояли скамьи или статуи. А может быть, просто вазы с цветами. И единственное, что меня привлекло в этих нишах, это чудом сохранившиеся своды, выложенные из камня в виде перевернутых чаш. Если нам придется провести ночь в этом помещении, неплохо бы захватить одну нишу и натаскать туда соломы. А для начала не помешает получше сориентироваться в этой полутьме. Зайдя под одну из арок, я незаметно достал из пояса флакон с зельем «кошачьего глаза» и торопливо проглотил крошечную пилюлю.

И вот тут мне внезапно пришло в голову, что я полный болван. Ведь пока тут нет ни ведьмы, ни ее хозяев, наверняка тоже вооруженных оберегами ее изготовления, никто не сможет засечь короткого магического всплеска, почти незаметного на фоне мощного портала. Так что же я тогда теряю время на изучение обрушенного потолка, если имею возможность послать тревожного вестника?

Темнота понемногу отступала под действием магического зелья, и, убедившись, что поблизости от выбранного мною укромного уголка никого нет, я осторожно достал из потайного карманчика пояса обычную бусинку.

Она у меня всего одна, ведь, отправляясь в Северную школу, под защиту охранных заклинаний и бдительных магов, я надел самый простой из своих поясов. И хотя в нем есть почти все то же, что и в самом главном поясе, но в значительно меньшем количестве. Например, дротиков почти в три раза меньше, а особо опасных зелий и атакующих амулетов вообще нет. Откуда ж мне было знать, что судьба забросит нас к змеям на самый край света?

Невольно вздохнув, я активировал тревожного вестника, от всей души жалея, что с ним нельзя передать хоть несколько слов. Утешало только одно, маги как-то метят своих вестников, и Кларисса сразу поймет, что этот — от меня. И, разумеется, сообразит, что произошло нечто из ряда вон выходящее. Посылать призыв о помощи мне приходилось всего три… или нет, четыре раза за все время работы.

Правда, были в жизни ситуации, когда я бы с превеликим удовольствием его отправил, да как-то не оказалось с собой, ну а в остальных случаях мне повезло выкрутиться самому.

Чуть кольнуло кончики пальцев иголочками магической энергии, и бусинка истаяла как летняя градинка, а я поспешно рванул из этого угла в противоположный, осторожные живут дольше.

Под порывами холодного ветерка, смело гуляющего по руинам, напуганные резким поворотом в судьбе наемники уже почти совершенно протрезвели и тоже не теряли времени даром. Перекрикиваясь хрипловатыми голосами, спешно разыскивали друзей и подельников и объединялись в группки, попутно выясняя, у кого что есть из оружия. А в одной из ниш уже началась потасовка, как я понимаю, кто-то из одиночек не пожелал добровольно поделиться оружием.

Однако, хотя мне и очень не нравятся такие шакальи повадки наемников, помочь бедолаге я ничем не мог. Впрочем, и называть беднягой авантюриста, собравшегося быстро и непыльно заработать большие деньги, тоже неправильно. Он либо бездельник, либо глупец, честных денег быстро и легко заработать невозможно, это известно всем с незапамятных времен.

И все же, почти пройдя подозрительную нишу, из которой уже доносились не звуки борьбы, а только придушенное мычание, я не выдержал. Прильнул к стене и встревоженно выкрикнул:

— Терон!

Трое бандитов вспугнутыми крысами метнулись прочь, спешно смешиваясь с толпой и озираясь в поисках безжалостного сержанта, а я на миг заглянул в нишу убедиться, не нужна ли незнакомцу помощь лекаря.

Он полусидел на полу, привалясь к стене, и растирал ладонью горло, и мне не видно было его лица, только упавшие на лоб спутанные пряди темных волос.

И вдруг из-под них настороженно блеснули светлые глаза, безошибочно найдя меня взглядом. И по их выражению я понял, что он видит меня так же хорошо, как и я его. А вот этого-то мне как раз и не нужно, рассерженно скрипнул я зубами, метнувшись за угол. Ну вот как я умудряюсь так легко находить на свою шею лишние проблемы?

А ведь у меня, между прочим, где-то возле стога остался напарник, хотя и трусоватый и не очень надежный, зато точно не бандит и не убийца. Я медленно двинулся на поиски Харга, тщательно обходя стороной сбившихся в группки наемников, с подозрительной настороженностью приглядывающихся к окружающим.

Пройдя вокруг стога один раз и не обнаружив повара, пошел снова, расширяя зону поиска.

— Тар? — Неуверенный шепот раздался откуда-то сзади и снизу, и я резко свернул в ту сторону.

И почти сразу обнаружил напарника. Он оказался сообразительнее, чем я считал, никуда не побежал и ни с кем не стал заговаривать, просто отполз в сторону, и зарылся в солому, высовывая из своего укрытия только нос, чтоб быть в курсе происходящего.

— Хорошо, что ты нашелся, — искренне обрадовался я, — с этими бандитами нужно быть начеку. Там есть ниши, в них сохранился потолок и нет ветра, пошли, я тебя оставлю на страже, и натаскаю соломы, здесь за ночь окоченеешь.

Говорить ему про то, что наемники вполне могут поджечь стог, я пока не стал, мужик и так напуган более чем достаточно.

— Я так надеялся… — облегченно бормотал повар, выползая из стога, — что ты меня не бросишь.

— О, какие цыплятки тут вылупились, — с хищной ехидцей процедил за моей спиной чей-то грубый голос, и я мгновенно занял оборонительную позицию.

Вот же змейство! Четверо наемников, явно давно знакомые друг с другом и с разбойным промыслом, практически окружили нас, и тот, что заговорил, стоял уже почти рядом, пряча за спиной что-то тяжелое. Вот ведь умеют же эти бродяги подкрадываться совершенно незаметно, словно тени. Да еще и солома, рассыпавшаяся вокруг, выступила на их стороне, заглушив шаги.

— Держи. — Харг качнулся в мою сторону, и в ладонь легло что-то прохладное и увесистое, вызвав у меня своим появлением приступ легкого отчаяния.

Ну вот зачем мне нужен этот топорик, или что это такое? Если я им даже кабанью тушу, лежащую на разделочном столе, не сумею правильно порубить? Вот раз он такой мастер, сам бы им и махал.

— Может, по-хорошему отдадите свои железки, и разбежимся друзьями? — задал главарь провокационный вопрос, придвигаясь еще на полшага, и я только усмехнулся в ответ.

Никогда нам не быть друзьями, даже если мы отдадим ему все до нитки. Такие личности, как он, не умеют держать своих обещаний и, едва отберут оружие и ценности, непременно пожелают заполучить и нас самих. В качестве послушных исполнителей всех прихотей и желаний. Практически — рабов.

Вот потому-то и остается у нас сейчас только один способ, как избежать этой незавидной участи, выбить из подлых мозгов негодяев всякое желание подходить к нам ближе чем на пару десятков шагов.

Я перекинул топорик в правую руку, чтобы отвлечь внимание бандитов, и осторожно поднял левую на уровень груди. Со стороны могло показаться, что таким неуклюжим способом я пытаюсь защититься от удара, а на самом деле мои пальцы незаметно расстегивали пуговицы, чтобы добраться до пояса с оружием. Мало кто знает, что дротики я бросаю с одинаковой меткостью обеими руками.

Зато мой противник в этом немедленно убедился, едва провел стремительный пробный выпад в мою сторону. Но как ни быстр и ловок он был, мой дротик оказался быстрее. Бандит еще летел на меня в стремлении достать длинным кинжалом защищенное лишь запястьем плечо, а на его лице, стирая самоуверенную ухмылку, уже расцветала уродливая страдальческая гримаса.

Я легко вынырнул из-под его слабеющей руки и слегка подтолкнул. Взвыв от неожиданности и боли, бандит рухнул на одно колено, выронив оружие из раненой руки. Легко раненой, намерения убивать или выводить наемников из строя у меня пока не было. Однако обстановка в руинах накалялась с каждой секундой, и поручиться за то, что такой необходимости не возникнет в скором будущем, я не мог.

Со всех сторон доносились ругань, крики, звон оружия и стоны, группы наемников отчаянно сражались за власть, наученные собственным горьким опытом выживания. Ничего иного и не следовало ожидать, учитывая отсутствие Терона, его парней, Камиры, ведьмы и моих учеников. Портал погас уже пять минут назад, выбросив в это странное место только простых наемников. И вопрос, куда девались остальные и почему они не прошли вслед за нами, тревожил меня все сильнее.

А сообщники напавшего на меня бандита довольно быстро пришли в себя от шока, вызванного ранением главаря, и, выхватывая оружие, ринулись на нас. Ну это даже не смешно, разглядев, чем они собирались воевать, разочарованно фыркнул я: у одного хотя и короткий, но все-таки нож, зато у второго — просто поднятый с пола камень. А третий и вообще держится сзади, видимо, выжидая, пока ему достанется что-нибудь острое. Ну тогда справиться с ними не составит никакого труда, самоуверенно решил я, и в этот момент с пола поднялся главарь. В его глазах сквозь муку горело почти звериное бешенство, и я невольно отступил на полшага, нащупывая в поясе один из тех смазанных сонным зельем дротиков, что так верно послужили мне при захвате мародеров. Не хотелось бы до времени раскрывать все свои карты, но, похоже, отступать некуда.

— Шлеп, лови! — Главарь с рыком выдрал из плеча мой дротик и швырнул безоружному бандиту.

Сам же ловко перехватил кинжал левой рукой, подтверждая мелькнувшую у меня неприятную догадку, что не только я один тут умею сражаться двумя руками.

Жаль только, что Харг не умеет ни одной, удивительно, как топорик-то догадался прихватить. Я мельком взглянул на напарника и изумился еще раз: в руке запасливого повара был крепко зажат огромный кухонный нож, из тех, которыми опытные мясники одним взмахом перерубают полупудового гуся. Хм, похоже, я несколько поторопился записывать его в неумехи, и значит, все не так плохо. Возможно, мы и сумеем навалять бандитам, никого не убивая и не усыпляя.

Я чуть придвинулся к повару, ровно настолько, чтоб взять на себя двоих основных соперников, и в этот момент рядом с нами возник еще один силуэт. Он выскользнул из полумрака так тихо и внезапно, что я снова расстроился. Что же это получается, каждый желающий может безнаказанно подобраться ко мне с любыми намерениями, а я и не замечу? В чем дело: наемники так хороши или это я расслабился, привыкнув надеяться на подсказки духов и помощь амулетов?

Однако поразмышлять над этим мне не пришлось, бандиты ринулись в атаку.

— Постарайся не убивать, — еще успел я бросить Харгу, тенью проскальзывая за спину главаря и нанося ему обушком безжалостный удар по раненому плечу.

Он взвыл и, рухнув на пол, засучил от боли ногами. Рядом с ним уже валялся подозрительно тихий владелец короткого ножа, а любитель камней, оставив на поле боя свое оружие, зигзагами улепетывал прочь. Последний бандит, неумело размахнувшись, швырнул в меня мой же дротик и почти сразу получил от неизвестно как очутившегося сзади него Харга весомый удар кулаком в ухо.

Похоже, рубить мой напарник все-таки умел лишь разделанное мясо, хмыкнул я, обтирая пойманное на лету оружие об куртку поверженного противника.

— Мы в расчете, — глухо буркнул неожиданный союзник и скользнул в тень стога.

И только теперь я узнал в нем человека, которого до этого видел всего несколько секунд в жизни. Валявшегося полузадушенным на полу ниши.

А в следующее мгновение толпа наемников внезапно настороженно притихла, и в этой тишине, нарушаемой только позвякиванием убираемого оружия и стонами раненых, послышался презрительный голос Терона:

— Становитесь в шеренгу и бегом сюда.

Даже в самых жутких снах не могло бы мне привидеться, что я могу обрадоваться, услышав этот холодный самоуверенный голос. Однако пришлось признать, что действительность иногда бывает ужаснее самых мерзких снов.

И это был именно такой случай. Я искренне радовался, что бывший лорд наконец появился и одним только своим видом и единственной фразой прекратил начинающуюся резню. Но еще больше я мечтал узнать, что стало с моими учениками. И до судорог в желудке боялся, что это мне не понравится.

Женщины, испуганно сбившиеся кучкой у одной из стен, среагировали первыми, толпой бросившись к Терону. Потом начали подтягиваться остальные наемники, опасливо оглядываясь и не снимая рук с рукояток оружия. Никому не хотелось подставить спину под нож не успевшего остыть противника.

Мы с Харгом, подобрав оружие поверженных врагов, уверенно шагали вперед, особенно не переживая за свою безопасность, трусливый бандит, бросивший приятелей, не осмелится нападать на глазах у начальства, а его подельникам сейчас не до того. Главарь еще скрипит зубами и скребет камни ногтями здоровой руки, а его дружок пока не пришел в себя от удара по голове изящным узким гассийским мечом. И не пришел бы никогда, если бы наш внезапный союзник ударил его острием, а не повернул меч плашмя. Лишь получивший от Харга по уху бандит немного очухался к тому моменту, как мы покидали поле боя, но он был занят изготовлением повязок для главаря из своей собственной рубахи.

Место, куда нам надлежало войти, я сумел рассмотреть, только вплотную подойдя к разверзшейся в полу дыре. Узкая плита, совершенно неотличимая от соседних, повернулась на невидимом шарнире, открыв круто уходящую вниз лестницу. Настолько узкую, что пройти по ней можно было только по одному. И разом присмиревшие наемники без споров торопливо шагали в это отверстие. Да и кто бы решился спорить, если за плечом холодно разглядывающего толпу Терона стояло четверо его парней все с теми же казенными арбалетами?

— Что случилось? — как обычно стремительно ворвавшийся в кабинет король встревоженно уставился на Энилия. — И где Леон?

— Поздно вечером Кларисса получила тревожного вестника от Грега, — хмуро доложил осунувшийся маг, устало поглядывая на мягкие кресла.

— Садись и рассказывай, — правильно расшифровал его взгляд король и, упав в кресло напротив, поинтересовался: — А ты завтракал? Нет? Я так и думал. Принесите нам завтрак и побольше бодрящего отвара, — это уже лакею, возникшему в дверях по сигналу магического свистка.

— Импульс вестника был очень слабым, но Кларисса успела его засечь, и они вместе с Леоном сразу пришли порталом в цитадель. Разумеется, мы немедленно собрали всех магистров, кто был в цитадели, и пригласили командиров сыскарей.

— Подожди. — Король остановил мага, дожидаясь, пока лакей поставит на стол поднос. — Спасибо, иди, мы сами все сделаем, ко мне никого не пускать.

— Сигнал пришел из восточного океана, там в нескольких часах пути от побережья есть гряда скалистых островов…

— Что ему делать на островах? — недоверчиво нахмурился король.

— Пока не знаем, но расскажу все по порядку. Разумеется, туда у нас нет ни привязки, ни готовых переносов, поэтому проверили по карте, ближайшим городом оказался Хасдан. Там у нас есть штатный маг… м-да, был. Почти час посылали ему вестников и ждали ответа, попутно собирали тревожную группу и искали амулет переноса, нашли один, но ненадежный, слишком давно заряжен. Пришлось идти через башни, четыре портала.

— Ты был с ними? — Король нетерпеливо болтал ложечкой в чашке с отваром, не замечая, что напиток выплескивается на скатерть.

— Был. — Маг быстрым движением пальцев убрал некрасивую лужицу и немного уменьшил количество отвара в чашке, стараясь, чтобы король ничего не заметил. — Оказалось, маг спит, кто-то угостил его дорогим аржанским вином с лошадиной дозой сонного зелья.

— Выяснили кто?! — сквозь зубы рыкнул король, в таких случаях он просто свирепел.

И можно было быть уверенным, и проштрафившегося мага, и его подлого собутыльника ждало очень суровое наказание.

— Выяснили… — Энилий помрачнел еще больше и тяжело вздохнул, не решаясь сказать горькую правду.

— Ну?! — Король требовательно уставился на него, чувствуя, как от нехорошего предчувствия по позвоночнику сквозит холодок.

— Терон Трасль, — с горькой досадой выдавил магистр.

— ЧТО? — Король несколько мгновений ошарашенно смотрел на расстроенного Энилия. — Но ведь только недавно Тродинион уговорил меня подписать указ о досрочном снятии наказания, расписывал, какой он стал хороший…

— Он всех провел, — попытался защитить старого генерала маг, — действительно старался показать себя усердным воином, его командир всегда другим в пример ставил. Но и это не все. Тродинион подписал указ о присвоении ему звания сержанта и отдал под его командование гарнизон Хасдана.

Магистр замолчал, взял бокал с отваром и начал неторопливо пить, справедливо полагая, что потом ему это не удастся. Да и королю нужно дать немного времени, чтоб привык к новости и немного остыл.

— Дальше… — дождавшись момента, когда маг поставит на стол чашку, сухо приказал король, и Энилий, вздохнув еще тяжелее, продолжил:

— Терон развил бурную деятельность, поставил на ворота самых рьяных стражников, они пропускали только законопослушных подданных и торговцев. В Хасдане почти не осталось всяких бродяг и бандитов, навел в городе порядок, все торговцы убирали перед своими магазинами улицы, не стало мусорных куч и запаха. Глава управы все время хвалил его в своих отчетах.

— Не тяни, — оборвал Торрель, сообразив, что все это перечисление заслуг ушлого сержанта вовсе не к добру.

— Вчера утром Терон взял отпуск… и исчез из города. Зайдя перед уходом к городскому магу, с которым сумел сдружиться, с бутылкой вина выпить в честь отъезда. Но и это еще не все. Вместе с ним исчезло четырнадцать стражников, самых преданных его помощников. Он их сам отбирал, теперь становится понятно, по какому признаку.

— Но ведь и это еще не все? — догадался мрачный, как грозовая туча, король.

— Не все, — несчастно подтвердил магистр, — вчера Леон прочел мысли нескольких оставшихся стражников и торговцев. Мы искали судно, на котором можно срочно выйти в океан, так вот, на самом деле Терон держал в руках весь город и получал и с обозников, и с торговцев очень неплохие деньги. Нашелся обозник, который видел, куда направился один из исчезнувших с Тероном стражников, он был на того в большой обиде, вот и проследил, хотел отомстить. Но не удалось и к лучшему, они друг за друга рассчитываются очень жестоко. Кстати Терон называл их — мои волчата. Так вот, из города они уходили по одному, очень грамотно, но позже все пришли в одно место, замок Шуглинд. Его хозяин, лорд Шуглинд давно умер, там живет его жена, госпожа Шуглинд с дочерью.

— Она не миледи?

— Нет, у них не было совместных детей и в титуле ей отказали.

— Дальше.

— Мы по горячим следам отправились в замок, но опоздали. Там остались только слуги, и они ничего не знают о том, куда все ушли. Но перед этим в замке было полно народа, дочь госпожи Шуглинд нанимала всякий сброд, якобы для устройства сюрприза для матери. Они называли его — зийет.

— Как они ушли? — сосредоточенно кроша на мелкие кусочки свежую булочку и не поднимая от своего занятия глаз, тихо осведомился король.

— Порталом. Но его следы тщательно затерты. Слуги рассказали, что у хозяйки была старинная подруга — ведьма, госпожа когда-то спасла ее от расправы селян. Вероятно, ведьма была незарегистрированной, а к таким отношение в народе очень подозрительное. Но и это еще не все. Сыскари проверили все кладовки и нашли одежду и некоторые вещи Грега и пропавших учеников.

— Что?! — Торрель так резко вскочил с кресла, что его бокал опрокинулся и отвар хлынул на стол. — А они-то как там оказались?

Магистр щелкнул пальцами, восстанавливая на столе порядок, и снова вздохнул.

Они не спали всю ночь, обшарив после этой страшной находки весь замок вдоль и поперек. И обычными методами и магическими. И нашли комнаты, где поисковик Клариссы, заряженный на капельке крови ее ученика, завис над одной из кроватей. Маги отыскали на постели рыжеватый волосок, и поисковичок обрадованно заплясал над ним. И цвет волоска и его длина указывали на то, что Грег сменил внешность, а относительный порядок в этой комнате и в соседней, где на столе осталась миска с недоеденным мясом, подтверждал, что маги жили в замке на положении гостей, а не пленников. Хотя… иногда грань между этими понятиями довольно призрачна.

— Видимо, именно туда и стремился старший из учеников, Турий Антериз, — продолжил рассказ магистр. — Леон просмотрел воспоминания одного из лакеев, подававших вечером блюда к столу госпожи, и отчетливо разглядел, как Тур влюбленно пялится на хозяйскую дочку. Кстати, его друзья тоже сидели за столом, и что самое главное, там был и Терон. Причем он вел себя очень уверенно, можно сказать, по-хозяйски. После этого мы просмотрели воспоминания еще нескольких слуг… оказалось что Терон появлялся в замке регулярно и распоряжался нанятыми бродягами как хотел. В основном это касается женщин, которые были с ними.

— А Грега… Леон не рассмотрел? — В данный момент шашни Терона интересовали короля меньше всего.

— Нет, но наверняка именно потому Грег и сменил внешность, что боялся разоблачения. Терон очень наблюдательный и злопамятный, и простым изменением формы носа и губ его не обманешь. — Магистр так подробно рассказывал про сделанные магами выводы, чтобы как можно дальше оттянуть момент, когда придется отвечать на самый главный и неприятный вопрос.

— Ну а судно, чтобы добраться до этих проклятых островов, вы нашли?

Вот он и наступил этот трудный момент… слишком быстро, несмотря на неизбежность.

— Да, — уныло кивнул магистр, — оно вышло из порта Хасдана еще ночью и на рассвете бросило якорь вблизи того острова, откуда пришел сигнал. Маги перебрались на берег и открыли перенос. Через полчаса вся команда была на месте.

— Что вы нашли? — Нетерпеливому рычанью короля мог бы позавидовать самый свирепый хищник.

— Ничего… — горестно выдохнул Энилий и поправился, — ничего стоящего. На острове сохранились руины старинного храма, почти занесенные мусором и заваленные камнями, так вот, в центральном зале остались следы свежего пожара и магических возмущений. По-видимому, это был перевалочный пункт. А вот куда они пошли дальше, мы пока определить не можем. Но мы оставили на острове пост. Трое магистров переноса и трое боевых магов будут жить там постоянно. А в замке организовали штаб и оставили готовую выступить по первому сигналу команду. Остается только ждать. Леон пока лежит пластом… он за эту ночь просмотрел две месячные нормы сознаний, сыскари работают с местным населением. Глава управы и маг доставлены в замок и их допрашивают.

— Про это потом, — отмахнулся король, — лучше скажи, сколько у Грега еще вестников? Энилий?! Что ты так смотришь?! О всеслышащий… только не это…

— Да, — несчастно подтвердил магистр, — он же отправлялся в Северную школу, потому и взял с собой только один… на всякий случай.

Оглавление

Обращение к пользователям