ЭПИЛОГ

Ночью был снегопад.

Уже не первый в эту зиму, зато самый обильный, с сердитой метелью, крутящей возле крыльца мутные вихри и вылизывающей вокруг колонн чистые прогалины.

А утром тучи ушли, словно испугавшись рассвета, и поднялось холодное, но яркое солнце. Бросило щедрые горсти острых лучиков на пушистые сугробы и мягкие снеговые шапки, укутавшие ветви деревьев и кустов, заставив каждую снежинку заблестеть крохотным алмазиком.

— Красота! — едва выйдя из портала и окунувшись в это великолепие, ахнула Олли и храбро шагнула в глубокий сугроб, наметенный вьюгой возле самой двери. — Ай!

Слуги, занятые расчисткой крыльца и дорожек, еще не успели добраться до портального балкона.

Рун решительно выхватил подругу из снежного плена и привычно поднял на руки, не удержавшись, чтобы мимолетно не поцеловать. Руки юной магини немедленно обвились вокруг его шеи, глаза счастливо заблестели. Только вернувшись в школу и обнаружив, что все ее подруги при одном упоминании имени Руна начинают мечтательно закатывать глаза, Олли поняла, что вовсе не желает отдавать друга в чьи-то нахальные ручки. Тем более что парень наглядно доказал ей свою любовь. А отсутствие поблизости Тура только укрепило проснувшееся чувство.

Кларисса хмуро смотрела через дверное стекло, взятое морозом в узорную раму, на веселую парочку и досадливо кусала губу. Вот как некстати они заявились, магиня как раз привела в гости к напарнику Тура, чтобы хоть немного расшевелить. После того как юный маг попал в цитадель, он набросился на учебу с таким рвением, словно с цепи сорвался. Учителя в нем души не чают… им ведь не слышны эмоции парня, а ей хоть без зелья близко не подходи. Сразу волком выть хочется. И в кои-то веки она уговорила ученика отдохнуть в замке Грега, так тут же, откуда ни возьмись, его старые друзья.

— Клара, мы скоро назад пойдем? У меня заклинание недоучено… — начал было некстати вошедший в гостиную Тур и вдруг увидел друзей.

— Честное слово, это не я их позвала, — заторопилась Кларисса, — они сами решили, но ты можешь посидеть в библиотеке, я что-нибудь…

Поздно, дверь резко распахнулась, и вместе с порывом морозного ветерка в гостиную ввалились счастливые ученики.

— Тур! — взвизгнув, Олли рванулась к бывшему предмету своей любви, налетела, прыгнула на шею, звонко чмокнула в щеку холодными губами. — Вот это сюрприз! Рун, ну что же ты застрял!

— Привет! — Блондин кое-как отряхнул с сапог снег и, шагнув к другу, сгреб его в крепкие объятия. — А Олли как чувствовала, пойдем да пойдем в гости.

Он по-хозяйски обхватил подругу за плечи, и она доверчиво прильнула к нему, поглядывая на Тура счастливо и чуть виновато.

— Оставьте тут свои плащи, — засуетилась довольная увиденным магиня, — там, в столовой, как раз завтрак подают.

Маги образованно рванули в коридор, увлекая за собой Тура, уже забывшего, что хотел вернуться в цитадель. Кларисса, сладко жмурясь, пошла следом, не каждый раз случается так счастливо обмануться.

В столовой было тепло и пахло свежей сдобой, расставленной по столу в ярких полупрозрачных блюдах. Судя по диковинным птицам и рыбам, украшающим края посуды, это — самый писк моды — гоблинская керамика. Хозяином заводика, построенного рядом с купленным за бесценок глинистым оврагом, считается Тайгар, и именно он является автором многих узоров. А вот всеми вопросами, связанными с деньгами, заведует его жена, Темира, и никому еще не удалось урвать у нее лишний квадратик.

— А Грег где? — спросила магиня у Ортензии, лично разливающей душистый горячий чай. — К нему вот ученики в гости.

— О, какие молодцы, — завидев Олли с неразлучным Руном, обрадовалась Зия. — Садитесь завтракать. Грег на полчаса ушел в восточный замок, к Сарду, скоро вернется. Они там решили организовать платные экскурсии на Артаг, с проходом под дном океана. Несмотря на сумасшедшие цены, запись желающих на следующее лето скоро закончится, все хотят своими глазами посмотреть это чудо.

— Да уж, — шутливо фыркнула Кларисса, в глубине души жалевшая, что древняя академия не досталась ковену, — гоблины Грега выгоды не упустят.

— Ты же знаешь, если бы не Грег, там нечего было бы смотреть, — не принял шутки Тур. — Этот гад Терон, оказывается, в проходах, ведущих к механизму, спрятал привезенные из Остана кристаллы с боевыми заклинаниями. И все они были настроены на центральный амулет, который он носил на груди. Я видел на полигоне в цитадели… испытания этих камушков.

— Он вообще был очень хитрый и жестокий, — тихо вздохнула Ортензия, и Кларисса чуть не хлопнула себя по лбу, вот как можно было забыть, что Ортензия была его первой жертвой?

— А пироги сегодня — просто объедение! — спасая ситуацию, воскликнула Олли. — Рун уже четвертый ест.

— Что ты считаешь, — вынырнув из грустных воспоминаний, засмеялась Зия, — пусть кушает на здоровье, он большой, значит ему больше и нужно. Пирогов всем хватит.

— Надеюсь! — донесся со стороны окна знакомый голос, и все разом обернулись.

— Грег!

— А я не один, Клара, принимай свою ученицу, а то эти магистры совсем загоняли бедную девушку. — Подведя к столу хрупкую зеленоглазую красавицу, хозяин подхватил на руки жену и крутнул вокруг себя.

— Ты же обещал! — сердито буркнула она, пряча засиявшие глаза.

— Уже исправляюсь, — бережно ставя ее на пол, сообщил Грег и уселся на стул. — Так которые тут пироги с мясом? Эстела, а ты что стоишь?

— Уже сажусь, — мило улыбнулась девушка, — хотела сначала с хозяйкой поздороваться.

— Привет, Эстела, — запросто кивнула ей Зия. — Тебе какой чай?

— Да я сама налью. — Ученица Клары была в этом доме частой гостьей. — В этом чайнике липовый? Это мой любимый.

Она уверенно наполнила свою чашку, оглянулась на сидевшего по соседству Тура:

— Тебе налить?

Притихший парень утвердительно кивнул и вдруг смутился, даже румянец на щеках выступил. А гостья словно не заметила его смущения, пододвинула ученику исходящую нежным горячим парком чашку и светло улыбнулась.

Юный маг пил чай, осторожно поглядывая на спокойную и приветливую соседку, и не замечал, как старательно отводят взгляды сидящие за столом. Не задумывался он и почему все позавтракали как-то слишком быстро и сразу после чаепития куда-то заторопились.

Олли с Руном — смотреть щенка, несколько дней назад привезенного сыскарями, Зия с Клариссой — на кухню, выдать указания к обеду, а Грег — в кабинет, отнести небрежно брошенные отчеты.

Но Туру было не до их забот, впервые за последние луны острый кусок льда, застрявший в груди и причинявший ему ежесекундную острую боль, мешавшую дышать и жить, вдруг стал поменьше и помягче, что ли.

Яркое солнце, вливавшееся в сводчатые окна, плавило заиндевелые узоры, весело блестело в прозрачных протаянках. И, отражаясь от невероятных глаз незнакомки, падало в душу целительным теплом.

Эстела долила молчаливому соседу чай, поймала его благодарный взгляд и внезапно осознала, кого же он ей все время напоминал. Почти исчезнувший из памяти образ туманным призраком всплыл в сознании, наложился на другой, более поздний, и вдруг ожил, наполняясь цветом и движением.

Конечно, как она сразу не узнала, это же он, давно потерянный возлюбленный… только имя в памяти стерлось, выцвело… зазвучало совсем по-другому…

Тур?!

Ну да… именно так.

И это не страшно, что он смотрит сейчас так недоверчиво. Нужно просто помолчать, подождать, и постепенно он все вспомнит.

Она же вспомнила.

Оглавление
Обращение к пользователям