Глава 26

— Маркус, нам надо немедленно повидаться с графом! — почти закричала Сара, едва увидев Маркуса Уорта. Рядом с ней стояла бледная, с расширенными блестящими глазами, немая от волнения Джорджина.

— Мисс Форрестер, Боже мой, что случилось? У вас обеих такой странный вид, — отозвался Маркус, предлагая дамам сесть, но ни одна из них не приняла его любезное предложение.

— Случилось ужасное. Мистер Ашин Пха убит. Мы от страха заперлись в тайной нише. Если вы не позволите мне немедленно увидеться с братом, то я расплачусь от волнения, — сдавленным от рыдания голосом проговорила Джорджина.

Маркус заморгал от удивления.

— Может, вы сперва объясните, чтобы я лучше понял?

И тогда обе девушки, торопясь и перебивая друг друга, начали рассказывать о том, что случилось сегодня в доме герцога Парфорда. Не выслушав их до конца, Маркус встал из-за рабочего стола, вынул из ящика связку ключей и направился к выходу. Сара и Джорджина последовали за ним.

— Охрана, — обратился Маркус к охраннику, стоявшему в конце коридора, — я пройду с этими двумя леди к заключенному. Никого больше не впускать и не выпускать, кроме нас, ясно?

— Так точно, — отдав честь, ответил часовой. Все трое вошли в охраняемую дверь.

За ней узкая витая лестница вела наверх. Пролет внутри лестницы был достаточно широк. Когда Сара заглянула вниз, у нее закружилась голова.

— Ваш сводный брат, мисс Томпсон, мне неловко об этом говорить, не совсем честный человек. Он стал участником международного антигосударственного заговора.

— Заговора? — тихо удивилась Джорджина, поднимаясь следом за ним.

— Да, заговора, — подтвердил Маркус. — Сначала он хранил молчание. Но потом постепенно, под давлением улик он начал кое в чем признаваться. Так вот, сегодня утром он намекнул, что готов назвать имя третьего участника заговора. Я полагаю, это именно тот человек, кто убил мистера Пха. Теперь, видимо, ему придется назвать имя этого человека и указать его местонахождение.

Наконец они достигли самого верха, где находилась массивная железная дверь с внушительными замками и маленьким окном для передачи пиши. Маркус открыл дверь и распахнул ее. Внутри, в камере на мягком стуле, сидел граф и как ни в чем не бывало читал какой-то роман.

— Сэр Уорт, что за роман вы мне дали? — ворчливо произнес граф, не отрывая глаз от книги. — Даже не знаю, стоит ли он тех сведений, которые вы так хотите от меня получить, а я почти согласен вам их сообщить. Передайте лицам, надзирающим за моими пусть и небольшими удобствами, что я поклонник хорошей литературы, а не низкопробного чтива.

— Жан! — вскрикнула Джорджина, устремляясь к брату. Граф вскинул глаза и — явно озадаченный — раскрыл свои объятия. Тем временем Маркус крепко закрыл двери.

— Джорджи, — смущенно приветствовал сестру граф, прижимая ее к себе. — Как ты нашла меня?

— Мисс Томпсон, отойдите, пожалуйста, от заключенного, — строго и внушительно произнес Маркус, но взволнованная радостью свидания Джорджина не обратила на его слова никакого внимания.

— Жан, случилось страшное, мистер Пха мертв!

— Что? Не может быть? Ведь Пха должен был уплыть из Англии. — Граф удивленно смотрел то на Маркуса, то на Сару, словно не веря и как бы ища у них подтверждения слов сестры.

— Кто-то убил его в нашем доме, Жан, — резко и прямо сказала Джорджина с целью привлечь его внимание к себе. Граф рассеянно посмотрел ей в лицо, а затем задумчиво перевел взгляд.

— Сэр Маркус сказал мне, что ты назвал имя третьего участника заговора. — И тут же решительно, жестким голосом Джорджина задала следующий вопрос: — Жан, ты в самом деле назвал это имя?

Граф побледнел как полотно.

— Джорджи, клянусь, я не назвал его.

— Не успел, и то хорошо. — Прежний щебечущий голос Джорджины изменился до неузнаваемости. Он стал холодным и твердым, как клинок кинжала. В тот же миг в руке Джорджины блеснуло лезвие, так же холодно и неумолимо, как ее голос. Видимо, нож был спрятан на руке, под рукавом платья.

Лицо графа стало белее листа бумаги. Страх настолько исказил черты лица, что его невозможно было узнать.

Джорджина твердой рукой вонзила лезвие в живот графа и распорола его сверху донизу. Затем с такой же быстротой полоснула его по горлу. Граф повалился на пол. С ним было покончено.

Все произошло почти мгновенно.

— Сара, бежим, — шепнул Саре на ухо Маркус. Они отпрянули к дверям, Маркус начал было отпирать двери, но тут раздался спокойный, слегка насмешливый голос Джорджины:

— На вашем месте я не стала бы этого делать.

Оглянувшись, они с ужасом увидели в ее руках карманный пистолет, дуло которого было направлено прямо на них. Пистолет Джорджина держала уверенно и твердо, но в руке не чувствовалось никакого напряжения. Так держат оружие только профессионалы.

Джек вышел из здания морского министерства на улицу. Настроение у него было скверное, и он решил прогуляться, чтобы немного развеяться, поразмышлять о жизни, примириться с тем, что его ожидало в скором будущем.

Как вдруг им овладело странное ощущение. Ему показалось, что за ним следят. Оглядевшись по сторонам, он не заметил ничего подозрительного. Возле фонтана перед зданием стояла группа офицеров, они о чем-то беседовали.

Впрочем, была и более очевидная причина для беспокойства.

Только что он подписал все необходимые бумаги, касавшиеся его нового назначения, и тем самым отрезал все пути к отступлению. К примирению с Сарой. К исполнению ее желаний. Увы, скорее всего им так и не удастся примириться.

Он так надеялся, что Сара прислушается к голосу благоразумия, успокоится и поймет, что его морская карьера вовсе не препятствие для их будущей семейной жизни. Но дни проходили за днями, а Сара упорно не замечала его. Джек мучился. Ему надо было бы прокрасться ночью к ней в спальню и рассказать о своих страданиях, но он не решался. По ночам он лежал в своей постели и с горечью думал о них обоих. Он почти не спал. Он знал, как пахнет ее кожа, какая она мягкая и нежная. Раз пять-шесть по ночам он почти подкрадывался к дверям ее спальни, столько же раз подходил к ее окну… и останавливался.

Вот опять то же самое тревожное чувство, что за ним следят, от которого по спине побежали неприятные мурашки. Как бы невзначай, чтобы не привлечь внимания, Джек посмотрел вправо, затем влево. Он уже отошел от Сомерсет-Хауса и двигался в сторону Стрэнда. Остановившись перед проезжавшей каретой, он как бы случайно оглянулся назад. Позади него никого не было, кроме рослой дамы, которая нагнулась, чтобы поднять ридикюль.

Инстинкт подсказывал — на него кто-то охотится. Побыв некоторое время в шкуре Синего Ворона, Джек привык доверять своим инстинктам.

Он шел по улицам, переходя с одной стороны на другую, все время чувствуя, как за ним кто-то следит. Внезапно он увидел то, что ему было нужно. Искривленный заброшенный переулок, заполненный всяческим хламом.

Он юркнул в него и быстро домчался до противоположного конца, заваленного кучей пустых ящиков, клеток для цыплят, досок и выброшенных мешков, которые горой лежали возле черного входа в какой-то трактир. Быстро забравшись на карниз второго этажа, Джек принялся ждать.

Долго ждать не пришлось. Едва он успел забраться и прильнуть к стене, как в переулке послышались шаги и мелькнула женская фигура. Джек узнал ее, это была та самая женщина, которая поднимала ридикюль. Она шла спокойно и уверенно. Хотя в ее поведении присутствовала одна странность: ее правая рука была спрятана назад.

Когда она приблизилась, Джек узнал ее и страшно удивился. Это была миссис Хилл. Она старательно разглядывала переулок, явно высматривая его.

Но зачем?

Промедление обошлось ему дорого.

Ему следовало бы спрыгнуть прямо на нее, как только она подошла к нему поближе. Но благоприятный момент был упущен. Миссис Хилл освоилась в переулке, чуть приподняла голову и увидела его, стоящего на карнизе.

— О, кого я вижу, лейтенант Флетчер, — сказала она с ледяным спокойствием. — А меня послали к вам. Произошло ужасное несчастье.

— Несчастье? — переспросил он, не двигаясь со своего места. Казалось, что ее в самом деле послали сообщить ему что-то, но зачем и что именно, он никак не мог понять. Однако недавняя двойная жизнь обострила его чувства и восприятие жизни, приобретенное чутье подсказывало Джеку: миссис Хилл выдает себя не за ту, кем является на самом деле.

— Да, несчастье с мисс Форрестер. Вы должны немедленно приехать. А что вы делаете там наверху, лейтенант?

Услышав имя Сары, Джек подавил мгновенное желание спрыгнуть вниз.

— А что вы прячете у себя за спиной, миссис Хилл? — осторожно спросил он.

Она усмехнулась дьявольски хитрой и злобной усмешкой, при виде которой у Джека мороз пробежал по спине.

— Как приятно, что не надо больше притворяться, но возможность поупражняться в стрельбе еще приятнее. — С этими словами она приподняла прятавшуюся за спиной руку. В ней был небольшой серебряный пистолет.

Грянул выстрел. Джек потерял равновесие и свалился прямо на кучу ненужного хлама под ним. В воздух поднялся столп пыли, перьев и легкого мусора. Джек буквально нырнул в кучу мусора, и груда выброшенных клеток, мешков, сена поглотила его.

— Боже мой! — с притворным ужасом воскликнула миссис Хилл. — Неужели я попала в вас? Хотя надеюсь, что попала.

Отбросив использованный пистолет в сторону, она вынула второй пистолет и подошла вплотную к груде хлама, внутри которой лежал Джек и быстро соображал, что ему делать.

Она ошибалась, думая, что ранила его. Несмотря на это, его положение было крайне опасным, почти безнадежным. Но на его стороне был фактор внезапности, Джек решил воспользоваться им, тем более что ничего другого ему не оставалось.

Он тихо лежал под мусором, сжимая первую попавшуюся под руку доску. Миссис Хилл принялась откидывать в стороны хлам — клетки, мешки и доски, пытаясь добраться до него.

— Лейтенант, ау, где вы? — напевала миссис Хилл, как будто они играли в прятки. Но в этой игре он мог кое-чему научить миссис Хилл.

Как только она отбросила скрывавший его последний мешок, Джек рванулся к ней навстречу, изо всех сил ударил доской по руке и выбил пистолет. Изумление, что он не умер, злость, что она потеряла пистолет, и ярость — вот те чувства, которые одно за другим почти моментально пробежали по лицу миссис Хилл.

Она оказалась очень сильной. Во всяком случае, Джек никак не ожидал встретить такую силу в женщине. Миссис Хилл выглядела массивной и полной, но ее полнота, как оказалось, не имела ничего общего с жиром. В основном это были мышцы.

Целясь в голову, он нанес ей несколько ударов. Удары попали в цель, но миссис Хилл не потеряла сознания, а, напротив, пришла в необыкновенную ярость. Нырнув под очередной удар Джека, она обхватила его и, используя свой вес, повалила на землю. Только теперь он оценил умение миссис Хилл драться, что стало для него очередным неприятным сюрпризом.

На смену удивлению тут же пришел страх. Миссис Хилл, обхватив шею своими мясистыми ручищами, принялась душить его.

Придавив Джека к земле всем весом своего массивного тела, она одерживала верх. Надо было немедленно что-то делать, но освободиться из-под ее тела и из ее рук было невозможно. Джек в отчаянии стал шарить вокруг себя руками, и вдруг его пальцы натолкнулись на что-то продолговатое, холодное и металлическое.

Это был пистолет миссис Хилл, который Джек выбил у нее из рук. Заряженный пистолет.

Свет уже начинал меркнуть в глазах Джека. Последним усилием воли он ухватил пистолет за ручку, миссис Хилл уже торжествующе шипела, сидя на нем верхом и сжимая руками шею. Воткнув дуло пистолета ей в бок, он нажал спусковой крючок.

Раздался выстрел. Руки на его шее напряглись в последнем усилии, затем ослабли, и она повалилась ему на грудь. Джек хватал воздух открытым ртом, пока зрение не прояснилось. Выбравшись из-под миссис Хилл, он еще некоторое время глубоко дышал. Неподвижное тело миссис Хилл лежало на земле, все ее платье было пропитано вытекшей из раны кровью.

— Где они? Где они? Вы слышите меня, миссис Хилл? — хриплым, но уже от волнения за Сару, голосом спросил он.

— Поздно, уже поздно, — тихо ответила миссис Хилл. В ее горле булькала кровь, очевидно, пуля пробила легкое. — Они все умрут.

— Где? — склонившись над ней, бешено закричал Джек.

Она рассмеялась, в груди у нее заклокотало, на губах выступила кровавая пена.

— Моя госпожа намного умнее всех вас. Сэр Уорт, граф, мисс Форрестер — все они ничто…

— Что с Сарой? — теряя голову от страха и ярости, крикнул Джек.

— Сейчас она уже мертва. Все они уже мертвы… — Кашлянув кровью, миссис Хилл дернулась и отошла в мир иной.

Джек выпрямился, судорожно ища какой-то смысл в словах умершей. Сара. Граф. Моя госпожа. Неужели Джорджина направилась к сэру Маркусу вместе с Сарой? Чтобы повидать брата? Если это так, то они могли быть лишь в одном месте. В здании военного ведомства, где располагалась тюрьма.

Джек бросился к выходу из переулка, словно за ним по пятам гнался сам черт.

— Постойте, сэр! — крикнул он какому-то джентльмену, сидящему верхом на лошади. — Мне срочно нужна ваша лошадь! Крайние обстоятельства!

— Вы что, спятили? Отнимать лошадь на улице?! Да ведь это грабеж!

Вопрос прозвучал очень здраво, особенно учитывая тот внешний вид и состояние, в котором находился Джек.

Джек направил на него пистолет, который по-прежнему держал в руке.

— Я попросил бы вас выбирать выражения.

Благоразумный джентльмен, больше не говоря ни слова, спрыгнул с коня и передал Джеку поводья.

— Вы можете забрать лошадь у главного здания военного ведомства, — вскочив в седло, прокричал Джек, посылая лошадь в галоп.

Оглавление