Глава 29

— Опоздаем, — волновалась Сара, нервно очищая пилочкой ногти на руках.

— Никуда мы не опоздаем, — успокоил ее отец, а Бриджет погладила сестру по руке, чтобы она так не беспокоилась. — Сейчас прилив, значит, у нас в запасе несколько часов.

С тех памятных событий в здании военного ведомства прошло три очень суматошных дня. Накопилось немало всего такого, что требовало приглаживания и разъяснения. Ведь надо же было как-то объяснить официальным лицам, что же произошло в камере здания военного ведомства, в особняке герцога Парфорда, а также в некоем безызвестном переулке, расположенном неподалеку от военно-морского ведомства. Конечно, Саре и Джеку пришлось ответить на ряд вопросов, как лицам непосредственно причастным ко всему происходящему.

Маркусу потребовалась медицинская помощь. Джорджина нанесла ему довольно глубокую рану, но удар смягчил солидный слой подкожного жира. Как пошутила Филиппа, никогда она не была так довольна своими честно исполняемыми обязанностями, как в тот момент, когда поняла, что жирок, накопленный Маркусом за время их супружества, спас ему жизнь. Благодаря влиянию Маркуса Джек и Сара вскоре были избавлены от разных вопросов со стороны властей. Общими усилиями секретаря Маркуса и Филиппы происшествие в здании военного ведомства удалось замять.

В отличие от властей родителям Сары не пришлось ничего долго объяснять.

Как только Сара и Джек очутились в доме Форрестеров, они сразу сообщили о своем намерении. Вопреки опасениям Джека твердое решение их дочери выйти за него замуж вызвало у них одну лишь радость, и они не колеблясь дали свое полное благословение.

Ничего не пришлось объяснять и Бриджет. Она только вздохнула и промолвила:

— Наконец-то.

А Аманду интересовало лишь одно — какого цвета платье будет на ней в день бракосочетания сестры. Оказалось, золотистого цвета. Из-за спешки пришлось быстро перешить одно из лучших бальных платьев Сары.

Сама Сара была вся в белом. Брачную лицензию выхлопотал лорд Форрестер, который ради дочери был готов перевернуть небо и землю, лишь бы она была счастлива. Свадебная церемония совершилась всего за двадцать часов до отхода «Дрездена» из лондонского порта.

Все это время счастливые молодожены провели в наслаждениях. Их обоих волновала предстоящая долгая разлука, года два, не меньше, но ни он, ни она ни словом не упоминали об этом, — зачем было омрачать их кратковременное счастье. Напротив, они вели себя так, как будто в их распоряжении была куча времени.

Несмотря на мнимую кучу времени, можно было запросто опоздать в порт — к моменту отплытия «Дрездена».

— Неужели мы не успеем? — тревожилась Сара, выглядывая из окна кареты.

Несмотря на раннее утро, движение на улицах, ведущих в порт, было весьма оживленным. «Дрезден» был большим кораблем, и родственники моряков спешили попрощаться со своими мужьями и сыновьями, уходившими в длительное плавание.

Джек уже был на корабле вместе со всей командой. Он отправился пораньше для того, чтобы войти в круг своих обязанностей, познакомиться с капитаном, офицерами, членами экипажа.

Сара не успела как следует попрощаться с Джеком, сквозь полусон она видела, как он тихо оделся и на цыпочках вышел из дверей. Ей не хотелось, чтобы ее последнее воспоминание о нем осталось именно таким. Нет, она должна успеть в гавань до того, как на «Дрездене» поднимут паруса.

— И все из-за твоей прически. Так долго причесываться — просто ужас. — Сара бросила недовольный взгляд на Бриджет, но та была сама невозмутимость.

— Хм, оказывается, это я всех задержала? А кто два раза менял сегодня утром платье?

— Я была уже в карете и целых десять минут ждала, когда ты спустишься…

— Девочки, — миролюбиво сказала леди Форрестер, — не ссорьтесь. Сара, почему бы тебе не дойти до порта пешком? Отсюда до него уже рукой подать. Пешком ты доберешься быстрее, чем в экипаже.

Саре не надо было повторять это дважды. Она выпрыгнула из экипажа прежде, чем кучер остановил карету.

Однако пробираться сквозь толпу матросов, рыбаков, торговцев — одни направлялись в порт, другие шли оттуда — было тоже совсем нелегко. По мере приближения к пирсу положение Сары все более усложнялось. Толпа, валившая ей навстречу — теперь в ней было много женщин, — увеличивалась на глазах. Ее охватило тяжкое, горькое предчувствие: неужели «Дрезден» уже отчалил? Наконец она обогнула последний склад и выбежала на причал. Все-таки она успела!

Но тут, к своему ужасу, она увидела вдали на Темзе величественный корабль с распущенными парусами. Вне всякого сомнения, это был «Дрезден».

— Нет! — закричала она и как бешеная, ничего не видя перед собой, помчалась вперед. — Нет! Джек! — кричала она и махала вслед кораблю, как сумасшедшая. Притворяться, изображать из себя великосветскую леди — на это она уже не была способна. Опустив голову, она грустно прошептала: — Прощай, Джек.

— Оказывается, ты пришла попрощаться со мной. — За ее спиной вдруг раздался хорошо знакомый голос Джека. — Ты размахивала руками, словно сумасшедшая, я уже думал, что ты собираешься бросаться в воду. А мне как-то не очень улыбается перспектива нырять следом и вытаскивать тебя.

Сара резко обернулась, словно ужаленная, и увидела перед собой улыбающееся лицо Джексона Флетчера. Ее сердце подпрыгнуло и быстро-быстро заколотилось от радости. Словно не веря своим глазам, она повернула голову в сторону уходящего судна, а затем опять перевела взгляд на Джека, который глупо скалился, глядя на нее. Однако вид у него был просто сияющий.

И на нем была не морская форма, а гражданское платье.

— Но почему… Джек, ты… не уплыл?

— Ты не поверишь, но я уволился. — Он взял ее под руку, и они не спеша пошли вдоль пирса. — Вчера на свадьбе Филиппа вручила мне письмо от Маркуса. Он идет на поправку, что неудивительно, имея такую нежную и любящую сиделку, как его жена. Кстати, ты не могла бы заехать к ней завтра и пригласить на прогулку? Ей до смерти надоело сидеть возле своего мужа и очень хочется проветриться.

Сара бросила на него удивленный и вопрошающий взгляд.

— Вижу, вижу, как ты удивлена. Ну так вот, Маркус написал мне, что его управлению нужен человек, который занялся бы Джорджиной Томпсон, а также теми, кто послал ее. Надо нам вспомнить все, что говорил граф. Может, найдется какая-нибудь зацепка. Граф был слишком словоохотлив. Итак, Маркусу нужен доверенный и проверенный человек, знакомый с положением дел и обладающий навыками шпиона.

— Неужели ты хочешь сказать, что теперь работаешь на военное ведомство?

— Вот именно, и за очень высокое вознаграждение. Мне уже дали довольно колоритное прозвище. Догадываешься какое? — Он озорно подмигнул ей. — Так что теперь я остаюсь в Лондоне.

— В самом деле? — замирая от сладкого волнения, прошептала Сара.

— Да-да. Полагаю, эта новость вызовет одобрение не только у тебя, но и у всех твоих родных. — Он махнул перед собой рукой.

Сара взглянула туда, куда он указывал. Там на причале стояла вся ее семья — отец, мать, сестры. Если мать плакала, то отец явно гордился ими, Бриджет была сумрачной, зато Аманда улыбалась и подпрыгивала, словно в предвкушении чего-то хорошего и веселого.

По правде говоря, Саре тоже хотелось прыгать от счастья. Вот только…

— Джек, а ты не будешь скучать по морю? — осторожно проговорила Сара, опустив голову и внимательно рассматривая носы своих туфель. — Ты же моряк. Ты же был моряком всю свою жизнь.

— А теперь я буду агентом. — Он приподнял за подбородок ее голову. — Приключения, опасности есть не только на море.

Заметив ее недоверчивый взгляд, он вздохнул и взял ее за руку.

— На флот меня привела романтика. Я искал приключений и славы. Но это меня не совсем удовлетворяло. Теперь мне хочется чего-то другого, тоже опасности, но другой, понимаешь? Более того, я попробовал этого другого, и мне понравилось.

Джек встал перед ней на одно колено. В ушах Сары застучала кровь, но все равно она услышала слабый, больше похожий на вздох возглас матери и радостные крики сестер.

— Сара Форрестер, Золотая Леди, я полюбил вас прежде, чем узнал, что такое любовь. Мы женаты всего лишь один день, но сознаюсь, что я был не слишком внимателен к тебе и заботлив. Я ни разу не спросил тебя, не посоветовался с тобой по поводу одного вопроса, но это необходимо сделать.

— Так задавай его скорей, — краснея от волнения, ответила Сара.

— Может быть, ты предпочла бы выйти замуж за морского офицера, а не за служащего секретного отдела военного ведомства? Хотя, если говорить о предпочтениях, — тут Джек нервно рассмеялся, — когда-то ты собиралась выйти за герцога.

— Не хочу слушать…

— Нет, я не герцог, мы никогда не будем жить так, как живут герцоги. Но я обещаю всегда заботиться о тебе. Будь уверена, я всегда буду рядом с тобой. Вот только я хочу, чтобы это приключение продолжалось для нас обоих. Итак, — он улыбнулся, явно скрывая под улыбкой волнение, — вот о чем я хотел тебя спросить. Не согласишься ли ты вместе со мной и дальше разделять опасности и тревоги выбранного мной пути?

Это происходило не посреди блестящего бала на глазах блестящих дам и кавалеров. В том, что он сказал, не было ничего возвышенного, утонченного или изысканного. Их разговор проходил на фоне причала, рабочих доков, на глазах ее родных, — он как бы ставил Сару перед свершившимся фактом. И ей понравилось его предложение. Ведь оно было сделано горячо любящим и горячо любимым мужчиной, за которого она только вчера вышла замуж.

Путь к счастью был долгим и извилистым. Но другим этот путь не мог быть. Для них обоих он стал единственно правильным и единственно возможным.

Это был золотой миг их жизни, освещенный золотистыми лучами восходящего солнца, свершившийся под радостные крики родных, в будничной атмосфере, среди спешащего по своим делам рабочего люда лондонских доков. Сара Форрестер приняла предложенные Джеком руку и сердце. Да иначе и быть не могло. Будучи близкой ему по духу, она была готова разделить с ним любовь к приключениям.

Оглавление