1921–1927. Операция «Трест»

Еще древние подметили одну особенность в действиях человека, а в древние века философы сформулировали эту особенность в «постулат разумности». Краткая «формула» этого постулата определяет фактически каждый шаг человека с момента его рождения. Универсальность постулата заключается в возможности его применения для людей всех профессий: от труженика села до премьер-министра, в том числе разведчиков и агентов.

Так что же это за формула «Цель — средство — результат»? Фактически многочисленные и пространные описания тех или иных действий разведки можно лаконично суммировать в рамках трех составляющих «постулата разумности».

Это можно проследить на примере краткого изложения масштабной и долговременной операции «Трест-2», которую несколько лет проводили ВЧК-ГПУ-ОГПУ. Однако, чтобы сформулировать такой постулат, следует выстроить хронологический ряд событий в работе молодых органов госбезопасности Советской России на контрразведывательном направлении противодействия военным формированиям белой эмиграции за рубежом.

Май 1921 года. В Германии работает монархический съезд, собравший делегатов из многих стран мира. На съезде присутствует русская эмиграция, в том числе военная. Съезд избирает Высший монархический совет (ВМС) и определяет своей главной целью свержение большевистского правительства в России. Констатировано: успеха можно добиться, если в Советской России будет действовать организация единомышленников ВМС, ибо наличие такой организации поднимет авторитет ВМС в руководящих кругах западных стран и можно будет рассчитывать на их материальную и военную поддержку.

Ноябрь 1921 года. ИНО ВЧК перехватывает письмо некоего белогвардейца из Российского общевойскового союза (РОВС) в адрес ВМС. В письме шла речь об ответственном работнике Наркомпути Якушеве, который, будучи проездом в Швецию через Ревель (Таллин), сообщил следующее: в Москве и Петрограде продолжают подпольно действовать разрозненные группы приверженцев монархии, и он принимает меры к их объединению. Якушев высказался за контакты с ВМС с целью объединения усилий по свержению советской власти.

Из письма: «Якушев крупный спец. Знает всех и вся. Наш единомышленник. Он то, что нам нужно. Он утверждает, что его мнение — мнение лучших людей России… После падения большевиков спецы станут у власти. Правительство будет создано не из эмигрантов, а из тех, кто в России… В стране существует, действует контрреволюционная организация. В то же время впечатление у него об эмиграции ужасное. «В будущем милости просим в Россию, но импортировать из-за границы правительство невозможно. Эмигранты не знают России. Им надо пожить, приспособиться к новым условиям…» Якушев дальше сказал: «Монархические организации из Москвы будут давать директивы организациям на Западе, а не наоборот…»

В письме говорилось о нежелательности террористических действий, а также об иностранной и добровольческой интервенции, которые не встретят сочувствия у населения страны.

Из письма: «По его мнению, большевизм выветривается… Предлагает реальные условия связи между нами и москвичами. Имен не называл, но, видимо, это люди с авторитетом и там, и за границей…»

Ноябрь — декабрь 1921 года. С письмом ознакомлены А.Х. Артузов, начальник контрразведывательного отдела ВЧК, и Ф.Э. Дзержинский, председатель ВЧК. Принимается решение о создании легендированной монархической организации на территории России под контролем ВЧК для секретной игры с ВМС. Цель игры: срыв террористических и военно-диверсионных устремлений белой эмиграции против Советской России. В основу стратегической политической линии такой организации положена позиция Якушева: «…правительство будет создано не из эмигрантов».

ВЧК ставит задачу: переубедить Якушева и предложить ему встать на сторону Советского государства. Упор при перевербовке делается на его патриотизм и неординарность мышления. Согласие сотрудничества с ВЧК было получено, и Якушев поставлен во главе легендированной Монархической организации Центральной России (МОЦР). Операция получает кодовое название «Трест».

Январь 1922 года. Якушев совместно с чекистами формирует коллективный политический совет МОЦР, в который входят и используются «втемную» камергер царского двора и бывший крупный помещик — балтийский барон, нефтепромышленник, тайный советник и предприниматель — все люди заметные в дореволюционной России. Председатель политсовета — Якушев, глава МОЦР — профессор академии РККА (бывший генерал царской армии). Во главе военной секции — генерал Красной Армии (бывший начальник военной разведки).

Ноябрь 1922 года. Прикрываясь делами Наркомпути, Якушев выезжает в Германию. От Ревеля его сопровождают автор перехваченного письма и племянник генерала Врангеля, возглавляющего РОВС. Установив контакт с ВМС, Якушеву удается убедить его членов в том, что они имеют дело с серьезной и дееспособной организацией. Обсуждены вопросы взаимоотношений и связи между ВМС и МОЦР, а также вопросы помощи ей в разработке программы и тактики действий на территории России. Связь — личная и через диппочту в Эстонии.

После доклада Якушева руководству ВЧК ему ставится параллельная задача — выход на иностранные разведки. Это удается сделать, включив в текст письма для ВМС «материалы» о Красной Армии (эти сведения фиксирует эстонская разведка и информирует о них поляков). Так начинается дезинформационная акция об РККА в адрес эстонской и польской разведок.

1923 год. Во время командировки в Берлин и Париж Якушев ведет переговоры с руководством ВМС и Организацией русской армии (ОРА). Речь идет о программе действий и обмене информацией. Договариваются, что вся работа ОРА на территории Советского государства предварительно должна согласовываться с МОЦР. Якушеву удается усилить разногласия между руководством ОРА и ВМС.

Осень 1923 года. ОРА направляет в Москву эмиссара с целью проверить реальность работы МОЦР на месте. Эмиссар выходит на двух своих знакомых — бывших офицеров, которые оказываются агентами ОГПУ. Доклад эмиссара в ВМС: МОЦР дееспособна и есть возможность создать ячейки монархистов в среде военных Красной Армии (легендированная организация военных создана).

По линии ВМС для проверки работы МОЦР в Москву прибывают представители генералов Кутепова и Врангеля, но визит последнего с МОЦР не согласовывался. Человек Кутепова дает положительную оценку деятельности МОЦР, а представитель Врангеля арестован.

1924 год. МОЦР принимает в России представителей белой военной эмиграции. Их убеждают не предпринимать террористических и диверсионных действий на данном этапе, чтобы не спровоцировать активность госбезопасности, которая может привести к провалу еще не окрепших ячеек МОЦР.

В ОГПУ принимается решение усугубить раскол в белом движении между сторонниками Врангеля (монархисты) и Кутепова (немонархическая молодежь).

Середина 1924 года. МОЦР устанавливает контакт с финляндской и британской разведками. По этим каналам передается дезинформация военно-политического характера. Англичане стремятся расширить контакты с МОЦР.

Сентябрь 1924 года. Будучи в Финляндии, Якушев убеждает британского разведчика Рейли прибыть в Москву для переговоров с политсоветом МОЦР о работе с британской разведкой. При переходе границы чекисты имитируют гибель Рейли в перестрелке. Переход проводит командир заставы Тойво Вяха, подставленный чекистами как содержатель «окна» на границе. «Суд» и «расстрел» командира-«предателя» закрепляет легенду гибели Рейли. Рейли арестовывают позднее в Москве.

Декабрь 1925 года. МОЦР «тайно» принимает в Советском Союзе В.В. Шульгина, в прошлом крупного помещика, убежденного монархиста, видного политического деятеля царской России, бывшего члена Государственной думы, хорошо известного в кругах белой эмиграции.

Шульгин конспиративно встречается с представителями МОЦР, где ему подсказывают мысль о написании книги по визиту в Красную Россию. В дальнейшем Шульгин согласовывает рукопись книги с МОЦР. Книга вышла в 1926 году и, кроме критики в адрес Советской власти, содержала и положительную оценку, в частности: народ бывшей Российской империи не погибает в разорении и не деградирует, не помышляет о реставрации царизма и в своем большинстве поддерживает Советскую власть.

Начало 1926 года. МОЦР сдерживает требования военизированных эмигрантских организаций за рубежом об активизации подрывной работы в СССР. Ими предлагаются конкретные планы: место, характер действий, время.

Ноябрь 1926 года. Усиливается давление на руководство МОЦР со стороны ВМС, ОРА, РОВС и других. Они требуют действовать активно и немедленно, в течение ближайших месяцев. МОЦР не в состоянии сдерживать террористические и другие подрывные акции белой эмиграции. Упорное нежелание заниматься подрывной работой начинает вызывать у зарубежных «союзников» МОЦР серьезные подозрения.

Февраль 1927 года. В ИНО ОГПУ принимается решение о завершении операции «Трест». Для более полного выявления намерений и возможностей главы ВМС А.П. Кутепова по проведению терактов в СССР на встречу с ним в Финляндию выезжают представители военной секции МОЦР, в том числе ее «военно-морской атташе» (сотрудник РУ ГШ РККА).

Требования ВМС: точные сроки активных действий. Мнение МОЦР: беречь силы «для достижения конечной цели — свержения советской власти и установления монархии в России».

Апрель 1927 года. В Финляндию уходит один из членов МОЦР — сотрудник ИНО. Он раскрывает перед финской спецслужбой истинную роль этой организации, как контролируемую госбезопасностью. Глава ВМС приказывает перебежчику и еще двоим членам МОЦР («чистым») уничтожить руководство легендированной организации. При попытке ареста на территории России троица покончила с собой.

Июль 1928 года. Из сообщения ИНО ОГПУ: «В 1927 году Кутепов перед террористическими актами был в Финляндии. Он руководил фактически выходом террористов на территорию СССР и давал указания у самой границы. По возвращении в Париж Кутепов разработал сеть террористических актов в СССР и представил план на рассмотрение штаба, который этот план принял…».

План предусматривал убийство членов правительства, руководства госбезопасности, диверсии на военных заводах и так далее. План был конкретным и развернутым.

Каковы итоги операции «Трест»?

К 1927 году разведка располагала в ВМС, РОВС, ОРА надежными агентурными возможностями, и потому большинство прибывавших в СССР террористов и диверсантов были задержаны. ВЧК-ГПУ-ОГПУ выиграли время, сдерживая активную работу военной эмиграции в Советском Союзе. Были созданы условия для контроля за действиями военных эмигрантских формирований за рубежом через внедренных в эти организации агентов. Перед западными спецслужбами военная эмиграция была скомпрометирована как связанная с советской госбезопасностью.

Выход МОЦР на разведки Эстонии, Польши, Финляндии, Великобритании, Франции, Японии, Италии и частично США позволил дезинформировать военное командование этих стран об истинном состоянии Красной Армии. Преувеличение ее военной мощи вело к отказу западных правительств от интервенции против СССР. В обеспечении операции «Трест» информацией характерен и такой факт: «сведения» готовились в специально созданном под эту операцию Бюро по дезинформации.

Теперь рассмотрим «постулат разумности» на примере операции «Трест».

Цель — противодействие террористической и диверсионной деятельности белоэмигрантских военных формирований в СССР.

Средство — сдерживание их действий путем проникновения в среду эмиграции агентуры с помощью легендированной антисоветской организации, якобы существующей в СССР.

Результат — дезорганизация усилий белой эмиграции по свержению советской власти путем военных действий с опорой на помощь западных правительств; дискредитация белой эмиграции в глазах спецслужб Запада как контролируемой советской госбезопасностью.

Советская разведка в операции «Трест» смогла своими действиями найти своеобразную формулу зависимости между «предвидением и упреждением» намерений противника и «противодействием и сдерживанием», ведущую в конечном счете к дезорганизации деятельности противника и дестабилизации отношений бедой эмиграции с западными правительствами в целом.

Успех, причем многолетний, был обеспечен разведке еще и потому, что было верно выбрано место и время проведения этой акции тайного влияния. 

Оглавление

Обращение к пользователям