Глава 14

За время путешествия Анри успел отвыкнуть от неудобств и лишений. Поэтому после трех холодных ночей, проведенных в лесу на земле и утренних умываний из ближайших ручьев, он не мог дождаться, когда они остановятся в какой-нибудь, даже самой захудалой, гостинице — хотя бы только для того, чтобы встретиться с кем-нибудь из благонадежных людей герцогини и узнать последние новости из дворца.

На этот раз ночевать на конюшне Анри не придется: теперь ему велено представлять старшего брата Сильвии. И поэтому при любой возможности он называл ее маленьким братцем и даже дважды щелкнул Сильвию пальцем по лбу, когда ему казалось, что кто-то из прохожих обратил на них внимание. Каспар излишне шумно и весело исполнял роль их отца, а ставшая вдруг молчаливой герцогиня стала его скромной и покорной женой. Анри поработал даже с внешним видом лошадей и мула — подстриг гривы и хвосты, заляпал грязью и соком растений дорогие хомуты и снял со сбруи все украшения. Пусть люди думают, будто все это куплено по случаю. Однако опытный глаз сразу отметил бы качество кожи и великолепную выделку седел.

Несмотря на маскировку, почти полностью изменившую их внешность, Анри по-прежнему чувствовал себя неуютно на дорогах. Оставалось надеяться, что и Сильвию занимают такие же мысли, иначе она бы давно нашла тысячу способов отомстить юнцу за вольности, которые он допускал на правах «старшего брата». Успокаивало одно: у них появилось новое грозное оружие. Дело в том, что для усиления «образа» Каспар обзавелся внушительным топором, якобы для того, чтобы обрубать толстые ветки и очищать путь от упавших деревьев. Но беглецы понимали, что такое оружие не будет для них лишним, ведь если их сможет узнать верный посланец из дворца, то с таким же успехом узнают и люди герцога. Одна лишь герцогиня хранила невозмутимое спокойствие, что, впрочем, не удивляло Анри: он уже привык, что она редко проявляла признаки страха.

Крохотная деревенька, которую они повстречали на исходе дня, состояла из домика кузнеца с примыкающим навесом, где располагалась наковальня, еще нескольких покосившихся домишек и единственной придорожной таверны с тремя комнатами на втором этаже, предназначенными для постояльцев. В одной из них уже проживал мелкий торговец вразнос с помощником, огромной собакой и ручной обезьянкой. Такое небогатое семейство, которое представляли герцогиня и ее спутники, не могло позволить себе оплату двух комнат, поэтому они заняли вторую, а третья оставалась свободной.

Их комната была тесной, там, конечно, не было места для ежедневных занятий по умению владеть ножом, к которым уже привык Анри. Из-за тесноты парень смирился с тем, что ему придется ночевать на полу, слушая храп Сильвии и постоянное «вжик-вжик», издаваемое Каспаром, точащим свои ножи и кинжалы. К тому же Сильвия наверняка в отместку пребольно пнет его ногой, когда будет сменять на посту Каспара.

В тот момент, когда Анри и Сильвия втаскивали седла и сумки на второй этаж, появился новый постоялец. Это был человек лет пятидесяти, с подстриженными по последней моде волосами и в мягких глянцевых сапогах. Герцогиня замешкалась у дверей, разговаривая с Каспаром, потом взглянула на незнакомца и направилась к лестнице. Анри, выгнув шею и затаив дыхание, посмотрел вниз, однако ни герцогиня, ни неизвестный мужчина не подали виду, что узнали друг друга. То, что он задержал взгляд на длинных волосах герцогини, перехваченных коротким шарфиком, было вполне понятно: увидел красивую женщину и зафиксировал на ней свое внимание.

Сильвия подтолкнула Анри седлом в спину, понуждая идти дальше.

— Поторапливайся, чего замер, — грубовато проворчала она, подражая ломающемуся голосу подростка.

Анри понял подтекст ее замечания: чем быстрее они обоснуются на новом месте, тем скорее Каспар сможет отправиться вниз, чтобы найти место для дозора, откуда будет удобно внимательно следить за окрестностями.

Но прежде чем уйти, Каспар пошел на кухню распорядиться, чтобы им принесли наверх ужин.

Когда за ним закрылась дверь, герцогиня вздохнула:

— Каспар просто чудо, он намного лучше моего… бывшего мужа и очень заботливый. Хотела бы и я быть такой, если когда-нибудь узнаю счастье материнства.

Анри скрестил пальцы на удачу, ведь герцогиня уже могла забеременеть от него. Заметив его жест, она вопросительно подняла бровь, и Анри вздернул подбородок, как бы говоря: о своем ребенке я тоже буду заботиться.

Их пантомиму прервала Сильвия, войдя в комнату с охапкой чистого постельного белья в руках. Вместе с Анри она постелила постель, затем стащила с герцогини ботинки и, развязав шарфик, принялась расчесывать ее густые длинные волосы. Анри уселся на пол, наблюдая за женщинами и машинально крутя в пальцах пробойник для очистки лошадиных копыт. Все молчали, поскольку очень устали с дороги и были голодны.

Внезапно герцогиня отобрала у Сильвии гребень и сказала:

— Иди вниз. Надо помочь Каспару.

Анри хотел подняться, но герцогиня отрицательно мотнула головой:

— Нет, пойдет Сильвия.

— Но, мадам, кто же будет вас защищать? — тут же запротестовала служанка, презрительно зыркнув на Анри.

Герцогиня выпрямила спину.

— Если произойдет что-то, чего мы не ожидаем, дашь знак. А теперь ступай.

Недовольно поджав губы, Сильвия начала приводить в порядок свою одежду, а потом соорудила большой бутерброд с сыром и мясом. Тянет время, понял Анри. К такому же выводу пришла и герцогиня, потому что величественным жестом указала Сильвии на дверь. Служанка вышла вон, громко хлопнув дверью.

Чтобы реабилитировать себя в глазах Сильвии, Анри мог бы сказать герцогине, что служанка и евнух обязаны ее охранять, но решил не спорить с ней, тем более что Сильвия уже ушла и они остались вдвоем.

Анри подполз к герцогине и молча прислонился к ее коленям. Запустив пальцы в его волосы, она стала потихоньку массировать ему голову, и он прикрыл глаза, чувствуя, что вот-вот заснет. Внезапно герцогиня схватила его за плечо.

— Хочешь сесть на постель? — спросила она.

В данный момент Анри больше нуждался в хорошем ужине и сне, чем в сексе. С другой стороны, ему уже сутки не удавалось даже притронуться к герцогине. Он сел рядом с ней, отметив, что жесткий и неудобный матрац был набит конским волосом. С таким же успехом они могли бы снова спать на земле, от которой, по крайней мере, не исходили бы запахи, оставленные многочисленными постояльцами этой захудалой таверны. То ли дело спать на сухой и чистой соломе, размышлял Анри, прикидывая, что такой случай им непременно еще представится во время долгого путешествия.

Герцогиня склонила голову ему на плечо и вздохнула. По всей видимости, ей сейчас тоже не очень хотелось секса. Немного помедлив, Анри все-таки поцеловал ее в висок у самых волос.

От громких ударов кулаком в дверь сердце едва не выскочило у него из груди. Ни Каспар, ни Сильвия никогда не стучали так бесцеремонно.

— Кто бы там ни был, я отошлю его прочь, — сказал Анри.

Снова сев прямо, герцогиня открыла рот, но, так ничего и не сказав, приложила пальцы к губам и кивнула, давая Анри понять, что он волен поступить так, как сочтет нужным.

Удары в дверь прекратились. Горничная таверны не стала бы стучать. Так кто же там, в конце концов?

Чуть-чуть приоткрыв дверь, Анри увидел того самого путешественника, который прибыл в таверну последним. Дурное предчувствие охватило Анри, заставив зашевелиться волосы на голове, еще до того, как он заметил в руках у мужчины шпагу. Просунув клинок в щелку, незнакомец открыл дверь шире и пошел прямо на Анри. Парень попятился, глядя на острие шпаги, направленное прямо ему в грудь. Не опуская шпагу, мужчина ногой захлопнул дверь.

Эфес шпаги украшали пурпурные драгоценные камни, а прямо под эфесом на лезвии Анри, не сводящий со шпаги глаз, заметил выгравированный гербовый щит. Это явно был один из придворных герцога. Если бы не наставленная на него шпага, Анри немедленно бросился бы на незваного гостя, тем более что теперь у него имелся свой нож, однако сейчас у незнакомца была более выгодная позиция.

Мужчина наступал, Анри пятился спиной к кровати. Вдруг он услышал, как герцогиня поднялась и даже сделала шаг вперед. Сейчас она что-нибудь скажет, и посланник герцога узнает ее. Едва эта мысль промелькнула у него в голове, Анри заговорил первым:

— Что вам здесь нужно? Кто вы такой?

Незнакомец остановился, не опуская шпагу.

— Я лорд Беллье, — произнес он с усмешкой. — И меня интересует, кто вы такие. Мадам я конечно же узнал. — Он едва заметно склонил голову в знак издевательского приветствия. — Добрый день, ваша светлость, или… правильнее будет сказать: ваше бывшая светлость?

Словно устав от бездействия, Анри взмахнул руками. Если чуть сильнее наклониться вперед, он может попробовать схватить клинок и даже выдернуть его из руки мужчины. Пусть он порежется, зато получит преимущество перед опасным и крайне нежелательным гостем, от которого сейчас зависит жизнь Камиллы.

— Ну ничего себе, Мари! — воскликнул Анри, загораживая герцогиню спиной. — Если такой вельможа, как лорд Беллье, может заинтересоваться тобой и запросто войти к тебе в комнату, что тогда говорить о неотесанных мужланах, обитающих в деревеньках, и неприхотливых купцах!

Острие клинка весьма ощутимо уперлось ему в грудь, и у Анри мгновенно перехватило дыхание.

— Отойди в сторону, — сказал Беллье. — Медленно.

Анри не осмелился оглянуться на герцогиню, иначе вышло бы так, будто он спрашивает у нее позволения, и, значит, она тут главная, а он у нее в подчинении, что подтвердит догадку Беллье. К тому же ему не хотелось показывать свой страх.

— Что вы себе позволяете, господин! Я сейчас позову хозяина таверны и…

Беллье легонько ткнул его острием шпаги.

— Тебя никто и не хватится, если я использую свое оружие по назначению, — усмехнулся он. — Перестань ее защищать, парень, и я отпущу тебя на все четыре стороны.

— Я ее защищаю? Вы ошиблись, господин. Это же просто гулящая девка, но очень высокого разряда. Она станет изюминкой придорожного борделя Фуйе. Мы сейчас как раз направляемся туда.

Имя Фуйе возымело действие на непрошеного гостя. Очевидно, Беллье хорошо знал о существовании и такого борделя, и его хозяина. Давление шпаги на грудь Анри немного ослабло. Однако радоваться было еще рано.

— Я слышал, что у Фуйе уже была такая… изюминка, и совсем недавно.

Анри подпустил негодования в свой голос:

— Та, о которой вы говорите, гораздо менее искусна, чем моя Мари. Я уверен, что она сразу же отойдет на вторые роли, как только мы прибудем к господину Фуйе.

Шпага опустилась еще ниже, и Беллье, сделав шаг в сторону, бросил взгляд на герцогиню через плечо Анри:

— Но она так похожа на…

— О да! А если ее еще и одеть соответствующе, будет полное сходство, — быстро проговорил Анри. — Господин Фуйе обеспечит мою Мари костюмами на любой вкус.

Беллье двинулся вперед, и Анри был вынужден отступить, проклиная себя за то, что не удержал свои позиции. Но имеет ли право сутенер, каким он себя выставил перед посланником герцога, противоречить возможному клиенту?

— Да… — протянул Беллье. — Ее светлость выглядит старше, в волосах полно седины. Впрочем, эта твоя Мари на расстоянии тоже показалась мне моложе.

— Мужчины почти никогда не смешивают реальность со своими фантазиями, — храбро выпалил Анри. — Да и скольким клиентам, которые будут у нее в борделе Фуйе, посчастливилось видеть герцогиню, так сказать, вживую?

— Мне, например, — сказал Беллье. — Я стоял в ряду других лордов, когда она проходила мимо рука об руку с его светлостью. У нее поистине царственная осанка. Жаль, что она бесплодна и поэтому не может подарить его светлости наследника. Герцогу придется найти ей замену. Так что, парень, спрос на твою Мари может очень скоро упасть, тем более что она не особо сексуальна, как я погляжу.

Почувствовав острую боль в груди, Анри покачал головой:

— Ну, это уже моя забота. Поживем — увидим.

— Что ж, позволь мне узнать ее таланты на деле, — вдруг сказал Беллье.

До этого момента Анри и не подозревал, что такое яростная вспышка ревности. Видимо, что-то мелькнуло в его глазах, потому что герцогиня решила немедленно вмешаться. Прежде чем Анри успел выдать себя резким словом или пустить в ход кулаки, она вдруг выступила вперед и оттерла юношу плечом. Уперев руки в боки, она смерила Беллье презрительным взглядом с ног да головы.

— Бросьте разглагольствовать с этим типом, хозяин. С виду так он гомик, — заключила она вульгарным голосом, стараясь говорить на тон выше, чем обычно.

Сердце у Анри билось так, что стук его отдавался в ушах.

— Ну и что с того, детка? — отозвался он. — Если и гомик, то не простой, а придворный. Да ты их много перевидала.

«Не надо! — мысленно взывал он к герцогине. — Не делай этого, Камилла!»

— Да, но это самый гомистый из тех, с которыми я общалась! — ухмыльнулась герцогиня. — Не думаю, что он способен судить о талантах кого-либо, кто носит женское платье.

— Ну-ну, Мари, не надо дерзить, — пожурил ее Анри. — И вообще, успокойся, я сейчас провожу господина, а ты сможешь отдохнуть с дороги.

Повернув голову, герцогиня посмотрела на него через плечо.

— Я не допущу, чтобы какой-то гомик сомневался в моем умении развлечь настоящего мужчину, — заявила она и снова повернулась к Беллье, отбросив волосы и начиная подбирать юбки: — Ну, давайте же, милорд, посмотрим, что вы там прячете в штанах.

— А у тебя острый язычок, милашка, — произнес Беллье, не вмешивавшийся ранее в их диалог. — Ее светлость — высокообразованная дама и никогда не смогла бы изъясняться столь вульгарно.

— И что с того? Я-то не ее светлость, — хмыкнула герцогиня, — а вы не тот человек, с которым она стала бы якшаться.

— Твое мнение меня мало волнует, шлюха, — ощерился Беллье. — Приступим к делу. Убирайся отсюда, сутенер, погуляй пока.

— Э нет, — заупрямилась герцогиня, — мой защитник останется здесь. Мы о вас ничего не знаем, наплести о себе всякий может. Подумаешь, герцогиню он видел! А кто поручится, что вы не ограбили кого на большой дороге, чтобы добыть сапоги да шпагу? Ну да ладно, лезь сюда. — К великому ужасу Анри, она вскарабкалась на постель, встала на четвереньки и задрала юбки. — Ну, чего встал? Или у тебя проблемы с твоим малышом?

Анри быстро занял позицию между герцогиней и Беллье.

— Не надо уступать ему, Мари! — воскликнул он. — И вообще, по-моему, ты права, он, может, только прикидывается приближенным ко двору.

Беллье в ярости схватил Анри за рукав и оттащил в сторону. Анри яростно сопротивлялся, но его остановил громкий хохот герцогини.

— Ничего, хозяин, мы быстренько, — заверила Анри герцогиня и хрипло рассмеялась. — Его-то и хватит всего на минуту, не больше.

Беллье швырнул шпагу на угол кровати.

— Ну и наглая парочка мне попалась, — прорычал он и начал расстегивать штаны. — Что ж, милашка, сама напросилась.

Руки Анри сжались в кулаки. Однако герцогиня, казалось, не замечала его состояния.

— Давайте же поскорее покончим с этим, — устало вздохнула она. — Хозяин, вы же видите, он не уберется отсюда, пока не получит удовольствия.

— Отойди с дороги, сутенер, не мешайся под ногами, — процедил Беллье.

Анри начал медленно пятиться, пока не уперся плечом в стену. Кулаки он спрятал за спину, чтобы не увидел вельможа. Нервы его были натянуты как струна, сердце колотилось где-то у горла. Была бы его воля, он бы бросился к кровати, стащил этого напыщенного хлыща с герцогини и сделал из него отбивную. Однако ему пришлось пассивно стоять у стены и, кусая губы, наблюдать, как Беллье одной рукой быстро приводит свой член в состояние готовности, а другой тискает грудь герцогини.

Нет!

Не в силах больше контролировать себя, Анри с быстротой молнии ринулся вперед, схватил Беллье за плечи и отбросил — откуда только силы взялись! — к двери.

— Свинья! — рявкнул он и резко ударил вельможу в живот.

Герцогиня что-то хрипло прокричала. Лишь через некоторое время до сознания юноши начал доходить смысл ее слов: она требовала от гостя вознаграждения за свои услуги.

— С вас крона! — потребовал Анри и принялся трясти Беллье за плечи. — Слышите? Одна крона.

Сбросив с себя его руки, Беллье глумливо усмехнулся, полез в поясной кошель и, вытащив оттуда монету, швырнул ее на пол.

— Если ее влагалище такое же грязное, как язык, я лучше совокуплюсь с козой или овцой.

У Анри потемнело в глазах. Прижав локтем шею Беллье к двери, он с ненавистью прошипел прямо ему в лицо:

— Сволочь! Не смей так говорить!

И тут же почувствовал, как пальцы герцогини впились ему в предплечье.

— Хозяин! Что же это такое? Я ведь не молчала, а разговаривала с ним, значит, он должен десять крон, а не одну! Вы же мне обещали. Пусть отдает мои денежки!

— Десять крон? — задохнулся от возмущения Беллье. — Это же просто курам на смех! Десять крон за эту старую каргу!

— Такова обычная цена, — заявил Анри, едва различая перед собой лицо вельможи сквозь красную пелену гнева. — Извольте расплатиться.

— Но у меня нет с собой десяти крон! Я расплачусь позже.

— Все они так говорят, — мрачно произнесла герцогиня, вульгарно цокая языком. — Потрясите-ка его хорошенько, хозяин.

Анри услышал звяканье шпаги, которую герцогиня подхватила с кровати, а потом острием клинка поддела кошель Беллье.

— С удовольствием, — ухмыльнулся он.

Как ни странно, Беллье не сопротивлялся. Наверное, оружие в руках женщины сильно напугало его. Анри проинспектировал кошель и удостоверился, что вельможа не соврал, кошель действительно был пуст. Вспомнив о своем ноже, он рассек ремень Беллье, поддерживавший его штаны, и отступил в сторону. Герцогиня же принялась грозно размахивать клинком перед носом Беллье.

— Может, возьмешь пока его шпагу, Мари? — предложил Анри, наслаждаясь тем, как внезапно побледнел их гость.

— Ага, возьму, пожалуй, — улыбнулась герцогиня, поигрывая клинком. — Вроде тут и камушки какие-то имеются.

Сделав шаг ближе, она опустила шпагу острием вниз и ощутимо ткнула Беллье коленом в пах, заставив согнуться пополам от боли, а затем протянула шпагу Анри.

— Идите в магистрат, хозяин. Мировой судья посадит его в долговую яму, вот пусть и посидит там и подождет, пока кто-нибудь поручится за него.

— Оставь шпагу у себя, Мари, так, на всякий случай, — сказал Анри.

Он протянул руку, чтобы дотронуться до герцогини, однако она быстро отступила на шаг и ткнула шпагой в скорчившегося на полу Беллье.

— Идите же, хозяин, — поторопила она Анри, — а я найду чем заняться с этим сукиным сыном.

Анри замешкался, но все-таки нашел в себе силы поклониться, но сделал это так официально, как только мог. После чего молча вышел из комнаты.

Оглавление

Обращение к пользователям