Глава 20

Камилла проснулась оттого, что затекло тело. Она с удовольствием потянулась, боль в мышцах ног и живота напомнила ей о присутствии Максима. Однако, оглядевшись, Камилла увидела, что находится в комнате одна. На массивной кровати резного дерева под пологом из воздушного шелка скомканные зеленые покрывала, на полу разбросанная одежда.

На изящном столике возле кровати стоял высокий фарфоровый кувшин и красивая чашка, тоже из тончайшего фарфора. Камилла налила себе холодной воды и сделала несколько жадных глотков. Она не знала, как долго спала, но поняла, что уже наступило утро, хотя шторы были задвинуты и спальню освещала только одна масляная лампа на каминной полке. Раньше Камилле довольно часто хотелось побыть одной, но сейчас одиночество было ей не в радость. Наверное, уже привыкла к постоянному обществу Сильвии, Каспара и Анри за время их долгого путешествия.

Юное лицо Анри встало у нее перед глазами. Нет, сейчас его услуги ей не нужны.

Итак, Максим оставил ее одну и без всякого присмотра в своих личных апартаментах. Камилла прошлась по комнате. На столе высокая стопка книг, переплетенных в мягкий сафьян, из каждой торчит яркая шелковая закладка; открытое бюро, покрытое красным и черным лаком. Камилла подошла ближе. На трюмо лежало несколько писем на разных языках и какая-то бумага. Ага, Максим начал набрасывать план действий по свержению герцога Мишеля. Раз он ушел, даже не заперев бюро, значит, полностью доверяет ей.

Выбрав в гардеробе Максима свободную тунику насыщенного зеленого цвета, Камилла вышла в коридор и обнаружила, что он оставил у дверей служанку. Пухленькая темнокожая женщина отложила в сторону вышивание, вскочила и присела в реверансе, выглядевшем довольно странно, поскольку служанка была в широких шароварах, собранных у щиколоток, а на поясе у нее висел короткий меч. Может, это и не служанка вовсе, а… стражник?

— Чем могу служить вам, ваша светлость? — учтиво поинтересовалась женщина.

— Куда ушел господин Максим?

— Он спустился к источникам, ваша светлость. — Поймав удивленный взгляд Камиллы, она пояснила: — Под замком находятся пещеры с минеральными источниками. Некоторые из них горячие.

Камилла призадумалась. Больше всего сейчас ей хотелось помыться и поесть, помощь Анри для этого не нужна, раз Максим оставил здесь эту… служанку.

— Я приму ванну прямо в опочивальне, — приняла она наконец решение. — А еще пусть принесут поднос с едой. После этого я встречусь с леди Жизель. Как мне ее найти?

— За вами придет капитан Люнг, — сказала служанка.

Камилла решила не спрашивать, кто это такой. Вероятно, еще один стражник, только рангом выше.

Когда она помылась и сытно поела, в комнате появилась высокая стройная женщина с бритой головой. Ее череп и босые ноги покрывала цветная татуировка, брови и веки были густо подведены сурьмой. На поясе у нее висел кривой кинжал в деревянных ножнах с вырезанными на них мелкими фигурками.

Женщина по-мужски поклонилась Камилле и произнесла:

— Готовы ли вы говорить с леди Жизель, ваша светлость?

Голос у нее был командный. Чтобы говорить так властно и одновременно спокойно, Камилле требовались определенные усилия, а у капитана Люнг это получалось совершенно непринужденно, Камилла даже немного позавидовала ей.

— Да, я готова, — подражая Люнг, сказала она.

Они миновали несколько арочных проходов, выкрашенных полосами белого и зеленого цвета, пересекли небольшой песчаный дворик, заполненный стражниками обоего пола, отрабатывающими приемы кулачного боя, затем поднялись по короткой лестнице в терем с мягкими желтоватыми оттоманками, расположенными вокруг тростникового чайного столика. По углам стояли декоративные кадки с высокими раскидистыми растениями, со стен и потолка свешивались кашпо с какими-то диковинными цветами. Пока они шли сюда, Люнг успела многое рассказать Камилле, даже поведала ей легенду о том, что приблизительно два века назад здесь обосновались благородные пираты, положившие начало процветающему и великолепному поселению, прославившемуся роскошью и благолепием. Не будь голова Камиллы так занята предстоящей беседой с леди Жизель, она бы внимательнее слушала эти увлекательные истории, одним из действующих лиц которых была дряхлая старуха пиратка, командовавшая сотнями кораблей и не расстававшаяся с уродливой плосконосой собачкой. Камилла также узнала, что капитан Люнг имела собственный корабль с хорошо обученными матросами и являлась правой рукой Максима, поэтому Камилле придется видеться с ней достаточно часто. Все это было удивительно, и Камилла решила, что позже порасспрашивает Люнг о том, как ей удалось достичь такого высокого положения и получить звание, присущее мужчинам.

Леди Жизель еще не появилась. Капитан Люнг сделала жест рукой в сторону оттоманок, и жест этот получился у нее гораздо грациознее, чем у некоторых придворных.

— Присядьте, пожалуйста, ваша светлость, — предложила она.

Камилла выбрала место лицом к двери, в которую они только что прошли, и открытому алькову. Убедившись, что она удобно устроилась, Люнг вышла. Глядя ей в спину, Камилла задалась мыслью, как перетянуть капитана на свою службу, но пришла к выводу, что это бессмысленно, поскольку ее герцогство не имело выхода к морю.

Леди Жизель не заставила себя долго ждать, она появилась через пару минут в сопровождении все той же Люнг. Из уважения к почтенному возрасту Жизель Камилла поднялась. Полненькая и крепкая, как гриб-боровичок, леди Жизель была невысокого роста и доходила Люнг до плеча. Глаза и губы ее улыбались, седые волосы были по-военному заплетены в аккуратную короткую косичку, а рукоятка кинжала, заткнутого за пояс, была отполирована временем и частым употреблением. Камилла сразу исполнилась благоговейным уважением к этой непростой даме.

Подав Камилле испещренную маленькими шрамами пухлую ручку, леди Жизель произнесла:

— Приветствую вас, ваша светлость.

Камилла успела заметить на ее руке еще один длинный застарелый шрам, уходивший вверх и прятавшийся в рукаве. Она склонила голову и, решив, что в их отношениях нельзя кривить душой, сказала:

— Приношу глубокие соболезнования, миледи, за потери в вашей семье, которые вы понесли по вине моего отца.

Жизель покачала головой:

— Вы тогда были совсем еще ребенком, ваша светлость. Моя сестра и зять… Нет, об этом мы поговорим в другое время. Сейчас перед нами стоит более насущная проблема: как вам вернуть себе и, главное, удержать ваше герцогство. — Женщина улыбнулась. — Ну и, конечно, когда именно вы возложите герцогские полномочия на моего племянника, которых его незаконно лишили.

— Ваша светлость, — подала голос капитан Люнг, — я не гражданка протектората, но заслужила доверие господина Максима и полностью доверяю ему. Позволите ли вы мне присутствовать при этом важном разговоре? Я вместе со своим кораблем и экипажем хочу внести личную посильную лепту в ваше дело.

— Буду вам очень признательна, — отозвалась Камилла. — Но вы должны знать, что подвергаете себя огромному риску.

— Да, я знаю, — кивнула Люнг. — Но я пойду на любой риск, если на трон вашей страны взойдет мудрая и храбрая женщина, которая будет вести честную и справедливую политику с моей королевой. Но это прожекты на будущее, а пока достаточно будет взять в свои руки власть в герцогстве.

— Итак, присядем, дамы, — предложила леди Жизель. — Сейчас нам подадут легкие закуски.

Пока они ели восхитительные воздушные булочки и сладкие пирожки с вишневой начинкой, запивая все это лимонным чаем, Камилла рассказала своим собеседницам все, что узнала от Арно о нынешнем положении в герцогстве. Она не видела иной альтернативы, кроме как вернуться во дворец еще до свержения Мишеля. Ей самой такая идея не очень нравилась, но это было продиктовано необходимостью быть на месте событий, чтобы у короля не было возможности поставить вместо Мишеля свою креатуру.

— Ваша светлость, — обратилась к ней леди Жизель, — если бы в вашем распоряжении было вдоволь времени, тогда вам не пришлось бы снова лично встречаться с Мишелем. О том, что творится в вашем герцогстве, вам поведал ваш евнух, и он ничего не приукрасил. У меня там тоже есть свои осведомители. Они говорят, что вас поддерживают жители всех городов и деревень, в которых они побывали.

— Мое отсутствие в герцогстве послужило мне на руку, дало мне силу и показало народу слабость и порочность Мишеля, — сказала Камилла с оттенком сухой иронии. — Кого-то успокаивает надежда, что кто-то придет со стороны и поможет им. И в роли этого кого-то они видят меня, эдакого рыцаря в сверкающих доспехах из древних сказаний, который вдруг прискачет и освободит их от тирана. Но время проходит, и, боюсь, они начнут терять веру в меня. Мне нужно захватить дворец как можно скорее, взять власть в свои руки и показать моим людям, на кого они действительно могут положиться.

— Значит, так мы и поступим, — кивнула леди Жизель.

Время после полудня прошло в обсуждении планов. Камилла узнала, что леди Жизель не только служила послом протектората при королевском дворе, но под ее командованием были все оборонные силы земель Максима, в которых капитан Люнг занимала одну из ведущих позиций. Сам Максим ведал в основном экономическими, торговыми и юридическими вопросами, согласовывая свои решения с мнением могущественной тетушки. В течение переговоров у Камиллы появилось странное ощущение, будто она провалилась сквозь волшебное зеркало и попала совсем в другой, непривычный мир. Ей было и раньше известно, что женщины в протекторате Максима играли важную роль, но только теперь она поняла — до какой степени.

Покинув леди Жизель и капитана Люнг, Камилла отправилась на прогулку в розовый сад. Розовые кусты росли по обеим сторонам ухоженной спиральной дорожки, густо покрытые благоухающими цветами всех оттенков радуги. Напоенный благоуханиями воздух успокаивал ее, мысли становились более четкими и определенными. Когда она подошла к каменной скамье, окруженной пышными розами гранатово-красного цвета, у нее возникло чувство, словно она очнулась от долгого и не очень приятного сна. Опустившись на скамью, она расправила плечи, подняла голову к небу и жадно вдохнула аромат роз, смешанный со слабым запахом йода, показывающим на близость моря.

На куст, который рос напротив, уселась веселая стайка желто-зеленых птичек и принялась оживленно обмениваться новостями. Камилла закрыла глаза. В этом благословенном мире ей было очень хорошо, она чувствовала, что могла бы тут остаться навсегда. Однако такое настроение вскоре покинуло ее, сменившись тревогой и нерешительностью. Ей вспомнилось лицо узнавшего ее лорда Беллье — оно выражало презрение и насмешку, которые, впрочем, не изменились, когда его убедили, что он имеет дело с проституткой. Так вот как к ней относятся прислужники Мишеля… Тогда, с Беллье, она проявила чудеса спокойствия, хотя в душе все кипело от ярости. Да как он посмел! Этот прилизанный выскочка решил, будто может вмешаться в ее планы! Кто он такой, в конце концов? Как он дерзнул отнестись к ней как к какой-то вещи? У женщин должны быть права, а у нее — особенно!

Запретив себе вспоминать об этом жутком типе, Камилла подумала об Анри. Больше всего ей хотелось оказаться в его теплых объятиях. Если бы только она могла отдаваться ему, не давая понять, как сильно нуждается в нем! Возможно, когда победа над Мишелем будет одержана, Камилла найдет в себе силы показать Анри свою слабость.

Но это при условии, что Анри останется с ней. Вернется ли он в герцогство, подвергая свою жизнь опасности, или предпочтет остаться здесь? Без всяких объяснений с юношей Камилла почему-то решила, что нравится ему, но ведь она так часто ошибалась в жизни раньше, и главной ее ошибкой был Мишель.

Чувства, желания, личные потребности — все это опасно. Их нельзя показывать мальчику без какого-либо статуса. Камилла верила, что Анри никогда не предаст ее, однако опасалась, что собственные чувства, которые она испытывала к нему, толкнут ее на какие-нибудь безрассудства или безумные поступки, а сейчас ей особенно нужно держать эмоции под контролем.

И Камилла приняла спокойное, выверенное решение. Она будет держаться от Анри на расстоянии и постарается не обращать внимания на жжение в сердце, возникающее всякий раз, когда она видит его. Она должна придерживаться логики и практицизма в той сложнейшей ситуации, из которой обязана выйти с честью. Надо смотреть на вещи реально: у нее была приятная передышка, а теперь пора возвращаться в реальный мир.

Оглавление

Обращение к пользователям