Глава 8

Одного поцелуя оказалось достаточно.

Достаточно для того, чтобы стереть из памяти все долгие десять лет, проведенные в разлуке.

С самого первого соприкосновения их губ Белла забыла обо всем на свете.

В старших классах он учил ее целоваться. И теперь, десять лет спустя, его губы имели все тот же вкус. Текстура его губ, настойчивость его рук, тесно прижимающих ее к себе, настойчивые движения его языка…

Все было до боли знакомо.

Но теперь к прошлым ощущениям примешивался привкус опытности, который пробудил в ней новую чувственность и жажду обладания. И как только его поцелуи стали настойчивее, она почувствовала, как мощная волна возбуждения охватывает все ее тело.

Она даже не думала притворяться, что не хочет этого. У них не было времени на споры и обсуждения.

Они поспешили в гостиницу с пляжа, быстро взбежали по ступеням, останавливаясь по пути, чтобы продолжить поцелуи. Восхитительные, божественные поцелуи. Длинные, неторопливые, чувственные поцелуи. Головокружительные моменты радости и волнующих открытий…

Белла изнемогала от желания. Пока Деймон возился с замочной скважиной, она покрывала поцелуями его подбородок, мочки ушей, шею. Наконец, оказавшись в комнате за закрытой на замок дверью, он подошел к ней, и она упала в его объятия, не сумев сдержать счастливый крик.

Их поцелуи стали более жадными и требовательными. Она запустила торопливые пальцы в его волосы, а он покрывал горячими поцелуями ее ключицы.

— Белла, — выдохнул он возле ее уха, — моя зеленоглазая девочка…

— Не говори так. Я сейчас разрыдаюсь.

— Тогда я лучше продолжу…

Он пощекотал мочку ее уха кончиком языка, а она покрывала поцелуями его заросший дневной щетиной подбородок.

Когда его губы нащупали под полупрозрачной тканью блузки ее набухшие соски, Белла издала протяжный стон. В ее венах забурлила кровь, пробуждая ото сна каждую клеточку ее тела.

Через мгновение они упали на кровать, с трудом дыша от захватившего их страстного желания…

А потом они лежали рядом в темноте, слушая, как ветер играет ветвями пальмовых деревьев за окном, а волны тропического моря шуршат, накатываясь на песчаный берег.

Белла вздохнула:

— Должна признаться тебе, что не испытывала ничего подобного с тех пор, как мне было семнадцать.

— И я очень благодарен тебе за это признание.

Она почувствовала, что он улыбается ей в плечо, и решилась сказать:

— Я буду слишком банальна, если скажу: ты был просто великолепен?

Смеясь, он притянул ее к себе и начал покрывать поцелуями нос и подбородок:

— Ты антоним банальности, прекрасная Белла. Всегда оставайся такой.

«Всегда оставайся такой».

Но оба уже изменились. Они выбрали разные пути. Она не хотела думать об этом сейчас, не хотела, чтобы что-либо омрачало сегодняшнюю ночь. Она хотела сохранить в памяти лишь драгоценные идеальные моменты.

— Ты помнишь, как мы планировали нашу первую ночь? Как хотели сделать ее идеальной? Лепестки роз, тихая музыка, свечи…

— Всего этого хотела ты, а я был гораздо больше озабочен поиском аптеки, в которой не знали моего отца…

Она улыбнулась:

— Мне казалось, что мы похожи на Ромео и Джульетту.

— Наша история была почти так же трагична.

И тогда Белла решилась задать вопрос, который висел в воздухе:

— Так кто стал твоей первой женщиной?

— Уже не помню.

— Врешь!

Немного помолчав, он все же ответил:

— Ладно. Одна сокурсница по университету.

Конечно, Белла была готова к подобному ответу.

И все равно ей пришлось проглотить предательский комок, застрявший в горле.

— Есть что-то, о чем мне очень хочется рассказать тебе. Через год после твоего бегства я почти последовала за тобой в Университет Квинсленда.

— Мне всегда казалось — ты можешь так поступить, — мягко заметил он. — Но что случилось? Ты передумала?

— Да. Я не могла представить себе, что случится со мной, если ты отвергнешь меня. А когда ты уезжал из Виллары, то дал мне понять: между нами все кончено.

— Да, — выдохнул он. — Я пытался защитить тебя.

— От чего?..

— От себя.

— О, Деймон…

— Я должен был поступить так, Белла. Это было самым сложным решением в моей жизни. Но тебе предстояло еще доучиваться в школе, а я должен был уехать… — Он прикоснулся к ее руке. — Коричневый лак для ногтей. Весьма оригинально.

Как неловко Деймон поменял тему разговора!

— Этот цвет называется «темный мокко», — сказала она. — Он должен был смотреться изысканно. Тебе нравится?

— Очень. Очень шоколадно и сексуально.

Он медленно пробежался рукой по всем ее пальцам. Его прикосновения действовали удивительно расслабляюще, и Белла уже готова была вздремнуть, но вдруг услышала его резкий вопрос:

— Твой первый раз был… с Кентом?

Она отдернула руку:

— Нет!

— И кто… тогда?

— Ты его не знаешь. Парень, которого я встретила на каникулах на Золотом Берегу. Очень короткий и непродолжительный эпизод.

Наступила тишина, но в темноте Белла ощутила, что Деймон улыбался. Наверное, его улыбка стала бы еще шире, если бы он узнал подробности всех ее романтических приключений: ни одно из них не длилось больше месяца. Все ее парни были замечательными и на первый взгляд очень ей подходящими. Но через какое-то время она начинала испытывать перед ними чувство вины, потому что все они переставали возбуждать в ней интерес. Один слишком много улыбался, у другого были маленькие бледные ладони, третий оказался слишком слащав, а последний чересчур серьезно относился к жизни.

Она так и не смогла найти парня, который соответствовал бы ее списку требований: ей нужен был веселый, волнующий, крутой и сексуальный мужчина с темными волосами и серыми глазами. Еще он должен был обладать сильными мускулистыми руками…

Это было безумием — пытаться найти второго Деймона.

Белла пробежалась пальцами по его гладким крепким мускулам, пока не нащупала продолговатый шрам.

— Я с ужасом думаю о пуле, ранившей тебя.

— Ранение не было тяжелым.

— А что, если бы было? — Она положила руку ему на сердце.

— Ты слишком много беспокоишься. Раньше ты не беспокоилась по каждому поводу.

— Возможно, у меня просто не было повода для беспокойства?

Он обвил рукой ее бедра:

— Ты ведь не собираешься добавлять меня к своему списку беспокойств?

— Мы говорим о твоем возвращении в полную опасностей жизнь военного корреспондента?

— Нет, не собираюсь, Деймон. Я уверена — с тобой ничего не случится. Только самые лучшие умирают молодыми.

Деймон поцеловал ее в лоб, скользнул рукой по идеальным изгибам и впадинам бедер. Он пытался действовать медленно, но внутри его уже все бурлило от ожидания продолжения.

Секс с Беллой был самым восхитительным и одновременно самым неразумным поступком в его жизни. Но у него не было другого выбора. С того самого момента, как она запрыгнула в его спортивную машину, Деймон не переставал бороться с воспоминаниями десятилетней давности. И сегодня они стали по-настоящему близки.

Она даже не представляла себе, насколько помогла ему. Просто тем, что она была Беллой. Его Беллой.

Он не забывал ее ни на миг с тех пор, как они расстались. Даже в самые жуткие и трудные моменты жизни. А иногда единственное, что спасало его, — это мысли о бесконечной преданности юной девушки. Каждый раз, когда Деймон вспоминал ее веру в него, в нем снова просыпалась способность к человеколюбию и состраданию.

Мистическая связь, возникшая когда-то между ними, была особенной.

Конечно, он не позволял себе даже задумываться о любви. Он выбросил из головы подобные глупости давным-давно. Возможно, из-за того, что унаследовал от отца способность закрывать душу на крепкий замок.

Но Деймон волновался за Беллу. Он хотел быть уверен, что снова не сделает ей больно, что не внесет сумятицу в ее жизнь. И теперь он очень надеялся на то, что эта ночь не станет для нее чем-то большим, нежели предполагалось, — всего лишь шансом воплотить в реальность мечты юности и… отпустить их.

Шанс навсегда закрыть дверь в прошлое…

Ее разбудил телефонный звонок.

Белла нехотя подняла голову с плеча Деймона, откинула с глаз волосы и потянулась к мобильнику, лежащему на прикроватном столике:

— Алло.

— Белла, это Пэдди. Прости, если разбудил тебя.

— Все в порядке, Пэдди. — Она увидела, что Деймон приоткрыл глаза. — У вас все нормально?

— Со мной и Виолеттой все в порядке. Но, послушай, я звоню сказать тебе, что вы не должны ехать дальше на север.

— Почему? Мы уже почти приехали. Мы сейчас в Кардуэлле.

— Я знаю, но вы должны возвращаться домой.

— Пэдди, в чем дело? — Она повернулась к Деймону, посылая ему удивленный и беспомощный взгляд.

Он сел и озабоченно нахмурился:

— Что происходит?

— Я не знаю, — прошептала она, а затем уже добавила в телефонную трубку: — Ты не можешь отправить нас домой, Пэдди. Особенно сейчас, когда мы уже проехали все это расстояние. И мы очень волнуемся за вас.

— А разве вы не слышали прогноз погоды? — спросил он.

— Нет. — Белла не могла припомнить, когда она слушала прогноз погоды в последний раз.

Вчера у них было включено радио, но всякий раз, когда начинались новости, Деймон ловил другую станцию.

— И что происходит с погодой? — Вдруг ее осенила догадка: — Это ведь не может быть циклон?

— Да, и он направляется сейчас к нам!

— В Порт-Дуглас?

— Похоже на то.

— О боже! И насколько он близко?

— Он должен достигнуть побережья сегодня ночью.

— Пэдди, это ужасно! И что вы предлагаете нам? Ждать вас здесь? Или встретиться в Кэрнсе?

Боковым зрением она отметила, как Деймон вскочил с кровати и подошел к окну. Он раздвинул створки бамбуковых жалюзи и посмотрел в окно на тяжелое серое небо, затянувшееся низкими облаками.

— Мы не тронемся с места, — сказал ей Пэдди. — Мы не можем бросить Джесси одну.

— А кто такая Джесси?

— Вдова Микки.

— Я вас понимаю. — Белла потерла висок. От нее хотели слишком многого в раннее утро. Но она прекрасно понимала своего деда. Женщина, только что потерявшая любимого мужа, не сможет пережить циклон одна.

— Сын Джесси — очень занятой врач, и ему пришлось улететь в Перт сразу после похорон, — продолжил объяснения Пэдди. — О циклоне мы узнали только сегодня утром. Она совсем одна.

Белла кивнула:

— Я понимаю, думаю, она будет вам очень за это признательна. Но если надвигается циклон, у нас еще более веские причины приехать к вам. Нам не хотелось бы стеснять Джесси в такой тяжелый период, но мы могли бы помочь ей пережить стихию, последить за домом.

— Конечно, вы бы очень помогли.

— В саду есть цветы в горшках и садовая утварь, которые может унести ветер?

— Да. Должен признаться, мы даже не думали об этом. Жизнь в доме престарелых сильно избаловала нас.

— Не беспокойся. Я с легкостью помогу вам в этом. А что насчет крыши и окон? Деймон может проверить их состояние.

Услышав ее слова, Деймон отвернулся от окна и поднял большой палец вверх.

— Ты, как всегда, права, солнышко, — признал Пэдди. — Нам очень нужна ваша помощь.

— Поэтому пока займитесь покупкой необходимой провизии и не трогайте тяжелые предметы в саду. Мы приедем и занесем их в дом. Отправимся в дорогу как можно быстрее и, скорее всего, к обеду уже будем на месте.

— Белла, это очень мило с вашей стороны. Только не гоните, хорошо?

— Обещаю.

Закончив разговор, Белла откинулась обратно на подушки и перевела дыхание.

— Циклон. — Она послала Деймону улыбку. — Кто бы мог подумать?

— Полагаю, вероятность летних циклонов в тропических регионах всегда существует.

— Ты прав. Но еще слишком рано для начала сезона дождей. Нас просто преследуют неудачи.

Натянув одеяло, она закрыла глаза и зарылась в подушку.

— Я мечтала поспать подольше, неторопливо позавтракать в кровати и неторопливо заняться любовью, — прошептала она.

Не услышав ответа Деймона, Белла приоткрыла один глаз и увидела — Деймон что-то проверяет в своем телефоне.

— Ты опять превратился в журналиста? Собираешься готовить репортаж о надвигающемся циклоне?

Он улыбнулся:

— Искушение, конечно, велико. Но нет. Я проверяю сайт метеорологической службы. У них неплохие карты циклонов.

Минуту спустя он нашел то, что искал:

— Все правильно. Шторм не слишком сильный, но и не безопасный. Циклон должен пересечь побережье между Порт-Дугласом и Кэрнсом где-то в районе полуночи.

— Если мы хотим помочь нашим старикам, надо поторопиться.

— Боюсь, что так.

— Очень жаль.

Деймон склонился над Беллой и прошептал ей на ухо:

— Мы можем сэкономить время, приняв душ вместе.

И это был неплохой компромисс.

— Вы направляетесь на север? — спросила их девушка у регистрационной стойки, когда они сдавали ключи. — Вы знаете, что приближается циклон?

— Да, мы в курсе. Спасибо за предупреждение, с нами все будет в порядке, — заверил ее Деймон. — Мы едем к родственникам в Порт-Дуглас.

Девушка улыбнулась ему в ответ. На ее лице было написано нескрываемое любопытство.

— Большинство туристов возвращается назад, но я уверена, что вы знаете, на что идете, сэр. — Когда она махала им на прощание, ее лицо осветила лукавая улыбка. — Надеюсь, вам понравились ваши номера.

— Очень понравились, спасибо, — мило ответила Белла.

И снова они были на шоссе. Пейзаж заметно преобразился, украшенный буйной тропической растительностью. Плодородные прибрежные равнины изобиловали садами, в которых росли бананы, личи и манго, а на заднем фоне виднелись пики гор, окутанных мягким дымчатым туманом.

«Словно другая страна», — подумала Белла.

Они уже проехали Тулли и направились к Иннисфэйлу, когда Деймон вдруг включил радио.

— Сейчас должен начаться репортаж о погоде, — сказал он.

По радио передали приблизительно то же самое, что они прочитали в Интернете. Циклон направлялся к побережью и должен был разразиться ночью.

Сейчас ему причисляли категорию два, но мощность циклона могла увеличиться. Поскольку наиболее опасной считалась категория пять, новости прозвучали довольно оптимистично, но любой циклон был способен нанести ущерб.

— По крайней мере, циклон оправдывает нашу дальнюю поездку, — сказала Белла. — Пэдди и Виолетта прекрасно сами со всем справились, но я уверена, сегодня днем без нас им бы пришлось туго. Очень важно хорошо подготовиться к циклону.

— Ты когда-нибудь сталкивалась с подобным?

— Нет, — призналась она. — А ты?

— Пару раз. Я вел репортажи о последствиях очень сильного циклона в Бангладеш.

Белла никогда не была ни в Порт-Дугласе, ни в Кэрнсе, но знала — оба города широко известны из-за своей красоты и привлекают множество туристов. Не хотелось думать, что им может быть нанесен сильный ущерб.

— Остается надеяться, метеорологи не ошибаются по части категории циклона. Не думаю, что смогу перенести еще и природный катаклизм вдобавок ко всему, что уже произошло на этой неделе.

— Ты снова беспокоишься?

Ей удалось немного улыбнуться.

— Ладно, останавливаюсь. — Набрав воздух в легкие, словно пловец, погружающийся в воду, она начала тему, которая волновала ее еще больше: — Ты не против поговорить… о… нас?

По крайней мере, Деймон не вздрогнул. Но она увидела, как нервно задвигался его кадык.

— Конечно. Насчет нас ты тоже беспокоишься?

— Не совсем… Просто хочется расставить все точки над «i». Убедиться, что у нас одинаковые представления.

— О чем?

— О прошлой ночи. — Белла пристально посмотрела в сторону Деймона, но он не отрывал глаз от дороги впереди. Она глубоко вздохнула. — То, что произошло, должно было произойти, не так ли? По многим причинам. — Нервничая, она закусила нижнюю губу и поспешила добавить: — Мне кажется, нам нужна была прошлая ночь, потому что мы так и не воплотили ее в жизнь, когда были молодыми. Поэтому она помогла нам закрыть дверь в прошлое.

— Я согласен.

Белла ждала, что Деймон скажет что-то еще, но он молчал.

Этот мужчина, столь красноречивый на экране телевизора, свел все впечатления идеальной ночи к паре слов — «я согласен».

Белла сделала еще одну попытку:

— Мы не должны слишком увлекаться друг другом, правда? Ты вскоре уедешь.

— Я пробуду здесь еще где-то неделю.

— Что ты имеешь в виду? Что мы можем продолжить спать друг с другом еще около недели? — Она не смогла удержаться от горького смеха. — И что потом? Встретимся еще через десять лет? Когда ты приедешь на свадьбу или похороны?

Деймон не отвечал, но она заметила горькую усмешку на его лице.

Наконец он сказал спокойно:

— Что ты хочешь этим сказать? Что нам не следует больше повторять прошлую ночь?

Волна отчаяния накрыла Беллу с головой. Она хотела совсем не этого, но, по сути, это было единственным разумным решением.

Ей пришлось сдержать подступающий приступ паники, прежде чем ответить:

— Согласись, было бы ошибочно принять все слишком близко к сердцу.

Деймон долго не отвечал. Но она прекрасно видела, как напряжен его подбородок и с какой силой цепляются за руль его пальцы.

Наконец, после слишком затянувшейся паузы, он тихо ответил:

— Уверен, ты права.

Так ожидаемо, так разумно, но совсем не то, что она хотела услышать…

В ужасе от того, что вот-вот была готова расплакаться, Белла прижала пальцы ко рту. Она не должна плакать, не должна испортить воспоминания об идеальной прошлой ночи банальной истерикой.

Если быть честной с собой до конца, все те годы, которые прошли после их первого расставания, она старалась держать себя в руках. Ни работа, ни другие отношения не были важны для нее. Они просто наполняли ее время.

Белла так и не смогла отпустить его.

И теперь она стояла перед лицом фактов, которые причиняли невыносимую боль. Ее единственным шансом на обретение счастья было забвение прошлой чудесной ночи. Ей предстояло научиться жить без Деймона Кавелло.

Эти грустные мысли сопровождались первыми каплями дождя.

Дождь становился все сильнее. Через стекла автомобиля они могли видеть узкое шоссе, бегущее вдоль побережья, где крутые, покрытые тропическими лесами горы спускались к самому морю. К счастью, большинство машин направлялись в сторону юга.

В Порт-Дугласе они без труда отыскали выкрашенное в белый цвет бунгало Джесси, стоящее в одном квартале от пляжа. Пэдди и Виолетта ждали их на дороге, ведущей к дому. Когда Белла и Деймон вышли из машины под проливной дождь, их встретили с распростертыми объятиями.

— Какие же вы милашки! — воскликнула Виолетта. — Проехать все эти мили только из-за того, что волновались из-за нас! — Она улыбалась сквозь слезы, обнимая их.

Миниатюрная, как птичка, старушка утонула в руках Деймона и, пока они шли к дому, ласково ощупывала его, словно боялась, что он может раствориться в воздухе, как мираж.

И Белла знала, что она сейчас чувствует…

Джесси оказалась миловидной пухлой женщиной с пышной шевелюрой кудрявых седых волос. На ее лице отражались следы недавно перенесенного горя, но она была искренне рада их видеть.

— Надеюсь, это не слишком вас напряжет, но я составила список того, что нужно будет проверить перед циклоном, — сказала она застенчиво, когда закончилась церемония знакомства и обмена привычными вежливыми фразами.

— Просто замечательно, — сказал Деймон, пробегая глазами по списку. — Буду счастлив вам помочь.

Но перед началом работ Джесси настоятельно усадила их за стол и накормила вкуснейшим кишем[2] со спаржей и салатом, которые сама приготовила.

После обеда они принялись за работу. Пока Деймон, переодетый в один из моряцких костюмов мужа Джесси, проверял крышу, несмотря на дождь, а также осматривал окна и двери, Белла инспектировала сад. Все то, что могло нанести ущерб, подхваченное сильным ветром, — цветочные горшки, садовые инструменты, решетки и мусорные ведра, — все было надежно убрано.

Джесси и Виолетта съездили в магазин и приобрели батареи для светильников и консервы, которые легко разогреть в том случае, если циклон повлечет за собой отключение электричества. А Белла покопалась в сарае Джесси и нашла там газовый фонарь и переносной холодильник.

Собрав все вещи и очистив двор, она решила отнести Деймону кофе. Белла обнаружила его, занятого окном.

— Ты, наверное, решил — мы про тебя забыли?

— Спасибо, — сказал он и принял из ее рук дымящую кружку. — Это как раз то, что мне сейчас нужно.

Капли дождя блестели в его темных волосах, он вспотел от напряженной работы. Желание прикоснуться к нему и поцеловать было просто невыносимо. Но, вспомнив недавно принятое решение, Белла все-таки удержалась.

Она обратила внимание на то, как аккуратно были заделаны окна.

— Я не знала, что ты мастер на все руки.

— Это не обо мне, но гвоздь я вполне в состоянии забить. — Деймон нажал на окно. Оно не шелохнулось. — Мы приехали вовремя. Некоторые рамы вполне могли быть вырваны сильным ветром.

Разглядывая пышные заросли гибискуса и геликонии, Белла очень надеялась, что ветер не будет слишком сильным. Ей было невыносимо думать о том, что к утру этот очаровательный садик превратится в свалку.

— Есть ли новости о погоде? — спросил Деймон.

— Все то же самое. Тебе много еще осталось?

— Еще два окна, и надо будет очистить нижнюю трубу перед домом. Как дела у всех остальных?

— Уже почти все сделано. Джесси волнуется, как разместить нас всех на ночлег. — Белла неосознанно попыталась избежать взгляда Деймона. — У нее нет свободных кроватей, и я собиралась сказать ей, что мы можем переночевать в отеле. Но потом я подумала: лучше остаться здесь на случай, если возникнут неприятности. Согласен?

— Абсолютно.

— Я сказала Джесси, что нам подойдет гостиная. Один из нас ляжет на диван, другой — на пол.

Поверх кофейной кружки глаза Деймона сверкнули озорным огнем.

— Надеюсь, ты ее убедила.

— Кажется, да. — Внезапный порыв ветра чуть не сбил ее с ног. — Деймон, ты ведь зайдешь в дом, если предметы начнут летать?

— Конечно. Я не буду рисковать сегодня.

Он задрал голову и посмотрел на грозовое небо, а Белла заметила — выражение его лица было скорее взволнованным, нежели тревожным.

— Тебе все это нравится, правда? — заметила она. — Ты любишь малейшую опасность, только появляющуюся в воздухе.

— Меня не смущает возможность повстречать летающие объекты. Это напоминает мне плавание.

Она подумала о том, сколько раз видела его на экране телевизора, ведущего репортаж на фоне различных опасностей.

— Видимо, ты не можешь жить без адреналина.

— Возможно, это так. — И он наклонился к ней, улыбаясь: — Поэтому почему бы нам не поцеловаться?

Это было так неожиданно, что Белла забыла возразить.

— Почему? — только спросила она. — Потому что поцелуи опасны?

— Именно.

Ей следовало ответить ему «нет», следовало отступить на шаг. Следовало отступить на несколько шагов…

Но она все еще была под впечатлением чудесной вчерашней ночи, и каждая клеточка ее тела уже дрожала в предвкушении.

Деймон опасен, тем не менее она просто не могла найти в себе силы противостоять ему. Прямо сейчас она очень-очень хотела его поцеловать.

И это был чудесный теплый поцелуй с горьким привкусом кофе. Очень нежный и вовсе ничем не угрожающий.

У Беллы слегка кружилась голова, когда он отпустил ее. Но почти сразу она пожалела о своей слабости.

— Это было неразумно с нашей стороны, — сказала она прямо.

— Ты лучше других знаешь: я никогда не претендовал на разумность. — Однако, когда он протянул ей кружку, она прочитала в его глазах молчаливое извинение.

На кухне Белла увидела Виолетту и Джесси, готовящих запеканку. Она нашла нож и присоединилась к ним, нарезая лук-порей и морковь, пока Виолетта готовила заправку из пряных трав, а Джесси поджаривала мясо на плите.

Дождь хлестал все сильнее по закрытым ставням, и внезапно на кухне стало настолько темно, что пришлось зажечь свет, который придал помещению дружелюбную атмосферу. В углу тихо играло радио, трехцветная кошка лениво наблюдала за их действиями, уютно свернувшись на мягкой подушке в плетеном кресле.

Белла получала наслаждение, работая рука об руку с двумя женщинами в окружении ароматов свежих овощей, пряных трав и зажаренного мяса. Все это напоминало ей семейные ужины на ферме, когда она помогала маме с готовкой.

В ее душе зарождалось обновленное чувство покоя. Когда Джесси вышла, а Виолетта начала расспрашивать ее об отмене свадебной церемонии, Белла с неожиданной откровенностью и легкостью смогла объяснить ей суть запутанной и деликатной ситуации.

— Ты почти убедила меня, — сказала Виолетта, когда Белла дошла до конца истории. — Но все же что-то еще гложет тебя, я права, дорогая?

— Я полностью отошла от разрыва с Кентом.

— Понятно, — кивнула Виолетта. — Что позволяет мне сделать вывод о том, что причиной твоего нынешнего беспокойства является мой внук.

— Я справлюсь с этим, — сказала Белла, вся вспыхнув.

Виолетта вздохнула:

— Искренне на это надеюсь.

 

[2]Киш (фр. quiche) — блюдо французской кухни. Это открытый пирог с различными начинками. (Примеч. ред.)

Оглавление

Обращение к пользователям