Глава 10

После трех дней изнурительной работы в саду Джесси и на участке ее соседей Белла испытывала настоящее блаженство, нежась в ванне.

Конечно, работа приносила удовлетворение. Стихийное бедствие объединило всех соседей. Люди, которые обычно даже не здоровались друг с другом, теперь с радостью делились подручными инструментами и спешили друг другу на помощь. Электричество так и не включили, но на задних дворах уже разжигали костры и устраивали совместные барбекю.

Деймон умудрился найти мотель с генератором бесперебойного питания, и им не надо было больше спать в гостиной Джесси. Каждый вечер Белла теперь могла наслаждаться теплой ванной. Настоящее блаженство…

Если не учитывать депрессии по поводу необходимости проводить ночи в одиночку, когда за стеной спал Деймон. А уже через сутки ей предстояло вернуться к своей жизни. Она улетала в Брисбен. Они договорились — Белла летит одна, а Деймон повезет Пэдди и Виолетту в Виллару.

Белле не нужно было возвращаться в Виллару — она собиралась начать поиски работы и не хотела, чтобы другие из-за нее делали крюк, завозя ее в Брисбен.

Решение Беллы лететь на самолете означало одно: они с Деймоном не увидятся больше до его отъезда из Австралии. Поэтому утром им предстояло попрощаться.

И теперь, добавляя ароматное масло в теплую воду, она невольно подумала о том, что в сильной усталости есть свои плюсы. У нее просто не было сил паниковать.

Все это случится позже.

Настояв на том, что «старшие» должны провести прощальный ужин наедине, Деймон и Белла заехали в кафе, чтобы купить там вкуснейшие гамбургеры. Но все места на пляже, где можно было бы остановиться для пикника, оказались завалены мусором после циклона, поэтому они решили вернуться в мотель.

— К тебе или ко мне? — спросил Деймон.

— Наверное, ко мне. Хотя моя комната меньше твоей, у меня есть неплохой кофе, — сказала Белла, стараясь держать себя в руках.

Но как только они оказались в номере, большую часть которого занимала огромная кровать, стало еще сложнее.

— Садись где хочешь, — сказала она, с усмешкой указывая на стулья, стоящие за пластиковым обеденным столом.

Они сели, и почти сразу Белле пришлось вскочить, чтобы включить кондиционер, потому что стало невыносимо жарко. Впрочем, легче ей не стало. Деймон же, напротив, выглядел расслабленно, принимаясь за свой гамбургер.

— Дать тебе вилку и нож? — спросила она.

Он отказался с притворным ужасом:

— Гамбургер едят только руками.

— Роняя при этом кусочки салата на коленки, — кивнула Белла, поднимая зеленые кусочки, которые уже успели выпасть из ее бутерброда.

Он рассмеялся, а затем бросил на нее взгляд, который заставил ее задрожать.

О нет! Неужели она опять влюбилась в него?

Если бы она могла позволить себе быть такой же авантюристкой, как и Деймон, она, скорее всего, не стала бы сдерживать свои чувства и провела бы с ним все прошлые ночи. И это не было бы для них прощанием. Они занимались бы любовью все ночи подряд, а потом, расставшись, с нетерпением ждали бы новых встреч.

Но она не могла позволить себе подобную роскошь. В душе Белла осталась все той же робкой деревенской девчонкой, которая хранила преданность одному мужчине. Она страстно хотела быть с парнем, который всегда любил бы только ее.

Постоянный и преданный…

В отчаянии пытаясь прогнать мрачные мысли, Белла поспешила поддержать разговор:

— Я так рада, что нам удалось помочь Джесси.

— Да, это просто замечательно!

— И завтра ты опять сможешь быть им полезен.

— Но нам будет не хватать тебя, Белла.

— Да, но… ты знаешь, почему я не могу поехать с вами. Я возвращаюсь в Брисбен, и нам не по пути. — Она подняла глаза и внимательно посмотрела на него: — Виолетта все понимает.

— Да, моя бабушка очень проницательна. — Деймон прищурился. — Но что именно она понимает?

— Виолетта догадалась о нас. Поняла, что между нами все еще существует притяжение. Но также она осознает — все слишком сложно…

— Ясно. Это значит, что на пути домой меня будут с пристрастием допрашивать…

— Давай не будем больше это обсуждать. Мы приняли решение, и оба уверены в его правильности.

Печально улыбаясь, он встал и направился к двери:

— Не буду тебе мешать. Спокойной ночи, Белла.

— Спокойной ночи.

Ей было невыносимо смотреть, как он уходит. Она услышала его шаги в коридоре, потом в замочной скважине его номера повернулся ключ и хлопнула дверь.

Затем наступила тишина…

Это конец.

Деймон был любовью всей ее жизни, и она позволила ему уйти.

Деймон швырнул ключ на небольшой пластиковый столик, мрачно наблюдая, как он соскользнул по поверхности на пол. Попадись ему под руку еще какой-то предмет, он в ярости бросил бы и его.

Он себя ненавидел. У него внутри царил полный хаос.

Да, он желал Беллу. Но что он мог предложить ей, кроме коротких редких свиданий? Она заслуживала кого-то более постоянного и надежного — того, кто всегда будет рядом с ней.

Но как только Деймон задумывался о том, чтобы предложить Белле любовь — речь шла не о физической любви, а о настоящей и глубокой сердечной преданности, — его охватывало чувство беспомощности.

Что он знал о любви?

Отец никогда не подпускал его к себе близко, а счастливые воспоминания о времени, проведенном вместе с матерью, всегда причиняли боль.

Конечно, была еще Виолетта…

Любовь Виолетты была единственной постоянной в его жизни. Когда Деймон жил в Вилларе, Виолетта всегда находилась рядом, и как бы плохо он ни чувствовал себя дома, она всегда была готова утешить его.

Виолетта никогда не была ворчливой старушкой. Чаще всего Деймон заставал ее работающей в саду и просто присоединялся к ней, помогая обрезать кустарники или вскапывать грядки.

Что бы ни случилось, она всегда была готова выслушать его.

А потом он уехал из Австралии, но Виолетта постоянно поддерживала с ним связь, отправляя ему письма и открытки.

Его сердце разбилось навсегда, когда уехала его мать. Она оставила их, когда мальчику было десять, и только через восемь долгих лет он осмелился задать главный вопрос Виолетте:

— Ты знаешь, почему она бросила меня?

— Кто, дорогой?

— Моя мама.

— Анжела? — Виолетта изменилась в лице. — Деймон, ты же знаешь, что она погибла в автомобильной катастрофе.

— Но она собиралась бросить нас!

— Она собиралась бросить твоего отца.

От отца мальчик услышал другое объяснение. Разгневанный и убитый горем Джек Кавелло проревел: во всем виноват Деймон! Это его избалованность заставила маму сбежать.

Бабушка взяла его ладонь в морщинистую руку:

— Деймон, Анжела собиралась вернуться за тобой. Она собиралась отстаивать в суде право опекунства над тобой. Ты ведь знал об этом?

— Нет. — Он отчаянно пытался не заплакать. — Почему ты мне говоришь об этом только сейчас?

— Я была уверена, что ты в курсе. Ты никогда не спрашивал.

— Я боялся услышать ответ.

Черт!

Деймон был в отчаянии, когда узнал правду.

И Белла подняла эту волну былого отчаяния, когда спросила его про мать прошлой ночью. Его противостояние отцу было открытым и очевидным, а чувства к матери оказались похоронены глубоко внутри, но от этого не становились менее болезненными.

Деймона словно окатило холодной водой, когда он наконец осознал, кем он был, — вечным беглецом.

Белла все глубже погружалась в отчаяние и все больше злилась на себя. Она знала — путешествие с Деймоном не приведет к счастливому концу. Но, как бы глупо это ни казалось, до нынешнего вечера она продолжала мечтать о невозможном.

Ей предстояло принять горькую правду. То, что случилось между ними, было всего лишь мимолетным сексом между бывшими влюбленными школьниками, и теперь, став взрослыми людьми, они должны были разойтись в разные стороны.

На всю жизнь.

Она пошла в ванную комнату, включила холодную воду и попыталась смыть следы слез со своего лица.

Не верилось, что прошла всего лишь неделя. Время, проведенное с Деймоном, было столь насыщено яркими событиями! Она чувствовала себя так, словно прожила целую жизнь, полную радости и отчаяния.

А еще… Всего лишь семь дней назад они с Кентом разорвали помолвку.

Почувствовав укол вины, Белла задумалась над тем, как поживает Кент.

Она быстро набрала номер его мобильного, но никто не ответил. Очевидно, Кент не взял с собой мобильный телефон, поэтому она позвонила ему домой, но натолкнулась на автоответчик. Ей нужно было услышать голос Кента. Куда же он пропал? С ним все в порядке?

И Белла позвонила его родителям.

Его мама, Стефани, ответила сразу и начала задавать вопросы про ее отъезд на север, про дедушку и циклон. Наконец Белла сказала:

— Я пыталась дозвониться до Кента.

— О-о, — протянула Стефани немного напряженно, — Кент уехал на выходные, Белла. А ты звонила на его мобильный?

Очевидно, Стефани не собиралась сообщать ей подробности, поэтому Белла предпочла попрощаться.

Ей было одиноко, хотелось поговорить с кем-нибудь. Поэтому она решила позвонить Зои.

Ответ подруги удивил ее еще больше.

— Белла, привет. Как у тебя дела? — Голос Зои звучал немного странно, словно она пыталась сдержать выплескивающуюся наружу радость. — Ты хотела сообщить Кенту что-то важное?

— Да нет. Просто захотелось узнать, как он себя чувствует. — Белла вдруг услышала, как кто-то шепотом попросил убавить огонь на плите. — Зои, ты не одна?

— Это… это просто один друг пришел на ужин.

Голос Зои звучал настолько странно, что Белла начала сгорать от любопытства:

— Зои, у тебя парень, да?

— Да, это парень, Белла. И прости, пожалуйста, мне надо идти. Ужин сгорит. Была очень рада слышать тебя.

— Ладно, намек понят. — Хотя ее собственная жизнь превратилась в хаос, Белла не смогла сдержать улыбки, радуясь за свою подругу. — Если Кент позвонит тебе, передай ему, что я звонила и что у меня все в порядке.

— Непременно.

— Спасибо.

На какой-то момент Белла задумалась: не было ли связано таинственное исчезновение Кента с появлением мужчины на кухне Зои?

Деймон всегда считал себя человеком действия, а сейчас он не смел предпринимать активных шагов. Он просто думал и вспоминал Беллу. Вспоминал все, что ему в ней нравилось, то, за что он ее всегда любил. Ни одна женщина не заставляла его испытывать подобного.

И тем не менее Деймон понимал — он не пойдет к ней. Потому что она так распорядилась.

Провести последнюю ночь порознь — самое разумное решение. Иначе будет слишком тяжело расставаться — слишком много воспоминаний, слишком долгая история. Деймон твердо пообещал себе — больше он не будет играть с ее чувствами.

У Беллы свои планы на жизнь. И все, что ему оставалось, — это пережить сегодняшнюю ночь и завтра проводить ее на самолет.

Деймон наконец заставил себя присесть на кровать и начал расстегивать рубашку. И тут раздался стук в дверь.

Нахмурившись, он открыл дверь, и его сердце гулко ухнуло вниз.

— Белла?

— А… мы забыли попить кофе, — сказала она, протягивая ему кофейную банку. — Я обещала угостить тебя.

— Да, было такое. — Деймон остался доволен своим спокойным голосом. — Зайдешь?

— Спасибо.

Он сделал шаг назад, и она прошмыгнула в его номер, оставив позади себя шлейф цветочного аромата. Свет лампы золотил ее волосы.

Белла подошла к чайнику в углу комнаты и включила его.

— У тебя есть кружки?

Она повернулась к нему, и он увидел ее широко распахнутые глаза, горящие пурпуром щеки и приоткрытые влажные губы. Она распустила волосы, и они мягко струились по ее плечам.

На мгновение Белла растерянно застыла, словно внутри ее происходила борьба, но затем выражение ее лица изменилось.

— Хотя… давай оставим кофе на потом.

— На потом? — повторил он срывающимся хриплым голосом.

Призывно покачивая бедрами, она подходила к нему:

— Ты же не откажешь мне, Деймон?

— Но ты… ты… Мы ведь договорились?

Она стояла совсем близко к нему. Так близко, что он чувствовал легкий запах ее шампуня.

— Да, мы договорились, но я решила воспользоваться исключительным женским правом передумать.

В ее глазах он увидел призывный блеск, который когда-то часто возникал у семнадцатилетней Беллы — любительницы игр и приключений.

С горящими огнем щеками, но храброй улыбкой она начала расстегивать пуговицы на его рубашке.

— Я решила, что очень хочу этого, Деймон. Я знаю, ты не для меня, но это не имеет никакого значения! Ты не так часто появляешься, чтобы превратиться в дурную привычку.

Ее ловкие пальцы исследовали кожу на его груди, вызывая волны мурашек по всему его телу.

— Прошу тебя только об одном. — Она приподняла подбородок и посмотрела ему в глаза. — Так не может продолжаться всю жизнь. Если мы когда-либо встретимся вновь, то не будем больше искать продолжения наших временных отношений. Эта ночь положит всему конец. Согласен?

Нет!

Деймон не был согласен. Но Белла, как всегда, права…

Слова «Я люблю тебя» вертелись на его языке, и он был готов произнести их вслух. И все могло бы измениться. Измениться на всю жизнь…

Но Белле не нужна была вся жизнь. Она предпочитала подстраховаться, предлагая ему условия, которые он сам обозначил несколько дней назад. Теперь Деймон стоял перед сложным выбором: фраза «Я люблю тебя» против секса на прощание.

И он наконец произнес:

— Ты права. Но я думаю…

Белла начала покрывать поцелуями грудь Деймона, прогнав остатки рассудочных мыслей у него из головы.

— Ты слишком много думаешь, — прошептала она, приближаясь губами к его губам и обвивая руками его шею.

Дальше он уже не смог вспомнить, что собирался сказать ей. Все остальное растворилось вокруг, когда они слились в страстном, жадном поцелуе.

Оглавление

Обращение к пользователям