Глава 11

Белла чувствовала себя так, словно ее любимый отправлялся на войну. Они хотели отдать друг другу всю свою страсть, всю нежность — перед тем как навсегда попрощаться.

Им надо было столько всего сказать друг другу! Но ни один из них так и не решился на это…

В темноте ночи Деймон встал с кровати, на которой спала Белла, и подошел к окну.

Забавно, но почти все прощания в его жизни были приятными. Прощай, Виллара… Прощай, Австралия… Прощай, отец…

Прощания были его билетом в один конец. Прощания означали для Деймона возможность стать свободным и двигаться дальше, закрывая страницы прошлого и начиная новую главу.

Прощания касались и женщин в его жизни, расставание с которыми он планировал с самой первой встречи.

Но вот с Беллой все было по-другому…

Когда он уходил в прошлый раз, она умоляла его остаться. В этот раз она просто соблазнила его.

«Ты не так часто появляешься, чтобы превратиться в дурную привычку».

Десять лет спустя Белла Шоу превратилась в мудрую женщину, а Деймон Кавелло не поумнел ни на грош.

— В котором часу у тебя самолет? — спросил Деймон, беря из рук Беллы дымящуюся кружку с кофе.

— В десять тридцать.

— У нас совсем мало времени. До аэропорта Кэрнса около сорока пяти минут пути.

— Тогда я лучше пойду к себе. Мне нужно еще принять душ и собраться.

Деловой тон был для них единственным средством защиты этим утром. У них совсем не оставалось времени на душеспасительные беседы, и слишком поздно было сообщать Деймону, что она на самом деле чувствовала, уезжая от него. Белла не могла позволить себе поддаться эмоциям. Она пыталась сфокусироваться на том, что ожидало ее впереди: перелет в Брисбен, возвращение в съемную квартиру, поиски новой работы…

Она наскоро помыла голову, покрасила ногти изумрудным лаком, покидала одежду в дорожную сумку и через двадцать минут стояла около машины.

Ее сердце замерло при виде приближающегося Деймона.

Ей нравилось в нем абсолютно все. Он стал для нее прекрасным компаньоном в их недельной поездке, он был мил с Джесси и невероятно заботлив, оказывая помощь ее соседям. Не говоря уже о проведенных с ним ночах…

Где ей было взять сил, чтобы сесть на этот проклятый самолет и улететь от него?

Путешествие в аэропорт, казалось, длилось целую вечность. Белла не могла сосредоточиться, все время ощущая запах свежести, исходящий от Деймона. Стоило ей закрыть глаза, как…

Белла смотрела в окно на море, окаймленное пальмовыми деревьями, пытаясь запечатлеть в памяти увиденную красоту. Но по большей части ее мысли были далеко отсюда. Она продолжала думать о прошлом. Их совместном прошлом…

Измученная, она обрадовалась, когда они наконец добрались до Кэрнса.

— Не надо меня провожать, — сказала она Деймону, когда они приехали в аэропорт. — Просто высади здесь и уезжай.

— Не глупи.

Припарковав машину, Деймон поспешил забрать у нее багаж, хотя он и состоял из одной легкой сумки-рюкзачка.

Белла зарегистрировалась на рейс, и оба прошли через охрану. В зале ожидания они слились с толпой путешественников.

— Я никогда не любила прощаться. — Белла попыталась проглотить застрявший в горле комок. — Что обычно говорят в подобных случаях? Была рада увидеть тебя снова?

Деймон слегка улыбнулся:

— И это правда. Я был неописуемо счастлив снова увидеть тебя. — Он взял Беллу за руки и провел подушечками пальцев по ее изумрудным ногтям. — Каждое утро буду просыпаться с мыслью о том, какого цвета они сегодня.

— Не говори мне подобные вещи. — На глазах Беллы появились слезы, и она поспешила отдернуть руки. — Не надо ностальгии, Деймон. Это нечестно. — Она увидела вопросительные нотки в его взгляде и заметила, что он тоже пытался побороть комок в горле. — И не надо так печалиться! — приказала она ему. — Ради меня ты должен оставаться сильным. Тебе, должно быть, все равно…

— Это невозможно.

Наверное, Белла бы разрыдалась, если бы не прозвучало объявление о начале посадки на ее рейс.

Она тревожно наблюдала, как начинают собираться в очередь пассажиры на один с ней рейс, достала посадочный талон, перекинула сумку через плечо. Скоро от ее бравады не останется и следа. Ей оставалось всего лишь несколько мгновений, чтобы продержаться.

— Куда ты направляешься после Австралии? — спросила она Деймона.

Он пожал плечами:

— Скорее всего, в Гонконг.

— Здорово. Желаю тебе интересных историй. — Она посмотрела вдаль, не решаясь взглянуть ему в глаза. — Мне пора идти.

— Да, — скорее выдохнул, чем произнес он.

Она стремительно поцеловала его в щеку, затем сделала шаг назад:

— Спасибо тебе за то, что собираешься присмотреть за Пэдди и Виолеттой на пути домой.

— Я делаю это с большим удовольствием.

— Доброго вам пути.

— И тебе, Белла.

Очередь двигалась очень быстро, и в любом случае не было смысла в продолжении этой пытки.

— Я пошла. — Она быстро отвернулась, чтобы он не смог увидеть ее слезы, и присоединилась к очереди.

— Добро пожаловать на борт, — дружелюбно поприветствовала ее стюардесса, и Белла умудрилась улыбнуться ей в ответ.

* * *

— Это было незабываемое путешествие, — сказала Виолетта, усаживаясь рядом с Деймоном и глядя на море.

Они остановились на ночевку в Сарине — небольшом прибрежном городке на полпути от Порт-Дугласа до Виллары. Пэдди прилег поспать после обеда, а Виолетта высказала желание присоединиться к Деймону и прогуляться с ним к морю.

Деймон помог ей опуститься на пляжное полотенце.

Виолетта была одета в узкие капри и футболку свободного покроя и выглядела как постаревшая, но все еще удивительно красивая кинозвезда. Ее тонкие руки местами были покрыты возрастными пятнами, но на хрупких запястьях игриво сверкали серебром совершенно девчачьи браслеты. Длинные седые волосы выбились из пучка, и пряди теперь торчали в разные стороны. Но ей было на это наплевать. В свои восемьдесят три года Виолетта наслаждалась приключением.

— Надеюсь, ты не планируешь снова сбегать? — нежно спросил бабушку Деймон.

— О, не волнуйся, дорогой. — Она лукаво взглянула на него. — Или тебе нужен новый повод для путешествия с Беллой?

Деймон сделал вид, что рассматривает далекое море, старательно избегая показывать, какую бурю эмоций в его душе подняло упоминание ее имени.

— Я бы не решился снова доставить ей подобное неудобство.

— Деймон, ей понравилось ваше приключение — так же как и тебе.

— А ты откуда знаешь?

— Я знаю вас обоих слишком давно. Кроме того, я все еще хорошо вижу, мой мальчик.

Он уставился на нее:

— И что же ты увидела?

— Что вы безумно любите друг друга.

Деймон смотрел на бабушку в растерянности:

— Ты что-то путаешь.

Виолетта покачала головой:

— Я полностью отдаю себе отчет в том, что говорю, хотя, возможно, и сую свой нос в чужие дела. Но кто-то должен пробудить тебя ото сна! Если бы у меня хватило сил, я бы хорошенько встряхнула тебя, чтобы ты наконец обрел разум.

— Но почему? Что я все время делаю не так?

— Ты собираешься сбежать. Снова.

— Прошу прощения? Я снова сбегаю? Ты, случайно, не забыла, почему мы все здесь оказались?

— Ты знаешь, что я имею в виду. Ты сбегаешь от Беллы. И это глупо и смешно, ведь это делает тебя несчастным. И Беллу тоже. Бедная девочка.

Деймону перестало хватать воздуха. В аэропорту Белла ушла от него, ни разу не обернувшись на прощание. Он никогда еще не ощущал подобной внутренней пустоты, словно у него отняли самое дорогое.

— Деймон, — тихо сказала Виолетта, — ты столько всего можешь предложить молодой женщине.

— А вот тут ты точно не права. Мало-мальски разумная девушка не согласится связать свою жизнь с тем, кто ежедневно рискует жизнью.

— О господи! Неужели ты серьезно считаешь, что немного опасности расстроит Беллу?

Он знал, бабушка права. Беллу никогда нельзя было напугать риском и опасностью. Она сама ему говорила об этом — и не раз.

— Хочешь услышать от меня правду?

— Только если ты сам готов мне ее открыть.

— Если я готов? — Деймон удивленно уставился на бабушку, разглядывая очаровательное морщинистое, столь любимое им лицо и сверкающие темные глаза. — Ты хочешь сказать, будто уже знаешь, что именно я собираюсь тебе сообщить?

— Но ты же хочешь сказать правду?

— Ну да. Ты права.

— Правду от чистого сердца?

Его сердце выскакивало из груди.

— Да.

Улыбка Виолетты стала еще теплее.

— Я очень давно жду от тебя этого признания.

— Ты считаешь, что я… люблю Беллу?

Его бабушка медленно кивнула:

— Я в этом уверена, Деймон.

Он почувствовал, как в его груди поднимается волна отчаяния, мешающая ему дышать.

— Если это так, почему я не могу признаться ей?

— Потому что ты готов рисковать своим телом каждый день, но не осмеливаешься рискнуть своим сердцем.

— Но почему?

Наверное, это был самый важный вопрос, когда-либо прозвучавший в его жизни, и наконец Деймон дождался ответа Виолетты:

— Думаю, ты боишься, что станешь таким же, как твой отец.

И это была правда. Ослепительно горькая правда, которую он всегда знал сам, но предпочитал прятать в самых потайных уголках души.

— Деймон, ты прекрасно знаешь, что все это чепуха! — Виолетта взяла его за руку. — Ты совсем не похож на своего отца. Никогда не был и не будешь.

— Спасибо, — тихо сказал он. — Думаю, мне надо было услышать эти слова от тебя.

Перед его взором сине-зеленое море вздымалось белоснежными барашками. По поверхности воды разливались первые розоватые блики от заходящего солнца. Внезапно весь мир вокруг стал прекрасным и светлым.

Белла в последний раз бросила оценивающий взгляд в зеркало. Волосы собраны в скромный пучок, на лице неброский, но удачный макияж, серая юбка-карандаш с серо-белой блузкой в полоску, застегнутой под горло. Прекрасный результат! Она выглядела строго и консервативно. И даже ее ногти были покрыты нежно-розовым лаком.

Итак… она была вполне готова к предстоящему собеседованию, и, если ей повезет, уже сегодня она снова будет принята на работу.

Она довольно быстро нашла подходящее объявление о вакансии «заинтересованного личного помощника». Она подходила по всем параметрам и успела в последний момент отправить им свое резюме.

Кроме того, спешка со сбором всех необходимых документов помогла Белле отвлечься от боли разбитого сердца, которое продолжало кровоточить.

Сожаление — такая ненужная эмоция! Белла это прекрасно знала, но постоянно предавалась ему. Она ужасно злилась на себя за то, что уехала от Деймона, так и не признавшись ему в любви, так и не объяснив: ей все равно, где и кем он работает, потому что она не представляет своей жизни без него.

Возможно, Деймону не понравились бы ее слова, и он снова принялся бы ей объяснять, что никогда не сможет заниматься офисной работой в Австралии. Но ее признание втайне было бы ему очень приятно…

Она ушла от единственного мужчины, которого когда-либо любила в жизни, и теперь ужасно страдала от этого.

Чтобы хоть как-то отвлечься от этого, Белла с головой погрузилась в поиски новой работы. По крайней мере, сегодня утром ей удалось забыть о Деймоне хотя бы на десять минут. Белле оставалось надеяться — получив работу, она сможет превратить эти минуты в часы, а потом, возможно, и дни, и недели…

Ей было важно получить работу. Она уже опаздывала и рисковала пропустить автобус. Оставалось найти серую сумочку и проездной… и еще рекомендации…

Когда Белла наконец все нашла, раздался звонок в дверь. Ее охватила паника. Она не могла себе даже представить, кто бы это мог быть. Все ее друзья в это время находились на работе.

Беглый взгляд через матовое стекло выдал высокий мужской силуэт по ту сторону двери. Только не это! Очередной торговый агент, с которыми Белла никогда не умела себя вести. Она была перед ними абсолютно безоружна, не находя в себе силы захлопнуть дверь перед их носом.

Если ее сейчас задержат, она опоздает на автобус и, соответственно, на собеседование.

И Белла решила проскользнуть через черный ход.

Деймон со всей силой жал на дверной звонок квартиры Беллы.

Он уже понял — ее нет дома. Очевидно, он совершил очередную глупость, примчавшись к ней в Брисбен, не предупредив об этом заранее. Но он не мог ждать больше ни минуты. К тому же он втайне боялся, как бы Белла не выставила его за дверь, не дав сказать ни слова в свое оправдание.

Сегодня утром, окончательно убедившись в том, что Пэдди и Виолетта вновь комфортно обустроились в доме престарелых, Деймон запрыгнул в машину и пустился в путь, надеясь застать Беллу дома до того, как она уйдет по делам.

Но он все-таки опоздал…

Он спускался по ступеням, чувствуя себя опустошенным как никогда в жизни. На мгновение он остановился возле почтового ящика Беллы, раздумывая над тем, не стоит ли ему оставить ей записку?

Но слишком многое зависело от их сегодняшней встречи, и Деймону было необходимо видеть лицо Беллы и держать ее за руки, произнося то, что он должен был сказать ей очень давно.

Он подошел к машине. К остановке подъехал автобус, и Деймон увидел, как в него заходит изящная блондинка в серой блузке и на высоченных каблуках.

Неужели это Белла? Как так получилось, что они разминулись?

Он рванул с места и, подбежав к автобусу, увидел Беллу, сидящую у окна и смотрящую вперед. Деймон отчаянно замахал руками и громко закричал:

— Белла!

Автобус тронулся с места, унося от него женщину его мечты.

Снова.

Белла приехала на собеседование на несколько минут раньше, которых ей хватило, чтобы отдышаться и прийти в себя. Она улыбнулась, представляясь секретарю, и он провел ее в комнату, где ожидали своей очереди две другие кандидатки.

Обе окинули Беллу враждебными взглядами, на которые она ответила улыбкой:

— Привет!

Белла села, сделала глубокий вдох и попыталась сосредоточиться. Она должна выглядеть спокойно и уверенно — только так удастся получить эту работу. Белла даже попыталась воспользоваться приемом визуализации, которому обучилась на одном из выездных семинаров во время отпуска. Она представила себе, как ей сообщают о том, что она получила должность, и как ее новый шеф пожимает ей руку, говоря: «Можете выйти в понедельник?» — «Конечно, — произносит она. — С огромным удовольствием».

Но… удовольствия Белла почему-то не испытывала.

Она врала самой себе.

Как могла новая работа доставить ей удовольствие, если все, что ей было нужно, — это быть с Деймоном?

Она закрыла глаза.

— Я тоже очень нервничаю, — прошептала девушка, сидящая рядом с ней.

Белла открыла глаза:

— На самом деле я не нервничаю. По крайней мере, по поводу итогов собеседования.

— Везет вам. Наверное, мне не стоит так сильно переживать, но я всегда мечтала о подобной работе.

— Вы правы. Это неплохая возможность. — Чувствуя себя немного виноватой, Белла изучала выражение искренности на лице своей собеседницы.

Почти сразу открылась дверь, и из кабинета вышла очередная претендентка.

— Миранда Хой, — раздался мужской голос, и девушка, сидящая у двери, соскочила со стула, на ходу поправляя юбку.

И когда за ней закрылась дверь, Белла почувствовала, как по коже пробежал мороз и в животе поселилась тянущая боль. Ей перестало хватать воздуха, она с трудом дышала.

Белла вышла из комнаты и обратилась к секретарю:

— Прошу прощения, но я передумала. Я хотела бы отозвать свое резюме.

Оказавшись на улице, она несколько раз глубоко вздохнула и почувствовала себя значительно лучше.

— Понятия не имею, почему я так поступила, — сказала Белла в никуда. И улыбнулась.

И совершенно беспричинно она вдруг почувствовала себя абсолютно свободной и счастливой.

Возвращалась она домой поздно. Пообедав в городе в своем любимом кафе, Белла отправилась за покупками. За нижним бельем, если точнее. И это было неразумно, учитывая тот факт, что она отказалась от возможности устроиться на работу. Ведь ей все еще приходилось выплачивать кредит за свадебное платье, которое так и не пригодилось…

Все это время она слишком часто вспоминала Деймона. Интересно, он уже улетел в Гонконг? Она пыталась представить себе, что случилось бы, если бы она села на самолет и полетела за ним.

Конечно, она сама сказала ему, что нет никакого смысла в продолжении их отношений. Но, возможно, все было бы по-другому, если бы она открыла ему правду?

К тому моменту, когда Белла вышла из автобуса, нагруженная сумками с покупками, она чувствовала себя усталой. Дома она планировала разогреть в микроволновке готовое соте из цыпленка и овощей и съесть его перед телевизором.

Она не сразу заметила, как из машины выскочил мужчина и бросился ей наперерез.

— Деймон! — Из ее рук выскользнули сумки.

Да, перед ней стоял Деймон во всей своей красе.

Деймон, пытающийся помочь ей собрать упавшие пакеты с готовым ужином и кружевным нижним бельем.

Как он здесь оказался? Они же договорились больше не встречаться.

— Я не ожидала увидеть тебя, — выдавила Белла.

— Я жду тебя здесь с самого утра.

— С самого утра? Но почему?

— Мне очень нужно было увидеться с тобой, но ты слишком спешила на автобус. И я понадеялся, что ты не задержишься надолго.

Она раскрыла рот от изумления, не в силах представить себе, что Деймон прождал ее здесь весь день.

— А я решила, что в дверь звонит очередной торговец, когда увидела мужской силуэт. Я очень спешила и не могла опоздать. Деймон, прости меня. Не могу поверить, что заставила тебя ждать так долго!

Они стояли на дороге, ведущей к дому, на виду у прохожих и соседей.

— Давай зайдем ко мне. — Белла наконец сообразила пригласить его.

Деймон улыбнулся:

— Я уже начал бояться, ты никогда не предложишь этого.

Белла с трудом дышала, когда Деймон шел за ней по ступенькам, неся сумки с ее покупками. Но она все еще не могла понять, радоваться ей его появлению или злиться…

— Прошу прощения за беспорядок, — сказала она, открывая дверь. — Я очень торопилась сегодня утром перед собеседованием. Кухня находится там. — Она прошла на небольшую кухню в задней части квартиры. — Мне надо положить цыпленка в холодильник. — Почему она говорит о цыпленке и холодильнике? Наверное, это от нервного расстройства. — Будешь кофе? — бросила она через плечо.

— Спасибо. Я выпил уже три чашки за сегодняшний день.

— Ого, видимо, ты больше не нуждаешься в кофеине.

— Ты сказала, что ходила на собеседование?

Повернувшись к нему, Белла заметила тень печали в выражении его глаз. Ее сердце забилось так сильно, что готово было вот-вот выпрыгнуть из груди.

Его лицо побледнело, и он слегка нахмурился, ставя сумки на обеденный стол.

— Ты получила работу?

Белла не знала, что ответить. Утром, сбежав с собеседования, она ни о чем не могла думать, лишь о встрече с Деймоном. Но сейчас она не понимала, почему чувствует себя настолько уязвимой… Она все еще не понимала, что происходит. Зачем он ее ждал? И почему сейчас спросил о работе?

Она только видела — Деймон нетерпеливо ждет ее ответа, словно от этого зависело что-то очень важное.

— Я передумала, — сказала она тихо. — Я не пошла на собеседование.

— Почему?

— Посчитала, что мне нужно что-то другое. Если бы я получила эту должность, то почувствовала бы себя… в ловушке. — Она увидела, как Деймон испытал невероятное облегчение, услышав ее ответ, и сказала с некоторым вызовом: — Теперь твоя очередь, Деймон. Ты должен объяснить мне, что значит твой приезд после того, как мы договорились никогда больше не встречаться?

Она чувствовала себя так, словно стояла на вершине горы, откуда Деймон мог помочь ей подняться до небес или… упасть в темную бездну.

— Я должен сделать признание, — начал Деймон. Его пальцы вцепились в спинку стула. — Я приехал, чтобы сказать тебе то, в чем всегда боялся признаться себе.

— Что именно?

— Я люблю тебя. — В его глазах появился серебристый блеск, а руки сжали спинку стула еще сильнее. — Я никогда не говорил тебе этого раньше, Белла, потому что очень боялся, что ты не примешь меня. Но теперь ясно — у меня нет другого выхода. Я так сильно тебя люблю… Ты так нужна мне… Конечно, я — источник твоих неприятностей, но…

Она не дала ему возможности продолжить. Волна счастья подбросила ее с места, и она очутилась в его объятиях.

— Ты идиот! — сказала Белла, целуя его.

— Я знаю.

— Но и я не меньшая идиотка. Я хотела сказать тебе о своей любви еще в Кэрнсе. Хотела объяснить, что ни на минуту не переставала любить тебя и никогда не смогла бы полюбить никого другого. Но я тоже боялась…

— О, Белла. — Его руки крепко прижимали ее к себе.

— Я боялась, потому что знала, как важна для тебя свобода.

— Мы обсудим это…

— Теперь это не имеет значения. Если мы оба любим друг друга, то сможем справиться со всеми проблемами.

Со стоном Деймон притянул ее еще ближе к себе и начал целовать так, что все в мире потеряло свое значение.

* * *

Чуть позже они снова разговаривали, лежа на диване в гостиной, в приглушенном свете ночника. Никогда еще Деймону не было так хорошо…

— По поводу моей работы… — сказал он.

Белла потерлась щекой о его подбородок:

— Только не надо никаких самопожертвований. Я не жду от тебя, что ты остепенишься и будешь работать в офисе. Вряд ли мне понравится видеть тебя в ловушке.

— Тогда как ты смотришь на то, чтобы пожить немного за границей, например в Гонконге?

— Деймон, с огромным удовольствием!

Он рассмеялся:

— Ты всегда была любительницей приключений. Но мне время от времени придется уезжать от тебя на пару недель.

— Ничего страшного. Я с удовольствием отправлюсь исследовать Гонконг одна.

— А как насчет твоего отца? Он справится без тебя?

— Ему уже намного легче. Он будет следовать всем предписаниям врача, и, потом, за ним сможет приглядывать Кент.

Деймон обвил руками ее талию:

— Я не буду всегда работать на одном и том же месте. Я знаю одного парня — зарубежного корреспондента в Торонто. Он летает в другие страны, где делает очень интересные репортажи, но всегда советуется со своей женой и дочерями, прежде чем соглашаться на очередную поездку.

— Ого! Слово его семьи имеет такое значение?

— Естественно. Девчонки не отпускают его в командировку, если место слишком опасное. Они всегда проверяют в Интернете информацию о том или ином городе. А затем спрашивают отца, сможет ли он догадаться, кто прячет под одеждой бомбу…

— Резонный вопрос. И что он отвечает?

— Отвечает, что не сможет. Поэтому девчонки просят его отказаться от поездки.

— Умницы. — Белла села и повернулась к Деймону: — Но почему ты мне все это рассказываешь? Ты же не планируешь иметь дочек.

Деймон загадочно улыбнулся:

— До свадьбы — нет.

Еще один сюрприз!

— Неужели ты произнес это?

Продолжая улыбаться, Деймон достал кольцо:

— Теперь ты мне веришь?

На глазах Беллы появились слезы, когда она увидела обручальное кольцо с бриллиантами и рубином.

Она прикоснулась к нему пальцем:

— Какое красивое! Странно, но оно кажется мне знакомым…

— Это обручальное кольцо Виолетты. Я сказал ей, что собираюсь в Брисбен, и она обо всем догадалась. И попросила меня подарить его тебе.

— О, Деймон, какая прелесть!

Слезы текли по щекам Беллы, когда она надевала кольцо на палец.

— Как удачно, что с утра я покрасила ногти розовым лаком! Любой другой цвет испортил бы изящность и утонченность этого кольца.

— Теперь твои пальцы никогда не будут выглядеть скучно.

Белла дотронулась голой ступней до его обнаженной ноги.

— Я все еще имею возможность экспериментировать с лаком для ногтей на ногах, — пробормотала она, смахивая очередную порцию слез. — Мне не грустно. Честно. Это слезы радости.

Деймон тоже чувствовал себя абсолютно счастливым. Если честно, он опасался, как бы перспектива провести всю оставшуюся жизнь с одной-единственной женщиной не испугала его. Но когда Деймон обнял свою невесту, единственное, что все еще огорчало его, — это мысль о потерянных десяти годах жизни, проведенных в разлуке с ней.

Оглавление

Обращение к пользователям