Глава 8

«Какого чёрта он собирается жить здесь?», спросил Джек с негодованием, вышагивая вокруг моего рабочего места днём позже. Он заскочил на пару минут, чтобы узнать, как идут дела. И хотя он никогда это не признает, думаю, Джеку полегчало оттого, что Ванесса уехала. Когда она бывала поблизости, то посылала осторожные сигналы, намекая на то, что не против выходящих за рамки бизнеса отношений. Слава Богу, он не казался заинтересованным. Пока Джек испускал пары по поводу Харди, я села за свой стол, пытаясь разобраться в новом программном обеспечении, но пока мне это не удавалось. «Я по-другому смотрю на это», сказала я, отрываясь от ноутбука. «Держи своих друзей рядом, а врагов ещё ближе. Какой лучший способ узнать намерения Харди ты знаешь, чем иметь его в нашем здании?» Это заставило Джека задуматься. «Чувствую, что-то в этом есть. Но почему он хочет жить здесь? А что если это из-за Гейджа и Либерти?..» «Нет, честно, думаю не из-за этого. Он бы тогда взял другую квартиру, если это было бы возможно». Джек сел на край моего стола. Он что-то скрывает. Гарантию даю». Его слова звучали так уверенно, что я вопросительно взглянула на него. «Ты встречался с ним раньше?» «Да, где-то год назад. Он встречался с девушкой, за которой я ухаживал раньше, я как-то случайно увидел её в клубе, вот мы и поговорили несколько минут». «И что ты подумал о нём?» Его губы изогнулись в кривой усмешке. «Не хочется признавать, но если бы он не был втянут во всё это дерьмо с биотопливным бизнесом Гейджа и со свадьбой, парень бы мне понравился. Мы поговорили немного об охоте и рыбалке, и он хлопнул меня по плечу, как доброго старого приятеля. И нравится тебе он или нет – надо отдать ему должное – его компания это хороший удар под зад». «Почему ты так думаешь». «Он хорошо работает в команде, и может вести переговоры по сложным вопросам. Но главным образом он здорово умеет находить нефть. Назови это везеньем, назови мастерством, но у кого-то это есть, а у кого-то нет. Возможно, он не очень образован, но у него есть кое-что поважней, чему нельзя обучиться. Как мужчина, я не могу это недооценивать. Джо встречался с ним». Я моргнула от удивления. «Что? Наш брат Джо?» «Да. Он его фотографировал для той статьи о нём в Texas Monthly в прошлом году». «Какое совпадение», произнесла я медленно. «Что Джо сказал про него?» «Не могу вспомнить. Я спрошу его». Джек нахмурился. «Думаешь, Кейтс хочет как-то отомстить Трэвисам?» «За что?» «За то, что Гейдж женился на его бывшей девчонке?» «Ну, ты далековато берёшь», сказала я скептически. «Я имею ввиду, что они даже не спали вместе». У Джека приподнялись брови. «Как ты узнала?» «Он так сказал». «Ты говорила о сексе с Харди Кейтсом?», он спросил об этом тем же тоном, как и для слов и ты, Хэвэн? «Ты не так понял», сказала я смущённо. «Это было случайное упоминание». Джек бросил на меня тяжёлый взгляд. «Если он хотя бы посмотрит в твою сторону, я вытру пол его задницей…» «Джек, заткнись…» «…и хорошенько про него разузнаю, прежде чем подписать контракт». «Если ты поставишь меня в неловкое положение, я найду другую работу. Я клянусь, Джек. Ни слова Харди». Долгое молчание, пока мой брат пристально на меня смотрел. «Кейтс тебе нравится?», спросил он. «Нет!» «Хорошо. Потому что – и не принимай это на свой счёт – нет у меня доверия к твоим способностям подцепить для себя нормального парня. Если тебе кто-то нравиться, то он, наверняка, какое-нибудь ничтожество». «Ты переходишь все границы», возмущённо сказала я. «И что?» «Это означает, что я никак не комментирую тех женщин, за которыми ухаживаешь ты, а в свою очередь прошу не осуждать мой выбор» «Да, но…», Джек замолчал и сердито на меня посмотрел. «Ты права. Это не моё дело. Это просто… Мне хотелось, что бы ты нашла хорошего парня без хренового прошлого». Я засмеялась. Моё раздражение ушло, и я потянулась, чтобы похлопать его по руке. «Если когда-нибудь встретишь такого», сказала я, «дай мне знать». Мой мобильник зазвонил, и я выловила его из своей сумки. «Пока, Джек», сказала я и раскрыла телефон. «Алло?» «Хэвэн». Голос Харди заставил меня вздрогнуть от сладкого удовольствия. «Привет», сказала я, проклиная себя за то, что он слышит мой задыхающийся голос. Джек, уже почти выйдя, остановился и стрельнул в меня любопытным взглядом. Я махнула головой, чтобы он уходил, но он остался стоять там, где был, глядя на меня и слушая. Я заговорила живым, профессиональным тоном. «У вас вопрос по поводу квартиры? Я дам вам номер Саманты…» «У меня есть её номер. Я хочу поговорить с тобой». «О…» Я постучала ручкой по столу. «Чем могу помочь?» «Мне нужна рекомендация насчёт кого-нибудь, кто придёт и приведёт квартиру в порядок – мебель, отделка, всё такое». «Дизайнер интерьера?» «Да, только хороший. Один, что я нанял для последней квартиры, стоил мне целое состояние, и всё закончилось тем, что она стала похожа на Fort Worth бар. «А это не твой стиль?» «Нет, как раз мой. В этом и проблема. Мне нужен престижный вид». «Тебе не стоит об этом волноваться», сказала я. «Престижный вид – снаружи. А с временными удобствами там всё в порядке». «У меня есть диван из бизона, что когда-то гулял по прериям». Я не смогла удержаться от смеха. «Ты имеешь ввиду телячью шкуру»? О, Боже. Тебе, правда, нужна помощь». Я подумала о Тодде. «Я знаю одного – но он не дешёво стоит». «Всё в порядке, если он, правда, хорош». «Хочешь, чтобы я ему позвонила и договорилась о встрече». «Спасибо. Было бы здорово. И можно тебя попросить побыть со мной, когда я с ним встречусь?» Я засомневалась, пальцы сжали ручку. «Не думаю, что от меня там будет какая-то польза». «Я нуждаюсь в твоём мнении. Мой стиль декорирования включает в себя мех, шкуры и рога. Ты не представляешь, чего я могу наговорить». «Хорошо», сказала я неохотно. «Я буду там. Когда ты свободен?» «Я занят по завязку сегодня и завтра, заканчиваю AFE. Так что можно будет послезавтра или в любое другое время». «Что такое AFE?» «Разрешение по расходованию средств. По существу это предположительные расходы на сверление и комплектование скважины, включая зарплаты, обслуживание и оборудование. Можно напиться раз шесть до воскресенья, если не получишь AFE право и не убедишься, что все его соблюдают. Это очень важно на самом деле для небольшой компании с ограниченным бюджетом». «Так ты один из тех, кто следит, чтобы соблюдали AFE?» «Да, я – главный», признал Харди. «Ни один из моих с партнёров с этим не справится – один из них инженер-геофизик и отвечает за научный состав, а другой не способен на конфронтацию. Так что это остаётся за мной. Я считаю, что не управился с проектом, пока не получу парочку смертельных угроз по пути». «Держу пари, ты хорош в конфронтации», сказала я. «Я должен, иногда. Но я не такой по натуре». «Конечно», ответила я ему скептически. «Я позвоню тебе позже и сообщу назначенное время». «Хорошо, босс». Улыбка всё ещё поднимала уголки моих губ, когда я подняла взгляд и увидела, что Джек всё ещё здесь. Не могу сказать, что он хмурился или смотрел сердито – но это было не радостное выражение лица. «Только не говори, что ты только что разговаривала с Харди Кейтсом», сказал Джек. «Я только что разговаривала с Харди Кейтсом. И что?» «Я не слышал, чтобы ты так хихикала со времён средней школы». «Я не хихикала», сказала я, защищаясь. «Я никогда не хихикаю. И прежде чем сказать что-нибудь ещё, вспомни о моем праве на личную жизнь» «Убедись, что Кейтс помнит тоже об этих твоих личных границах», пробормотал Джек и покинул мой отсек.   «Ты знаешь», сказал Тодд, «у меня было много клиентов с паршивым вкусом в декорировании. Но они не хотели это признавать. Они нанимали меня, а затем тратили уйму времени, споря над дизайнерским проектом. Это первый клиент, который признал, что у него дерьмовый вкус». «Думаю, он может им даже гордиться», сказала я. Мы поднимались в лифте на восемнадцатый этаж, где собирались встретиться с Харди в его новой квартире. «Я говорил тебе, что мне сказала Биби Уитни по поводу того, что я делаю его квартиру?», спросил Тодд. Во времена средней школы Биби Уитни была самой красивой девчонкой в Ламаре, не говоря уже о том, что она была лидером группы поддержки и принцессой класса. Её свадьба была самой грандиозной в Хьюстоне, и не важно, что она развелась одиннадцать месяцев спустя. «Нет, что?» «Она сказала: ’Может ты и делаешь его квартиру, но я сделала его.’» У меня от удивления раскрылся рот. «Биби Уитни спала с Харди Кейтсом?» возмущённо выдохнула я. Голубые глаза Тодда заискрились от удовольствия. «Только одну ночь. Они встретились на её бракоразводном месяце». «Что за бракоразводный месяц?» «Ну, это поездка куда-нибудь после твоего развода… ты знаешь, наподобие медового месяца. У тебя не было такой?» Я вспомнила себя, лежащую в квартире Гейджа и Либерти с сотрясением и повязкой на рёбрах, и сквозь зубы улыбнулась. «Точно нет» «А у Биби был. Она поехала в Галвестон, а там была шикарная вечеринка, и Харди Кейтс там был. Так вот, перебросившись парой слов, они поехали к ней в отель. По словам Биби, у них был секс всю ночь напролёт во всех возможных позах, и к тому моменту, как всё закончилось, она чувствовала себя дешёвой шлюхой. Она сказала, что это было сказочно». Я положила руку себе на диафрагму там, где нервы скакали. Мысль о Харди, занимающимся с кем-нибудь сексом, меня необычно расстроила. «Очень плохо, что он правильный», сказал Тодд. «Гетеросексуальность такая ограниченная». Я глянула на него потемневшим взглядом. «Сделай отдолжение, ни приставай к Харди». «Конечно. Имеешь на него виды?» «Нет. Совсем нет. Я просто не хочу, чтобы ты заставлял его нервничать. Он однозначно не бисексуал». Когда мы вышли из лифта и подошли к квартире, я задалась вопросом, а что Харди подумает о Тодде. Мой друг не был ни в малейшей степени женоподобным, но испускал вибрации о возможной игре в любом направлении. Людям обычно нравился Тодд – он был естественным, не прилагая к тому усилий, и ощущал себя хорошо в своём собственном теле. «Я думаю, ты пробудешь достаточно долго с Харди», сказала я. «Надеюсь позже услышать твоё мнение о нём». У Тодда было точное умение читать людей, узнавать их секреты, которые они открывали, и не подозревая об этом. Язык тела, вербальные колебания, мельчайшие изменения в выражении лица…Тодд видел это всё с артистической чувствительностью к деталям. Когда мы подошли к двери, то увидели, что она была уже открыта. «Здравствуйте?», сказала я предварительно, прежде чем мы вошли в квартиру. Харди вышел к нам навстречу, его пристальный взгляд прошёлся по мне и задержался на лице. «Привет». Он улыбнулся и потянулся за моей рукой. Он держал её чуть дольше, плавно скользя большим пальцем по ладошке, прежде чем я её освободила. На нём был дизайнерский костюм, красивая рубашка, хорошие часы. Его галстук был слегка ослаблен, будто он рывком пытался его снять, а волосы падали на воротник тёмно-коричневыми прядями, практически умоляя прикоснуться и поиграть с ними. Он хорошо выглядел в цивилизованном одеянии, но было в нём что-то от силача, которого втиснули в костюм и нацепили галстук. «Могу я помочь вам с этим?», спросил он Тодда, который был загружен кучей материалов, включая портфолио, книги с образцами, наброски и различные папки. «Нет, всё в порядке». Тодд поставил стопку на стойку из кварцевого камня. Он улыбнулся Харди и протянул ему руку. «Тодд Фелан. Много места у вас здесь. Думаю, мы придумаем что-нибудь впечатляющее для него». «Надеюсь на это», Харди крепко сжал его руку. «Постараюсь вам в этом не мешать». «Вы не должны мне не мешать. Я намереваюсь учитывать всё то, что вам нравиться и не нравиться. И оскалив зубы, добавил: «Мы даже можем поработать в стиле дивана с телячьей шкурой, если вы к нему так привязаны». «Он чертовски удобен», Ответил Харди с задумчивым взглядом. «У меня есть хорошие воспоминания, связанные с ним». «Нам всем будет лучше, если ты их оставишь при себе», решительно сказала я. Харди ухмыльнулся мне. «В условиях отсутствия мебели», сказал Тодд, «воспользуемся кухонной стойкой. Если вы подойдете сюда, Харди, я покажу вам наброски, которые я уже сделал. У меня уже есть план квартиры, так что я ознакомился с планировкой…» Пока Харди обходил стойку, чтобы присоединиться к нему, Тодд повернулся ко мне и издал безмолвное Вау. Его бирюзовые глаза искрились ликованьем. Я проигнорировала его. Мужчины склонились над книгой с образцами. «Взгляните на эту палитру цветов….», говорил Тодд. «Землистые тона, карамель, ботаническая зелень, немного тыквенно-оранжевого вот тут и тут. Это будет действительно уютная обстановка. И определённо смягчит стерильность, присутствующую здесь». Они сошлись на том, что будут использованы натуральные ткани и оттенки, и мебель со строгими линиями. Единственным его предпочтением было отсутствие маленьких столиков и стульев, разбросанных вокруг. «Конечно», сказал Тодд. «Большим парням, как вы…Какой у вас рост, шесть и один, шесть и два..?» «Шесть и два». «Точно». Тодд бросил мне искрящийся озорством взгляд. Ясно, что Харди показался ему таким же потрясающим, как и мне. Но в отличие от меня, у него не было внутреннего конфликта». «Что ты думаешь?» спросил Харди, когда они вынули несколько страниц с образцами из книги и разложили их рядом. «Тебе нравятся, как они смотрятся вместе?» Когда я пододвинулась к ним, то почувствовала лёгкое прикосновение его руки к моей спине. Жар скользнул по моему позвоночнику до самой макушки. «Да», сказала я. «Но я всё ещё вижу диван с телячьей шкурой…» «Он придаёт оттенок причуды, каприза», запротестовал Тодд. «Это сработает. Дай ему шанс». «Никаких диванов со шкурой, если ей не нравится», сказал ему Харди. Тодд сардонически изогнул бровь, взглянув на меня. «Что насчёт оранжевого, Хэвэн? Можем мы использовать оранжевый, или ты такое тоже не приемлешь?» Я изучила палитру и указала на образец бархата шоколадного цвета. «Мне нравится этот коричневый, вообще-то». «Я использую его для кресел», стал спорить Тодд. «Тогда сделай кресла оранжевыми, а диван коричневым». Тодд подумал и сделал несколько пометок. Я услышала, как зазвинел мобильный телефон. Харди посмотрел на нас. «Извините. Ничего, если я отвечу? Постараюсь закончить побыстрее». «Не беспокойтесь», сказал Тодд. «Мы подождём». Харди открыл телефон, переходя в другую комнату в поиске уединения. «Кейтс слушает». Он молчал, пока человек на другом конце линии говорил. «Убедись, что они сверлят медленнее, когда входят, и плавно, без резких скачков… и я хочу, чтобы они это сделали под плотно прилегающим углом, хорошо? Оборудование это позволяет. Особенно, пока они не сверлят глубоко, не больше среднего радиуса…» Наверное, только в нефтяном бизнесе присутствует такое количество фаллической терминологии. Послушав три минуты разговора о сверлении, отверстиях, жидкостях и накачивании насосом, даже у Бенедиктстинской монахини появились бы непристойные мысли. Тодд и я молчали, жадно слушая. «…скажи им, чтобы они входили длинными и горизонтальными…» «Я тоже хочу с ним, длинными и горизонтальными», заметил Тодд. Я подавила смешок. «Признаю, он классный». «Классный? Нет. Дьявольски сексуальный. К несчастью, слишком правильный, так что…он твой». Я потрясла головой. «Слишком быстро после развода. Я его не хочу. Кроме того, он может оказаться взрывным. Мне хватило этого». «Ты позволяешь ему прикасаться к себе», лениво заметил Тодд. Мои глаза округлились. «Я не позволяю». «Нет, позволяешь. Лёгкие касания тут и там. Он кладёт свою руку на твою или тебе на спину, он стоит близко к тебе, и ты к нему привыкаешь…обычный ритуал перед спариванием. Как Марш Пингвинов. «Ничего общего со спариванием. Это Техасская привычка. Здесь люди достаточно чувствительные и эмоциональные». «Особенно, когда хотят поиметь тебя к середине следующей недели» «Тодд, заткнись», пробормотала я, и он тихо засмеялся. Мы поспешно склонили головы над образцами, когда Харди вернулся в комнату. Спустя несколько минут разговора, Харди посмотрел на часы. «Извините, что должен спросить вас…но ничего, если мы пока на этом остановимся?» «Всё в порядке», сказал Тодд, «Мне вполне достаточно для начала». «Спасибо. Я ценю это». Харди ослабил галстук и расстегнул верхнюю пуговицу на воротнике рубашки. «Подходящее время избавиться от этого обезьяньего костюма. У нас несколько выходных отверстий у искривлённой скважины, и мне нужно быть на месте, чтобы за всем проследить». Он подхватил кейс и связку ключей, и усмехнулся мне. «Пока это сухая дыра. Но у меня ощущение, что скоро у нас в руках будет дикая кошка». Я не осмелилась посмотреть на Тодда. «Удачи», сказала я. «Кстати, нормально, если мы с Тоддом побудем здесь ещё пару минут?» «Конечно» «Я закрою квартиру, когда мы уйдём» «Спасибо». Харди прошёл мимо меня, легко погладив пальцами мою кисть руки, которая всё ещё покоилась на стойке. Тёплое прикосновение вызвало волну ощущений, распространившуюся по всей руке. Его взгляд встретился с моим, вспыхнув дьявольским голубым огнём. «Пока», и дверь за ним закрылась. Я налегла всем весом на стойку, пытаясь ясно мыслить. Но мой мозг уже делал всевозможные выводы. Прошло добрых полминуты, прежде чем я посмотрела на Тодда. Его глаза были слегка затуманены, словно он с неохотой просыпался от сладостного сна. «Я не знал, что всё ещё так делают», сказал он. «Как делают?» «Круто, сильно, по-мужски, как в старые добрые времена. Такой плачет только, когда кто-то переедет его собаку. Парень с широкой грудью, с которым мы можем наслаждаться своими жалкими комплексами быть с папочкой». «У меня нет таких комплексов». «О? Тебе не хочется посидеть у него на коленях?» Тодд ухмыльнулся, когда я покраснела. «Знаешь, чем от него пахнет, Хэвэн? Тестостероном. Он просачивается из всех его пор». Я закрыла уши руками, и он расхохотался. Он подождал, пока я отниму руки от ушей, и сказал уже более серьёзным тоном, «Тебе надо быть с ним осторожной, детка» «Осторожной? Почему?» «У меня чувство, что за всем этим чисто американским, голубоглазым внешним видом скрывается немного повёрнутый тип. Я почувствовала, что мои глаза округляются. «Болезненно повёрнутый?» «Нет, повёрнуто повёрнутый. Как игнорирующий правила, хитрый, коварный извращёнец». «Я с тобой совсем не согласна. Он как Джек. Прямолинейный». «Нет, это он хочет, чтобы ты так думала. Но не верь этому ни на минуту. Это оболочка, это «оу-ерунда-я-простой-парень» ширма. Он делает это, чтобы установить над человеком контроль, а затем уничтожить». «Ты говоришь о Харди, как о мастере манипулирования или вроде того?» спросила я скептически. Он из трейлерного парка, Тодд». «Единственный человек, которого я видел и который так же хорош в подобного рода продуманных играх,…почти… это твой отец». Я издала недоверчивый смешок, но дрожь пробежала по моей спине. «Ты думаешь, он нехороший парень?» «Нет. Но у него есть много чего, скрытого за фасадом. Понаблюдай за его глазами. Даже когда он делает обычные вещи, он взвешивает и обдумывает каждую чертову секунду». «Ты всё это узнал, обсуждая с ним диваны?» Тодд улыбнулся. «Люди многое раскрывают, говоря о своих предпочтениях. И я многое узнал, наблюдая за ним, когда он смотрит на тебя. Я думаю, ты будешь с ним на какое-то время, детка». «Думаешь, мне стоит держаться от него подальше?», спросила я охрипшим голосом. Тодд долго молчал, прежде чем ответить. «Мой совет тебе, если ты намереваешься продолжить, делай это с открытыми глазами. Это нормально – позволять кому-то играть с собой, Хэвэн, пока ты понимаешь, что происходит». «Я не хочу, чтобы со мной играли». «Ох, не знаю». Улыбка коснулась его губ. «С таким парнем, как этот… это может быть забавно».   Когда мой ленч закончился, я вернулась на своё рабочее место и услышала тихий, сухой голос Ванессы из интеркома. «Хэвэн, зайди в мой кабинет, пожалуйста». Я тут же подумала, что ничего такого не сделала, чтобы об этом беспокоиться, но каждое слово пронзало меня, будто мне в сердце стреляли из пневматического ружья. Я была почти уверена, что романтический долгий уикенд Ванессы не удался, потому что она вернулась в отвратительном настроении. У неё было невозмутимое выражение лица, как обычно, но когда мы остались вдвоём в офисе, она «случайно» скинула подставку для карандашей и попросила их всех подобрать. Затем она уронила папку с файлами и мне пришлось собирать бумаги, которые разлетелись по всему кабинету. Я не могла обвинить её в том, что она всё это делает специально. В конце концов, у всех бывают моменты, когда всё валится из рук. Но я знаю, это было не случайно. Вид меня, стоящей на четвереньках, определенно поднял ей настроение. Она казалась почти весёлой к моменту, когда я закончила собирать бумаги в папку. Я обнаружила, что за очень короткий период времени, я обзавелась ещё одним человеком в своей жизни, которого стоит опасаться. «Она выделывает то же эгоцентричное и претенциозное запугивание, как и Ник», сказала я Сьюзан на нашем последнем сеансе. «За исключением того, что она делает это исподтишка. Она – хитрая самовлюблённая стерва. Боже, сколько ещё этих психов вокруг?» «Очень много», ответила печально Сьюзан. «Я слышала переменчивые статистики, но могу привести доказательство, что три процента живущего населения имеют полностью развившиеся психические расстройства. И также читала, что три четверти из всех эгоцентричных людей приходятся на мужчин, но я думаю, что, скорее всего, пятьдесят на пятьдесят». «Хорошо, ну и как мне перестать быть для них магнитом?», спросила я, и Сьюзан улыбнулась. «Ты не магнит, Хэвэн. Никто из нас не может избежать контакта с подобными людьми сейчас или в будущем. Но я бы сказала, что ты больше, чем кто-либо другой, в состоянии справиться с этим» Да… Я знаю, как с ними справиться. Вы не должны им противоречить. Вы должны благоговейно смотреть на всё, что они делают, и не пропустить ни одного удобного случая, чтобы им польстить или выразить своё восхищение. По существу, вы должны распластаться перед ними любым возможным способом, пока от вашей гордости, самоуважения и вашей души ничего не останется. Ванесса даже не потрудилась поднять голову от своего стола, когда я вошла через открытую дверь в её кабинет. «Я бы предпочла, чтобы ты стучала перед тем, как войти», сказала она, глядя на экран своего компьютера. «О, конечно». Я вышла за дверной проём, постучала о косяк двери, и стала ждать ответа. Ванесса ничего не сказала, лишь продолжала стучать по клавишам. Я стояла в дверном проёме целых две минуты, прежде чем она наконец прервалась чтобы взглянуть на меня. «Войди». «Спасибо», сказала я с изысканной вежливостью. «Садись». Я села на стул напротив её стола и посмотрела на неё в ожидании. Было несправедливо, что человек, так прогнивший внутри, выглядел столь привлекательно. Её глаза большими и яркими, а волосы светлыми прядями лежали на плечах. «Я бы хотела, чтобы ты выправила кофеварку и вычистила её», сказала Ванесса. «Я почистила кофеварку вчера», сказала я. «Сожалею, но тебе надо её почистить ещё раз. У кофе недостаточно хороший вкус». Её брови приподнялись. Если ты только не считаешь, что это ниже твоего достоинства? Я не хочу заставлять тебя делать то, отчего ты чувствуешь себя неудобно, Хэвэн». «Нет, всё в порядке». Я послала её тихую безобидную улыбку. «Не волнуйся. Что-нибудь ещё?» «Да. Поговорим о том, чем ты занимаешься во время ленча». Я не ответила, лишь невинно на неё посмотрела. «Ты была с новым владельцем в его квартире сегодня днём». «Я знакомила его с дизайнером интерьера», сказала я. «Он просил меня об этом» «Ты не обсудила это со мной». «Я и не знала, что должна была», сказала я медленно. «Это была скорее личная услуга». «Хорошо, у меня есть правило, с которым я тебя должна была ознакомить заранее, Хэвэн. Нет никаких «личных» дел с владельцами и нанимателями в этом здании. Это может привести к проблемам и мешать тебе делать свою работу эффективно». «Поверь мне, я не…», я замолчала, полностью сбросив свою защитную маску. «Между мной и мистером Кейтсом ничего не происходит». Видимо, что-то из моего неподдельного испуга вырвалось наружу, Ванесса это заметила, потому что было очевидно, что она довольна. Её лицо смягчилось и приняло выражение как у старшей сестры. «Рада это слышать. Потому что кто-нибудь другой с такой историей неудавшихся взаимоотношений мог бы устроить настоящую неразбериху». «Я…» С такой историей неудавшихся взаимоотношений? У меня было только одно. Один неудавшийся брак. Я горела от желания напомнить Ванессе про её собственный развод, кто бы говорил. Но мне как-то удалось удержать свой рот закрытым, хотя лицо покрылось красными пятнами. «Итак», сказала Ванесса с милой улыбкой. «Никаких личных встреч с мистером Кейтсом, хорошо?» Я посмотрела в эти ясные глаза, на это гладкое, спокойное лицо. «Хорошо», сказала я полушёпотом. «Что-нибудь ещё?» «Вообще-то… Я заметила, что один из торговых автоматов рядом с конференц-залом не работает. Я хотела, чтобы ты взглянула на номер их сервиса и позвонила, чтобы они приехали и починили его». «Хорошо, я сделаю». Я заставила себя улыбнуться и встала. «Теперь я могу идти?» «Да»

Оглавление