Эпилог

– Он говорит по телефону, миссис Кейтс, – сообщает мне секретарь, – но он просил проводить вас сразу, как вы придете. Я в офисе Харди в огромном высотном здании из стекла и алюминия, которое выглядит словно собрано из пазла. – Спасибо, – говорю я секретарю, подхожу к двери и переступаю через порог рабочей комнаты моего мужа. Харди сидит за столом, его пиджак небрежно переброшен через спинку кресла. Его галстук развязан, рукава рубашки закатаны, обнажая мускулистые руки. Он выглядит так, словно старался сделать более комфортной для себя рабочую обстановку. Мужлан, думаю я с каким-то наслаждением. Мы женаты уже почти год, и я до сих пор не могу привыкнуть к тому, что он действительно мой. Мой брак с Харди ни по форме, ни по наполнению не походит на брак с Ником. Ник больше не угроза. Ни мне, ни кому-либо другому. Он признан виновным в двух нападениях и попытке убийства и отправлен в Тексаркану. А Ванесса Флинт уехала из Хьюстона. Последнее, что я о ней слышала, она стала ассистентом менеджера в компании, производящей удобрения в Марфе. Я не слишком часто вспоминаю прошлое. Одно из самых лучших благ для человека, способность помнить боль, но не переживать ее еще и еще. Боль от физических ран давно прошла и у Харди, и у меня. А другая боль и вред, нанесенный нашим душам, излечились. Мы осторожны с теми шрамами, что у нас есть. И мы оба в восторге от того брака, что созидаем вместе. И эта радость крепнет день ото дня. –… что за чертову промывочную жидкость они собираются накачать в этот раскол, – говорит Харди. Я прикусила губу, чтобы не рассмеяться. Я должна уже была привыкнуть к его бизнес-жаргону. – Я меньше озабочен темпом фонтанирования и растекания, чем компонентами, что они используют, – Харди замолкает и слушает. – Да мне плевать на эти секреты технологии стимулирования. Это за мою задницу ухватится Министерство охраны окружающей среды, если загрязнятся подземные воды… Он замолкает, как только замечает меня и на его лице расцветает медленная, ослепительная улыбка, которая до сих пор заставляет мою голову слегка кружиться. – Давай закончим позже. Кое-что надо сделать. Хорошо. Положив трубку, он обходит на стол и приседает на его край, захватывая меня в объятия и целуя. – Моя кареглазая девочка, – мурлычет он. – Технологии стимулирования? – шепчу я, обхватывая его руками за шею. – Способ достать труднодосигаемую нефть из резервуаров с низким коэффициентом проницаемости, – объясняет он. – Ты вливаешь очистительную жидкость в ствол скважины до тех пор, пока она не расширяет разломы настолько, чтобы можно было свободно достать нефть, – его руки скользят по моим бокам и бедрам, – Мы работаем с новой группой по гидравлическому дроблению. – Ты мог бы закончить свой разговор, – говорю я ему. – Не хочу, чтобы ты заскучала. – Ни за что. Я люблю слушать, как ты говоришь о бизнесе. Это всегда звучит так опасно. – Да я даже не знаю, что такое опасность, – отвечает он и его руки возвращаются к моим ягодицам. – но, возможно, я рисковал пару раз. Я прижалась к нему. – Напоминания о сексе не в счет, – улыбнулась я. – Ты рискуешь всю свою сознательную жизнь. Его голубые глаза сверкнули: – Но теперь только с тобой, – он медленно поцеловал меня, словно заявляя о своих нуждах, – Хэвен, милая… Как прошла встреча с доктором? Мы недавно обсуждали возможность появления ребенка. Харди желает, но чувствует сомнения, в то время как я ощущаю настоящие приказы своей сущности. Я хочу его ребенка. Я хочу нашу собственную семью. И чтобы не припасла нам жизнь, я знаю, что мы справимся с этим вместе. – Доктор сказал, что я совершенно здорова и могу спокойно иметь детей, – говорю я ему. – теперь дело за тобой. Он смеется и притягивает меня ближе. – Когда начинаем? – Сегодня ночью? – я смеюсь и запрокидываю назад голову, так что его губы скользят по моему горлу. – Может, лучше за ланчем? – Ну, нет. Я хочу соответствующее настроение, музыку и прелюдию. Я чувствую, как его губы изгибаются в улыбке. Но когда он поднимает голову и смотрит мне в глаза, его смех пропадает. – Хэвен, я не знаю, буду ли я хорошим отцом. А вдруг, я буду делать что-то не так? Я так тронула его волнением, его желанием стать тем мужчиной, которого я, по его мнению, заслуживаю. Даже когда мы не согласны друг с другом, я чувствую его поддержку. Его уважение. И я знаю, что ни один из нас не унизит другого. Я пришла к понимаю, что ты никогда не станешь по-настоящему счастливым, если не познаешь перед этим горе. Все трудности и невзгоды, через которые прошли мы с Харди в жизни создали место в наших сердцах, где это счастье может жить. Не говоря уже о любви. Так много любви, что просто нет места для горечи ни для кого из нас. – Я думаю, что тот факт, что ты так озабочен этим, – говорю я, – доказывает, что ты будет великолепным отцом. Харди улыбается и прижимает меня крепче к своему надежному телу. Он держит меня так нежно и это так приятно. Это как раз то, что надо. – Ну все, – говорит он мне в волосы, и его голос звучит немного глухо, – это будет ланч, моя дорогая. У нас есть время на прелюдию, но не на музыку и настроение. Если, конечно, ты не сможешь найти что-то по радио по дороге домой. Я нахожу его губы и понимаю, что почти невозможно улыбаться и целоваться одновременно. И у меня нет намерений спорить с ним. – Кому нужно настроение и музыка? – говорю я. И через несколько минут, мы направляемся домой.

Оглавление