Глава 17

Всякий раз, как Гейдж Тревис на меня смотрел, впору было подумать, что он вот-вот разорвет меня на части. И не в приступе ярости, а медленно и методично. Джек и Джо заезжали где-то раз в неделю, но Гейдж появлялся в доме каждый день, ни дня не пропускал. Черчилль нуждался в нем. Гейдж помогал ему, например, забраться в душ и выбраться оттуда, одевал его и отвозил к врачу. При всей моей нелюбви к Гейджу я не могла не отдать ему должное: сыном он был образцовым. Он вполне мог бы настоять, чтобы Черчилль нанял себе медсестру, но вместо этого изо дня в день приезжал и сам ухаживал за отцом. Каждое утро, ровно в восемь, ни минутой раньше, ни минутой позже. Черчиллю, который от скуки, боли и постоянного дискомфорта сделался капризным, Гейдж был хорошим помощником. Как бы Черчилль ни ворчал и ни огрызался, я ни разу не видела, чтобы Гейдж выказал хоть малейшее раздражение. Он всегда оставался спокойным, терпеливым и расторопным. Но это пока меня не было рядом. Стоило мне появиться, и он превращался в первостатейного ублюдка. Он недвусмысленно дал мне понять, что я в его глазах захребетница, охотница за деньгами и даже хуже того. Каррингтон он и вовсе не замечал – лишь весьма резко и немногословно демонстрировал, что он в курсе того, что в доме присутствует еще один маленький человек. В тот день, когда мы въехали со всеми своими пожитками, упакованными в картонные коробки, я думала, Гейдж своими собственными руками вышвырнет меня за дверь. Я распаковывала вещи в спальне, которую себе выбрала. Это была прекрасная комната с широкими окнами, стенами светло-болотного цвета и кремовой лепниной. Я выбрала ее из-за нескольких черно-белых фотографий на стене с видами Техаса – кактусом, изгородью из колючей проволоки, лошадью и, к моему восторгу, броненосцем, глядевшим прямо в объектив фотоаппарата. Я сочла это обстоятельство добрым знаком. Каррингтон разместилась через две комнаты от меня по коридору, в маленькой, но милой спальне с обоями в желтую и белую полоску. Только я раскрыла свой разложенный на широченной кровати чемодан, как в дверях спальни возник Гейдж. Мои пальцы судорожно вцепились в края чемодана, а заострившимися костяшками рук запросто можно было резать морковь. Я запаниковала, хотя и понимала, что моей безопасности ничто не грозит – не даст же ему Черчилль в самом деле убить меня. Большой, грозный и не знающий пощады, Гейдж возвышался в дверях, загораживая собой весь проем. – Какого черта вы здесь делаете? – Его негромкий голос подействовал на меня гораздо сильнее, чем если бы Гейдж кричал. С трудом шевеля пересохшими губами, я ответила: – Черчилль сказал, что я могу выбрать любую понравившуюся мне комнату. – Либо уезжайте сами, либо я вышвырну вас за дверь. Уйти по своей воле, уж поверьте, лучше. Я не пошевелилась. – Если вам что-то не нравится – обращайтесь к отцу. Он хочет, чтобы я жила здесь. – А мне плевать. Убирайтесь. По спине у меня побежала струйка пота. Я продолжала стоять неподвижно. В три шага преодолев разделявшее нас пространство, Гейдж подскочил ко мне и больно сжал мне предплечья. Я ахнула от неожиданности. – Уберите руки! – Я напряглась и попыталась оттолкнуть его, но грудь Гейджа оказалась неподатливой, как ствол виргинского дуба. – Я уже говорил вам, что не собираюсь… – Он резко осекся и выпустил мою руку. Это оказалось настолько неожиданно, что я чуть не упала. Тишину разрывало только наше отрывистое дыхание. Взгляд Гейджа был устремлен на комод, куда я поставила несколько фотографий в рамках. Сотрясаясь всем телом, я положила ладонь на предплечье, которое он только что сжимал, и потерла его, словно бы желая стереть следы прикосновения Гейджа. Однако я продолжала его чувствовать, точно некий невидимый отпечаток его руки врезался в мою кожу. Гейдж приблизился к комоду и схватил одну из фотографий. – Кто это? Это был мамин портрет, сделанный незадолго до ее свадьбы с отцом. Мама на снимке была невозможно молодая, белокурая красавица. – Не троньте! – воскликнула я, кидаясь вперед и вырывая из его рук фотографию. – Кто это? – повторил он вопрос. – Моя мать. Гейдж стоял надо мной, склонив голову и пытливо вглядываясь мне в лицо. Такая резкая перемена в его поведении настолько меня озадачила, что я никак не могла подобрать слов, чтобы спросить, что, ради всего святого, с ним происходит. Наверное, это нелепо, но я, застыв, вслушивалась в звук своего дыхания и его тоже. Полифония мало-помалу превращалась в единое целое, пока мы окончательно не начали дышать в унисон. Пробивавшийся сквозь колониальные жалюзи свет ложился на нас яркими полосками, на щеки Гейджа от его ресниц падали стреловидные тени. Его чисто выбритое лицо уже покрылось едва заметными крошечными волосками, предвещавшими синеву вечерней щетины. Я облизнула сухие губы – он проследовал взглядом за этим движением. Мы стояли слишком близко друг к другу. Я почти ощущала, как врезается ему в шею крахмальный воротничок, слышала теплый мужской запах его кожи и была потрясена тем, что все это так меня волнует. Мне вопреки всему захотелось наклониться к нему еще ближе. Хотелось вдохнуть его запах полной грудью. Он хмуро сдвинул брови. – Наш разговор еще не окончен, – вполголоса обронил он и вышел из комнаты, не произнеся более ни слова. Я ни минуты не сомневалась, что он прямиком отправился к Черчиллю, однако пройдет еще немало времени, прежде чем я узнаю, что за разговор у них состоялся и почему Гейдж решил прервать нашу схватку. Но тогда я поняла только одно – что Гейдж больше не препятствовал нашему размещению в доме. Он уехал, не дожидаясь ужина, а мы с Черчиллем, Гретхен и Каррингтон сели праздновать наш первый совместный вечер. Мы ели рыбу, приготовленную в маленьких белых бумажных пакетиках, и рис с мелко порубленным перцем и овощами, отчего блюдо смотрелось как конфетти. Когда Гретхен поинтересовалась, довольны ли мы своими комнатами, мы с Каррингтон откликнулись с энтузиазмом. Каррингтон сказала, что на кровати под пологом чувствует себя принцессой. Я тоже подтвердила, что мне моя комната нравится, что нежный зеленый цвет стен очень успокаивает, но больше всего мне по душе черно-белые фотографии. – Ты должен передать это Гейджу, – обратилась Гретхен к Черчиллю, просияв. – Он сделал эти снимки, еще когда учился в колледже. Это было его домашним заданием по уроку фотографии. Ему пришлось два часа лежать в засаде, ожидая, пока этот броненосец выглянет из норы. У меня в голове возникло жуткое подозрение. – О! – невольно вскрикнула я и с трудом сглотнула комок в горле. – Гретхен, а это, случаем… это, случайно, не… – Я едва заставила себя выговорить его имя: – Не комната Гейджа? – Вообще-то да, – спокойно ответила Гретхен. Ну и ну! И угораздило же меня из всех комнат на втором этаже выбрать именно его спальню! И вот он входит туда и видит, что я оккупирую его территорию… Удивительно, как это он сразу не выкинул меня оттуда, как бык ковбоя в бочке на родео. – Я не знала, – тоненьким голоском пискнула я. – Меня никто не предупредил. Я переселюсь в другую комнату. – Нет-нет, он там никогда не останавливается, – сказала Гретхен. – Он живет в десяти минутах езды отсюда. Комната уже не один год пустует, Либерти. Гейджу, я уверена, будет приятно, если кто-то воспользуется ею. «Да, как же! Черта с два ему будет приятно», – подумала я, протягивая руку за своим бокалом вина. Позже, тем же вечером, я раскладывала свои вещи из косметички перед умывальником в ванной. Отодвигая верхний ящик тумбочки, я услышала, как в нем что-то гремит и перекатывается. Осмотрев ящик, я обнаружила там несколько личных вещей, вероятно, уже давно забытых. Бывшая в употреблении зубная щетка, карманная расческа, старый тюбик геля для волос… и упаковка презервативов. Прежде чем рассмотреть ее поближе, я повернулась и закрыла дверь ванной. В коробочке оставалось три из двенадцати блестящих пакетиков. Презервативы были незнакомой мне марки, я такой раньше никогда не встречала, английского производства. Сбоку на одной из сторон коробочки имелась любопытная надпись: «Кайтмарк[1] – залог вашего спокойствия». Это что еще за черт? Европейская версия знака «Гуд хаускипинг»[2], что ли? Я не могла не обратить внимание на маленькую желтенькую наклейку в виде солнышка с лучиками в углу коробочки, на которой значилось: XL – «очень большой». Как раз для него, мрачно подумала я, потому что уже раньше обозвала про себя Гейджа Тревиса здоровым хреном. Я никак не могла придумать, что делать со всеми этими вещами. Не возвращать же Гейджу презервативы, о которых он давно забыл. Однако и выбросить его вещи я не могла по причине некоторой, очень малой, вероятности, что он вдруг однажды о них вспомнит и спросит, куда я их дела. Поэтому я затолкала их подальше в ящик, а свои принадлежности сложила впереди. О том, что мы с Гейджем Тревисом делим один ящик, я пыталась не думать. Никогда в жизни я еще не была так занята, как в первые несколько недель в доме у Черчилля, и никогда, даже при жизни мамы, не была так счастлива. Каррингтон быстро обзавелась новыми друзьями и делала успехи в новой школе, где имелись уголок живой природы, компьютерный класс, богатая библиотека и многое другое для всестороннего развития детей. Трудностей адаптации в новой среде, к которым я себя готовила, Каррингтон, по всей видимости, не испытывала. Быть может, все дело в возрасте – ей оказалось проще приспособиться к новому странному миру, в котором она очутилась. Люди, как правило, обращались со мной приветливо, с этаким сдержанным дружелюбием, приберегаемым для обслуживающего персонала. Мой статус личной помощницы Черчилля обеспечивал мне доброе отношение со стороны окружающих. Я видела, когда бывшие клиенты салона «Уан» узнавали меня, но сама я не могла припомнить, где мы встречались. В той среде, где вращались Тревисы, было очень много богатых людей. Одни были родовиты и богаты, другие – просто богаты. Однако все эти люди независимо от происхождения их состояния – заработано ли оно своим трудом или получено по наследству – были твердо настроены наслаждаться им по полной программе. Хьюстонское высшее общество в массе своей светловолосо, загорело и хорошо одето. К тому же оно стройно и подтянуто, несмотря на то что город ежегодно входит в «Десятку самых тучных». Богатые люди держат себя в превосходной форме. Это благодаря нам, простым людям, любителям бурритос, «Доктора Пеппера»[3] и жареного куриного стейка, Хьюстон обрел такую славу. Не можете позволить себе членство в спортивном клубе Хьюстона – заплывете жиром. Совершать пробежки по улицам города, когда большую часть года столбик термометра зашкаливает за верхнюю отметку, а в воздухе висит смертельная доза углеводорода, нельзя. Но даже если б воздух и не был таким отвратительным, все равно в публичных местах вроде Мемориального парка бывает чрезмерно многолюдно и небезопасно. Хьюстонцы народ не больно гордый и выбирают для себя самый простой выход из положения – обращаются к пластической хирургии, которая пользуется здесь гораздо большей популярностью, чем где бы то ни было, за исключением разве что Калифорнии. Создается такое впечатление, будто каждый здесь когда-нибудь да ложился под скальпель пластического хирурга. Не можете позволить себе операцию в Штатах – смотайтесь за границу и вставьте себе имплантаты или сделайте липосакцию по дешевке. А если воспользуетесь кредитной картой, сможете заработать столько очков, что их хватит, чтобы окупить билет «Саутвест эрлайнз». Однажды мне пришлось сопровождать Гретхен на уколы ботокса за ленчем, где они с подругами болтали, ели и заодно по очереди делали инъекции. Гретхен попросила меня отвезти ее, потому что у нее обычно после инъекций ботокса начиналась мигрень. Это был белый ленч, под этим я подразумеваю не цвет собравшихся за обедом, а цвет самой еды. Начался он с белого супа – из цветной капусты с сыром грюйер, хрустящего салата из белой хикамы и белой спаржи с заправкой из базилика. Затем шло главное блюдо – белое куриное мясо с грушами, варенными в восхитительном крепком бульоне, и десерт – из белого шоколада и кокоса. Сидеть за ленчем, наблюдая за обслугой, было здорово. Группка из трех человек работала слаженно, как часовой механизм. То, как они передвигались и поворачивались, ни разу даже не задев друг друга, напоминало танец. Когда пришло время уходить, каждый гость в качестве сувенира получил шелковый шарфик от «Эрме». Как только мы сели в машину, Гретхен свой отдала мне: – Возьмите, деточка. Это вам за то, что вы меня свозили. – Ой нет, – начала я отнекиваться. Сколько в точности стоит этот шарфик, я не знала, но всем известно, что вещи от «Эрме» стоят сумасшедших денег. – Не стоит, Гретхен. – Берите, берите, – настаивала она. – У меня их и без того слишком много. Принять подарок вежливо у меня не получилось. Не потому, что я не чувствовала благодарности, – просто после долгих лет жесточайшей экономии, когда мне приходилось считать каждое пенни, такая расточительность меня смущала. Я купила нам с Черчиллем переговорное устройство и всегда носила одну рацию с собой, прицепив ее к поясу. Первые два дня Черчилль связывался со мной, наверное, каждые пятнадцать минут. Ему доставляло удовольствие пользоваться этим удобством, но самое главное, он теперь, находясь в своей комнате, больше не чувствовал себя таким изолированным от всех. Каррингтон без конца клянчила у меня рацию. И всегда, когда я наконец уступала и давала ей ее на десять минут, разгуливала по дому, переговариваясь с Черчиллем. В коридорах то и дело эхом отдавались слова «вас понял», «прием» и «пропадаешь, приятель». Вскоре они заключили договор, что в течение часа перед ужином палочкой-выручалочкой Черчилля будет Каррингтон и что она тоже получит личную рацию. Если Черчиллю нечем было ее загрузить, Каррингтон начинала ныть, так что ему приходилось что-то придумывать, лишь бы ее занять. Однажды я подглядела, как он специально бросил дистанционное управление на пол, чтобы можно было призвать Каррингтон на помощь. Вскоре мне пришлось походить по магазинам, пытаясь найти решение проблем Черчилля, которые создавал ему тяжелый гипс. Его возмущала унизительная необходимость постоянно носить спортивные штаны, но натянуть обычные брюки на толстый кусок гипса было невозможно. В итоге я нашла компромисс, который бы его устроил на время, – купила несколько пар брюк спортивного покроя с отстегивающимися частями на молнии, позволявшими поднять ногу с гипсом, а другую держать опущенной. Эти брюки тоже выглядели не так, как хотелось бы Черчиллю, – не совсем обычно, но все же это были брюки, и он признал, что они, во всяком случае, лучше, чем спортивные штаны. Я ярдами покупала хлопковый медицинский чулок, который на ночь надевала на загипсованную ногу Черчилля, чтобы стекловолокно гипса не наделало дыр в его тонких простынях. Но самую лучшую свою находку я сделала в хозяйственном магазине. Это была длинная алюминиевая конструкция с ручкой и парой зажимов на конце. С помощью этого предмета Черчилль мог поднимать и подбирать вещи, до которых никаким иным способом не мог дотянуться. Мы быстро привыкли к новому ритму жизни. Рано утром приезжал Гейдж, который потом возвращался на Мейн, 1800, где жил и работал. Все это здание принадлежало Тревисам и соседствовало с «Бэнк ов Америка» и голубыми стеклянными башнями, где в двух зданиях – северном и южном – некогда располагалась корпорация «Энрон». Владение Тревисов представляло собой в прошлом довольно невзрачную, обычную для Хьюстона серую коробку. Черчиллю она досталась почти даром. Он ее перепланировал и перестроил. Здание демонтировали и облачили в новую голубую одежду из энергосберегающего стекла, а сверху увенчали сегментной пирамидой, напоминавшей мне по виду артишок. В здании было полно роскошного офисного пространства, пара первоклассных ресторанов и четыре «пентхаус-сьюта» по цене двадцать миллионов долларов каждый. Еще там было штук шесть квартир, сравнительно недорогих – всего по пять миллионов каждая. В одной из них жил Гейдж, в другой – Джек. Младший сын Черчилля, Джо, не любивший роскошествовать, избрал для себя отдельный дом. Приезжая помогать Черчиллю помыться и переодеться, Гейдж часто привозил с собой материалы для книги. И они с отцом вместе несколько минут просматривали отчеты, статьи и разные данные, обговаривая тот или иной вопрос. Казалось, им обоим эти обсуждения доставляли ни с чем не сравнимое удовольствие. Я в такие минуты, убирая у Черчилля после завтрака поднос с посудой или подавая дополнительный кофе и раскладывая перед ним блокнот и диктофон, старалась передвигаться по комнате как можно более незаметно. Гейдж по-прежнему в упор меня не замечал. Сознавая, что даже тот факт, что я дышу, являлся для него источником бесконечного раздражения, я старалась держаться от него подальше. Сталкиваясь на лестнице, мы с ним молча каждый шли своей дорогой. Однажды утром случилось так, что Гейдж забыл свои ключи у Черчилля в комнате и мне пришлось бежать за ним, чтобы отдать их ему, так он едва смог заставить себя сказать мне «спасибо». – Он со всеми такой, – сказал мне Черчилль. Хотя я ни разу и слова не сказала о холодности Гейджа – она была очевидна. – Всегда был букой. Ему нужно время, чтобы почувствовать расположение к человеку. Мы оба знали, что это неправда – я представляла собой объект целенаправленной ненависти. Но я заверила Черчилля, что меня это ничуть не волнует. Что тоже было неправдой. Всю мою жизнь меня мучило стремление всем угодить. Это уже само по себе плохо, но когда стараешься быть приятной тому, кто взял себе за цель думать о тебе только самое плохое, то становишься просто жалкой. Единственное, чем я могла бы как-то защититься, – это культивировать в себе неприязнь к Гейджу, которая была бы сопоставима с его антипатией ко мне, и с этой точки зрения он очень тому способствовал. Лучшая часть дня начиналась, когда Гейдж уезжал. Я сидела в углу с лэптопом и набирала на компьютере то, что Черчилль написал от руки, или же транскрибировала его диктофонные записи. Он поощрял мои вопросы обо всем, чего я не понимала, обладая даром объяснять простыми словами даже самые сложные вещи. Я звонила по телефону и писала за него электронные письма, составляла его график и делала кое-какие пометки во время переговоров, когда они проходили в доме. У Черчилля было заведено презентовать иностранным гостям подарки, например, галстуки «боло» или бутылки «Джека Дэниелса». Японскому бизнесмену, мистеру Ичиро Токегаве, с которым Черчилль давно дружил, мы подарили стетсон из шиншиллы и бобра за четыре тысячи долларов. Присутствуя на их деловых встречах, я тихонько сидела и внимательно вслушивалась в их дискуссии: анализируя какую-либо проблему, они иногда сходились во мнениях, а бывало, что и делали из нее совершенно разные выводы. Но даже когда их точки зрения не совпадали, было ясно, что мнение Черчилля всеми ценится. Все в один голос отмечали, что Черчилль, хоть ему и основательно досталось, выглядит отлично и что его успеху, очевидно, ничто не способно помешать. Однако поддерживать это впечатление Черчиллю было нелегко. Проводив всех, он тут же сникал, давала себя знать усталость, и раздражение прорывалось наружу. Обреченный на сидячий образ жизни, он постоянно зяб, и я всегда подкладывала ему грелки с горячей водой и укрывала его пледами. Я массировала ему ступни и здоровую ногу, когда его мышцы сводило судорогой, помогала делать упражнения для большого пальца и ступни во избежание спаек. – Вам нужна жена, – сказала я ему, забирая как-то утром после завтрака поднос. – У меня была жена, – ответил он. – Даже две, и хорошие. Пытаться жениться еще раз все равно что напрашиваться у судьбы на пинок под зад. Кроме того, мне вовсе не плохо и с теми женщинами, что у меня есть. В его словах имелось рациональное зерно. Практического смысла жениться Черчиллю не было. Проблем с женским обществом он не испытывал. Самые разные женщины звонили ему и присылали записки. Одна из них – привлекательная вдова по имени Вивиан – иногда оставалась на ночь. Я почти не сомневалась, что они спали вместе, несмотря на сложность маневрирования с его загипсованной ногой. После такого ночного свидания Черчилль всегда пребывал в хорошем расположении духа. – А ты что ж не найдешь себе мужа? – задал он мне встречный вопрос. – С этим нельзя затягивать, а то привыкнешь так одна, и уже ничего не захочется. – Пока не встретила достойного человека, – ответила я, рассмешив Черчилля. – Возьми одного из моих ребят, – сказал он. – Здоровые молодые жеребцы. Все как на подбор – превосходный материал. Я закатила глаза: – Да мне никого из них и даром не нужно. – Это почему же? – Джо слишком молод. Джек – юбочник, он и близко не готов к такого рода ответственности, а Гейдж… если отбросить в сторону характер, то ему нравятся женщины, у которых жировая масса тела стремится к нулю. Тут в разговор вступил третий голос, послышавшийся сзади: – На самом деле это не самое главное. Оглянувшись через плечо, я увидела входящего в комнату Гейджа и буквально съежилась, страшно жалея, что вообще раскрыла рот. Я все ломала голову, пытаясь понять, зачем Гейдж связался с такой девицей, как Донелл. Она, конечно, красивая, но ее, похоже, ничто, кроме шопинга да чтения газетенок со сплетнями о голливудских знаменитостях, не интересовало. Лучше всего о ней сказал Джек: «Донелл клевая. Но десять минут в ее обществе – и чувствуешь, что твой коэффициент умственного развития падает до нуля». Тому было только одно возможное объяснение: Донелл встречалась в Гейджем из-за его денег и положения, а он пользовался ею как трофеем, и их отношения исчерпывались исключительно тупым сексом. Господи, ну и завидовала же я им! Мне ужасно не хватало секса, даже такого плохонького, какой был у нас с Томом. Меня, здоровую двадцатичетырехлетнюю женщину, одолевали обычные желания, а способа удовлетворить их не находилось. Секс в одиночку не в счет. Это все равно что проговаривать мысли про себя вместо разговора с хорошим собеседником. Ведь главное удовольствие в том, чтобы чувствовать партнера. Личная жизнь, кажется, была у всех, кроме меня. Даже у Гретхен. Как-то вечером я махнула кружку успокоительного чаю, который частенько заваривала Черчиллю от бессонницы. На меня напиток не подействовал. Спала я беспокойно, и когда проснулась, оказалось, что мои ноги, как канатом, обвиты простыней, а голова полным полна эротических картин, которые в кои-то веки не имели отношения к Харди. Я села на постели, постепенно отходя ото сна, в котором меня между ног нежно гладили мужские руки, мужские губы целовали мою грудь, а когда я стала извиваться, умоляя о большем, то увидела, как его глаза блеснули в темноте серебром. Никогда в жизни, наверное, со мной не случалось ничего более глупого, более стыдного и более непонятного для меня самой, чем эротический сон с участием Гейджа Тревиса. Но впечатления, полученные во сне, накал чувств, мрак ночи, объятия и ласки никак не отпускали меня. В первый раз я чувствовала сексуальное влечение к мужчине, которого на дух не выносила. Как такое возможно? Мне казалось, я предала Харди. Но деваться некуда – что было, то было, я испытывала желание к чужому мне человеку с холодным лицом, который чихать на меня хотел. «Жалкое убожество», – отругала я себя. Убитая своими мыслями, я не решалась поднять глаза на Гейджа, когда тот вошел в комнату Черчилля. – Отрадно слышать, – сказал ему Черчилль, продолжая начатый ими еще раньше разговор. – А то я все не мог представить, как это женщина с фигурой вроде палочки от фруктового мороженого может подарить мне здоровых внуков. – Я бы на твоем месте, – ответил Гейдж, – пока не думал о внуках. – Он приблизился к кровати. – Сегодня, папа, тебе придется поторопиться в душе: у меня в девять встреча с Эшлендом. – Ты выглядишь ужасно, – заметил Черчилль, окидывая его оценивающим взглядом. – В чем дело? В этот момент я, преодолев свою застенчивость, взглянула-таки на Гейджа. Черчилль оказался прав. Гейдж выглядел хуже некуда. Из-под загара проглядывала бледность, в углах рта обозначились жесткие складки. Гейдж всегда казался неутомимым, поэтому видеть его таким изможденным было странно. Он вздохнул и провел рукой по голове, взъерошив волосы. – Головная боль совсем измучила. – Он осторожно потер виски. – Ночью совсем не спал. Такое ощущение, будто по мне грузовик с прицепом проехал. – Вы принимаете какие-нибудь лекарства? – спросила я. Я редко обращалась к нему непосредственно. – Да. – Он посмотрел на меня красными глазами. – А-то, если нет… – Все в порядке. Я видела, что голова у него просто раскалывается. Но техасский мужчина даже с отрезанной рукой или ногой, у вас на глазах истекающий кровью, будет уверять, что у него все в порядке. – Я могу принести вам лед и какое-нибудь обезболивающее, – осторожно предложила я. – Если вы… – Я же сказал, все в порядке, – рявкнул Гейдж и повернулся к отцу: – Вставай, давай-ка начнем. А-то я уж и так опаздываю. «Козел», – подумала я и, взяв поднос Черчилля, вышла из комнаты. После этого Гейдж у нас не появлялся два дня. Ему на замену отрядили Джека. А поскольку тот страдал, по своему собственному определению, «сонной вялостью», у меня были все основания серьезно опасаться за безопасность Черчилля в душе. Внешне ничего нельзя было заметить: Джек двигался, разговаривал и выглядел, в общем, нормально, но голова у него с утра до полудня плохо соображала. Эта его «сонная вялость», на мой взгляд, очень смахивала на похмелье. Чертыхаясь, спотыкаясь и слушая лишь вполуха, что ему говорят, Джек больше мешал, чем помогал. Черчилль ворчливо заметил, что не шлялся бы он по ночам, как мартовский кот, то и «сонную вялость» как рукой бы сняло. Гейдж тем временем лежал в постели с гриппом. Никто не мог припомнить, когда он в последний раз так сильно болел, что брал отгул, а потому мы все решили, что его здорово прихватило. От него не было вестей почти двое суток, на телефонные звонки он тоже не отвечал, и Черчилль заволновался. – Уверена, он просто не хочет вставать с постели, – сказала я. Черчилль ответил неопределенным ворчанием. – Донелл, наверное, ухаживает за ним, – сказала я. И заслужила взгляд, полный мрачного скептицизма. Меня так и тянуло сказать, что не мешало бы братьям навестить его. Однако вовремя вспомнила, что Джо отправился на пару деньков на остров Сент-Саймонс с подружкой. А способности Джека по уходу за больным полностью исчерпали себя после того, как ему два дня подряд приходилось помогать отцу мыться. Я почти не сомневалась, что он доходчиво обоснует свой отказ и дальше утруждать себя хлопотами о больных родственниках. – Хотите, я к нему съезжу? – с неохотой предложила я. У меня в этот день был свободный вечер, и я собиралась пойти с Энджи и другими девчонками из салона «Уан» в кино. Мы давно не виделись, а потому я с удовольствием предвкушала встречу. – Пожалуй, я смогу по пути к друзьям остановиться на Мейн, тысяча восемьсот… – Да, – кивнул Черчилль. Я тут же пожалела, что предложила это, черт меня дернул. – Только вряд ли он меня впустит. – Я дам тебе ключ, – сказал Черчилль. – Это не похоже на Гейджа, чтобы так прятаться ото всех. Я хочу знать, что с ним все в порядке. Чтобы добраться до лифтов в жилые квартиры в доме на Мейн, 1800, нужно сначала пересечь небольшой вестибюль с мраморными полами и бронзовой скульптурой, напоминающей согнутую грушу. В дверях стоял швейцар в черной форме с золотой отделкой, на ресепшене сидели двое дежурных. Я постаралась держаться так, словно в здании с мультимиллионными квартирами мне бывать невпервой. – У меня ключ, – сказала я, останавливаясь, чтобы показать его служащим. – Я к мистеру Тревису. – Хорошо, – сказала женщина за стойкой. – Можете подняться, мисс… – Джонс, – подсказала я. – Меня прислал отец мистера Тревиса навестить его. – Все в порядке. – Женщина указала на автоматически раздвигающиеся двери матового стекла: – Лифты там. Мне все еще казалось, будто нужно ее в чем-то убедить, и добавила: – Мистер Тревис болен уже два дня. На лице женщины отразилась искренняя озабоченность. – О, как жаль. – И я только поднимусь проверю, как он там. Я только на несколько минут. – Нет проблем, мисс Джонс. – Спасибо. – Я снова подняла ключ в руке – на всякий случай, вдруг она его не разглядела. Женщина терпеливо улыбнулась и еще раз кивком указала на лифты. Я прошла сквозь раздвигающиеся двери в лифт с деревянными панелями, полом, выложенным черно-белой плиткой, и зеркалом в бронзовой раме. Лифт взлетел наверх с невероятной скоростью. Я и глазом моргнуть не успела, как он уже остановился на восемнадцатом этаже. Узкие коридоры без окон были спланированы в виде буквы Н. Тишина нервировала. Звук моих шагов тонул в неярком шерстяном ковре, ворс которого упруго проседал под подошвами. Я двинулась по коридору направо, всматриваясь в номера на дверях, пока не отыскала квартиру под номером 18А. Я уверенно постучала. Никто не отозвался. Я постучала погромче – результат тот же. Я забеспокоилась. А вдруг Гейдж лежит без сознания? А вдруг у него лихорадка, коровье бешенство или птичий грипп? Подхватить какую-нибудь гадость мне не улыбалось. С другой стороны, я ведь пообещала Черчиллю проверить, как он. Недолгие поиски в сумке – и ключ найден. Только я вставила его в скважину, как дверь открылась. Гейдж стоял босой, в серой футболке и клетчатых фланелевых трусах. Волосы несколько дней не видели расчески. Уставившись на меня слезящимися красными глазами, он обхватил себя руками. Его трясло, как крупное животное перед забоем. – Чего вам? – Его голос напоминал шелест сухих листьев под ногами. – Меня прислал ваш отец… – Я не договорила, потому что он снова затрясся. Вопреки здравому смыслу я протянула руку и пощупала его лоб. Он горел. Одно то что Гейдж позволил мне прикоснуться к себе, говорило о том, как ему плохо. Ощутив холод моей ладони, он прикрыл глаза. – О Боже, как приятно. Может, я и мечтала увидеть своего врага поверженным, но его теперешнее плачевное состояние удовольствия мне не доставило. – Почему вы не брали трубку? Звук моего голоса, по-видимому, вернул Гейджа к действительности, и он отдернул голову назад. – Не слышал, – ответил он мрачно. – Я спал. – Черчилль весь извелся, переживая за вас. – Я снова порылась в сумке. – Сейчас позвоню ему, сообщу, что вы живы. – Сотовый в коридоре не работает. – Он развернулся и пошел обратно в квартиру, оставив дверь открытой. Я вошла за ним и закрыла дверь. Квартира была прекрасно обустроена, с гиперсовременным оснащением, светильниками отраженного света, на стене пара полотен с кругами и квадратами, одного даже моего неискушенного взгляда на которые было достаточно, чтобы догадаться об их запредельной цене. На других стенах не было ничего, кроме окон, и оттуда открывались виды на бескрайние просторы Хьюстона на фоне заходящего солнца. Оно стремительно приближалось к полосе сгущающегося цвета вдали на горизонте. Мебель была современной из ценных пород дерева с обивкой естественных тонов. И никаких лишних украшений. Помещение поражало чистотой и аккуратностью, отсутствием излишеств – нигде ни думочки или подушечки, ни намека на уют. И воздух был какой-то пластмассовый, тяжелый и спертый, как будто здесь никто не живет. Кухня, соединенная с комнатой, была оборудована стойками с серыми столешницами из кварцевого камня, черными лакированными шкафами и техникой из нержавеющей стали. И все стерильно и нетронуто. Кухня, где редко готовят. Встав у стойки, я набрала номер Черчилля. – Как он? – пролаял Черчилль в трубку. – Не очень. – Мой взгляд следовал за высокой фигурой Гейджа, который, дотащившись до геометрически совершенного дивана, рухнул на него. – У него температура, и он так ослаб, что и кошку поднять не в состоянии. – Какого черта, спрашивается, – послышался с дивана недовольный голос, – мне поднимать кошку? Я оставила вопрос без ответа, я слушала Черчилля. И потом спросила: – Ваш отец желает знать, принимаете ли вы какие-нибудь противовирусные лекарства. Гейдж отрицательно покачал головой: – Слишком поздно. Врач сказал, если их не примешь в первые сорок восемь часов, они не помогут. Я передала его слова Черчиллю, который, услышав об этом, пришел в крайнее раздражение. Раз Гейдж, сказал он, оказался таким упрямым идиотом и столько тянул, то так ему и надо, пусть пропадает. И бросил трубку. Короткое тягостное молчание. – Что он сказал? – спросил Гейдж без особого интереса. – Он сказал, что надеется на ваше скорое выздоровление, и просил вас не забывать пить побольше жидкости. – Чушь собачья. – Он перекатил голову по спинке дивана. Казалось, голова у него так отяжелела, что ее невозможно было поднять. – Вы свой долг исполнили. Можете идти. Меня такая перспектива устраивала. Был субботний вечер, меня ждали подруги, и мне не терпелось поскорее уйти из этой элегантно пустой квартиры. Но очень уж в ней было тихо. И я, направившись было к двери, поняла, что мой вечер пропал. Мысль о том, что Гейдж, больной, лежит один в темной квартире, измучила бы меня. Я развернулась и отважилась ступить в гостиную с камином со стеклянной передней панелью и немым телевизором. Гейдж продолжал лежать ничком на диване. Нельзя было не заметить, как ладно облегает его руки и грудь футболка. Его тело оказалось длинным, стройным и тренированным, как у спортсмена. Так вот, значит, что он скрывал под всеми этими темными костюмами и рубашками от Армани. Хотя мне давно следовало бы сообразить, что к физическим тренировкам Гейдж подходит также, как ко всему остальному, не требуя и не получая для себя поблажек. Даже в таком состоянии, еле живой, он был потрясающе красив, с суровыми чертами ширококостного и строгого лица, лица не мальчика, но мужа. Не жених, а сказка. Я с неохотой была вынуждена признать, что, обладай Гейдж хоть каплей обаяния, я бы решила, что он самый сексуальный мужчина из всех, кого я встречала. Он чуть приоткрыл глаза и сквозь ресницы посмотрел на меня, стоявшую над ним. Несколько черных прядей упали ему на лоб. Как же сейчас он был не похож на всегда предельно аккуратного Гейджа. Мне захотелось откинуть его волосы назад. Хотелось еще раз к нему прикоснуться. – Ну что еще? – отрывисто спросил он. – Вы приняли что-нибудь жаропонижающее? – Тайленол. – Вам кто-нибудь помогает? – А чего помогать-то? – Он закрыл глаза. – Мне ничего не нужно. Я и один справлюсь. – Один справлюсь, – с легкой насмешкой в голосе повторила я. – Признайтесь-ка, ковбой, когда вы ели в последний раз? Ответа не последовало. Он не шевелился, его серповидные ресницы тяжело лежали на бледных щеках. То ли он впал в забытье, то ли надеялся, что я окажусь дурным сном, который исчезнет, стоит ему только полежать с закрытыми глазами. Я прошла в кухню и принялась методично открывать шкаф за шкафом, находя в них дорогие напитки, модную стеклянную посуду, черные не круглые, а квадратные тарелки. Наконец в обнаруженном мной шкафу с продуктами я увидела коробку с хлопьями для завтрака «Уитиз», консервную банку с консоме из омара, бог весть сколько там пролежавшую, и несколько банок экзотических специй. Содержимое холодильника удручало не меньше. Бутылка апельсинового сока, почти пустая. И белая коробка с двумя засохшими ватрушками. Смесь молока со сливками да одинокое яйцо с коричневой скорлупой в картонном контейнере. – Ничего подходящего, – объявила я. – По дороге к вам я проезжала бакалею на углу в нескольких улицах отсюда. Сейчас съезжу куплю вам… – Мне ничего не надо, у меня все в порядке. Я все равно не могу ничего есть. Я… – Он, собравшись с силами, приподнял голову. Было ясно, что он из последних сил пытается подыскать ту магическую комбинацию слов, которая заставит меня уйти. – Спасибо вам, конечно, Либерти, но мне просто… – он снова уронил голову, – нужно поспать. – Ладно. – Я взяла сумку и остановилась в нерешительности, с тоской думая об Энджи и подругах, и о фильме, который мы собирались посмотреть. Однако Гейдж выглядел таким чертовски беспомощным – большое тело, согнувшееся на жестком диване, взъерошенные, как у маленького мальчика, волосы. Как же так вышло, что наследник такого громадного состояния, успешный бизнесмен да и просто необычайно завидный жених, заболев, оказывается всеми забытый, один в своей пятимиллионной квартире? Я знала, что у него тысяча друзей, не говоря уже о девушке. – А где Донелл? – не удержалась я. – У нее съемки для «Космо» на следующей неделе, – невнятно пробормотал он. – Она боится подхватить от меня эту заразу. – Что ж, ничего удивительного. Не знаю, что у вас такое, но, судя по всему, дело нешуточное. По его пересохшим губам пробежала тень улыбки. – Уж это точно. Можете не сомневаться. Этот намек на улыбку проник в какую-то трещину в моем сердце, сделав ее шире. Мою грудь внезапно сдавило, и я почувствовала там тепло. – Вам необходимо хоть что-то съесть, – решительно проговорила я, – хотя бы кусочек тоста. Пока не наступило трупное окоченение. – Он хотел было заговорить, но я, как строгая учительница, подняла палец. – Я вернусь через пятнадцать – двадцать минут. Его губы упрямо сжались. – Я запру дверь. – У меня ключ, забыли? Вы не сможете не впустить меня. – Я повесила сумку на плечо с небрежностью, которая, я знала, его взбесит. – А пока меня нет – как бы поделикатнее это вам сказать, Гейдж, – неплохо бы вам принять душ.   [1] Кайтмарк (торг., брит.) – знак «воздушного змея», знак качества, подтверждающий безопасность изделия в эксплуатации. [2] Знак «Гуд хаускипинг» – знак качества, присваиваемый женским журналом «Гуд хаускипинг» товарам, рекламируемым в этом журнале. [3] «Доктор Пеппер» (Dr. Pepper) – товарный знак тонизирующего газированного напитка; выпускается фирмой «Доктор Пеппер» (Dr Pepper Co.).

Оглавление