Три

В клуб мы проходим легко. В субботу вечером девушек на тусовках маловато, а у Зои шикарная фигура. При виде Зои вышибалы пускают слюни и машут нам, чтобы мы шли в начало очереди. Покачивая бедрами, Зои заходит в клуб; вышибалы провожают нас взглядом, пока мы идем через холл к гардеробу. -Приятного вам вечера, девушки! –кричат они. Денег с нас не берут. Нам все бесплатно. Сдав пальто в гардероб, мы идем в бар и заказываем две колы. Зои добавляет в бокал ром из принесенной с собой фляжки. Она поясняет, что так делают все студенты их колледжа, потому что это дешевле, чем покупать выпивку в клубе. Мне пить нельзя, и это правило я нарушать не собираюсь, потому что спиртное напоминает мне о лучевой терапии. Как то раз между процедурами я смешала напитки из папиного бара и жутко напилась, и теперь в моей памяти одно неотделимо от другого. Алкоголь и ощущения после тотального облучения всего организма. Мы прислоняемся к стойке бара и оглядываем зал. Клуб набит битком, на танцполе полно народу. Лучи света перескакивают с бюста на бюст, рыщут по задницам, по потолку. Зои заявляет: -Кстати, у меня есть презервативы. Если понадобятся –они в сумке. –Она касается моей руки. –Как ты себя чувствуешь? -Нормально. -Точно? -Да. Бурлящий субботним вечером клуб- то, чего мне и хотелось. Я взялась за список, и Зои мне помогает. Сегодня я вычеркну первый пункт-секс. И пока не выполню все десять-не умру. -Смотри-ка, -говорит Зои, -как тебе вон тот? –Она указывает на парня. Тот и вправду неплохо танцует, с закрытыми глазами, будто он один в клубе и ему не нужно ничего, кроме музыки. –Он тут каждую неделю бывает. Не представляю, как ему удается здесь накуриваться. Симпатичный, правда? -Торчок мне не нужен. Зои смотрит на меня неодобрительно: -Ты что, сдурела? -Если он под кайфом, то потом меня и не вспомнит. И алкаш мне тоже не нужен. Зои со стуком ставит бокал на стойку: -Я надеюсь, ты не намерена влюбиться? Только не говори мне, что это тоже в списке. -Нет, этого нет. -Это хорошо. Ты уж извини, что я напоминаю, но времени у тебя маловато. Ну, за дело! Она тащит меня за собой на танцпол. Мы подходим достаточно близко, чтобы Торчок нас заметил, и танцуем. Все идет прекрасно. Кажется, будто мы все- одна семья: мы двигаемся и дышим в одном темпе. Народ осматривается, приглядывается друг к другу. И этого у меня уже никто не отнимет. Субботним вечером танцевать в клубе в красном платье Зои, притягивая взгляды парня. У кого-то из девушек этого нет. Даже такой малости. Я знаю, что будет дальше: у меня была масса времени для чтения, и я помню все сюжеты. Торчок придвинется ближе, чтобы получше нас разглядеть. Зои на него и не посмотрит, а я посмотрю. Я не отведу взгляда, и, наклонившись ко мне, он спросит, как меня зовут. Я отвечу: «Тесса», и он повторит за мной – твердое «т», свистящее двойное «с», многообещающее «а». Я кивну, давай понять, что все правильно, что мне приятно слышать, как ново и нежно звучит мое имя. Парень поднимет руки ладонями вверх, словно говоря: «Сдаюсь, кто же устоит перед такой красавицей?». Я лукаво улыбнусь и опущу глаза. Это подскажет ему, что надо действовать, что я не кусаюсь, а играю по правилам. Он обнимет меня, и мы станем танцевать вдвоем; я положу голову ему на грудь, слушая, как стучит его сердце –сердце незнакомого парня. Но выходит иначе. Я забыла три вещи. Первое- что в книгах все не так, как в жизни. Еще я забыла, что на флирт у меня нет времени. А Зои это помнит. Она- третье, о чем я забыла. И Зои берет дело в свои руки. -Это моя подруга, -перекрикивая музыку, сообщает она Торчку. –Ее зовут Тесса. Она не прочь дунуть, если ты ей дашь. Он улыбается, протягивает мне косяк, рассматривает нас обеих, задержав взгляд на длинных волосах Зои. -Чистая трава, -шепчет Зои. Что бы это не было, дым густой, и от него щиплет в горле. Я захожусь в кашле, у меня кружится голова. Я передаю косяк Зои, которая делает глубокую затяжку и возвращает его парню. Теперь нас трое, мы вместе движемся в такт ударным, которые бьют нам в подошвы, отдаваясь в крови. На развешанных по стенам экранах мерцают калейдоскопические узоры. Косяк снова идет по кругу. Не знаю, сколько проходит времени. Быть может, часы. Минуты. Я знаю только, что останавливаться нельзя, вот и все. Если я буду танцевать, темные углы зала не двинуться на меня и тишина между треками не станет громче. Если я буду танцевать, то снова увижу корабли на море, поем мидий, услышу, как скрипит под ногами первый снег. Зои протягивает мне новый косяк. «Ты рада, что пошла?» -одними губами спрашивает она. Я останавливаюсь, чтобы вдохнуть, и по-дурацки застываю на месте, перестав двигаться. Мираж мгновенно рассеивается. Я бодрюсь, но на душе у меня кошки скребут. Зои, Торчок и все остальные далеки и фальшивы, как телепередача. Наверно, я уже никогда не стану одной из них. -Сейчас вернусь, -сообщаю я Зои. В тишине туалета я сижу на унитазе, уставясь на колени. Если еще чуть-чуть приподнять платье, я увижу живот. Он до сих пор в красных пятнах. И бедра тоже. Кожа сухая, как у ящерицы, сколько бы я ни мазалась кремом. На руках с внутренней стороны- следы от игл. Пописав, я вытираюсь и поправляю платье. Выйдя из кабинки, я замечаю Зои, которая ждет меня у сушилки. Я не слышала, как она вошла. Глаза ее темнее прежнего. Я медленно мою руки. Чувствую, что она смотрит на меня. -У него есть приятель, -говорит Зои. –Он симпатичнее, но, если хочешь, бери Торчка: сегодня же твой вечер. Их зовут Скотт и Джейк. Сейчас мы едем к ним. Оперевшись о край раковины, я разглядываю свое лицо в зеркале. Глаза кажутся чужими. -Джейком зовут одного из Твинисов, -замечаю я. -Слушай, -раздражается Зои, -ты собираешься заняться сексом или нет? Девушка у соседней раковины бросает на меня быстрый взгляд. Мне хочется объяснить ей, что я не такая, как она подумала. На самом деле я хорошая, и мы бы, наверно, с ней подружились. Но времени нет. Зои вытаскивает меня из туалета и волочет за собой к бару. -Вон они. Этот твой. Парень, на которого она показывает, стоит, заложив большие пальцы за ремень. Он похож на задумчивого ковбоя. Он нас не видит, и я застываю на месте. -Я не могу! -Можешь! Живи быстро, умри молодым, оставь симпатичный трупик! -Нет! У меня горит лицо. Здесь нечем дышать. Где дверь через которую мы пришли? Зои хмурится: -Ты сама меня попросила тебя заставить! И что мне теперь делать? -Ничего. Не надо тебе ничего делать. -Хватит дурить! Зои качает головой и пробирается через танцпол к выходу. Я спешу за ней и вижу, как она протягивает гардеробщику мой номерок. -Что ты делаешь? -Беру твое пальто. Потом поймаю такси, и вали себе домой. -Ты же не можешь ехать к ним одна! -Увидишь. Зои распахивает дверь и оглядывается. Очередь рассеялась, и на улице тихо; такси не видно. На тротуаре голуби клюют объедки из пакета, в каких кафе продают еду навынос. -Ладно тебе Зои. Я устала. Отвези меня домой. Ну пожалуйста. Она пожимает плечами: -Ты всегда устаешь. -Сколько можно злиться? -Сколько можно нудеть? -Я не хочу ехать к каким-то незнакомым парням. Там же может случиться все что угодно. -И хорошо. Иначе вообще ничего и никогда не случится. Внезапно заробев, я переминаюсь с ноги на ногу. -Я хочу, чтобы все прошло идеально. А если я прыгну в постель с первым попавшимся парнем, кем я буду? Шлюхой? Зои поворачивается ко мне. Ее глаза блестят. -Нет. Просто это жизнь. Ты думаешь, сесть в такси и поехать домой к папочке-это лучше? Я представляю, как ложусь в постель, дышу спертым воздухом своей комнаты, просыпаюсь утром и все по-прежнему. Зои снова улыбается. -Поехали, -говорит она. -Вычеркнешь первый пункт из своего списка. Я же знаю, тебе этого хочется. –Ее улыбка заразительна. –Соглашайся, Тесса. Давай решайся! -Хорошо. -Ура! Зои хватает меня за руку и ведет к входу в клуб. -Тогда напиши папе эсэмэску, что заночуешь у меня, и вперед.

Оглавление