Сорок четыре

Душераздирающий свет.   Папа у кровати попивает чай. Я хочу сказать ему, что он пропустит по телеку «Доброе утро», но не уверена, что это так. Я не чувствую времени. Папа ест сливочные печенья с овощным маринадом и зрелым чеддером. Как жаль, что мне ничего не хочется. Что я не чувствую вкуса и сухой хрупкости печений. Заметив мой взгляд, папа ставит тарелку и берет меня за руку. -Красавица моя, -произносит он. Я хочу его поблагодарить. Но губы не двигаются, и, кажется, папа меня не слышит. Потом я говорю: я вспоминала тот столб для нетбола, который ты сделал, когда меня приняли в школьную команду. Помнишь, ты ошибся в размерах и столб получился слишком высокий? Я так усердно тренировалась, что в школе всегда бросала мяч дальше, чем нужно, и меня выгнали из команды. Похоже, и этого папа не слышит.     Но я не сдаюсь.     Папа, ты играл со мной в лапту, хотя терпеть ее не мог и мечтал, чтобы я занялась крикетом. Ты узнал, как хранить коллекцию марок, потому что мне было это интересно. Ты часами просиживал в больницах и никогда ни разу не пожаловался. Ты гладил меня по голове, как должна была бы мама. Ты бросил ради меня работу, позабыл друзей, вычеркнул четыре года из своей жизни. Ты никогда не ныл. Ни единого разу. Ты разрешил мне общаться с Адамом. Выполнять желания из списка. Я вела себя несносно. Все время чего-то хотела, требовала. А ты ни разу не прикрикнул: «Хватит. Довольно».     Я так давно хотела тебе об этом сказать. Кэл стоит у кровати и смотрит на меня. -Привет, -произносит он. –Как ты? Я ему подмигиваю. Он садится на стул и разглядывает меня. -Ты уже не можешь говорить? Я пытаюсь возразить: конечно, могу. Что за дурацкие вопросы? Кэл вздыхает, встает и подходит к окну. -Как считаешь, мне еще рано заводить девушку? Я соглашаюсь. -У многих моих приятелей уже есть девушки. Они не то чтобы встречаются. Просто пишут друг другу эсэмэски. –Он недоверчиво качает головой. –Никогда не пойму, что такое любовь. Мне кажется, он уже это понимает. Лучше многих.     -Привет, Кэл, -здоровается Зои. -Привет, -отвечает он. -Я пришла попрощаться, -поясняет она. –В смысле, я уже попрощалась, но решила еще раз. -Почему? –недоумевает Кэл. –Ты куда-то уходишь?       Мне нравится чувствовать вес маминой руки в своей.     -Ты же знаешь, будь такое возможно, я бы поменялась с тобой местами, -признается мама и добавляет: -Как ужасно, что я не могу тебя спасти. Наверно, она думает, что я ее не слышу.     Мама говорит: -Я могла бы написать рассказ в журнал, где публикуют истории из жизни, о том, как нелегко мне было от тебя уйти. Не думай, что это было просто. В двенадцать лет я нашла на карте Шотландию, увидела, что за проливом лежат Оркнейские острова, и поняла, что там есть лодки, которые увезут ее еще дальше.    

Оглавление