Среда. Кемпбелл

Она не выступит против ходатайства. Моя первая шальная мысль: несмотря на показания Джулии, еще не все потеряно. Второй же была мысль о том, что Джулию, так же как и меня, терзают сомнения по поводу этой ситуации и того, как поступили с Анной. Только сейчас она на виду и чувства ее очевидны. Именно в этот момент Судья вцепился зубами в мое пальто, но я не хотел просить сделать перерыв, пока Джулия не закончит. – Мисс Романо, – спросил Десальво, – что вы порекомендуете суду? – Я не знаю, – тихо ответила она. – Простите. Это первый раз, когда, выполняя обязанности опекуна-представителя, я не могу дать совет, который считала бы приемлемым. С одной стороны, есть Брайан и Сара Фитцджеральды, которые только и делали, что принимали решения на протяжении жизни обеих дочерей, руководствуясь любовью к ним. С этой точки зрения их решения уже не могут казаться неправильными – даже если они больше не являются оптимальными. Она повернулась к Анне, и я почувствовал, как та выпрямилась рядом со мной, стала более уверенной. – С другой стороны, есть Анна, которая хочет постоять за себя. Даже если из-за этого потеряет свою любимую сестру. – Джулия покачала головой. – Это Соломонов выбор, Ваша честь, хотя вы не просите меня разрубить пополам младенца. Но вы просите меня разрубить семью. Почувствовав, что меня дергают уже за другой рукав, я шлепнул Судью, но потом сообразил, что на этот раз меня отвлекала Анна. – Хорошо, – прошептала она. Судья Десальво разрешил Джулии сесть на свое место. – Что хорошо? – прошептал я в ответ. – Хорошо, я выступлю, – сказала она. Я недоверчиво посмотрел на нее. Судья уже подвывал и тыкался носом мне в ногу, но я не мог рисковать и просить о перерыве. Анна может передумать в любую секунду. – Ты уверена? Но она мне не ответила. Она встала, привлекая к себе внимание всех присутствующих. – Судья Десальво, – Анна набрала полные легкие воздуха, – я хочу кое-что сказать.

Оглавление